Пробелы в налоговом обязательстве Республики Казахстан

При принятии ныне действующего Налогового кодекса Республики Казахстан Министерство государственных доходов Республики Казахстан инициировало широкое общественное обсуждение его проекта, в ходе которого возникали острые дискуссии по самым различным вопросам между чиновниками, предпринимателями, учеными-правоведами и другими представителями широкой общественности. Не обошлось без полемики и при обсуждении использования в проекте Налогового кодекса Республики Казахстан такого термина, как «налоговое обязательство». Данный термин являлся фундаментальным понятием, на котором основывается действующий Налоговый кодекс Республики Казахстан. И так, «налоговым обязательством признается обязательство налогоплательщика перед государством, возникающее в соответствии с налоговым законодательством Республики Казахстан, в силу которого налогоплательщик обязан встать на регистрационный учет в налоговом органе, определять объекты налогообложения и (или) объекты, связанные с налогообложением, исчислять налоги и другие обязательные платежи в бюджет, составлять налоговые формы, представлять налоговые формы, за исключением налоговых регистров, в налоговый орган в установленные сроки и уплачивать налоги и другие обязательные платежи в бюджет».[1.ст.26].

На сегодняшний день существует два кардинально противоположных подхода к понятию налогового обязательства: одни считают его использование или вовсе неприемлемым, или не несущим в себе какой-либо необходимости [2], другие обосновывают его допустимость и даже полезность [3]. Например, представитель школы российского налогового права С. Пепеляев считает, что налоговые и гражданские отношения имеют экономическую общность, так как налоговое право, как и гражданское, регулирует отношения, связанные с распределением благ. Поэтому налоговое законодательство заимствует цивилистический технико-юридический инструментарий. Это, по его мнению, необходимо для создания четкой и стройной системы налогообложения, отвечающей потребностям современного общества.[3]. И в этом я не могу с ним не согласиться. Я считаю введение термина «налоговое обязательство» решает в определенной степени и политическую задачу; введение государства в правовое поле, превращение его в субъект права.

Теперь я хотела бы рассмотреть пробелы в Налоговом кодексе, под которым я понимаю любое несоответствие нормы Налогового кодекса либо самой себе, либо  другим положениям Налогового кодекса, либо положениям других нормативных правовых актов, которые в данном конкретном случае имеют приоритет перед указанной нормой Налогового кодекса.

Ну, во-первых, в соответствии с п. 5 ст. 31 НК РК налоговое обязательство налогоплательщика считается исполненным:

- при безналичной форме исполнения – со дня получения акцепта платежного поручения на сумму налогов и других обязательных платежей от банка или организации, осуществляющей отдельные виды банковских операций;

- при наличной форме исполнения – с момента внесения налогоплательщиком указанных сумм в банк или уполномоченный орган.

Ошибка заключается в том, что наряду с банками не указаны организации, осуществляющие отдельные виды банковских операций (при наличной форме исполнения налогового обязательства). На самом деле никакого различия в юридических последствиях исполнения налогового обязательства в банк или организацию, осуществляющую отдельные виды банковских операций, нет и быть не должно.

В Республике Казахстан в качестве способов осуществления платежей равным образом признаётся как использование наличных денег, так и безналичные платежи. Причём они не различаются по юридическому режиму. Безусловно, определённые различия в юридическом режиме всё же есть (например, ограничение на сумму платежей в наличной форме между юридическими лицами), однако в рассматриваемом нами контексте различий нет. Все указанные операции могут осуществлять как банки, так и организации, осуществляющие отдельные виды банковских операций.[4]

Во-вторых: в соответствии с п.2 ст.566 индивидуальный предприниматель, частный нотариус, частный судебный исполнитель, адвокат обязан представить налоговое заявление о изменении  регистрационных данных в налоговый орган по месту нахождения не позднее десяти рабочих дней со дня изменения:

1) регистрационных данных, указанных в свидетельстве о государственной регистрации индивидуального предпринимателя;

2) места нахождения;

Пробел заключается в том, что не учитываются сроки изготовления ( исполнения) документов в соответствующих органах, что приводит к ущемлению прав налогоплательщика.

К примеру: при замене   удостоверения личности  дата выдачи  15.01.2011г.,получено на руки   с учетом  процедур регистрации  управления юстиции   23.03.2011г, о чем не производится соответствующая запись, соответственно ИП  в нарушении  вышеуказанной статьи за несвоевременность исполнения налогового обязательства  привлекается к административной ответственности согласно п.2-1 ст. 205 КоАП, где   нарушение  установленного законодательными актами Республики

Казахстан   срока   подачи   налогового   заявления    об    изменении регистрационных данных влечет штраф в размере пяти месячных расчетных показателей.

Тем самым несоответствие нормы Налогового кодекса либо самой себе, либо  другим положениям Налогового кодекса, либо положениям других нормативных правовых актов,  в данном конкретном случае КоАП, подтверждают  приоритет перед указанной нормой Налогового кодекса.

Государственные субъекты имеют приоритет перед негосударственными.

По моему мнению, данная ошибка относится к числу наиболее принципиальных. Суть  её заключается в том, что, несмотря на п. 1 ст. 6 Конституции РК, гласящий: «В Республике Казахстан признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность»[5], НК РК фактически наделяет государственные учреждения налоговыми преимуществами перед негосударственными учреждениями. А также,  Конституционный совет разъяснил, что: «Смысл конституционного требования о равной защите государственной и частной собственности заключается также в том, что государственный и частный собственник в конкретных правоотношениях, разрешенных и допускаемых для них законодательством, будут подчиняться одному и тому же правовому режиму как в публичной (налоги и пр.), так и в частной (договорные взаимоотношения и т.п.) сферах».[6]. Так о каком же подчинении одному и тому же правовому режиму в налоговой сфере может идти речь, когда, например, от корпоративного налога государственные учреждения освобождены, а негосударственные – нет? Если мы смотрим в корень проблемы, то ясно, что предоставление государственным учреждениям значительных налоговых преимуществ нарушает конституционный принцип равенства частной и государственной собственности. К слову, нам представляется, что стратегически это влияет и на эффективность, и на конкурентоспособность государственных предприятий (причём не в лучшую сторону). На текущий момент очевидно предоставление налогового преимущества по признаку принадлежности права собственности. Наиболее очевидным возражением против нашего обоснования может служить, например, то, что от налога на имущество и ряда других налогов помимо государственных учреждений освобождены также и другие субъекты, в том числе обладающие имуществом на праве частной собственности. Однако во всех указанных случаях критерием для освобождения того или иного субъекта была не форма собственности, а другие критерии, которые, в отличие от формы собственности, не противоречат законодательству (например, критерий социальной защищённости).

О неправильном понимании института правопреемства.

Согласно общей теории права правопреемство – это переход прав и обязанностей от одного лица к другому. Соответственно, правопреемником признаётся лицо, к которому перешли права и обязанности. При этом Гражданский кодекс Республики Казахстан терминологически содержит лишь указание на универсальное правопреемство; однако римское частное право знало ещё один его вид – сингулярное правопреемство, когда переходят либо права, либо обязанности. Фактически, как мы полагаем, ГК РК допускает сингулярное правопреемство, или, если сказать точнее, не запрещает его. Вместе с тем ГК РК [7, ст. 46] слишком узко понимает институт правопреемства при реорганизации юридического лица – правопреемником считается непосредственно то юридическое лицо (лица), которое образовалось в результате реорганизации. Однако институт правопреемства шире. Рассмотрим пример. В соответствии с п. 1 ст. 46 ГК РК при реорганизации в форме слияния юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом. Однако это не всегда так. Кажущаяся императивность нормы обманчива; ничто не запрещает субъектам конкретных правоотношений, например, перевести долг одного из указанных юридических лиц стороннему субъекту в соответствии с гражданско-правовой сделкой (конечно, при соблюдении определённых условий).

В ряде случаев НК РК пользуется терминологией гражданского законодательства; вероятно, в связи с неглубоким знанием природы гражданско-правовых институтов возникают некоторые ошибки. Например, п. 1 ст. 35 НК РК говорит о том, что исполнение налогового обязательства реорганизованного юридического лица возлагается на его правопреемника (правопреемников).[1]. Да, это общее правило. Но не всегда это так; возможны исключения. Например, случай возложения исполнения налогового обязательства на другое лицо (не правопреемника). Как уже было отмечено выше, это не запрещено ГК РК: при реорганизации юридического лица правопреемнику передаются права, а обязанности по договору могут быть переданы другому лицу.

Об увязке налогового периода с отдельными налогами.

Согласно ст. 30 НК РК: «Под налоговым периодом понимается период времени, установленный применительно к отдельным налогам и другим обязательным платежам согласно Особенной части настоящего Кодекса, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налогов и других обязательных платежей, подлежащих уплате в бюджет».[1]

Опять же НК РК содержит общее правило, но не говорит о возможных исключениях; в действительности же иногда налоговый период устанавливается применительно к отдельным субъектам. Например, крестьянские хозяйства платят индивидуальный подоходный налог в срок, установленный для уплаты единого земельного налога [п. 2 ст. 383 НК РК].

Считаю, что НК РК необходимо привести в соответствие с Конституцией в данном вопросе; в частности, необходимо частные учреждения освободить от налогов, от которых освобождены государственные, либо возложить на последние обязанность по уплате указанных налогов, внеся соответствующие поправки в Конституцию и другие нормативные правовые акты. К слову, субъекты с государственной формой собственности имеют и другие налоговые преимущества. В силу ряда причин невозможно построить непротиворечивую правовую систему. Однако данная аксиома не должна останавливать нас на пути её совершенствования. Среди причин невозможности построения непротиворечивой системы права можно выделить причины объективного характера (например, постоянное развитие общественных отношений) и причины субъективного характера (например, несовершенство юридической техники). Можно констатировать, что Республика Казахстан довольно быстро и адекватно реагирует на изменения общественных отношений: мы первыми в СНГ приняли ряд законов в области финансов; наша банковская система приближена к самым высоким мировым стандартам; мы первыми на постсоветском пространстве приняли антикоррупционное законодательство и т.д. Вместе с тем субъективная сторона (в том числе внутренняя непротиворечивость нормативных правовых актов, юридическая техника) оставляет желать лучшего.

 

Список литературы: 

     1. О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)     (с изменениями и дополнениями по состоянию на 30.12.2009 г.)

     2.  Демин А. В. Налоговое право России: учебное пособие / А. В. Демин. - Красноярск: РУМЦ ЮО, 2006. С. 177; Гражданское право. Т. 1. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - 6 изд. - М.: ТК Велби, 2002. С. 572-573.

     3. Налоговое право / Под ред. С. Г. Пепеляева. - М.: ФБК-Пресс, 2000. С. 138-140; Петрова Г. В. Общая теория налогового права / Г. В. Петрова. - М.: ФБК-Пресс, 2004. С. 80; Запольский С. В. Дискуссионные вопросы теории финансового права: монография / С. В. Запольский. - М.: РАП, Эксмо, 2008. - С. 126.

     4. Закон РК от 31 августа 1995 года № 2444 «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан».

     5. Конституция Республики Казахстан принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, с изменениями и дополнениями от 21.05.2007 г.

     6. постановление от 3 ноября 1999 года № 19/2 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 6 и подпунктов 1) и 2) пункта 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан».

     7. Кодекс Республики Казахстан от 27.12.1994 года «Гражданский кодекс Республики Казахстан».

Фамилия автора: Таймасова М.О.
Год: 2011
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика