К вопросу о международно-правовом механизме охраны самобытности этнических меньшинств и защите от насильственной (принудительной) ассимиляции

 Актуальность вопроса защиты прав меньшинств обусловлена своей повсеместностью: с вопросом меньшинств сталкиваются почти все государства мира [1].

На сегодняшний день существует значительное количество международно-правовых документов, в которых затрагивается правовой статус этнических меньшинств, наиболее важным из которых мы считаем Международный пакт о гражданских и политических правах. В организации объединенных наций признают этот документ «наиболее общепризнанным и обязательным с юридической точки зрения положением по меньшинствам» [1].

Ст. 27 этого международно-правового акта содержит норму о том, что государства-члены Пакта не могут отказать проживающим на их территориях меньшинствам в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком. защищают права меньшинств на пользование своей культурой [2]. Несмотря на краткость формулировки, данное положение Пакта является важным гарантом обеспечения правовой защиты этнических меньшинств.

Важную роль в применении и толковании этой нормы играют решения Комитета по правам человека, носящие характер прецедентов [3].

Следует также коснуться такого важного акта, как Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций. Этот договор считается единственным договором Организации Объединенных Наций, полностью посвященным особым правам меньшинств, этническим, религиозным и языковым меньшинствам [1].

Кроме того, практикой международного права выработано значительное число документов регионального и универсального характера, так или иначе затрагивающих вопрос особого правового статуса этнических меньшинств. Это такие документы, как Европейская конвенция об охране прав человека и основных свобод, Европейская социальная хартия и Рамочная конвенция о национальных меньшинствах Совета Европы, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ, Американская конвенция о правах человека Организации американских государств и Африканская хартия прав человека и народов Организация африканского единства.

Наличие такого числа международных договоров, на наш взгляд, говорит о том, что права этнических меньшинств являются актуальным вопросом современного международного права, которому уделяется значительное внимание со стороны международного сообщества. Данного мнения также придерживается сама ООН. Так, международными организациями отмечается, что «в последние годы отмечается рост интереса к проблемам меньшинств, что объясняется крайне резким усилением этнической, расовой или религиозной напряженности, угрожающей экономической, социальной и политической стабильности государств, а также их территориальной целостности» [1]. Обращается внимание на то, что вопрос этнических меньшинств во всем мире воспринимается как достаточно конфликтогенный. Тем не менее, мы убеждены, что ни в коем случае нельзя считать, что причиной возникновения ситуаций напряженности с этническими меньшинствами является сам факт существования в тех или иных странах меньшинств. Напряженность, на наш взгляд, в межэтнических отношениях возникает при условии институционального либо систематического нарушения прав представителей миноритетных этнических групп.

Следовательно, важной целью правового регулирования статуса этнических меньшинств является механизм защиты их членов от дискриминации. Под дискриминацией в международном праве понимается «означающее любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, которое основано на признаках расы, цвета кожи... языка, религии… национального или социального происхождения... рождения или иного обстоятельства и которое имеет целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления всеми лицами, на равных началах, всех прав и свобод [5]».

В уже упомянутой декларации ООН содержится важный принцип «охраны государствами их [меньшинств] существования и их национальной или этнической, культурной, религиозной и языковой самобытности [4]»

Международное право гарантирует лицам, принадлежащим к меньшинствам, «право на национальную, этническую, религиозную или языковую самобытность или самобытность по совокупности этих признаков и право на сохранение особенностей, которые они хотели бы» [1].

Обратим внимание на то, что сохранение самобытности, то есть защита от принудительной ассимиляции, является одним из важнейших аспектов защиты прав этнических меньшинств [1], [4]. Следует оговориться и отметить, что следует отличать процесс принудительной ассимиляции от добровольной, когда индивид самостоятельно принимает решение об отделении от общины. В некоторых странах подобные решения являются юридически значимыми и приводят к поражению в особых миноритетных правах

Ряд международных прецедентов [6] [7] рождает вопрос о том, что не всегда государственное и индивидуальное измерения в вопросе этнических меньшинств совпадают. 

Так, в деле «Лавлейс против Канады» лицо, которое, согласно действующему национальному праву, в результате вступления в брак перестало причисляться к меньшинству, добивалось того, чтобы быть считаться членом общины. В данном случае, по нашему мнению, затрагивается вопрос насильственной ассимиляции: государство отказывало лицу индейского происхождения в праве принадлежать к своей этнической группе на основе закона.

В своем решении Комитет утвердил важность духовной, культурой связи лица с общиной, а также недопустимости лишения лица права принадлежать к соответствующему этническому меньшинству. Это закрепляет международно-правовые гарантии защиты меньшинств от насильственного интегрирования с большинством [6].

В этом случае государство (Канада) создало правовые инструменты в области регулирования статуса этнических меньшинств, то есть существо дела было не в непризнании меньшинства как такого, а в отнесенности лица к нему. С другой стороны, существуют случаи, когда государство не признает наличие у себя того или иного этнического меньшинства (в помощью, например, разделения меньшинств на «коренные» и «некоренные», либо непризнания существования меньшинств в целом). В данном случае важным является нормы, согласно которой статус меньшинств не зависит от официального признания меньшинства тем или иным государством  [1].

Во втором случае суд подтвердил, что лицо причисляет или не причисляет себя (и своих потомков) к определенной этнической группе не только пожеланием, но и своими действиями. Так, заявитель мог избежать возникновения ситуации, когда его дети были лишены права причисляться к еврейскому народу, но не сделал это в свое время, что повлекло за собой негативные последствия.

Таким образом, международное право на современном этапе своего развития защищает право этнических меньшинств на самобытность и защиту от принудительной ассимиляции со стороны большинства или других этнических групп. Но, в то же время, ничто не воспрещает членам общины самостоятельно и добровольно покидать свою этническую группу.

Как отметил Президент Республики Казахстан, Лидер Нации Н.А. Назарбаев, «состояние межэтнического общения внутри государств влияет на международное общение, стабильность и безопасность на глобальном уровне» [8]. Соблюдение прав человека внутри государства как участника всемирного сообщества общепризнано как поле международного права [9], что обуславливает необходимость дальнейшего совершенствования механизма защиты прав этнических меньшинств в международном праве.

 

Литература 

1.  Права человека: изложение фактов №18 (Rev.1).

2.  Международный пакт по гражданским и политическим правам от 16 декабря 1966 г.

3.  Р. Xански, М. Шейнин: Институт прав человека//Университет Або Академи (Турку), 2004.

4.  Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам от 18 декабря 1992 года.

5.  Принятое Комитетом по правам человека ООН замечание общего порядка по вопросу о недискриминации в контексте Международного пакта о гражданских и политических правах, документ Организации Объединенных Наций HRI/GEN/1/Rev.2 от 29 марта 1996 года.

6.  Сообщение Комитета ООН по правам человека № 24/1977 «Сандра Лавлейс против Канады».

7.  Дело № 58/68, рассмотренное Верховным судом Израиля.

8.  Речь Президента Республики Казахстан, Лидера Нации Н.А. Назарбаева на открытии Саммита ОБСЕ в Астане 1 декабря 2010 г.

9.  Консультативное заключение Международного Суда ООН от 19 июля 1950 г.: «Дело о толковании мирного договора с Болгарией, Венгрией и Румынией».

Фамилия автора: Кыпшакбаев Р.
Год: 2011
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика