Образовательные услуги как один из объектов гражданских прав

В данной статье будет  дана попытка осветить некоторые теоретические исследования авторов на проблему раскрытия содержания термина «образовательная услуга».

Для того, чтобы человек получил образование, он должен стать участником определенного общественного отношения.

Общественные отношения, складывающиеся в области образования, имеют различную природу, отличаются разнообразием и «..имеют отраслевую специфику, определяющую предмет правового регулирования образовательного права» [1].

Так, Петров Г.И. утверждает, что отношения в области образования являются административно-правовыми.[i] Новоселов В.И. отстаивает противоположную точку зрения: нормы права об образовании не являются административно-правовыми в их собственном смысле [2]. Существует точка зрения, что эти отношения носят комплексный характер [3].

«Образовательные отношения понимаются как самостоятельный вид общественных и правовых отношений, которые устанавливаются между обучающимися, образовательными учреждениями и педагогическими работниками в процессе  получения обучающимися общего или профессионального образования не ниже уровня, предусмотренного образовательной программой и подтверждаемого документом о соответствующем образовании и/ или квалификации».[ii]

Среди множества отношений в области образования значительное место занимают гражданские правоотношения. В гражданском праве услуги, наряду с вещами, работами, объективированными результатами творческой интеллектуальной деятельности, рассматриваются в качестве объекта гражданских прав (статья 115 Гражданского кодекса Республики Казахстан). Всем услугам присущ один общий признак - результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения и составляющих вместе с ним единое целое. Поэтому, как верно отмечает Садиков О.Н., при оказании услуги «продается» не сам результат, а действия, к нему приведшие.[iii] Без обращения к гражданско-правовым нормам невозможно создать организации образования, оформить имущественные права организации, обеспечить осуществление образовательной деятельности.

Образовательная деятельность выражается в форме предоставления образовательных услуг. В отличие от исполнителей иных услуг, исполнитель образовательных услуг не может гарантировать достижение высокого результата своей деятельности, поскольку он зависит не только от него, но и от самого обучающегося, его способностей, внимательности, старания и трудолюбия [4].

В теоретических исследованиях, посвященных раскрытию дефиниции «образовательная услуга», высказано много различных суждений.

Большинство авторов, исследующих вопрос о сущности образовательных услуг,  придерживаются точки зрения, что под последней следует понимать деятельность по передаче знаний, умений, формированию навыков. В частности, Куров С.В. характеризует ее как «организованную, целенаправленную, устойчивую деятельность (действия), осуществляемую одним или несколькими субъектами (преподавателем, педагогом или коллективом педагогов) посредством коммуникативных средств (личного, непосредственного взаимодействия с другим субъектом – обучающимся) по передаче знаний, формированию умений, навыков, оказанию воздействий, формирующих личность человека, гражданина путем организации и управления его учебной деятельности (действий)» [4].

Некоторые авторы в понятие образовательной услуги включают в качестве элемента дизъюнкции компонент воспитания. Так, Белозеров А.В. определяет образовательные услуги как «услуги по обучению и воспитанию, то есть действия по передаче обучающемуся информации, направленные на усвоение ее обучающимся в виде знаний, навыков и умений». [iv]

По мнению профессора Сырых В.М., «образовательные услуги не ставят своей целью освоение всей образовательной программы и не завершаются итоговой аттестацией и выдачей документа о соответствующем образовании и (или) квалификации» [5].

Шкарлупина Г.В., одна из сторонников применения образовательных услуг  только к отношениям, возникающим на платной основе, предлагает следующую трактовку: «Это гражданско-правовые отношения, основанные на частном возмездном договоре между физическими лицами, заключаемым между лицом, имеющим должный уровень образования, практических навыков, имеющим сертификацию и прошедшего лицензирование для данного вида деятельности по поводу  услуг по обучению в виде целого комплекса целенаправленно создаваемых и предлагаемых гражданам возможностей с одной стороны, и, с другой стороны физического лица, желающего приобретения определенных зна­ний, навыков и умений, для удовлетворения тех или иных образовательных потреб­ностей для себя или в пользу третьего лица (ученика).» [6].

Наряду с этими диаметрально противоположными взглядами было предложено рассматривать образовательную услугу как деятельность по реализации образовательной программы.

Кроме того, существует также позиция, согласно которой понятие «образовательная услуга» неправомерно распространять на все уровни образования, а только к образовательным программам дополнительного образования.

Из вышесказанного следует, что среди специалистов сферы образования и юристов не сложилось единого мнения относительно раскрытия содержания  понятия «образовательная услуга» и обоснования необходимости его нормативного закрепления.

Теперь от теоретического подхода исследуемого термина перейдем к рассмотрению с позиции законодателя.

Закон РК «Об образовании» (далее – Закон) устанавливает, что государственное регулирование в области образования направлено на обеспечение высокого качества образовательных услуг, предоставляемых организациями образования. При этом, право на ведение образовательной деятельности возникает у организаций образования с момента получения лицензии на  реализацию одной или нескольких образовательных учебных программ и (или) обеспечения содержания и воспитания обучающихся, воспитанников. В соответствии с позицией законодателя общие требования к содержанию образования адаптируются применительно к специфике соответствующего уровня образования. Так, общеобразовательные программы направлены на решение задач формирования общей культуры личности, адаптации личности к жизни в обществе, на создание основы для осознанного выбора и освоения профессии, специальности. Профессиональные программы направлены на подготовку специалистов технического, обслуживающего и управленческого труда по направлениям профессиональной деятельности в отраслях экономики, последовательное повышение профессионального и общеобразовательного уровня личности.

Следовательно, оказание образовательные услуги невозможно без предоставления права на образовательную деятельность. В зависимости от того какие именно образовательные учебные  программы будут реализовываться организацией образования, соответственно можно говорить и о содержании образовательной услуги вне зависимости от источника финансирования, т.е. за счет бюджетных средств или на платной основе.

В отношении спора о включении в определение «образовательная услуга» как компонента обучения, так и компонента воспитания, можно привести следующие доводы. С одной стороны, процесс оказания образовательных услуг осуществляется через реализацию образовательных учебных программ соответствующего уровня образования. Назначением образовательных программ является не только процесс обучения, но и процесс воспитания. С другой стороны, следует уделить внимание обучению, которое осуществляется посредством дистанционных образовательных технологий при опосредствованном (на расстоянии) или не полностью опосредствованном взаимодействии обучающегося и педагогического работника. Полагаю возможным предположить, что  в данном случае компонент воспитания исключается. Также, используя понятие «образовательная деятельность», предусмотренное подпунктом 11) статьи 1 Закона, можно прийти к следующему выводу. В силу Закона образовательная деятельность направлена на решение задач обучения, развития и воспитания личности. Из этого следует, что оказываемые организациями образования образовательные услуги включают в себя процесс обучения и воспитания, как единый процесс.    

Анализ системного прочтения, во взаимосвязи всех элементов, Закона РК «Об образовании» позволяет сделать вывод, что введение понятия образовательной услуги не является необходимым и определяющим в правовом регулировании сферы образования.

Исключение из языка законодательства об образовании термина «образовательная услуга» обоснованно и с позиции согласования с международными правовыми актами в сфере образования, не раскрывающими содержание рассматриваемого определения. В частности, Международная стандартная классификация образования ЮНЕСКО использует данное понятие с позиции  «организации или лица, обеспечивающее предоставление образовательных услуг», но не раскрывает содержание. Важно также иметь в виду, что казахстанское законодательство об образовании совершенствуется в контексте развития мирового образовательного процесса, активно осуществляется его интеграция в европейское образовательное пространство на основе положений Болонской декларации. Но здесь необходимо искать баланс национальных интересов и интересов других стран, идти по пути включения в отечественное законодательство эффективных решений, сохраняя собственный опыт.

Резюмируя проведенный анализ образовательных услуг, в частности как разновидности объектов гражданских прав,  представляется возможным предложить следующую дефиницию: «Образовательная услуга – это совершаемая на безвозмездных и/или возмездных началах правомерная деятельность организации образования либо индивидуальная педагогическая деятельность по обучению и/или воспитанию, состоящая в передаче знаний, умений, навыков, направленная на формирование и развитие личности, и требующая его активное участие в качестве обучающегося или воспитанника». Следовательно, приходим к выводу, что такой термин как «образовательная услуга» служит основой для дальнейших научных разработок. Ведь раскрытие содержания дефиниции «образовательная услуга» позволит участникам образовательного процесса не только правильно определять предмет договора об оказании образовательных услуг, но и устанавливать такие права и обязанности, основания изменения и расторжения договора, ответственность сторон, которые будут служить действенным механизмом при реализации и защите конституционного права на образование.

 

Список литературы:

  1. Князева А.Г. Правоотношения в сфере общего образования: субъекты, объект и содержание//Образование и общество. - 2009. - № 3. - C. 105
  2. Петров А.В. Административная правосубъектность граждан// Правоведение. – 1975. – № 1. – С. 25.
  3. Новоселов В.И. Правовое положение граждан в советском государственном управлении. – Саратов, 1976. – С. 33.
  4. Сапаргалиев, Г.С. Отношения по обучению и воспитанию граждан – предмет правового регулирования // Советское государство и право. – 1977. – № 8. – С. 128;
  5. Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права. – М., 2002. – С. 54.
  6. Ягофаров Д.А.Образовательное нормотворчество и образовательные правоотношения в механизме правового регулирования в сфере образования (теоретико-правовой аспект) // Право и образование. – 2006. – № 4. – С. 123.
Фамилия автора: Досмурзинова Ботагоз Кусаиновна
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика