Международная банковская деятельность

В современном мире интеграционные процессы имеет тенденцию к углублению и расширению. В этих условиях актуализируются вопросы сотрудничества и развития мировой торговли и экономики, международных экономических отношений и международной банковской деятельности.

 Зарождение банковской деятельности имеет свою интересную историю. Так, к примеру, честь основания банков обыкновенно приписывают итальянским менялам 10 века; но их заслуга состоит лишь в том, что, вновь возродившееся, банковское дело не заглохло как прежде, а, напротив, постепенно развилось и распространилось сперва в Англии, а потом и по всему цивилизованному миру. На самом деле банки, под другими названиями, существовали почти у всех древнейших народов и зарождались почти одновременно с переходом от меновой торговли к денежному обращению. Существуют сведения о древнейших банках финикян, карфагенян и египтян, но они настолько отрывочны, что по ним нельзя составить полного понятия об их организации. Более подробные сведения имеются о Вавилонском банке, существовавшем в 13 в. до Рождества Христова. По-видимому, этот банк производил почти те же операции, как и нынешние банки, и даже производил выпуск банковских билетов, под названием гуду, принимавшихся в платежи наравне со звонкою монетою. В 4 в. до Рождества Христова появляются греческие банкиры, обменивающие деньги, принимающие вклады и дающие ссуды под залог разного имущества. Особенно были распространены операции ссуд под корабли и товары, отправляющиеся в дальнее плавание, принимались также в залог драгоценные вещи, рабы, дома, имения и т. д.

Жрецы не давали сильно развиваться деятельности трапезидов (так назывались греческие банкиры), так как сами охотно эксплуатировали храмовые сокровища и отдавали их в ссуду, сравнительно за небольшие проценты тогда как банкиры брали от 12 до 36 %. Эта разница в процентах объясняется тем, что трапезиды сами должны были платить за получаемые капиталы, тогда как жрецы за деньги не платили и имели их  в изобилии, так как храмы сами по себе были очень богаты, кроме того, неприкосновенность церковных денег побуждала капиталистов отдавать на сохранение свои деньги в храмы, особенно на время продолжительных отлучек.

В Риме еще в 4 веке до Рождества Христова встречаются менсарии и аргентарии, которые исполняли все функции банкиров и, кроме того, брали на себя поручения по производству публичных торгов. При раскопках Помпеи удалось установить, что эта последняя операция велась в весьма широких размерах, по крайней мере в доме помпейского банкира Цицилия Иукунда найдено весьма значительное количество квитанций по произведенным торгам.

Любопытно отметить, что древние евреи не имели никаких банковых учреждений и стали заниматься банковской деятельностью только с появлением талмуда, разъяснявшего, что, упомянутые в Пятикнижии Моисея, запрещения процентных сделок имеют силу лишь в отношении еврея к еврею, но что иноверцы, «гои» под это запрещение не подходят.

Итальянские банкиры 10 в. так же как и банкиры предшествующих веков, были лишь экспертами денег и менялами. 10 в. был расцветом торговли Итальянской республики, на ее рынках появлялись купцы с товарами и деньгами почти всего, известного тогда, мира и таким образом на итальянских рынках сосредоточивались разнообразные монеты, весьма различные как по внешнему виду, так и по внутреннему достоинству. В то время монеты чеканились не только государствами, но и городами и даже частными лицами, причем каждый придерживался особой монетной системы.  Кроме того техника чеканки монет была далеко несовершенна, производилась не всегда добросовестно, вследствие чего не внушала доверия и монета стоила дешевле нарицательной цены: при обращении монеты случайно  или умышленно стирались, отчего становились еще дешевле. Вследствие этих причин, при мало-мальски значительной сделке необходимо было прибегать к помощи специалиста монет, какими явились менялы – кампсоры. Кампсоры выносили на торжище столы, по-итальянски «banco», покрытые зеленым сукном, и, с весами и оселком в руках, производили оценку предложенных монет. Позднее они утратили свое первоначальное название кампсор и получили прозвище «Bancheri», как производное от banco (стол, прилавок), и с этим названием перешли потом в другие страны.

На пространстве СНГ в России первые правительственные банки были открыты в 1754 году для дворян в Петербурге и Москве при сенате и сенатской конторе, и для купечества в Петербургском порте при коммерц-коллегии, чтобы оградить нуждающихся в кредите от лихоимства ростовщиков. В изданном по этому поводу указе Императрицы Елизаветы между прочим сказано: «Иные есть такие бессовестные грабители, что по прошествии срока и малых дней положенного заклада, хотя бы и деньги приносились, не отдают». Впрочем, еще раньше этого времени, а именно в 1733 году, Императрица Анна Иоанновна обратила внимание на высокие проценты, существовавшие в то время в России и доходившие до 20, «чего во всем свете не водится», и разрешила выдавать ссуды из 8% из монетной конторы под залог серебра и золота.[1, 5]

Для уяснения понятия международной банковской деятельности необходимо раскрыть, составляющие данных понятий «международная» и «банковская деятельность». Термин «международная», употребляемый в данном контексте, означает, что банковская деятельность включает «иностранный элемент», т.е. выходит за рамки регулирования одного государства и либо осуществляется на территории двух и более государств в той или иной форме (например, оказание трансграничных банковских услуг, открытие иностранного банка), либо выступает как результат взаимодействия публичных субъектов международного права (например, создание международной валютной системы, формирование международной валютно-финансовой организации – МБРР, ЕБРР и.т.д.).

Понятие «банковская деятельность» можно толковать в узком и широком смысле. В узком смысле банковская деятельность представляет собой совокупность банковских операций, которые есть не что иное, как форма реализации функций банков. В широком смысле банковская деятельность включает не только комплекс банковских операций, но и порядок организации и функционирования банков, т.е. «отношения по поводу функционирования банковской системы, возникновения и развития ее элементов»[2, 36]. Следует отметить, что независимо от узкого или широкого толкования термина «банковская деятельность» ее ключевым звеном будет выступать понятие банк. 

Теперь опираясь на теорию права, согласно которой предметом регулирования со стороны права всегда выступают общественные отношения, возникающие по поводу какого-либо объекта, попытаемся дать определение международной банковской деятельности, это банковские правоотношения, объектом которых является банковская деятельность, «осложненная иностранным элементом».

Отметим, что банковские правоотношения неоднородны по своему характеру. Ими могут быть, как уже отмечалось, внутригосударственные отношения, включающие иностранный элемент в том или ином виде (например, создание международной платежной системы), так и истинно межгосударственные отношения властного характера (например, создание международной универсальной валютной системы в рамках Международного валютного фонда). Такая неоднородность банковских правоотношений определяется прежде всего спецификой участвующих в них субъектов. Субъекты международного банковского права имеют различную юридическую природу, т.е. являются субъектами как международного права (государства, международные межправительственные организации), так и национального права (юридические и физические лица). Один тот же субъект может стать участником и международно-правовых, и национально-правовых отношений. В частности, государство, являясь членом международной валютно-финансовой организации (например, МБРР), имеет право получать от нее кредиты для достижения взаимосогласованных целей. В этом случае отношения между МБРР и государством-членом неизбежно принимают межгосударственную форму. В то же время если это государство заключит соглашение о предоставлении займа с синдикатом банков, то такие правоотношения будут носить гражданско-правовой характер и будут регулироваться соответствующим национальным правом.

 Вместе с тем, следует особо подчеркнуть, что банковские правоотношения между государствами и ММПО как субъектами публично-правовой природы неизбежно принимают межгосударственную форму. Кредит, полученный государством от МБРР или МВФ, и кредит, полученный тем же государством от Лондонского клуба (банковского синдиката), будучи банковской операцией с тождественным содержанием по своей сути, неизбежно принимает различную форму: в первом случае – форму межгосударственных банковских правоотношений международного характера, во втором – форму внутригосударственных (национальных) банковских правоотношений, «осложненных иностранным элементом».

Таким образом, один и тот же субъект международного банковского права выступает в качестве стороны банковских правоотношений, которые могут принимать различную форму – как межгосударственную, так и национальную. Форма банковских правоотношений определяется их конкретным субъектным составом, а не предметом или объектом.

Международный характер банковских правоотношений, являющихся предметом международного банковского права, обуславливает возможность применения двух основных методов регулирования в теории международного частного права: материально-правового и коллизионно-правового методов регулирования. Последний заключается в том, что для регулирования частно-правовых отношений с иностранным элементом сначала решается вопрос о том, право какой страны должно быть к ним применимо. Это возможно лишь с помощью коллизионной нормы, которая содержит определенный критерий выбора национально-правовой системы в зависимости от связи конкретного отношения с правом того или иного государства. Материально-правовой метод исключает постановку коллизионного вопроса о выборе какого-либо национального права, поскольку существо правоотношения регулируется специально созданными материально-правовыми нормами, унифицированными в международных договорах, либо материально-правовыми нормами прямого действия, содержащимися в национальном праве[3, 14-31].

Вместе с тем, применение материально-правового метода регулирования международных банковских правоотношений является более прогрессивным, чем применение коллизионно-правового метода, так как первый предполагает более высокий и качественно иной уровень регулирования, в основе которого лежит прежде всего процесс унификации правовых норм, происходящих главным образом на многосторонней основе. Результатом процесса унификации выступает особая группа правовых норм, носящих единообразный характер и с одинаковым успехом применяющихся на территории разных государств.   

  Например, в соответствии с пунктом 1 статьи 1107 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее – ГК РК), право собственности и другие вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится, если иное не предусмотрено законодательными актами Республики Казахстан.  

Пунктом 1 статьи 1111 ГК РК, закреплено, что к защите права собственности и иных вещных прав применяется по выбору заявителя право страны, где имущество находится, или право страны суда.

Таким образом, на основании вышеизложенного, правовой статус имущества, находящегося за рубежом, определяется иностранным правом, соответственно и внесудебная реализация заложенного имущества, находящегося за рубежом, должна осуществляться в соответствии с иностранным правом. В связи с чем, пункт 27 Правил классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них, утвержденных постановлением Правления Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций от 25.12.2006г. №296, в соответствии с которым товары и имущество, находящееся (зарегистрированное) за пределами Республики Казахстан, не являются обеспечением обязательств не противоречит нормам ГК РК и Закона о банках, и выступает защитной мерой банков второго уровня, поскольку порядок реализации заложенного имущества и правовой статус имущества, находящегося за рубежом, банкам, находящимся на территории Республики Казахстан, не известен.

Однако, если бы в данном случае процесс реализации заложенных товаров и имущества, находящихся (зарегистрированных) за пределами Республики Казахстан, был бы урегулирован материально-правовыми нормами, унифицированными в международных договорах, то товары и имущество, находящиеся (зарегистрированные) за пределами Республики Казахстан могли бы выступать в качестве обеспечения обязательств (как и товары и имущество, находящиеся (зарегистрированные) на территории Республики Казахстан) на общих основаниях. Это в своё время, скорее всего, увеличило бы процесс кредитования и количество международных банковских операций.

Еще одним примером в отношении международного правового урегулирования организации и функционирования банков является проблема такого контроля. Заключается она в том, что пришедший в национальную экономику филиал транснационального (международного) банка может развернуть масштабную банковскую деятельность и долгое время выглядеть вполне финансово здоровым, вовлекая в сферу своей активности все большее количество резидентов принимающей страны. Однако филиал транснационального (международного) банка  - это «верхушка айсберга», его жизнеспособность зависит не столько от выполнения нормативов национального банковского законодательства в данной стране, сколько от жизнеспособности всей транснациональной банковской структуры (филиальной сети данного банка), большая часть которой находится за пределами страны.

Полномочия же национальных органов регулирования и контроля банковской деятельности в стране, разместившей филиал транснационального (международного) банка, ограничены национальными границами. По этой причине возникает необходимость сформулировать, во-первых, единообразные требования к международной банковской деятельности в разных странах и, во-вторых, договориться о принципах действенного надзора за деятельностью всей сети транснациональных (международных) банков и устранить фрагментарность странового контроля за его международными операциями и деятельностью.

Таким образом, на определенном этапе развития банковские правоотношения, объектом которых является банковская деятельность на финансовых рынках, выходят за рамки одного государства. Это объясняется в первую очередь интеграцией и интернационализацией экономических отношений, глобализацией мирохозяйственных связей, возникновением и экспансией международных финансовых институтов, имеющих межгосударственную природу. Как только банковские правоотношения перерастают рамки одного государства и в них появляется «иностранный элемент», так сразу же появляется настоятельная необходимость в специальном регуляторе таких правоотношений, именно материально-правовой метод регулирования международного частного права к международным банковским правоотношениям является наиболее прогрессивным, так как предполагает более высокий и качественно иной уровень регулирования, в основе которого лежит прежде всего процесс унификации правовых норм, происходящих главным образом на многосторонней основе.

 

Список литературы:

  1. Батюшков Д. Д. Банки. Их историческое значение, операции, историческое развитие и счетоводство. М., 1998г., С. 123.
  2. Сапожников Н. В. «Банковское право» в отраслевом законодательстве// Государство и право. 1996 №9. С.113.
  3. Ерпылева Н. Ю. «Международное банковское право» М., 2004., С. 478. Изд. «Дело».
  4. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть)
  5. Правила классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них, утвержденные постановлением Правления Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций от 25.12.2006г. №296, ИС «Параграф»
Фамилия автора: Какимов Н.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика