Некоторые аспекты обманной деятельности при совершении мошенничества

«Дальнейшее совершенствование уголовного права связано с повышением качества законов – закон, ограничивающий конституционные права и свободы, должен соответствовать требованиям юридической точности и предсказуемости последствий, то есть его нормы должны быть сформулированы с достаточной степенью четкости и основаны на понятных критериях, позволяющих со всей определенностью отличать правомерное поведение от противоправного, исключая возможность произвольной интерпретации положений закона»[1]. Несмотря на постоянную работу законодателя в направлении преобразования отечественного уголовного законодательства, которое бы четко, понятно и определенно дифференцировало запрещенные уголовным законодательством деяния, процесс социально – экономического и общественно – политического развития страны диктует необходимость их постоянного совершенствования.  Так развитие банковской сферы, сферы страхования, информационных технологий определили необходимость их уголовно – правового регулирования. В результате чего, в науке уголовного права, сформировались понятия «страхового мошенничества», «мошенничества в финансово – кредитной сфере», «экономического мошенничества» и др. «Совершаемые преступления отличаются гибкой адаптацией преступников к новым формам и методам предпринимательской деятельности, маскировкой под заключение и осуществление законных гражданско-правовых сделок, оперативным реагированием на специфику и конъюнктуру рынка, использованием технических новаций в хозяйственной деятельности»[2]. Учитывая, что экономическое мошенничество является более емким понятием по своему объему, а так же тот факт, что объемы ущерба при его совершении  в значительной степени превышают объемы ущерба его общеуголовной разновидности, хотелось бы уделить внимание некоторым из его аспектов.   Пстановлена в соотвтчто у гр – едитной еобходимость уголовно - правового уголовного законодательстваи Казахстан, либо не сообще  

Действующий уголовный кодекс Республики Казахстан, вступивший в действие с 1 января 1998 года не дает разъяснения понятию обмана, однако в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 11 июля 2003 года № 8 указывается, что обман при мошенничестве может выражаться в умышленном ложном утверждении о заведомо несуществующих фактах, либо в сокрытии фактов, которые по обстоятельствам дела должны были быть сообщены владельцу либо собственнику имущества. Обман может быть как устным, так и письменным, а использование при хищении поддельных документов, является одной из форм обмана. При этом обман является конструктивным признаком объективной стороны рассматриваемого состава преступления. По мнению О. Белокурова и В. Адреева: «Обман следует определять как доведение до заблуждения  или сохранение уже имеющегося у него заблуждения (состояния обманутости) адресата путем а) дезинформации – полного или частичного искажения информации (активный обман), б) полного или частичного умолчания об истиной информации (пассивный обман)»[3]. По мнению Беляк О.С. под обманом в мошенничестве следует понимать «искажение истины или умолчание о ней, приведшие к введению потерпевшего в заблуждение, ставшее необходимой предпосылкой причинения ущерба собственнику, иному законному владельцу имущества»[4].

В свою очередь обман в мошенничестве, как понятие имеет свою форму и содержание. Так Белугин Р.Б. под формой мошеннического обмана понимает «форму, которую виновный избирает для суждения о существенном для потерпевшего обстоятельстве» [5]. Содержание обмана составляют «разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего либо факты сообщение которых могло бы удержать потерпевшего от передачи имущества» [6]. По своей форме мошеннический обман соответствует обману в традиционном его понимании, однако его содержание, является свойством, определяющим его уголовно – правовое значение, переводя его как явление из разряда социально бытового и морально – этического в уголовно – наказуемое.    

При заключении сделок гражданско - правового характера по поводу имущества стороны в устной или письменной форме отражают данные личности сторон, либо лиц их представляющих, отражают взаимные права и обязанности и иные обстоятельства. Анализ диспозиции состава мошенничества позволяет сделать вывод о том, что обман при мошенничестве предшествует самому факту хищения, а потерпевший передает имущество виновному, будучи под воздействием обмана, находясь в заблуждении относительно отдельных обстоятельств, искажение которых повлекло за собой факт добровольной передачи имущества потерпевшего виновному, тогда как в случае, восприятия объективно существующей картины происходящих событий, потерпевший не совершил бы действий по добровольной передаче принадлежащего ему, либо находящемуся в его владении имущества. Однако самому факту передачи имущества предшествует ряд событий, которые побуждают собственника либо владельца имущества передать имущество иному лицу.

Поскольку сам по себе обман, не связанный с причинением ущерба охраняемым законом правам и интересам, может быть и является аморальным, однако по действующему законодательству Республики Казахстан, состава преступления не образует. Стало быть, можно выделить «дозволенный» и запрещенный уголовным законом обман. А значит и не любой обман, который предшествовал факту добровольной передачи имущества является мошенничеством. Таким образом, перед нами встает вопрос о том, какова грань дозволенности обманной деятельности, и какова должна быть относимость обмана к обстоятельствам, послужившим основанием для передачи имущества виновному, а так же каков объем  обстоятельств, подлежащих к сообщению, до или непосредственно в ходе передачи имущества, сообщение которых могло бы удержать собственника или владельца имущества от его передачи. Решение указанных вопросов в контексте экономического мошенничества, прежде всего позволило бы  в определенной степени расширить зачастую достаточно тонкую грань соприкоснования между мошенничеством и гражданско – правовыми отношениями, обеспечить более точное, правильное и единообразное применением норм уголовного законодательства об ответственности за мошенничество.  

Каждое лицо, исходя из своих нравственных, психологических, интеллектуальных особенностей по-своему воспринимает и соотносит между собой определенные обстоятельства, в частности важность, либо несущественность при заключении сделки, либо передаче – получении имущества. Каким образом и с какой позиции (виновного или потерпевшего) необходимо расценивать относимость обманной деятельности и соответственно расценивать важность и необходимость подлежащих к сообщению фактов и обстоятельств при передаче имущества. Так например с заявлением в ДБЭКП по г. Алматы  обратился гр. А, в котором указал, что при заключении договора с гр. Б., на оказание услуг и соглашение о дальнейшем совместном сотрудничестве на основании которых гр-ну Б было перечислено 4 000 000 тенге. При этом гр–н Б, являясь подрядчиком непосредственно перед заключением договора сообщил о том, что имеет коммерческие взаимоотношения с одним из крупных металлургических предприятий, которое в свою очередь отношения к заключенным договору и соглашению не имеет (поскольку договор и соглашение касались деятельности в аграрного сектора). Однако гр. А в своем заявлении указывает, что тот факт, что ему была представлена копия договора между гр- ом Б и указанной выше крупной металлургической компанией, ввел его в заблуждение относительно деловой репутации гр. Б, его финансовых возможностях и перспективах развития и что в том случае, если бы копия указанного договора не была бы предъявлена и не было бы сообщено о том, что у гр–на Б имеются деловые контакты с указанным выше крупным предприятием, то гр–н А не стал бы заключать с ним договор и не перечислял бы денежные средства в сумме 4 000 000 тенге на счет его предприятия. Если в расчет брать позицию потерпевшего, то круг обстоятельств, сообщение о которых по его мнению могло бы удержать его от совершения передачи имущества виновному может быть значительно шире, чем перечень обстоятельств, указанных во время заключения договора, а так же тех обстоятельств, обсуждение которых производится на стадии предшествующей его заключению. В то время, как является вполне логичным не упоминание об отдельных негативных обстоятельствах со стороны лица, которое рассматриваемое имущество предполагает получить и в конце – концов каким образом и по какому признаку «получающий» имущество должен определять существенность и значение обстоятельств для «передающего» имущество. Перечень обстоятельств, подлежащих сообщению при заключении сделок, должен быть универсальным и объективным, находиться вне зависимости от особенностей какой – то конкретной личности. Ни одно из вышеперечисленных определений обмана, в том числе и законодательное, ответа на данный вопрос не дает.

Анализируя указанную выше ситуацию, возможно предположить наличие двух подходов к оценке степени относимости обманных действий к факту передачи потерпевшим имущества виновному.

  1. Прямая связь – когда обман относится к данным о личности виновного, финансовому положению, его намерениям, обстоятельствам. А именно в случаях заключения договоров, виновный умышленно искажает истинное состояние содержащихся в договоре данных, либо заключает сделку заведомо без намерения и возможности ее выполнения. 
  2.  Косвенная связь – субъект, которому передается имущество, достоверно отражает в договоре данные, которые касаются его стороны, однако искажает известные ему данные об иных обстоятельствах, не имеющих прямого отношения к заключаемой сделке, не могущих повлиять на возможность исполнения сторонами своих обязательств в пределах заключенного договора.

Представляется правильным, что только при наличии прямой связи и наступления в ее результате установленного уголовным законом ущерба, возможна квалификация обмана как «мошеннического».

Использование пассивного обмана в определенной степени пересекается с указанной выше проблематикой, в части объема информации и обстоятельств, подлежащих сообщению, однако Нормативное Постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 11.07.2003 года, регламентирует пассивный обман, как «...сокрытие фактов, которые по обстоятельствам дела должны были быть сообщены владельцу либо собственнику имущества».  Определение указанных фактов и обязательность их сообщения, как и многие признаки является относительным, что в очередной раз создает возможность существования двоякого восприятия нормы, как со стороны правоприменителей, так и со стороны участников ГПО.      

Так по нашему мнению мошенничество с используемым при его совершении пассивным обманом может быть криминальным только в тех случаях, когда на виновном лежала ранее установленная письменным соглашением, договором или иным нормативно – правовым актом обязанность о сообщении тех или иных обстоятельств, а так же в случаях, если виновный не сообщил об обстоятельствах (при ГПО) изначальной невозможности ее заключения в соответствии с действующим законодательством. (Например в случае реализации имущества, находящегося в залоге). 

Таким образом полагаем, что необходимо в нормативном Постановлении Верховного суда от 11.07.2003 года «О судебной практике по делам о хищениях»  Республики Казахстан закрепить перечень обстоятельств, обман относительно которых может рассматриваться как мошеннический, а именно обстоятельства, характеризующие личность сторон, заключающих сделку, финансовое состояние, намерения и обязательства в части предметов заключаемых сделок. Определить, что под пассивным обманом в мошенничестве понимается несообщение сведений, которые лицо  обязано  сообщить в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан, либо несообщение виновным о достоверно известных ему обстоятельствах, наличие которых препятствовало заключению сделки между сторонами.

    

Список литературы:

1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на 2010 – 2020 годы, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858

2.Хилюта В.В. Криминалистические проблемы банковской преступности // Материалы международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов». - М.: Изд-во МГУ, 2000. - Выпуск 5. - С. 331-332.

3.Белокуров О., Андреев В. «Уголовно – правовая оценка обманной деятельности» уголовное право №5,2005, с.4

4. Беляк О.С.  «Ответственность за мошенничество по уголовному праву России», автореф. на соискание ученой степени к.ю. н. Москва 2006 г., с. 8

5. Белугин  Р.Б. «Способы совершения мошенничества» Мир закона №8 2009 г., с.15

6. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/под ред. Здравомыслова. – М.:Юрист. 

Фамилия автора: Собко О.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика