Свобода слова и печати – важный компонент внутренней политики Казахстана

Cвободная пресса, радио, телевидение, Интернет являются опорой гражданского общества, к построению которого стремится Республика Казахстан. То есть свобода средств массовой информации является не самоцелью, а средством формирования демократического государственного устройства. В этой связи оказание содействия свободе печати и электронных СМИ означает содействие укреплению гражданских прав и свобод. Именно поэтому поддержка средств массовой информации, которая осуществляется, к примеру, во Франции, является важным компонентом внутренней политики любого демократического государства. В Казахстане уже приняты поправки к Конституции РК, которые предусматривают финансирование политических партий. А это означает, что власть стремится поддерживать политический плюрализм, что вытекает из провозглашенной в Основном Законе страны стратегической линии на построение демократической республики. Думается, недалек и тот день, когда законодательно будут поддерживаться и масс-медиа, потому что именно они формируют информационный и, соответственно, политический плюрализм. Общепризнанно, что свободные СМИ могут выражать мнения всех слоев гражданского общества и обеспечивать ситуацию, при которой правительства представляют интересы свободных граждан, а граждане могут держать свое правительство под контролем.

В аналитических докладах Фонда “Әділ сөз”, которые ежегодно подготавливаются при поддержке Института Открытого Общества, Центра ОБСЕ в Астане и американского Агентства по демократическому развитию (ЮСАИД), общественно-политический контекст развития  ситуации со свободой слова в Казахстане оценивается как весьма противоречивый. Данная оценка основывается на выводах, сделанных в ходе анализа ситуационных событий, связанных с политическими шагами власти и журналистской деятельностью. Так, 2006 год характеризовался значительным ухудшением законодательства о СМИ. В течение года дважды по различным причинам был отклонен либеральный законопроект “О средствах массовой информации”, разработанный коалицией журналистских  НПО. В том же году началась работа над проектом закона “Об издательской деятельности”, предусматривавшем лицензирование типографий, что вызвало активный протест со стороны местных и международных НПО и представителя ОБСЕ. Но уже в 2007 году публичная правительственная политика в отношении СМИ изменилась – в нижнюю палату Парламента был внесен в третий раз и, наконец, принят в работу либеральный законопроект “О средствах массовой информации”.  В первой половине года был отозван из Парламента реакционный законопроект “Об издательской деятельности” и приостановлена работа над документом, регламентирующим деятельность казахстанского сегмента сети Интернет.

В компетенцию МВД не входят гражданские споры об унижении чести, достоинства и деловой репутации. К тому же законопроект вместо полной декриминализации содержал всего лишь положение об изъятии из статей Уголовного кодекса по делам о клевете и оскорблении упоминания о публикации в СМИ. Такой же имитацией либеральных изменений являлось предложение отменить регистрацию для электронных СМИ, так как на самом деле для радио и телевидения главную  трудность представляет получение частоты и победа в конкурсе на право вещания. Проблемы же с учетной регистрацией возникают только у печатных СМИ. Также предлагалось возложить на журналистов гражданскую ответственность за распространение не только недостоверных, но также и достоверных порочащих сведений, затрагивающих частную жизнь.

В ходе затяжных дискуссий между Парламентом, Министерством информации и культуры, МВД и журналистским сообществом этот законопроект с якобы либеральными поправками вызвал резко отрицательную оценку со стороны казахстанских и международных неправительственных организаций. Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харашти обратился к министру иностранных дел со специальным письмом, содержащим просьбу об отзыве данного законопроекта напомнив, что законы, предоставляющие чиновникам  дополнительную защиту от словесных оскорблений, “противоречат современной демократической практике”. Он также призвал Казахстан полностью передать рассмотрение дел о защите чести, достоинства, деловой репутации, неприкосновенности частной жизни в сферу гражданского правосудия [142].

Такую же отрицательную оценку со стороны ОБСЕ получил и проект закона “об издательской деятельности”. Так, в ходе дискуссии на шестом медиа-форуме М.Харашти отметил, что “наложение на типографии требований лицензирования противоречит международным стандартам и сравнимо с выдачей лицензии на использование чернил и бумаги” [1]. В ответ на столь аргументированную критику министр культуры и информации РК Е.Ертысбаев сообщил, что считает возможным отозвать из Парламента данный законопроект: “Поскольку мы находимся в диалоговом режиме с ОБСЕ, пытаемся строить партнерские отношения и проявляем добрую волю, идем навстречу по многим вопросам” [2]. На наш взгляд, разъяснения казахстанского министра по этому поводу прозвучали весьма симптоматично в контексте взаимоотношений политики и СМИ на фоне политической модернизации республики.

Надо отметить, что реальное состояние свободы слова и права на доступ к информации в стране характеризуют идентичные позиции ОБСЕ оценки и ряда других ведущих международных правозащитных организаций. Так, Европейская правозащитная организация “ARTICLE 19” тоже выразила свою обеспокоенность совместимостью законопроекта “Об издательской деятельности” с международными стандартами свободы слова, считая, что он будет скорее создавать препятствия,  чем содействовать соблюдению права на свободу выражения и получения информации. В докладе организации о проекте закона, в частности, говорится: “Недавно подписав международный пакт о гражданских и политических правах, Казахстан принял на себя обязательство “…принять такие законы или другие меры, необходимые для того, чтобы проводить в жизнь право на свободу слова”. Между тем,  ни схема лицензирования, ни большинство ограничений на издательскую деятельность, предложенных в законопроекте, не преодолевают этот порог.

В результате противостояния СМИ и властных органов  были высказаны предположения о заведомо выстроенной властями схеме принятия псевдодемократических поправок в Закон РК “О средствах массовой информации”. В сложившейся ситуации, исходя из контекста предлагаемых изменений и дополнений, напрашивался вывод о том, что власть на самом деле имитирует стремление к демократизации информационного законодательства. Действительно, в 2006 году было отложено на год решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2009 году и назначена новая дата – 2010 год. В соответствии со сложившимся политическим раскладом удовлетворение амбициозной заявки требовало в 2007 году практических шагов по демократизации законодательства о СМИ и либерализации условий деятельности журналистов и  масс-медиа. Но после того как 30 ноября 2007 года в Мадриде было решено, что Казахстан возглавит ОБСЕ в 2010 году, в январе 2008 года Правительство РК дало отрицательное заключение на лежащий в Парламенте законопроект “О средствах массовой информации”, после чего он был отозван. Одновременно с этим, как заявил министр культуры и информации Е.Ертысбаев, возобновилась работа над законопроектом о государственном регулировании Интернета.  С другой стороны власть в связи с обострением внутриклановой борьбы  и ухудшением экономической ситуации вследствие  надвигавшегося кризиса мировой экономики стремилась к обузданию СМИ, что и привело к появлению законопроекта с псевдодемократическими поправками.

В контексте проблематики состояния свободы слова, конституционного обеспечения прав и свобод граждан в нашей республике стоит обратить внимание на следующий аспект. Как известно, еще в 1992 году Казахстан стал членом ОБСЕ. Это означает, что страна приняла на себя все обязательства по соблюдению законности и приверженности демократическим принципам. Но в ноябре 2000 года на заседании палаты представителей ОБСЕ был принят документ под названием “Выражение озабоченности по поводу серьезных нарушений прав человека и основных свобод в большинстве государств Центральной Азии”. В нем указывалось на то, что “…поскольку центральноазиатские государства, будучи участниками ОБСЕ, обязались строить, консолидировать и укреплять демократию как единственную систему правления, они обязаны проводить свободные выборы, уважать права граждан избираться и быть избранными без дискриминации и иметь равный доступ к средствам массовой информации. Независимые СМИ Казахстана, которые раньше были относительно свободными, подвергаются давлению или ликвидируются, лишая тем самым желающих выражать независимые или оппозиционные взгляды. Таким образом, ограничиваются возможности прессы критиковать или комментировать коррупцию в высших эшелонах власти. Конгресс призывает лидеров центральноазиатских государств создать условия для работы независимых и оппозиционных средств массовой информации без ограничений, давления, притеснения, отменить уголовные законы, приговаривающие журналистов к тюремному заключению по обвинению в клевете на государственных и официальных лиц. А также обеспечить партиям равный доступ к государственным средствам массовой информации” [3].  Такой была тогдашняя оценка со стороны ОБСЕ  ситуации со свободой слова и печати в Казахстане и соседних с ним суверенных постсоветских государствах центральноазиатского региона. Прошло десять лет со времени принятия этого документа, и Казахстан в качестве “коллективного выдвиженца” государств СНГ, первым из них получил почетное право на председательство в ОБСЕ в 2010 году. Данный факт говорит о признании этой авторитетной международной организацией стремления нашей республики следовать провозглашенной приверженности ценностям ОБСЕ.  В своем выступлении на министерской встрече ОБСЕ-ЕС в январе 2010 года действующий председатель ОБСЕ, государственный секретарь – министр иностранных дел РК К.Саудабаев вновь подтвердил признание Казахстаном важности значения человеческого измерения в деятельности ОБСЕ. Так, он отметил, что “…мы демонстрируем твердую приверженность этому процессу, прежде всего, в собственной стране. Дальнейшие шаги Казахстана в области демократизации будут в полной мере корреспондироваться с целями и задачами, которые мы поставили перед собой в рамках председательства” [4].

Однако анализ современного состояния свободы слова и СМИ в республике показывает, что журналистика, в частности, независимые и оппозиционные масс-медиа в республике все еще продолжают испытывать экономическое и политическое давление со стороны государства и его представителей из числа политической элиты. Этим объясняется имеющая место критика деятельности казахстанских властей со стороны международных правозащитных организаций, которые считают, что в Казахстане одна из трех “корзинОБСЕ, обозначаемая как “человеческое измерение”, все еще не имеет своего полного воплощения применительно к  стандартам ОБСЕ. Сегодня журналисты и СМИ продолжают испытывать на себе экономический и политический прессинг, который выражается в закрытии газет, уголовном преследовании главных редакторов и рядовых сотрудников печатных изданий, многомиллионных судебных исках со стороны чиновников, депутатов и представителей приближенных к власти кланов по обвинению СМИ в клевете, нанесении морального ущерба и урона деловой репутации истцов. Поводы к таким действиям в отношении печатных изданий  и используемые методы сведения с ними счетов те же, что в 1994-2004 годы, которые были самыми сложными в истории развития современной отечественной журналистики. Так, депутат и партийный функционер Р.Мадинов в 2009 году предъявил иск на 300 миллионов тенге к оппозиционной газете “Тасжарган”, что после судебных передряг привело к закрытию издания. Это, видимо, и было конечной целью судебного преследования газеты по причине ее оппозиционности. А главный редактор  газеты “Алма-Ата ИНФО” Р.Есергепов уже второй год находится в заключении по приговору суда, усмотревшего разглашение секретных документов путем опубликования материалов служебной переписки одного из областных департаментов КНБ с Администрацией президента страны. Однако, по мнению журналистских и правозащитных организаций,  обвинения по делу журналиста носят весьма спорный характер, а столь резкий “наезд” на главного редактора  связан с аффилированностью издания с одной из незарегистрированных политических партий [5].

 

Литература

1 Представители ОБСЕ по вопросам СМИ считают// "Панорама" .- 2006.-  21 июля.

2 Ермухамет Ертысбаев министр культуры и информации: "…Я привык называть вещи своими именами"// газета "Время".- 2006.- 6 июля.

3 Ситуация со СМИ в современном Казахстане.- Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе.- Вена, 2002.

4 Шиманский М. Казахстан представил программу председательства в ОБСЕ. Интервью с госекретарем, министром иностранных РК Саудабаевым К.// Казапхстанская правда .-  2010.- 15 января.

5 Масс-медиа в Казахстане: Законы.Конфликты. Правонарушения. Итоги 2009 года. Фонд "Адил соз".- Алматы, 2010.

Фамилия автора: Адильбеков С.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика