Роль СМИ в формировании региональной идентичности Центральной Азии

Обеспечение национальной безопасности относится к числу важнейших функций современного государства. Относительно недавно вопрос национальной безопасности решался усилиями отдельного государства, его институтами и ресурсами. Однако в эпоху глобализации, когда угрозы и вызовы национальной безопасности приобрели глобальный характер, отдельное государство, как правило, не способно справиться с ними. Для обеспечения собственной безопасности государства вступают в кооперацию с другими государствами и альянсами государств. Наиболее распространенным способом подобной кооперации в современном мире является интеграция на региональной основе с целью обеспечения региональной, а вместе с ней и национальной, безопасности.

Современный мир разделен на регионы, которые включают в себя государства, разделяющие общие цивилизационные, культурные, географические, политические, религиозные и иные традиции и символы. Значение этих факторов возросло после окончания холодной войны, когда на место идеологического противостояния двух глобальных блоков пришло культурно-цивилизационное и иные формы противостояния различных регионов мира.

Эффективность региональной системы безопасности, как показывает практика международных отношений, определяется во многом региональной идентичностью. Это связано с тем, что в основе регионального принципа современного мира лежит не идеологическая, а культурная общность государств региона. Значение региональной идентичности для региональной системы безопасности определяется многими факторами, влияющими на институциональные, организационные, политические и иные компоненты функционирования региональной безопасности.

Общая идентичность позволяет странам региона вступить в переговоры друг с другом с целью кооперации усилий по обеспечению региональной безопасности. Но прежде чем вступить в переговоры, общая идентичность помогает государствам и народам понять, что представляет собой их регион, в частности, какие государства входят в регион, а какие в него не входят. На этой основе региональные субъекты определяют состав участников системы своей безопасности.

Для эффективности региональной системы безопасности ее участникам необходимо общее понимание ее угроз и вызовов, общее понимание способов их снятия и разрешения. Это предполагает также общее восприятие союзников стран региона, дружественных государств и организаций. Вместе с тем региональная система безопасности невозможна без общего осознания недружественных для региона государств, альянсов и блоков.

Объектом нашего научного интереса является идентичность региональная. К примеру российский исследователь Федотова Н.Н. рассматривает идентичность в условиях глобализации, которая является сильнейшим испытанием для национальной и культурной идентичности, основным средством преодоления которого выступает диалог и преемственность культур. Однако диалог и преемственность культур сильно затруднены в случае кризиса идентичности или ее быстрых изменений, а также усиливающегося фактора плюрального восприятия своей идентичности. Многие общества, народы и индивиды испытывают кризис идентичности, и идентичность в ходе глобализации меняется. Так, идентичность – некоторая устойчивость индивидуальных, социокультурных, национальных или цивилизационных факторов, их самотождественность. Исходные уровни идентичности связаны с национальной культурой. Идентичность в глобализирующемся мире становится основным дискурсом как науки, так и повседневной жизни [1].

На наш взгляд, эти рассуждения вполне можно применить к региональной идентичности. Идентичность региональная – осознание себя группой стран и/или исторических провинций как определенной исторической и/или текущей общности. Например: постсоветские страны. Региональная и национальная идентичности могут быть взаимодополняемыми в силу сложности и множественности политических идентичностей. В то же время они способны и противопоставляться друг дру­гу, в силу чего региональная идентичность при определенных услови­ях перерастает в национальную.

В политической науке под идентичностью понимаются «специфические культурные, лингвистические и прочие особенности, которые признаются различными группами характерными для себя, отличают их от других групп и связывают между собой в такой мере, чтобы обеспечить солидарность». К политологическим определениям идентичности можно отнести и следующее: «Идентичность, – не только постоянно меняющийся набор социальных представлений и мифов, но и результат борьбы между различными элитами, государственными образованиями или местными администрациями, старающимися как можно лучше «продать» свои культурные маркеры, получить контроль над теми из них, которые уже приобрели популярность» [2].

Хотя понятие региональной идентичности в литературе социогуманитарного характера разработано недостаточно хорошо, некоторые эксперты осознают важность идентичности в построении региона. Так, например, по мнению российского ученого А.А. Казанцева, участие любого государства в некой региональной институциональной структуре может рассматриваться на трех уровнях: на уровне институциональной сферы региона, на уровне акторов, взаимодействующих в рамках этой сферы, и на уровне структуры самих акторов, в том числе их идентичности. Для государств первый уровень соответствует международным договорам и нормам, действующим в регионе (формальные правила), а также принципам и интерпретации, включая общепринятые представления об истории и культуре региона (неформальные правила). Второй уровень охватывает всех акторов, с которыми государству приходится взаимодействовать в данной институциональной сфере: другие государства, региональные надгосударственные организации, НГО, крупные корпорации, различные сетевые структуры (например, террористические сети) и т.д. Третий уровень – это тот способ, с помощью которого государство вписывается в институциональную структуру региона (в частности, его идентичность как государства указанного региона с соответствующей историей и культурой) [3]. Следовательно, с точки зрения автора, региональная идентичность может рассматриваться как: а) уровень структуры региональных акторов; б) способ «вписывания» государства в регион.

С. Хантингтон предложил использовать цивилизационный подход к определению региональной идентичности и безопасности. Это предполагает использование категории «цивилизация», позволяющей адекватно отражать возрастающую роль социокультурных факторов в современном общественном развитии. Идентичность цивилизационная – отождествление себя с той или иной современной мировой цивилизацией. Применяется главным образом в отношении нации, государства, региона, регионального сообщества. С. Хантингтон делит весь мир на несколько цивилизаций: западно-европейскую, православную, исламскую, конфуцианскую, индусскую, японскую и т.д. Он полагает, что с разрушением биполярной системы, где две супер–державы и две идеологии противостояли друг другу, резко обострились культурные и цивилизационные противоречия в системе международных отношений. На самом деле, государства третьего мира начали развивать свою экономику и добились больших успехов, поднимая уровень жизни, а также бюджет военных расходов. Во всем мире произошел всплеск национального самосознания, который не обошел и арабские и тюркские страны. По этой причине ученый говорит о тысячелетнем противостоянии ислама и христианства. Произошел всемирный кризис идентичности, при котором государства уже не принадлежали ни к одному из блоков: капитализма и коммунизма. Люди принялись искать ответа на вопрос: кто мы? Ответом была принадлежность к той или иной цивилизации [4]. Действительно, на сегодняшний день многие региональные образования строятся, в первую очередь, на цивилизационной основе: ЕС на базе европейской культуры и христианства, НАФТА на основе североамериканской общности и протестантизма, МЕРКОСУР и Андский пакт на основе латиноамериканской общности и католицизма, ЛАГ на основе арабской цивилизации. И эффективность их деятельности не в последнюю очередь определяется принадлежностью к той или иной цивилизации. Мы не согласны с мнением американского ученого С. Хантингтона о том, что конфликты между культурами и цивилизациями неотвратимы, но поддерживаем его утверждение о том, что культура может и должна быть объединяющим фактором в интеграции регионов и Центральной Азии. В частности, это подтверждается позицией авторитетных исследователей о том, что «доктрины национальной безопасности не могут ограничиваться набором военно-политических и военных факторов, а обязаны включать цивилизационный подход, учитывающий культурно - генетический код» [5].

В формировании региональной идентичности огромную роль играют средства массовой информации, поскольку работают на создание так называемого «воображаемого сообщества» по Б.Андерсону.  Региональные идентичности, подобно национальным, ос­нованы, по выражению Б. Андерсона, на идее «воображаемых сообществ». В соответствии с концепцией Б.Андерсона, со времени упадка религии и появления печатного слова, стало возможным и необходимым появление так называемого «воображаемого сообщества», через которое может быть пробуждено чувство бессмертия, с чем анонимные личности могут себя идентифицировать. Посредством печатного слова люди, не знакомые друг с другом, могут иметь однородное время и узнаваемое пространство, принадлежа к воображаемому сообществу и будущим поколениям [6].

СМИ – расшифровывается как «средства массовой информации». СМИ – источник повседневной новостной и аналитической информации и один из главных рекламоносителей. Различают печатные СМИ – газеты и журналы, электронные СМИ – Интернет, радио и телевидение.Средство массовой информации (сокращенно «СМИ», также — массмедиа) — организационно-технический комплекс, обеспечивающий создание, периодическую передачу и массовое тиражирование словесной, образной и музыкальной информации c целью массовой информации.

С течением времени рассмотрение массмедиа как «информирующих» ушло в прошлое: в зависимости от угла рассмотрения используются эпитеты «формирующие», «развлекающие» и т. д. Развитие механизма обратной связи, то есть наличие формальной возможности влияния или выражения своего мнения со стороны слушателей, зрителей и читателей придаёт массмедиа характер не однонаправленной коммуникации [7].

         Поэтому здесь можно говорить о том, что газеты, журналы, книги Интернет могут работать на создание общего менталитета на определенной территории, в данном случае в Центральной Азии. Более того, к огромному сожалению, общего информационного пространства в регионе до сих не существует, поскольку лидеры некоторых государств региона проявляют недальновидность в развитии своих национальных государств и проводят политику автаркии, вместо развития взаимовыгодного сотрудничества. Что касается, Узбекистана то, президент Ислам Каримов даже идет на конфронтацию с соседними странами по тем или иным вопросам экономического или политического характера, то, перекрывая газ, то, позволяя происходить инцидентам на границе и т.д. Лидер Таджикистана, прославляя эпоху Саманидов, доходит до того, что объявляет Самарканд и Бухару таджикскими городами и заявляет что, рано или поздно они перейдут во владение Таджикистана. В Туркмении со сменой президента на Гурбангулы Бердымухаемдова продолжается политика нейтралитета, которая выражается в неучастии в общих региональных проектах, а также в игнорировании саммитов СНГ. Все эти тенденции говорят о том, что необходимо создавать общее информационное пространство в Центральной Азии на основе региональной идентичности, поскольку жители этого региона могут понять друг друга без переводчика, и осознание этого факта будет способствовать социально-экономическому, культурному развитию всех государств региона, а  также обеспечению региональной безопасности.

  Эту идею очень хорошо осознает и продвигает Президент Казахстана Н.А. Назарбаев. Так выступая 29 сентября 1999 года на международной встрече деятелей культуры и науки Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, Президент Казахстана Н.А. Назарбаев, подчеркивая важность создания единого геополитического и геоэкономического пространства в Центральной Азии, отметил: «Наша стратегическая экономическая цель – это формирование единого экономического пространства, единой торгово-таможенной зоны, единого валютного пространства и единой экономической стратегии». В Послании от 18 февраля 2004 года он призвал создать «Союз Центральноазиатских государств, где подписанные договоры о вечной дружбе между Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном могут служить прочной базой для такого объединения»[8].

Здесь уместно привести следующие слова Н.А. Назарбаева: «сейчас перед нами выбор: оставаться вечным сырьевым придатком мировой экономики, ждать прихода следующей империи или пойти на серьезную интеграцию Центрально-Азиатского региона»[9].

Если разбить высказывание Главы государства на смысловые части, то видно, что в первой его части находится экономический фактор, а во второй политический, т.е. фактор обеспечения безопасности. Таким образом, очевидно, что обеспечение экономического развития неразрывно связано с обеспечением безопасности. Поскольку в условиях глобализации ни одно государство не в состоянии самостоятельно обеспечить свою национальную безопасность, важным становится создание системы региональной безопасности. Центральная Азия характеризуется наличием нескольких пересекающихся друг с другом региональных организаций по обеспечению безопасности завязанных с великими державами. А для эффективного обеспечения безопасности требуется такая система безопасности, которая базировалась бы на региональной идентичности. Ведь регион - это «особый мир», которому присущи свой менталитет, свой образ мышления, традиции, мировоззрение, мироощущение. А масс медиа стран Центральной Азии должны вносить свой посильный вклад, в развитие региональной идентичности, пропагандируя общекультурные ценности, характерные для всех народов региона и создавая общее информационное пространство и «воображаемое сообщество».  СМИ должны очень деликатно освещать проблемные вопросы между государствами региона и не нагнетать лишнюю напряженность. В конечном счете, журналисты, работающие в разных сферах СМИ, обеспечивающих создание, периодическую передачу и массовое тиражирование словесной, образной и музыкальной информации c целью массовой информации будут вносить свой вклад в развитие дружественных взаимоотношений между государствами, в развитие общего информационного пространства и экономического рынка, а также региональной безопасности.

 

Литература:

1 Глобалистика. Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. Под редакцией проф. Мазура И.И., проф. Чумакова А.Н., Издательский центр «Елима», «Питер», Москва – Санкт – Петербург – Нью-Йорк. 2006. – 1160с. - С. 333-334.

2 Казахстанская политологическая энциклопедия. – Алматы: Казахстан даму институты. – 1998. - С. 114;  себя, отличают их от других групп и связывают между собой в такой мере, чтобы обеспечить солидарность"группами характерными дл Колосов В.А., Галкина Т.А., Криндач А.Д. Территориальная идентичность и межэтнические отношения // Полис. -2001. - №2 (61). - С. 62.

3Казанцев А.А. Центральная Азия: институциональная структура международных взаимодействий в становящемся регионе// Полис. - 2005. - №2. – с. 78 – 88. - С. 78.

4 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ. Т. Велимеева.- М.: АСТ МОСКВА, 2006. – 571, [5] c. – (Philosophy). C.186.

5 Дергачев В.А. Геополитика: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2004. – 526 c.: табл. С. 92.

6 Anderson В. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. rev. ed., London: Verso.1991. – Р. 6; The Ethnic Origins of Nations Smith Anthony D. Indiana University Libraries. P.10.

7 ru.wikipedia.org/wiki/ средство массовой информации

8 Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева от 18 февраля 2004 года // Казахстанская правда. - 2006. - 23 апреля.

9 Алшанов Р. Союз Центрально – азиатских государств, потенциал и перспективы развития // Казахстанская правда. - 2005. – 6 мая.

Фамилия автора: Омаров М.М.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика