Позиция масс-медиа по проекту доктрины национального единства

В условиях демократии главным принципом взаимодействия СМИ и власти является политический диалог как  наиболее оптимальная форма их “мирного сосуществования” в рамках задачи создания прочных основ гражданского общества. Этот принцип является необходимым условием и для процесса демократизации казахстанской политической системы.

Особое внимание масс-медиа и общества привлек проект Доктрины национального единства, представленной на 15-й сессии Ассамблеи народов Казахстана (АНК) в октябре 2009 года. Но вместо того, чтобы объединить казахстанцев, проект доктрины произвел обратное действие, расколов общество. Группа представителей казахской интеллигенции, возглавляемых народным писателем М.Шахановым, выступила против непродуманных, политически опасных для судьбы государствообразующего казахского народа тезисов, изложенных в предложенной АНК доктрине. В преддверии очередной годовщины Желтоксана протестующие заявили об объявлении голодовки 17 декабря, если не получат от властей письменного обещания в течение месяца прекратить обсуждение скандального документа. Были выдвинуты девять требований, в их числе такие, как решение проблем государственного языка, создание трех телеканалов на казахском языке, отказ в предоставлении казахстанской земли Китаю под рапс и сою.

Протест получил широкую поддержку от населения из многих регионов страны, со стороны ряда политических партий, оппозиции и патриотических движений. Столь решительное противостояние народа властям заставило их осознать ошибочность своих действий и пойти навстречу требованиям инициативной группы. Те, в свою очередь, провели в Алматы представительный форум, на котором в тандеме с оппозицией было создано Народное движение “В  защиту независимости”. Также была создана комиссия по разработке альтернативного варианта доктрины, который в обговоренный с властями срок до 20 января 2010 года был подготовлен и опубликован в оппозиционной прессе для широкого всенародного обсуждения под названием “Концепция национальной политики Республики Казахстан (задачи, которые должны быть реализованы до 2015 года)”. При этом надо отметить, что не только официальные, но и издания, именующие себя независимыми, почему не стали публиковать альтернативный вариант Доктрины.

Действительно, подготовленный АНК текст проекта “Доктрины национального единства” не содержит исторических обобщений и аргументации на их основе, и даже не используются такие общепринятые в политологической науке термины, как “нация”, “диаспора” и другие. В качестве их терминологических синонимов использованы понятия “этносы”, “этнические группы”, но отсутствует понятие “казахская нация”. По задумке авторов документа, получается, что казахи должны стать одним из многочисленных этносов на своей исконной земле, ценой крови предков завещанной потомкам. В то же время диаспоры, состоящие всего из нескольких человек или нескольких десятков, названы этносами. Кроме того, положения проекта  доктрины о государственном языке отличаются своей декларативностью, а государство, которое должно заниматься проблемами развития государственного языка, за 20 лет суверенитета так и не выполнило свою задачу по его внедрению. Зато сторонников укрепления роли казахского языка как государственного постоянно упрекают в популизме и разыгрывании национальной карты в политических целях. Так, М.Шаханов в одном из своих интервью с горечью отметил, что его уже  чуть ли не “врагом народа”  объявляют за то, что он борется за сохранение родного языка.  

По мнению лидера противников проводимой в проекте доктрины идеи создания “казахстанской нации” по аналогии с “американской” М.Шаханова и “шахановцев”, “…люди по-настоящему поняли, что принятие предлагаемой властями доктрины грозит исчезновением казахского языка, культуры и самого народа как нации. Такой же угрозе подвергнуты и представители других национальностей, живущих в Казахстане”. А ведь в “Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР”, принятой 25 октября 1990 года, говорилось именно “о возрождении и развитии самобытной культуры, традиций, языка и укреплении национального достоинства казахской нации и других национальностей”. Кстати, этот постулат был заложен и в первой Конституции РК, принятой 16 декабря 1991 года, однако не вошел во вторую Конституцию РК 1995 года. Примечателен и тот факт, что один из официальных праздников суверенного Казахстана, названный  “День Республики” и отмечавшийся на протяжении 17 лет в нашей стране, был законодательно отменен именно перед обсуждением пресловутого проекта доктрины. 

В отличие от скандального проекта “Доктрины о национальном единстве” альтернативный ему проект “Концепции национальной политики РК”, подготовленный группой политологов и ученых от имени общественного движения в защиту Независимости, отождествляет нацию и государство. Авторы проекта Концепции считают, что власть в проекте Доктрины национального единства отрицает роль казахской нации как государствообразующей, хотя этот факт исторически и политически является бесспорным.  Непонятно также, почему до сих пор, несмотря на то, что две трети населения составляют казахи, русский язык по-прежнему остается реальным государственным языком.  В этой связи, по мнению разработчиков Концепции, знание государственного языка должно быть не просто долгом, а обязанностью каждого гражданина. Они подчеркивают, что государство образовали казахи, которые проживают на своей исконной земле вместе с остальными этническими группами, имеющими с коренным населением одинаковые гражданские и политические права. Кроме того, в Концепции  содержатся пункты о необходимости “деколонизации и детоталитаризации сознания”, освещения всех “белых пятен” в истории казахской земли и справедливой историко-правовой оценки. По мнению одного из соавторов Концепции А.Сарыма, в документе “...нет ничего похожего на лозунг “Казахстан для казахов” [1]. Другое дело, что документ решительно отвергает другой лозунг – “Казахстан без казахов”.

В независимых и оппозиционных СМИ предложенный АНК документ о “национальном единстве” окрестили  как “доктрина разногласий”, “доктрина раскола”, “бомба замедленного действия с часовым механизмом”. При этом никто не может назвать конкретных авторов столь взрывоопасного политического документа: Ассоциация народа Казахстана ссылается на президентскую Администрацию, те, в свою очередь,  на группу политологов из Евразийского университета. Однако, как рассказал в одном из интервью профессор А.Айталы, в июне 2009 года в университете работниками Администрации Президента проводилась презентация доктрины. В ходе дискуссии было указано, что документ “сырой”, а так как речь шла о национальной политике,  вопросы задавались на казахском языке. По свидетельству профессора, “…оказалось, что разработчики не владеют государственным языком. Тогда мы, ученые и представители интеллигенции, спросили: какую доктрину вы могли предложить с таким уровнем знания казахского языка? Ведь вы же не знаете, что пишет казахскоязычная печать, не можете читать научную литературу по этому вопросу на казахском языке? Как вы можете, не зная всю палитру мнений, подходов, готовить доктрину? Ответа не была. И вот результат” [2].

Здесь надо отметить, что за два года до подготовки Доктрины национального единства правительство с большим трудом, “со скрипом”” смогло принять программу “Триединство языков”, которая также встретила непонимание и сопротивление со стороны значительной части казахского населения. Дело в том, что эта Программа ущемляет роль и значение государственного казахского языка в республике, поставив его на один уровень с русским и английским языками.

Также вызывает интерес и другое “совпадение” со временем вброса в казахстанское общество проекта Доктрины о национальном единстве. Так, год назад было проведена всеобщая перепись населения, по результатам которой было объявлено, что  казахское население составило 67 процентов, Однако в январе 2010 года, сразу же после непринятия обществом Доктрины, заявлены новые итоги переписи, по которым казахи, оказывается, составляют  63 процента. А куда за прошедший год после объявленных результатов переписи делись четыре процента и почему пересмотрены итоги переписной акции – неизвестно. И это тоже информационный повод для общественных дискуссий с участием СМИ, так имеет прямое отношение к внутренней политике, во главе угла которой находится сохранение стабильности в обществе и единства нации. 

Почти одновременно с обсуждением отвергнутой доктрины в стране разгорелся еще один внутриполитический скандал, связанный с намерением властей передать Китаю в аренду 1 млн. га земли сельскохозяйственного назначения под выращивание  сои и рапса. И опять прогосударственные СМИ сделали вид, что возможные последствия этого непродуманного шага не являются информационным поводом для освещения действий правительства. Зато когда об этом стали писать независимые и оппозиционные СМИ, вмешалась Генеральная прокуратура, заявив, что газеты искажают факты и их можно привлечь к ответственности “по всей строгости закона за нанесение ущерба дружественным отношениям между КНР и РК”. Чтобы успокоить общественное мнение, Премьер-министр, министр сельского хозяйства и его заместитель стали делать заявления о том, что земля не будет предметом передачи китайцам, а возможны аренда или организация совместных предприятий и т.д. Но пока молчали официальные газеты, независимая пресса активно освещала все перспективы подобных действий. А 11 декабря 2009 года представители оппозиции и национал-патриотических организаций  провели акцию у консульства Китая в Алматы, где попытались вручить петицию с протестом против намерений казахстанского правительства. Официальная печать в дискуссию не вступала, народ обсуждал все слухи на кухнях и на страницах оппозиционных СМИ. И, наконец, 30 января 2010 года в Алматы по инициативе оппозиционной партии ОСДП “Азат” и при поддержке ряда других партий и общественных движений прошел митинг под лозунгом “Ни пяди родной земли не дадим!” 

Все вышеописанные перипетии внутренней политики не получили должного освещения и открытого обсуждения на страницах официальных и прогосударственных и псевдонезависимых изданий. И только через оппозиционные газеты население узнавало про опасные для государственной безопасности “перспективы” намерения правительства передать огромные земельные площади Китаю в аренду, что может привести к потере полноценного суверенитета страны. Как и о столь же туманных перспективах создания искусственной “казахстанской нации” по типу “американской”, что предусмотрено в Доктрине национального единства и было резко отрицательно воспринято казахским населением. Эти более чем некорректные шаги со стороны властей как с исторических, так и с политических позиций на фоне “страусиной” позиции официальной и провластной прессы стали индикаторами внутриполитической стабильности в республике в новом, 2010 году. А ведь в период все еще продолжающегося мирового экономического кризиса наступивший год тигра обещает еще немало экстраординарных экономических и политических событий, которые будут оказывать заметное влияние на внутреннюю политику страны. И казахстанские СМИ, разумеется,  должны быть в центре происходящих событий.

 

Литература

1 Сарым А. Биз курес жолын тандадык// "Жас Алаш".- 2009.- 8 желтоксан.

2 Айталы А. Баршага таяныш болган казакка да суйкеиш керек// "Егемен Казакстан".- 2009.- 2 желтоксан.

Фамилия автора: Адильбеков С.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика