Приемы и методы воздействия власти на средства массовой информации

Неблагоприятный климат для работы СМИ создают формы борьбы с неугодными журналистами, которые в изощренной форме вырабатываются чиновниками. В их числе попытка должностных лиц воспрепятствовать доступу к информации, многочисленные и необоснованные отказы в аккредитации, удовлетворение судами надуманных исков в пользу государственных структур. В ряду попыток противодействия свободе печати можно назвать отсутствие соответствующей реакции правоохранительных органов и судов, когда дело касается защиты прав журналистов. Очень много примеров, когда журналистов пытаются припугнуть обещаниями подать в суд. Это свидетельствует, в первую очередь, о том, что судебное разрешение конфликтов не воспринимается в казахстанском обществе как цивилизованный путь разрешения споров.

Нельзя сказать о демократической нацеленности правительства республики и в связи со следующими перипетиями в сфере информационного законодательства. Так, еще в 2007 году принятие инициированного правительством и подготовленного МВД РК законопроекта об усилении ответственности за диффамацию было приостановлено под давлением журналистских и правозащитных организаций. Тем не менее, в ноябре 2009 года депутаты обеих палат Парламента РК одобрили аналогичный  проект закона под названием “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам защиты прав граждан и неприкосновенности частной жизни” [1]. Как и два года назад, журналистское сообщество и демократическая общественность вновь вступили в противостояние с разработчиком законопроекта в лице Министерства юстиции республики. Но на сей раз дискуссии закончились не в пользу СМИ, закон был принят и подписан главой государства. Официально данный законодательный акт направлен на принятие государством дополнительных мер по защите конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни,личную и семейную тайну, на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Однако если исходить из содержания изменений и дополнений, то создается впечатление, что законопроект направлен в первую очередь на “укрощение” СМИ и повышает и без того высокий уровень защиты чиновников от критики. При этом надо отметить, что уголовная ответственность за нарушение положений закона возрастает до 5 лет лишения свободы. И это на фоне того, что журналистское сообщество на протяжении уже многих лет добивается декриминализации клеветы и оскорбления, ясного определения понятия “диффамация”. Получается, что с нарастанием борьбы с коррупцией  журналисты не имеют права писать о том, что чиновники, к примеру, берут взятки не на рабочем месте. То есть здесь встают вопросы о таких понятиях, как “публичное лицо”, право граждан на получение общественно важной информации, право знать о результатах расследования возбужденных дел против всех лиц, преступивших закон. Как выразился председатель Союза журналистовКазахстана С.Матаев, “если чиновник не хочет, чтобы о нем писали и говорили, то пусть занимается пчеловодством” [2].

По мнению ряда экспертов, политологов и журналистского сообщества попытка включить в 2007 году в законодательство о СМИ поправки об ответственности за диффамацию и принятый в ноябре 2009 года закон о защите неприкосновенности частной жизни направлены, в первую очередь, против СМИ, так как ухудшают их положение. А также сдерживают начатую правящей партией “Нур Отан” широкомасштабную борьбу с коррупцией и ограничивают право граждан на доступ к общественно значимой информации, касающейся публичных лиц, то есть чиновников, депутатов, судей, работников правоохранительных и других государственных органов. А ведь в демократическом обществе закон для всех должен быть один, и для него не должно быть “избранных” или “рядовых” граждан.

Также необходимо отметить, что очередные поправки в Закон РК  “О средствах массовой информации”, принятые в феврале 2009 года, имеют скорее технический характер, чем демократическую тенденцию. Так, изменения в основном касаются отмены так называемых “ертысбаевских”, “драконовских”, реакционных поправок в законодательство о СМИ, принятых в 2006 году. К примеру, таких,  как отмена перерегистрации в случае смены главного редактора или адреса редакции и некоторые другие. То есть вновь была продемонстрирована видимость работы над дальнейшей либерализацией информационного законодательства, чтобы хоть в какой-то мере соответствовать “мадридским обещаниям” перед ОБСЕ, озвученным в 2008 году тогдашним министром иностранных дел М.Тажиным.

Еще один проблемный аспект ситуации со свободой слова в республике заключается в необоснованно высоких суммах, накладываемых судами на журналистов и СМИ по делам о защите чести и достоинства отрицательных персонажей газетных публикаций. Речь идет от одного до сотен миллионов тенге, выставляемых истцами, что автоматически ведет к закрытию изданий или конфискации у автора статьи и без того небогатого имущества на покрытие высокого денежного штрафа. При этом бывшее Министерство культуры и информации не решалось или не имело желания внести предлагаемые журналистскими организациями поправки в законодательство о взимании трех-пятипроцентной пошлины с заоблачных сумм, предъявляемых в исках к журналистам и изданиям. С учетом такой судебной практики, когда СМИ и журналисты в Казахстане постоянно попадают под суровую руку казахстанской Фемиды, получая от нее далеко не бесспорные приговоры в пользу высокопоставленных истцов, уже давно возникла необходимость декриминализации законодательства о СМИ, отмены уголовного преследования журналистов и недопустимости “удушения” газет непомерными денежными штрафами.

При анализе фактов преследований журналистов и СМИ в гражданско-правовом порядке выявляется, что их число остается стабильно высоким. Большинство зарегистрированных журналистскими организациями претензий и гражданско-правовых исков к редакциям газет и журналистам касается защиты чести и достоинства персонажей публикаций. Все иски сопровождаются требованиями компенсации морального вреда, причем сумм менее одного миллиона тенге почти нет, а рекордные суммы, заявленные истцами, составляют от 300 до 800 миллионов тенге. Из содержания конкретных исков видно, что поводом для судебного преследования в гражданском и уголовном порядке являются как реальные публикации недостоверных порочащих сведений, так и необоснованные амбиции, неприязненные личные отношения истцов и ответчиков, желание отомстить за критику или политическая ангажированность высокопоставленных истцов.

То, что  количество судебных исков к журналистам и СМИ остается стабильно высоким, а размеры требуемых компенсаций за защиту чести и достоинства растут и достигают шестизначных сумм, еще раз доказывает необходимость законодательной регламентации предъявляемых сумм морального вреда. Эту проблему вот уже в течение многих лет ставят перед казахстанскими законодателями и требуют справедливого, положительного решения журналистские организации. Так, в законопроекте “О средствах массовой информации”, внесенном в парламент РК журналистскими НПО в 2007 году, был заложен механизм, регламентирующий предъявление сумм взыскания по делам о защите чести и достоинства, неприкосновенности частной жизни, диффамации. Этот законопроект, содержащий целый ряд либеральных поправок, трижды вносился в парламент  и даже был принят Мажилисом в работу в 2007 году. Однако в связи с обострением внутренней политической ситуации из-за начала “информационной войны” Р.Алиева против казахстанского истеблишмента законопроект до сих пор остается без движения в недрах законодательного органа страны. А судьи при разрешении гражданско-правовых претензий к СМИ и журналистам продолжают руководствоваться указаниями свыше, “телефонным” правом и своими внутренними, часто субъективными, установками.

В разных странах характер взаимоотношений органов власти и средств  массовой информации зависит от ряда объективных и субъективных факторов. На отношения власти и СМИ влияет, какое правительство на данный период находится у власти, какова ситуация в мире, в данной стране, какие проблемы являются первоочередными. Немаловажно и то, какими ценностями и идейно-политическими установками руководствуются те, кто организует работу СМИ и непосредственно занят в газетно-журнальном процессе. Издатели, редакторы, репортеры, обозреватели могут ориентироваться на те или иные взгляды и позиции, разделять политику властей или находиться в оппозиции к ней. Однако демократическая  общественность во всем мире придерживается другого мнения в отношении защиты свободы слова, ведь поддержка свободных СМИ и гласности поощряет стремление к демократии и защите прав человека, что имеет огромное значение для глобальной защиты общечеловеческих ценностей.     

В индустриально развитых странах западной демократии  СМИ  предпочитают подчеркивать свою независимость от государства и его институтов, прежде всего от правительства. При этом отдельные газеты и журналы ассоциируются с конкретными политическими партиями и организациями. К примеру, в Германии газета “Форверст” и журнал “Нойе Гезельшафт” являются официальными органами Социал-Демократической партии Германии (СДПГ). А в таких  странах как Франция и Испания можно говорить не столько о партийной принадлежности СМИ, сколько об их идейно-политической ориентации. Так, французская печать делится на “правую” и “левую”, а в Великобритании позиции реформистских кругов отражает “Гардиан”, интересы финансовых кругов – “Файнэншл Таймс”, крупного бизнеса – “Дейли телеграф” [3].Можно отметить еще один аспект взаимоотношений между СМИ и правительствами на Западе. В зависимости от того, кто находится у власти, отношения между ними строятся либо по конфликтной, либо по консенсусной, либо по консенсусно-конфликтной модели. Даже в странах с традициями устойчивой демократии, таких как Англия и США, нередко имели и имеют место примеры конфликтных ситуаций подобного рода. К примеру, американские средства массовой информации резко критиковали действия правительства в связи с Уотергейтским скандалом,  войну во Вьетнаме, а теперь в Ираке. Во время Фолклендской войны с Аргентиной правительство М.Тэтчер вступило в открытый конфликт с английскими СМИ. Такой же конфликт между отдельными средствами массовой информации и правительством был в России во время двух чеченских войн в середине 90-х годов прошлого века. До сих пор не раскрытое убийство известной российской журналистки А.Политковской в 2006 году связывается именно с ее деятельностью по освещению чеченских событий в независимой прессе.

В Казахстане связь между властью и СМИ также осуществляется по многочисленным каналам, а политическое влияние руководства страны на них осуществляется через предоставление государственных субсидий официальным изданиям “Егемен Казахстан”, “Казахстанская правда”, прогосударственным газетам печатным изданиям на национальных языках диаспор, государственным телеканалам “Казахстан”, “Хабар”, “Еларна”[4]. Стремление власти не только избегать обострения взаимоотношений со СМИ, но и поддерживать существование и деятельность в республике свободной и плюралистической прессы выразил Президент РК Н.А.Назарбаев в одном из своих выступлений перед журналистами. В частности, он отметил, что “…сегодня в поддержке журналистов мы пошли дальше многих стран. Лично я инициировал, чтобы в Уголовный кодекс вошло положение об усилении ответственности за необоснованное преследование журналистов, невыполнение Закона о печати. Это продиктовано моим искренним стремлением исключить возможности проявления произвола по отношению к прессе. Кроме того, я дал поручение правительству внести в Парламент предложение об освобождении СМИ от налога на добавленную стоимость” [5]. О прямой поддержке средств массовой информации со стороны главы государства говорит сам факт утверждения президентской премии и грантов в области журналистики.

Однако, несмотря на признание необходимости диалога между властью и СМИ обеими сторонами, на деле их взаимодействие в нашей республике больше напоминает противостояние непримиримых противников. Это говорит об ошибочном понимании казахстанскими чиновниками от идеологии значения и роли СМИ в условиях демократизации современного Казахстана. Анализ действий казахстанской бюрократии при возникновении неординарных ситуаций внутри страны говорит об отсутствии навыков адекватного реагирования для разрешения возникающих конфликтов и проблем. Так, когда отдельные граждане или группы населения выражают свое несогласие с действиями судебных, правоохранительных или административных органов, протестуют против несправедливости и ущемления их законных прав, реакция со стороны государственных органов носит обычно репрессивный характер. Или же чиновники, депутаты в подобных ситуациях занимают “страусиную” позицию. Но общество все равно хочет получить ответы на свои вопросы, и тогда независимые и оппозиционные издания начинают публиковать мнения граждан и позицию редакции. Однако вместо диалога с общественностью и средствами массовой информации власть принимает неадекватные меры, обвиняя газеты в раздувании конфликтов, разжигании межнациональной розни или даже в посягательстве на межгосударственные дружественные отношения. Так было, когда со стороны властей не было никакой информации о событиях в Маловодном, Чилике, Шаныраке, Бакае  и других инцидентах, имевших место в 2007-2008 годах, а оппозиционные газеты дали достаточно выдержанные репортажи с мест событий. Власть же ответила тем, что авторы публикаций были привлечены к административной ответственности с наложением на них крупных денежных штрафов за якобы подрыв ими межнационального согласия и внутриполитической стабильности.

 

Литература

1 Калеева Т. Реакция доведеннпя до абсурда // Начнем с понедельника. – 2007.- 5-11 октябоя.

2 Матаев С. Пресса естественный оппонент власти в Казахстане // Централ Азия Мониторинг .- 2009.- 4-10 декабря. - С. 1,3.

3 Михайлов С.А. Современная зарубежная журналистика. Санкт-Петербург, 2005.-С. 49.

4 Байжанов Е. Встроить государственную прессу в рыночные отношения// газета "Литер".- 2009.- 27 февраля.

5 Назарбаев Н.А. Услышать и понять друг друга// Мысль.- 2003.- № 6.- С. 2-5.

Фамилия автора: Адильбеков С.
Теги: СМИ Власть
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Политология
Яндекс.Метрика