Регионализм и регионализация Центральной Азии

Статья посвящена вопросу регионализма и регионализации в современных междуна­родных отношениях. Авторы рассматривают отдельные факторы, необходимые для формирования региона: экономический, энергетический, культурный и др. Основной вопрос на который авторы статьи пытаются ответить - является ли Центральная Азия действительно геополитическим регио­ном.

Распад СССР и новые реалии XXI в. поставили перед государствами Центральной Азии множе­ство новых внешнеполитических задач. Далеко не последнее место среди них занимают проблемы налаживания эффективных и прочных взаимоот­ношений с ближайшими соседями, укрепления стабильности и безопасности общего региональ­ного пространства, создания на этом пространстве действенных механизмов политического и эконо­мического сотрудничества.

В современных международных отношениях регионализм наряду с глобализацией выступает в качестве тенденции, определяющей развитие со­временного мира, позволяет выявить основной вектор этого развития и рассмотреть общие кон­туры нового миропорядка, формирующегося на наших глазах.

Несмотря на то, что понятию «регион» посвя­щено множество исследований, разнообразие кри­териев затрудняет полное раскрытие сущности это­го термина. Большинство экспертов рассматривают формирование/существование региона Централь­ная Азия с точки зрения регионализма (слабой формально-государственной интеграцией) и реги­онализации (развивающейся/достаточно развитой трансграничной торговли, трансграничных инве­стиций и производственных сетей и миграции) [1].

Изучение регионализма и регионализации име­ет как теоретическое, так и практическое значение.

В теоретическом плане научный анализ теории и практики регионализма позволяет найти новые подходы к расширению сотрудничества с целью создания более стабильной, предсказуемой и бес­конфликтной региональной системы. Новые под­ходы позволят проанализировать как перспективы региональной интеграции в целом, так и наиболее вероятные сценарии ее развития, темпы транс­формационных перемен, а также временные рам­ки, необходимые для достижения тех или иных рубежей в процессе углубления кооперационных взаимодействий.

В практическом плане изучение региональных процессов позволит проанализировать политику государств региона с целью выявления не только национальных интересов, но и создания благопри­ятных внешних возможностей для расширения межгосударственной кооперации в региональных рамках. Организованное региональное сотрудни­чество, как показывает опыт ЕС, может ориенти­роваться на решение разных по своему содержа­нию задач: от общего хозяйственного освоения по­граничных территорий и выполнения совместных экологических программ до попыток перестройки существующей системы международных эконо­мических отношений и разработки комплексных мер повышения региональной безопасности.

Наиболее успешно осуществляется регионали­зация вокруг государств лидеров, обладающих во­енно-политической и экономико-технологической мощью. Это наглядно проявляется на примерах Западной Европы и Восточной Азии. В странах богатого Севера регионализм используется в це­лях завоевания новых рынков и усиления позиций в международном разделении труда. Юг исполь­зует региональные группировки для защиты от за­падной экспансии.

После распада СССР появился новый геополи­тический регион - Центральная Азия. В данной статье под Центральной Азией мы подразумева­ем пять бывших советских республик (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыр­гызстан). С одной стороны, государства региона в подобной трактовке характеризуются длитель­ным периодом общей экономической и политиче­ской истории и тесных взаимосвязей, в конечном счете, даже определивших сам процесс формиро­вания наций и границ в современной Централь­ной Азии. С другой стороны, Центральная Азия является формирующимся регионом, находящим­ся под влиянием различных внутренних и внеш­них факторов.

По мнению экспертов, современная Централь­ная Азия трансформировалась от периферии до крупного перекрестка евразийского континента [2]. После распада СССР страны Центральной Азии столкнулись с необходимостью ускоренно формировать новые межгосударственные поли­тические и экономические связи. Одновременно государства Центральной Азии начали демон­стрировать стремление к региональному сотруд­ничеству. Идея региональной интеграции воспри­нималась в качестве одного из важных элементов стратегии развития и укрепления экономической самостоятельности. Необходимость интеграции усиливалась осознанием наличия комплекса об­щих социально-экологических проблем, решение которых возможно при объединении ресурсов и усилий. Экономики центральноазиатских госу­дарств, взятые по отдельности, в тот момент не представляли существенного интереса для круп­ных инвесторов, и только объединение в более крупное экономическое пространство могло бы способствовать привлечению инвестиций не­обходимого масштаба для модернизации эко­номических систем этих стран. Это понимание нашло свое отражение в стремлении государств ЦА создать региональное экономическое ообще-ство и единое экономическое пространство. По мнению известного российского исследователя И. Звягельской, «Среди других стимулов к объе­динению также существует необходимость сохра­нения стабильности и обеспечения безопасности в условиях ряда традиционных и нетрадицион­ных вызовов и угроз развитию государств ЦА»[3]. Также совместное использование ресурсов, пре­допределенное общим природно-географическим положением стран региона. Однако вскоре стали очевидны препятствия на пути к интеграции. Но­вые независимые государства проявляли острую чувствительность в вопросах укрепления нацио­нального суверенитета, из чего проистекает неже­лание и сопротивление идее передачи каких-либо полномочий по принятию решений на наднацио­нальный уровень [4]. Эти проблемы усугубляются асимметричностью в развитии государств, суще­ственно различающихся по размерам территорий, численности населения, наличию природных ис­копаемых и возможности доступа к ключевым транзитным маршрутам. К факторам, сдерживаю­щим региональное сотрудничество в ЦА, относят разные модели политической и экономической модернизации.

Сегодня эксперты задаются вопросом о том, насколько корректной является интерпретация Центральной Азии как региона. Если в качестве критериев брать близкие друг к другу с точки зре­ния географии, культуры и экономики отдельные группы государств, то пять государств Централь­ной Азии могут составлять геополитический ре­гион. Однако основу дискуссии составляет пред­положение о том, что под регионом понимается группа стран связанных более тесными экономи­ческими связями между собой, чем с третьими странами мира. Государства Центральной Азии являются экспортерами сырья и энергоносителей, «завязанными» на конъюнктуру глобальных рын­ков. Что касается экономического критерия реги­онализации, то он непосредственно связан с инте­грацией, которая может оказаться более устойчи­вой лишь в случае, если дистанция предпочтений между игроками является не очень большой. В противном случае возникает сложность корреля­ции национальных интересов региональных госу­дарств.

Непосредственно регионализация связана с интеграцией, поэтому анализ взаимосвязей в сфе­ре энергетики, торговли, инвестиций, процессов миграции могут служить показателями формиро­вания центральноазиатского региона.

Эксперты считают, что теоретически имеют­ся предпосылки к формированию Центральной Азии как самостоятельного региона. Во-первых, Центральная Азия - это группа стран с общими характеристиками, объективными интересами и сложившимися связями. Между странами реги­она есть сходство и связи, позволяющие рассма­тривать их как перспективное в интеграционном отношении пространство:

  • расположение в центре континента имеет стратегическое значение с точки зрения его влия­ния на безопасность и стабильность значительной части Евразии;
  • • взаимозависимость в контексте водно-энерге­тической инфраструктуры и энергосистемы;
  • связанная транспортная инфраструктура и расположение на стыке трансевразийских тран­зитных коридоров. Через Иран страны региона имеют выход к Персидскому заливу, через Афга­нистан и Пакистан - к Индийскому океану, через Китай и Россию - в Азиатско-Тихоокеанский ре­гион;
  • сохранившиеся схожие элементы инфра­структуры системы образования, науки, культуры и административного управления;
  • стремление отдельных стран региона сохра­нить русский язык как культурный, политический и экономический медиум;
  • в перспективе значительный, но еще недо­статочно освоенный рынок (проживает свыше 56 миллионов человек, валовой внутренний продукт региона составляет около 60 миллиардов долла­ров) [5].

Среди вышеперечисленных фактов сегодня наиболее актуальным является взаимозависи­мость в контексте водно-энергетической инфра­структуры и энергосистемы. В условиях усиле­ния прагматического подхода стран Центральной Азии к формированию двух и многосторонних взаимоотношений, общее историческое прошлое, значение русского языка как объединяющего фак­тора и др. перестают играть значительную роль в запуске интеграционных процессов.

Энергосистемы. Высокая степень взаимос­вязи энергетических систем стран Центральной Азии может содействовать регионализации, од­нако торговля электроэнергией между странами региона в последние годы сократилась, а моде­ли организации электроэнергетики в отдельных странах Центральной Азии сильно отличаются друг от друга.

В качестве примера можно привести, сферу гидроэнергетики, важнейшую оставляющую жиз­недеятельности центральноазиатских государств. Однако водная проблема является трансгранич­ной, порождая, таким образом, новые конфликты и препятствуя развитию взаимовыгодных отноше­ний. Водно-энергетическая сфера может привлечь поток иностранных инвестиций, а также постро­ить четко-структурированный высокодоходный рынок электроэнергии, способный дать мощный импульс для развития экономик центральноази-атских республик. Взаимная интеграция госу­дарств, базирующаяся на переработке и экспорте природных ресурсов, и государств с небогатыми высокогорными странами могла бы ускорить раз­витие сферы гидроэнергетики и региона в целом. Усиление водно-энергетической интеграции в Центральной Азии связано как с внешними, так и внутренними интересами стран региона. Это связано с формированием единого регионально­го рынка энергетических ресурсов и его внешней составляющей. Речь идет о разделе и перерас­пределении потенциально огромного рынка элек­троэнергии с вовлечением в него потребителей из стран Южной Азии (Афганистан, Пакистан, Иран, Индия). В настоящее время наиболее акту­альным глобальным проектом, требующим обя­зательного запуска интеграционных процессов, является работа над развитием регионального рынка электроэнергии в Центральной и Южной Азии (CASAREM).

Инвестиции являются внутрирегиональным фактором регионализации. Согласно стати­стическим данным, роль этот фактор для госу­дарств Центральной Азии является незначи­тельной и существенно уступает таким инвесто­рам, как ЕС, Россия, США. В период 2009-2010 гг. в инвестиционной структуре стран региона Кыргызстан занимал 13-е место по объему со­вокупных накопленных инвестиций из Казах­стана, Узбекистан - 20-е место, а Таджикистан - 21-е место. В то же время Казахстан характе­ризуется более высоким уровнем рыночной ин­теграции с Россией даже в период до создания Таможенного Союза. Однако для формирования региона даже небольшие с точки зрения коли­чественных показателей торговые потоки могут сыграть ключевую роль [6].

Следует также иметь в виду и степень откры­тости экономик стран региона. Так, например, Туркменистан имеет политическую и экономиче­скую систему, которая делает эту страну крайне трудным партнером для интеграции, а жесткий государственный контроль над экономикой огра­ничивает доступ на рынки для любых внешних игроков.

Трудовая миграция также играет определен­ную роль для регионализации. Несмотря на то, что на постсоветском пространстве Россия оста­ется основным центром Казахстан играет все бо­лее важную роль с точки зрения привлечения мо­бильных трудовых ресурсов.

Высокий уровень политической нестабиль­ности в некоторых странах региона является до­полнительным фактором слабой интеграции и ин-ституционализации Центральной Азии.

Следует, также отметить, что определение про­странства регионализации важно и не только для формальной интеграции. Например, оно крайне интересно для внерегиональных игроков, фор­мирующих свою стратегию в отношении региона (поскольку позволяет избежать неблагоприятных внешних эффектов политики в отношении кон­кретной страны или группы). Центральная Азия находится в зоне интересов ведущих мировых держав, что обусловлено геополитическим распо­ложением региона, наличием обширных запасов природных ресурсов, процессами экономической и политической трансформации, а также разви­тием отношений стран региона между собой и внешним миром. Процессы глобализации и гео­политические интересы региональных и внере-гиональных игроков постепенно изменяют карту мира: их следствием является изменение статуса Центральной Азии с периферии до крупного пе­рекрестка евразийского континента.

Экономические институты. Регионализация непосредственно связана с с институциональным развитием региона. Центральная Азия - регион с низким уровнем институционального развития, но с высоким потенциалом негосударственных игроков, способствующих развитию региональ­ных связей.

Институциональная слабость объясняется раз­личием выбранных стратегий реформ и, соответ­ственно, результатов экономического развития и институциональной структуры.

Прежде всего, это касается двух ведущих го­сударств Центральной Азии - Казахстана и Узбе­кистана. Казахстан в настоящее время является центром процессов регионализации, особенно в рамках инвестиционной модели, значительно опе­режая Узбекистан. С точки зрения формальных институтов, Казахстан исторически реализовы-вал более последовательную модель либеральных реформ и высокой открытости для иностранных инвесторов. Узбекистан отказался от проведения широкомасштабных реформ, сохранив значитель­ные масштабы государственного сектора и интер­венций в экономику. Если до 1996 г. результаты экономического развития Узбекистана значитель­но превосходили Казахстан, породив так называе­мое «узбекское чудо», то с 2000 г. Казахстан оста­ется лидером роста в регионе.

На наш взгляд, эти различия во многом опреде­лили лидерство Казахстана, а не Узбекистана [7].

Казахстан - центр регионализации. По мне­нию экспертов, регионализация на постсоветском пространстве в силу сравнительных размеров постсоветских экономик носит асимметричный характер, где доминирующую роли играет Рос­сия. Они же отмечают, что на постсоветском про­странстве постепенно формируется второй центр регионализации - Казахстан [8].

Казахстан относится к т.н. middle states, отли­чающиеся богатыми природными ресурсами, бы­стрым продвижением экономических и политиче­ских, демократических реформ и эффективным вхождением в мировое сообщество. Инициативы президента Н. Назарбаева в поддержку интегра­ции на постсоветском пространстве позволили не только избежать опасности раскола бывших со­ветских республик на европейскую и азиатскую части, структурировать постсоветское простран­ство; но и заявить о независимом Казахстане как государстве, выступающем за мир, стабильность и безопасность в русле процессов глобализации и интеграции.

Для молодого независимого государства в условиях глубокого социально-экономического кризиса реализовать свои интересы, а именно до­стичь политической и экономической стабилиза­ции возможно было только в рамках тесного ин­теграционного взаимодействия на региональном уровне и продвижения по пути рыночных реформ и демократизации на международном уровне. Ка­захстанское руководство выстраивало свою ре­гиональную политику, основываясь на простой логике о том, что благоприятные региональные балансы будут способствовать не только защи­те национальной безопасности и национальных интересов, но и укреплению лидирующей роли Казахстана в Центральной Азии. В основе реги­ональной политики Казахстана лежит понимание того, что сотрудничество, основанное на принци­пах и праве, помогут РК сохранить свое лидиру­ющее положение и защитить свои интересы на региональном уровне. Астана внедряет эту стра­тегию, инициируя такие региональные и субре­гиональные организации, как организация «Цен­трально-Азиатское   Сотрудничество» (ОЦАС), Евразийское Экономическое Сообщество (ЕврА-зЭС) и др.

Конкретно, можно говорить о двух направле­ниях развития Казахстана как самостоятельно­го интеграционного ядра. Во-первых, это сфера трудовой миграции, где Казахстан присутствует как самостоятельный «магнит» для трудовых ре­сурсов на постсоветском пространстве. Причины этого разнообразны - с одной стороны, быстрый рост экономики страны на протяжении 2000-х гг., а с другой - проблемы при интеграции трудовых мигрантов в российском обществе, вне всякого сомнения, содействуют увеличению привлека­тельности Казахстана. При этом наиболее привле­кательным Казахстан остается для своих ближай­ших соседей - государств Центральной Азии. Во-вторых, Казахстан играет ключевую роль в сфере торговой интеграции. Прежде всего, это находит свое выражение в сфере торговли зерновыми.

Для Казахстана как middle state союзы (инте­грация) являются методом достижения сих целей. Исходя из того, что национальные интересы и без­опасность могут, прежде всего, быть достигнуты в условиях интеграции и создания региональных балансов, Казахстан инициирует различные эко­номические и политические проекты (союзы). Президент Н. Назарбаев является farsighted ли­дером, который может визуалировать выгоду и возможность достижения целей именно в рамках многовекторной, но реальной политики.

Таким образом, существенные различия ин­ституциональных форм групповой интеграции и результатов, достигнутых в процессе совместной деятельности, актуализируют задачу определения наиболее эффективных моделей кооперационных взаимодействий, соответствующих условиям кон­кретных регионов, масштабам и содержанию про­блем, параметрам и возможностям государств-партнеров.

Заключение.

  • Интеграционная динамика Центральной Азии определяется общими трендами развития постсоветского пространства.
  • Несмотря на имеющиеся предпосылки к формированию Центральной Азии как самосто­ятельного региона, в настоящее время Централь­ная Азия не является таковым. Определение су­брегион в большей степени подходит к Централь­ной Азии.
  • Россия сохраняет определяющую роль в регионе, и наиболее успешные интеграционные инициативы связаны с ее присутствием и лидиру­ющими позициями.
  • Существующие факторы затрудняют вну­трирегиональное взаимодействие, основными из которых являются различия в выбранных моделях развития республик, в их национальных законо­дательствах, в подходах к внешнеэкономической деятельности.
  • Зарождающийся тренд - развитие Казах­стана в качестве второго «интеграционного ядра» региональной интеграции в Центральной Азии. Казахстан наиболее явно выделяется в сфере трудовой миграции и образовательных услуг. Постепенное становление Казахстана как само­стоятельного интеграционного ядра связано со значительно более высоким по сравнению с цен-тральноазиатскими соседями уровнем ВВП, что делает Казахстан привлекательным для соседей в контексте торговли, трудовой миграции и образо­вания, а также повышает роль Казахстана как ис­точника инвестиций.

 

Литература

  1. Breslin S. (2000) Studying Regions: Learning from the Old, Constructing the New. New Political Economy, vol. 5, no. 3, pp. 333-352
  2. Gleason G. (2001) Inter-State Cooperation in Central Asia: from the CIS to the Shanghai Forum. Europe-Asia Studies, vol. 53, no. 7.
  3. Звягельская И.Д. (2005) Центральная Азия: эволюция параметров безопасности и стабиль­ности.
  4. Мальгин А.В., Наринский М.М. (ред.) Южный фланг СНГ. Центральная Азия - Каспий - Кав­каз: энергетика и политика. Москва, Навона, стр. 32-46.
  5. Akiner S. (2007) Regional cooperation in Central Asia. School of Oriental and African Studies, University of London
  6. Либман А.М. (2009) «Интеграция снизу» в Центральной Азии. Евразийская экономиче­ская интеграция, № 1, стр. 6-26
  7. Либман А.М., Зевин Л.З. (2010) Интегрирую­щееся региональное пространство: дополни­тельные возможности экономического роста. Евразийская экономическая интеграция, № 2(3), стр. 68-88.
  8. ЕАБР (2010) Система индикаторов евразийской интеграции. ЕАБР: Алматы. // eabr.org/ rus/publications/projects
Фамилия автора: Е.С. Чукубаев, Б.С. Кыдырбекова
Год: 2012
Город: Алматы
Яндекс.Метрика