Проблемы интеллектуальной собственности в отношениях между США и КНР

В статье исследуется проблема защиты прав интеллектуальной собственности между США и Китаем, которые являются основными партнерами в области экономики и торговли. В статье анализируется роль интеллектуальной собственности в двусторонних отношениях. Также отмечает­ся, что защита прав интеллектуальной собственности все чаще становятся предметом обсуждения на встречах на высшем уровне США и Китая. Автор приходит к выводу, что решение проблемы защиты интеллектуальной собственности между США и Китаем будет способствовать более эффективному развитию двух крупнейших экономик в мире.

Одним из главных показателей цивилизован­ного общества является уровень развития науки, культуры и техники, которые могут динамично развиваться только при наличии соответствующих условий, включая необходимую правовую защиту и оценку интеллектуальной собственности.

В условиях роста глобализации и взаимо­зависимости появилась новая область мировых экономических отношений - отношений интел­лектуальной собственности, в рамках которых осуществляется производство и обмен знаниями на международном уровне. Это, в свою очередь, создаёт перспективу для устойчивого развития экономики не только стран, обладающих иннова­ционным потенциалом, но также тех экономик, которые смогут эффективно адаптировать и ис­пользовать заимствованные инновации.

Отношения интеллектуальной собствен­ности включают в себя сложные взаимосвязи между различными акторами международных отношений и требуют согласованных механиз­мов управления и отдельной системы регули­рования. Национальная инновационная система (НИС) и национальная стратегия интеллектуаль­ной собственности являются неотъемлемыми составляющими механизма управления иннова­ционным потенциалом и регулирования отноше­ний интеллектуальной собственности. Исследо­ванием теоретической составляющей, а также изучением практической реализации стратегии интеллектуальной собственности на националь­ном уровне занимается Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), кото­рая предлагает следующее определение: «наци­ональная стратегия интеллектуальной собствен­ности - это совокупность сформулированных и осуществляемых государством мер по стиму­лированию и содействию, созданию, развитию и управлению интеллектуальной собственно­стью» [1].

Необходимость стратегии интеллектуальной собственности определяется её ролью в усиле­нии национальной способности производить объекты интеллектуальной собственности, кото­рые бы являлись экономически значимыми ак­тивами. Таким образом, национальная стратегия интеллектуальной собственности представляет собой долгосрочный план, в соответствии с кото­рым все национальные субъекты взаимодейству­ют с целью создания, владения, распоряжения и использования результатов интеллектуальной деятельности, инноваций, новых технологий и креативных разработок.

В 2007 году о существовании собственной национальной стратегии ИС заявляли 23 страны и группы.

Для развивающихся стран, которые в пода­вляющем большинстве являются «чистыми» им­портёрами, продукты интеллектуальной деятель­ности, равно как и для стран развитых, «чистых» экспортёров интеллектуальных ресурсов, понятие «национальной стратегии интеллектуальной соб­ственности» является новым.

В связи с ростом взаимозависимости и взаи­мовлияния во всех сферах межгосударственных отношений, в том числе и в области интеллекту­альной собственности, возникла проблема не­законного присвоения результатов интеллекту­альной деятельности и коммерческих секретов (воровства интеллектуальной собственности или промышленного шпионажа).

С ростом популярности цифровых технологий в век, когда огромной ценностью является инфор­мация, разработка жестких мер по защите интел­лектуальной собственности становится все более очевидной. Чаще и чаще крупнейшие корпорации оказываются бессильны против действий недо­бросовестных конкурентов из других стран, вы­пускающих на рынок аналогичную продукцию по не учитывающей интеллектуальные затраты цене. Большие разногласия в данной сфере существуют между США и Китаем, регулярно обвиняемым в нарушении правил рыночной политики. Эта про­блема актуализируется в связи с тем, что в совре­менном мире экономики США и КНР переплете­ны настолько тесно, что лучшим стимулом для их конструктивного диалога являются как обоюдная выгода, так и взаимная боязнь ущерба в случае ухудшения взаимоотношений. При этом и Китай, и США исходят из того, что их двусторонние от­ношения - «самые важные двусторонние отно­шения в мире» и играют определяющую роль, прежде всего, для глобальных процессов в сфере экономики и торговли. Между Вашингтоном и Пе­кином сохраняют серьезные разногласия в торго­во-экономической сфере и в частности по вопросу интеллектуальной собственности [2].

Вопрос защиты интеллектуальной собствен­ности все чаще становится предметом дискуссии между лидерами США и КНР. В Америке, в том числе и в правительстве уверены, что китайские компании крадут у зарубежных коллег огромные объемы интеллектуальной собственности. Конеч­но, как и в других странах, в Китае пиратство за­прещено законом, но в отличие от других стран антипиратские законы действуют недостаточно эффективно.

В докладе Конгресса США от 2011 г. об уровне незаконного присвоения результатов интеллекту­альной деятельности и коммерческих в числе са­мых злостных нарушителей назван Китай [3].

В ответ на упреки в Пекине утверждают, что очень энергично борются с пиратами и что поло­жение в последние годы значительно улучшилось. Китайцы утверждают, что цифры, представляе­мые западными странами, не соответствуют дей­ствительности. Между тем установить масштабы пиратства, по крайней мере по отдельным катего­риям товаров и продуктов, можно. Для этого до­статочно сравнить два показателя за 2009 г.: уров­ни продаж компьютеров и софта. По продажам компьютеров на первом месте США - 158 млрд. долларов, Китай же занимает второе место с 64,4 млрд. долларов. Первое место у Соединенных Штатов и по продажам софта — 137,9 млрд. дол­ларов. Занимающие второе место японцы купили в позапрошлом году софта на 23,4 млрд. долларов. КНР же во втором списке занимает всего лишь 8-е место с 5,4 млрд. долларов [4].

Чем меньше разница между этими двумя пока­зателями, тем меньше производство контрафакт­ной продукции и тем меньше покупателей ком­пьютеров пользуются пиратскими программами. В КНР разрыв между уровнями продаж компью­теров и программ для них очень велик.

Большую известность в связи с проблемой нарушения интеллектуальной собственности по­лучил скандал, разгоревшийся в ноябре 2011 г. Фирма American Superconductor Corporation - при­знанный мировой лидер установок стабилизации мощности в электросетях, предъявила иск на сум­му $1.2 млрд. китайской фирме по производству ве­тряных генераторов, обвинив восточную корпора­цию в нарушении своих прав на интеллектуальную собственность, и требуя возмещения упущенной выгоды. Фирма Sinovel Wind Group Co (Пекин), ко­торой был предъявлен иск, до инцидента являлась крупнейшим покупателем продукции американ­ской компании. Американская фирма стала подо­зревать Sinovel Wind Group Co в краже своей ин­теллектуальной собственности еще в июне 2011 г., когда на рынке появилась копия их системы управ­ления ветряных генераторов, а китайцы прекратили приобретение и оплату их продукции по контракту. В результате American Superconductor Corporation понесла существенные убытки [5].

Были вывялены и другие многочисленные прецеденты с кражей китайскими корпорация­ми интеллектуальной собственности американ­ских разработчиков, несущих многомиллионные убытки в результате незаконной деятельности партнеров из КНР, которую далеко не всегда уда­ется доказать. В результате сегодня крупнейшие американские компании уже ведут поиск новых потенциальных восточных партнеров.

О нарушении прав на интеллектуальную собственность Китаем заявлял президент США на саммите Азиатско-Тихоокеанского эконо­мического сотрудничества (АТЭС) в Гонолулу 12 ноября 2011 г. В частности, Барак Обама от­крыто призвал КНР прекратить практику краж американской интеллектуальной собственно­сти. «Для такой экономики, как США - где наше главное рыночное преимущество заключается в нашем знании, наших инновациях, авторских правах - для нас неприемлемо не получать не­обходимого нам уровня защиты (интеллектуаль­ной собственности) на таких крупных рынках, как китайский», - сказал глава Белого дома [6]. Барак Обама призывал Китай соблюдать «прави­ла дорожного движения» в международной тор­говой системе.

В своем выступлении американский прези­дент также ссылался на доклад национального управления контрразведки США. Данный доку­мент об уровне незаконного присвоения резуль­татов интеллектуальной деятельности и коммер­ческих секретов поступил в Конгресс США в октябре 2011 г. и включил в себя данные за 2009­2011 гг.

Документ достоверно подтверждает, что ин­теллектуальная собственность действительно, очень уязвима для незаконного проникновения с целью похищения коммерческих секретов фирм или завладения чужими секретами. Основыва­ясь на собранных данных, американское учреж­дение пришло к выводу, что «китайские персоны являются самыми активными и постоянными исполнителями экономического шпионажа». «Частные американские фирмы и специалисты в области кибербезопасности сообщали о лави­не вторжений в компьютерные сети, берущих начало в Китае, но разведсообщество не может уточнить, кто именно является ответственным». Стоит отметить, что Китай опроверг свою при­частность к преступлениям подобного характера и охарактеризовал доклад как «несерьезный» [7].

Между тем документ приводит следующие установленные факты. В феврале 2011 г. прош­ли массированные кибератаки на базы данных крупнейших фирм и организаций во многих странах мира с IP-адресов Китая (операция по­лучила название «Ночь дракона») [3]. В январе 2010 г. была зафиксирована несанкционирован­ная попытка проникновения в сети Google, ини­циированная Пекином. В докладе также приве­дены реальные случаи хищения корпоративных секретов и интеллектуальной собственности у конкретных фирм, а также их последствия для похитителей.

Финансируемые государствами атаки и орга­низованные хакерские операции стали централь­ным вопросом на конференции по современным проблемам кибернетики в Лондоне. На встрече специалист Маркус Кэри, исследователь в обла­сти безопасности из Rapid7, сообщил, что кроме использования лучших практик по защите без­опасности сетей, компании должны рассмотреть вопрос внедрения 24-часового отслеживания трафика, чтобы помочь выявить подозритель­ную деятельность ночью. Он также заявил, что угроза спонсируемых государствами атак, веро­ятно, продолжит свое существование в ближай­шем будущем, во многом из-за отношения пра­вительств, спонсирующих атаки [5].

Стоит также отметить, что экономическая ситуация в Китае остается стабильной, несмо­тря на растущую неопределенность в мировой экономике. Поэтому спрос на товары, создан­ные по последним компьютерным технологиям, в восточной стране ежедневно растет вместе с численностью населения. По словам главы Министерства торговли страны Чэня Де Мина, КНР планирует увеличивать импорт из США в следующем году при условии, что крупнейшая мировая экономика сохранит благоприятные условия для торговли и инвестиций. Чиновник также сообщил, что для дальнейшего стимули­рования роста прямых иностранных вложений в экономику КНР власти страны намерены обеспе­чивать защиту интересов зарубежных компаний, в частности, и в сфере интеллектуальной соб­ственности [5].

Таким образом, стало очевидным, что центр мирового потребления с каждым годом все боль­ше смещается из США в Китай. Несколько лет назад КНР уже отобрал у Америки звание круп­нейшего авторынка, а в 2010 г. - титул круп­нейшего рынка персональных компьютеров. По мнению ряда американских политиков и эконо­мистов, китайский юань недооценен по отноше­нию к доллару примерно на 40%, что дает Пе­кину преимущество в торговле, делая китайские экспортные товары значительно дешевле. В свою очередь, власти Китая неоднократно заявляли, что дисбаланс в торговле между КНР и США связан не столько с курсом валют, сколько с тем, что две страны имеют неодинаковую структуру торговли и инвестиций, разный уровень нако­плений и потребления. Не стоит также забывать, что Китай - крупнейший кредитор США. Общая сумма американских долгов принадлежащих Пе­кину, составляет 1,1 трлн. долл [4].

Безусловно, и экономика США, и экономи­ка КНР имеют свою специфику. Однако кража интеллектуальной собственности имеет место быть и остается преступлением. Как показывает доклад американского правительства, подобные кражи со стороны Китая - явление реальное и до­вольно частое. При этом доклад имеет лишь са­мую общую статистику. Ведь зачастую, опасаясь за свою репутацию, крупные фирмы стараются не придавать широкой огласке преступления данно­го рода. Поэтому реальных масштабов хищений в данной сфере не знает никто. США и другим странам остается лишь усиливать системы без­опасности, а также тщательнее подбирать партне­ров, дорожащих своей хорошей репутацией.

Так, в опубликованном в 2011 г. отчете Аме­риканской торговой палаты в Шанхае отражены проблемы, с которыми сталкиваются американ­ские компании, работающие в Китае. В отчете выявлено, что КНР немало проблем в сфере за­щиты интеллектуальной собственности и общей правовой защиты. В докладе отмечается, что в 2011 г. изменений не произошло, и ситуация ста­ла даже ещё хуже в сравнении с 2009-2010 гг.

Торгово-промышленная палата указала на отсутствие механизмов реализации многих за­конов и бюрократию. Китай называют «трудным местом для ведения бизнеса» из-за непредсказуе­мости местной правовой системы. Выводы и ре­акция американской администрации на обозна­чившуюся проблему были соответствующими. От осторожности и сдержанности Вашингтон перешел к планомерному процессу подкрепле­ния своих принципиальных позиций по самым чувствительным проблемам американо-китай­ских отношений. В итоге на протяжении всего 2010 г. негативное в них заметно перевешивало позитивное: конфликт вокруг американской ком­пании Google.

Политика китайских властей не даёт возмож­ности иностранцам вести дела в сфере комму­никаций и банковского дела, так как эти отрас­ли находятся под жёстким контролем режима. Сложности также связаны с коррупцией, труд­ностями в получении лицензий, а также наруше­нием законов на местах.

«В каждом регионе Китая требуется полу­чать различные лицензии, и каждая организация, от управления местной промплощадкой до му­ниципального или центрального правительства

-    относятся к Вам каждый раз по-разному», -говорит Томас Мелер, вице-президент по опера­циям в азиатско-тихоокеанском регионе корпо­рации «Саутко», работающий в Шанхае. «Китай это не страна, где достаточно просто подать заяв­ку. Эту заявку нужно проталкивать, и делать это из всех сил. Каждое обращение может потребо­вать по 3-4 подхода». Важность наличия резерва времени для налаживания связей прежде всту­пления в деловые отношения с китайцами пере­оценить невозможно. «Все документы придется по 3-4 раза переделывать, и это не преувеличе­ние», - рассказывает Уильям Лаутон из Центра по содействию экспорту США. - «Рассматривая визитку с личных позиций, китаец, прежде все­го, стремится получить ответы на три вопроса: как правильно называть этого человека, кто его родственники и насколько влиятельны они в дан­ном регионе? Члены ли они коммунистической партии и если «да», какой их ранг в партийной иерархии? Это важно знать не с идеологической точки зрения, а с позиции оценки влиятельности этой фигуры». Но это далеко не всё. Бизнесмены, так же, как и правительственные чиновники бу­дут стремиться также узнать побольше и о Вас. «Они захотят познакомиться с Вами и познако­мить Вас со своими семьями, а также пожелают узнать Вас и познакомиться с Вашей семьей», 

-    добавляет Лаутон. - «Такая процедура требу­ет много времени, что некоторых отпугивает. С другой стороны, я видел многомиллионные дол­ларовые сделки, скрепленные рукопожатием. Когда отношения установлены, китайцы могут действовать молниеносно». Следует принять во внимание и юридический аспект. Поскольку си­стема законов в Китае реформируется подобно всему прочему, жизненно важно знать законы, действующие в период деловых отношений, но и постоянно отслеживать тенденции и изменения в законах. Потому что всё меняется в Китае [8].

Несмотря на постоянно декларируемое недо­вольство Вашингтона экономической экспанси­ей Китая, растущим в торговле с ним дефицитом и заниженным курсом его национальной валю­ты, китайским товарным демпингом и наруше­нием прав интеллектуальной собственности, по-прежнему налицо стремление США удерживать быстро растущий Китай в орбите своего эко­номического притяжения, привязав к себе еще крепче. Это стремление породило в свое время попытки мифологизации Америкой якобы «не­разрывной экономической взаимозависимости США и КНР», выражавшейся в утверждении, что «резкий шаг одной из сторон по выходу из статус-кво неизбежно повлечет неприемлемый взаимный ущерб: китайский рынок потрясет обвальное падение спроса на товары, а амери­канский - отказ Пекина финансировать дефицит США». Спорным представлялось и заявление о том, что «китайская сторона не имеет никакой другой стратегии, кроме покупки долларов и экспорта собственных товаров в США».

К американо-китайскому саммиту обе сто­роны подготовили весомый пакет контрактов. Накануне поездки Ху Цзиньтао США посетила специальная китайская делегация, которая обсу­дила с американскими партнерами дальнейшее поощрение экспорта в Китай из Соединенных Штатов и стимулирование китайских инвести­ций в США. В ходе двустороннего форума по торгово-экономическому сотрудничеству, состо­явшегося в рамках визита 21 января в Чикаго, был подписан ряд соглашений в области импор­та и экспорта, по взаимным инвестициям и со­трудничеству в сферах энергетики, технологий и высокоскоростных железных дорог.

И хотя вопрос о защите интеллектуальной собственности не снят с повестки дня отноше­ний США-КНР, процесс экономического и тор­гового взаимодействия не прекращается. Компа­нии по-прежнему заинтересованы вести дела в Китае, несмотря на отдельные неудачи.

 

Литература

  1. ВОИС.wipo.int/ipdevelopment/en/ strategies/national_ip_strategies.html
  2. Американо-китайские отношения на новом этапе. Мат. конф. РИСИ. - 2009. - С. 46.
  3. Доклад Конгрессу США об уровне воров­ства ИС и коммерческой тайны// wan-shi-ru-yi.com/.../doklad-kongressu-ssha-ob-urovne-vorovstva-is...
  4. Радов З. КНР продолжает оставаться несо­мненным лидером в кражах интеллектуаль­ной собственности // kp.ru/online/news/815330
  5.  Чмеленко Ю. США и Китай: борьба за право на интеллектуальную собственность //journal-neo.com/?q=ru/node/11202
  6.  journal-neo.com/?q=ru/node/11202 Американское правительство обвиняет Китай и Россию в кибершпионаже // xakep.ru/ post/57711/default.asp Сделано в Китае!? Проблемы и решения// boatingindustry.com/
Фамилия автора: Р. Алипкызы
Год: 2012
Город: Алматы
Яндекс.Метрика