К проблеме интерпретации понятия энергетической безопасности

Современная система международных отно­шений в условиях обострения глобальной кон­куренции, усиления взаимозависимости стран и регионов, оказалась менее стабильной и более восприимчивой к нарастающим угрозам гло­бального и регионального характера. Наряду с поиском эффективного ответа на традиционные и новые вызовы международной стабильности и безопасности, в новом столетии многократно повысилась значимость обеспечения глобаль­ного энергетического баланса.

В XXI веке в структуре мировой энергетики происходят качественные изменения. Страны, прежде всего, развивающиеся, становятся главными динамическими факторами, которые порождают и замыкают на себе основную долю и прирост потребления энергетических ре­сурсов.

Вопросы энергетического характера при­обретают не только важное актуальное значе­ние, они становятся фактором формирования новой геополитической и геоэкономической структуры мира.

Энергоресурсы имеют критически важное значение для улучшения качества жизни и расширения возможностей для всех государств. Поэтому обеспечение эффективного, надежного и экологически безопасного энергоснабжения по ценам, отражающим фундаментальные прин­ципы рыночной экономики, признается одним из важнейших вызовов для всего мирового сообщества.

Неотъемлемой частью экономик мировых держав становится сотрудничество в энергети­ческой сфере, как двустороннее, так и много­стороннее. Создаются многочисленные проекты, подписываются соглашения, заключаются договоры, производится крупномасштабная торговля энергоносителями.

В современном мире идет явное углубление и регионализация мировой энергетики, форми­руются новые энергетические пространства, расширяются рынки энергоносителей. Вместе с тем аналитики все чаще развивают глобальные подходы к проблемам энергоресурсов.

Все чаще в публикациях исследователей о проблемах мирового масштаба вводятся такие термины, как энергетическая безопасность, энергетическая стабильность, модель энергети­ческого мира. В определениях этих терминов содержится идея защищенности стран от угроз нехватки энергетических ресурсов, также говорится о недоступности энергоносителей или об опасности потребления некачественного сырья.

В последнее время можно наблюдать и определенную смену акцентов в трактовке самого понятия энергетической безопасности. Если раньше под энергобезопасностью пони­малось исключительно стабильное снабжение основных потребителей углеводородными ре­сурсами, то теперь оно трактуется значительно шире и включает в себя добычу, транспор­тировку и продажу на мировых рынках. Соот­ветственно, не только страны-поставщики, но и транзитные государства, потребители, а также транснациональные энергетические корпорации, то есть представители всех звеньев энергети­ческой цепи, должны нести свою долю соли­дарной ответственности.

В современном мире снижается роль оружия, конкуренция между государствами все чаще осуществляется на ином уровне - энергети­ческом, в связи с чем обеспечение безопасности энергетических комплексов становится одной из основных задач государства.

Одной из характерных черт системы энерго­обеспечения в настоящее время стала ее инте-грированность и глобальный уровень, что в свою очередь объясняет неизбежные послед­ствия, ощутимые во всем мире, при любом нарушении в ее функционирующей цепи. Являясь составной частью глобальной системы безопасности, энергетическая безопасность призвана решать вопросы глобального харак­тера экономики как бедность, эпидемия, низкий уровень образования, угрозы экологии.

Большинство определений безопасности тесно связано с защитой суверенных интересов государства военными средствами. На наиболее фундаментальном, базовом уровне безопасность понимается как усилия по защите населения и территории против организованной силы. До 70-х гг. XX века эти угрозы традиционно вос­принимались как носящие военный характер, главным и порой единственным способом противостояния, которым служили вооружен­ные силы. При этом основное внимание уделялось военным угрозам и ответам или "высокой политике", а другие факторы, такие, как международные экономические отношения и окружающая среда, рассматривались как вторичные проблемы для безопасности госу­дарств.

Нефтяной кризис 1970-х гг. наглядно продемонстрировал уместность экономических вопросов и проблемы дефицита ресурсов для безопасности государств. С точки зрения гене­зиса концепция "энергетической безопасности" во многом порождена перебоями в снабжении и трудностями в финансировании подорожавшей вследствие энергетического кризиса нефти, которые в конце 70-х годов испытывали раз­витые страны Запада. Именно поэтому в этих странах была разработана концепция энерге­тической безопасности, которая имела сле­дующие цели:

1)         ускоренное развитие традиционных вну­тренних источников энергии (угля, нефти и особенно природного газа) для ослабления зави­симости от импорта;

2)         сокращение удельного потребления энергии за счет повышения его эффективности, освоения энергосберегающих технологий;

3)         развитие экологически чистых энерго­технологий, создание альтернативной энер­гетики;

4)         обеспечение стабильности развития на­ционального энергохозяйства при разумном сочетании рыночных отношений с государ­ственным регулированием, включая перспектив­ное планирование развития его отраслей;

5)         немаловажную роль в обеспечении энер­гетической безопасности должны были сыграть стратегические запасы топливно-энергети­ческих ресурсов, создаваемые на случай раз­личного рода кризисов и форс-мажорных обстоятельств.

Очевидно, что приоритеты стран-экспортеров нефти в области энергетической безопасности отличаются от приоритетов стран-импортеров. К числу наиболее часто встречающихся фор­мулировок целей энергетической безопасности стран-экспортеров нефти и газа относятся:

  1. энергетический суверенитет;
  2. создание стабильного и долговременного источника формирования доходной части госу­дарственных бюджетов различных уровней;
  3. содействие экономическому развитию страны за счет активного использования оте­чественного производственно-технического потен­циала;
  4. минимизация ущерба, наносимого окру­жающей среде в результате эксплуатации углеводородного потенциала;
  5. поддержание эффективной производ­ственно-технологической структуры в рамках нефтегазового сектора экономики;
  6. использование финансово-экономического потенциала добычи невоспроизводимых ре­сурсов углеводородного сырья для создания более современной экономики, основанной на передовых технологиях и воспроизводимых производственно-технологических и природных ресурсах.

Весьма емко и точно сформулировал основ­ную цель государства собственника ресурсов углеводородного сырья - А. Нуйстад: "Увели­чение и продление во времени социальной ценности углеводородов - это основная цель страны - владелицы данных ресурсов. Одним из элементов государственной стратегии должно стать создание механизма, который бы позволил превратить нефтяные капиталы в долгосрочные активы страны".

Очевидно, что из-за значительных размеров территории и неравномерного размещения ресурсов нефти и газа решение проблем энергетической безопасности многих государств сочетает подходы, свойственные как странам-импортерам, так и экспортерам энергетических ресурсов.

Существует несколько определений энер­гетической безопасности. Мировой энергети­ческий совет (МИРЭС) определяет ее как " уверенность в том, что энергия будет иметься в распоряжении в том количестве и того качества, которые требуются при данных экономических условиях". В опубликованной в 1985 году МЭА " Энергетической политике в области техноло­гий" энергетическая безопасность была опре­делена как "адекватные поставки энергии по разумной цене". Европейская Комиссия (1990 г.) дает более полное определение: "безопасность поставок означает, что существенно необходи­мые энергетические потребности будут удов­летворены как за счет использования адекват­ных внутренних ресурсов, разрабатываемых экономически целесообразным способом или поддерживаемых в качестве стратегического резерва, так и за счет доступных и стабиль­ных внешних источников, дополняемых в случае необходимости за счет стратегического резерва".

Уже в середине 70-х годов, по мере того как мировое сообщество стало все глубже осознавать степень взаимозависимости совре­менного мира и всех существующих в нем проблем,   энергетическая   безопасность стала пониматься значительно шире, чем только как процесс обеспечения непрерывности поставок энергоносителей и достижения максимальной "энергетической независимости".

Все больше распространяется мнение, что односторонние действия государств по обес­печению своей энергетической безопасности, а в целом и экономической безопасности, могут привести - и при отсутствии соответствую­щей координации и согласованности, как показывает практика, часто приводят - к транс­граничной передаче экономических потрясений и различного рода "внешних шоков", а в конечном итоге - к межгосударственным, в т. ч. военно-политическим конфликтам. Иными словами, реальная односторонняя национальная энергетическая безопасность невозможна.

Именно это подчеркивали в своей концепции специалисты Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира и разоружения (СИПРИ), расширив понятие энер­гетической безопасности до понятия "между­народной энергетической безопасности" и включив в него проблемы снабжения топливом не только развитых, но и развивающихся стран-импортеров нефти и других ресурсов.

Трудности в достижении международной энергетической безопасности, равно как и постепенный переход к созданию альтер­нативной энергетики, т. е. к развитию прин­ципиально новых источников и технологий, формированию энергоэкономического типа хозяйства, диверсификации энергобаланса, -напрямую связаны с положением на рынке нефти и ее ценой. При растущей взаимо­зависимости ни одна страна мира не может без ущерба для себя оставаться во внешнеэко­номической самоизоляции, тем более экспор­тируя большие объемы энергоносителей по весьма нестабильным ценам мирового рынка. Практически невозможна долгосрочная энер­гетическая стратегия, которая, во-первых, не имеет соответствующей системы быстрого реагирования на "внешние шоки" и, во-вторых, не располагает широкой координацией в рамках мирового сообщества.

Анализ такого сложного явления, как между­народная энергетическая безопасность, требует проведения его структуризации, построения "дерева целей", выяснения "доминантных" проблем и т.д.

По мнению китайского аналитика Джао Даожин, энергетическая безопасность не тре­бует военных гарантий, но больше связана с геополитическими факторами и национальной политикой стран, влияющих на контроль раз­вития энергетических ресурсов и их транспор­тировки за пределы [1, c.3]. Так, например увеличивающаяся с каждым годом разница между внутренним обеспечением и потреб­ностью Китая в энергетических ресурсах, вынудила правительство страны выделить во­просы обеспечения энергетической безопас­ности в ряд основных национальных интересов. На государственном уровне, под энергети­ческой безопасностью являющейся неотъем­лемой частью национальной безопасности страны, подразумевается состояние защищен­ности населения и экономики страны от угроз дефицита экономически доступных топливно-энергетических ресурсов приемлемого качества и угроз нарушения стабильного топливоэнерго-снабжения [2, c.142].

Следует отметить, что до настоящего вре­мени мировое сообщество не выработало единого понимания самого понятия энергети­ческой безопасности, порой вкладывая в него значения, прямо противоположные значения друг другу. Проблема состоит в том, что разные страны по-разному предпочитают обеспечивать энергетическую безопасность и соответственно интерпретировать ее.

Анализ официальных документов главных акторов мирового энергетического рынка в сфере энергетики, в частности, таких, как «Национальная энергетическая политика США на период до 2020 года», «Зеленая книга. Евро­пейская стратегия устойчивой, конкуренто­способной и безопасной энергетики», «Энер­гетическая стратегия России на период до 2020 года» и «Долгосрочная стратегия ОПЕК» показывает немалую специфику в энергети­ческих стратегиях государств, в силу особен­ностей их энергетического потенциала и стра­тегии [3, c.116]. Так, страны-нефтеимпортеры после «нефтяных шоков» 70-х годов прошлого века под термином «энергетическая безопас­ность» стали понимать безопасность поставок по разумной цене. В то время как страны-нефте-экспортеры, чья экономика полностью зависит от нефтяных доходов, заботятся непосред­ственно о стабильности своих рынков сбыта [4].

Но в контексте понимания этого понятия как глобального, энергетическая безопасность озна­чает не только предотвращение конфликтов за энергетические ресурсы между поставщиками и потребителями, внутри группы стран-постав­щиков и внутри группы стран-потребителей, но и расширение доступа к энергетическим ре­сурсам.

Углеводородные ресурсы, являющиеся базовыми на сегодняшний день, ввиду их особенностей, относятся к группе исчерпаемых. Все чаще на повестке дня стоит вопрос о необходимости структуры топливно-энергети­ческого баланса и переходе к альтернативным источникам энергии. Несмотря на разницу в подходах ведущих государств, существуют и объективные точки сближения в понимании энергетической безопасности. Выделяя основ­ные принципы, можно отметить, что энергети­ческая безопасность является взаимной ответ­ственностью потребителя и поставщика энер­гетических ресурсов, взаимозависимых друг от друга. Принимая во внимание фактор кон­куренции между поставщиками энергети­ческих ресурсов, их диверсификация и посте­пенный переход к изменению структуры топливно-энергетического баланса становятся краеугольными вопросами. Многие эксперты склоняются к принципу деполитизации энер­гетических ресурсов и к конкуренции, построен­ной на экономических принципах. Необходи­мость деполитизации лежит в основе избежания непредсказуемых конфликтов, ставших одним из вызовов глобальной системы энергетической безопасности.

Само же употребление термина энергети­ческая безопасность, по мнению российских экспертов, невозможно без ссылки на процесс глобализации. Глобальный аспект касается подхода к энергетическим ресурсам не только как к средству торговли и получения прибыли отдельными игроками, но и как к одной из основ экономического и гуманитарного развития мира в целом. В исследованиях ряда российских специалистов таких, как А.Г. Коржубаева [5, c. 142], Я.А. Ляшок [6, c.13], и Н.И. Пляскиной [7, c.98], решение энергетических проблем лежит в основе создания международного механизма глобальной энергетической безопасности целью которого станет предотвращение и разрешение конфликтов путем согласия всех государств наделенных полномочием управлять глобаль­ным сбалансированным энергетическим потен­циалом.

Энергетической безопасностью российские исследователи называют состояние защищен­ности страны, ее граждан, общества, государ­ства, экономики от угроз нехватки энергоно­сителей. Угрозы определяются как внеш­ними (геополитическими, макроэкономи­ческими, конъюнктурными) факторами, так и собственно состоянием и функционированием энергетического сектора страны [8, c. 8]. В стратегии энергетической безопасности РФ также освещается формулировка междуна­родной энергетической безопасности. Она трактуется как состояние защищенности энер­гетических отношений, энергетических систем и энергетических процессов от разного вида угроз, способных вызвать дестабилизацию энер­гетической обстановки, энергетические кон­фликты, нарушение энергетических процессов на региональном и глобальном уровнях.

Энергетические ресурсы стали приобретать все большую значимость в политике государств, они представляют важную роль в интерпретации государственных интересов, их политических и экономических действий.

Немалый интерес представляет развитие энергетической системы КНР. Его колоссальные успехи, достигнутые за четверть века после таких тяжелых событий, как "большой скачок" и "культурная революция", являются впечатляю­щим международным событием на рубеже XX и XXI вв. Во многих странах Китай восприни­мается, как страна, удачно проводящая рыноч­ные реформы и демонстрирующая выдающийся пример динамичного развития. Несмотря на то, что достижения на пути реформ Китая рассматривают и оценивают очень высоко, все же до сих пор ведутся многочисленные дискус­сии и размышления о причинах и существе предпринятых в Китае мер, сделавших воз­можным такое мощное экономическое развитие.

Особенности энергетической политики Китая.

На сегодняшний день Китай, с самой быстро развивающейся экономикой и наиболее перс­пективным емким рынком в мире, становится значительным игроком на мировом рынке энергоресурсов. Экономическое развитие Китая в значительной степени определяется состоя­нием топливно-энергетического комплекса страны, который в настоящее время находится в стадии реформирования. Среди наиболее значимых проблем ТЭК Китая являются высокая зависимость энергоснабжения страны от потребления угля на 70%, загрязнение окружающей среды, низкая эффективность энергопотребления, неразвитая инфраструк­тура. Большая часть углеводородов в Китай импортируется ежегодно, с ростом которой увеличивается и зависимость от импорта нефти. Принимая во внимание нестабильность ре­гионов Ближнего Востока и Африки, прави­тельство Китая с образованием ШОС в 2001 году пересмотрело свою политику в отношении РФ и стран Центральной Азии, осуществляя партнерство не только в двустороннем формате, но и в формате интеграционных группировок.

По мнению Р. Кларка, зависимость Китая от международных поставок энергоресурсов стре­мительно меняется от относительной зави­симости к абсолютной. Немаловажным фак­тором играющим в обеспечении энергетических ресурсов является их транспортировка ко­раблями в Китай. Несмотря на немалые китайские инвестиции за рубежом, Кларк считает, что нет никаких гарантий обеспечения энергетической безопасности КНР. Так как большинство нефтяных и иных энергетических ресурсов доставляется в Китай на кораблях других государств.

Зависимость Китая от импорта энергоре­сурсов в последние годы резко возросла. И эта тенденция в ближайшие десятилетия сохранится или даже усилится в силу беспрецедентных по своим масштабам процессов индустриальной модернизации и урбанизации в Поднебесной. Такая перспектива вызывает у китайского пра­вительства беспокойство, связанное с рисками сбоя в международных поставках, хронической нестабильностью в регионах, экспортирующих энергоносители, и превратностями глобальной энергетической геополитики.

Устойчивый и гарантированный импорт энергии по приемлемым ценам рассматривается правительством Китая как жизненно важное условие обеспечения дальнейшего развития страны, политической и социальной стабиль­ности. В этой связи энергетический вопрос перешел из категории «низкой» (внутренней энергетической политики) в категорию «высо­кой политики» (политики национальной без­опасности). Так, Лю Цянь отмечает, что резкое увеличение потребления энергоресурсов при­водит к серьезным осложнениям в развитии экономики КНР, сопровождающийся структур­ными, технико-экономическими и экологи­ческими проблемами. Китай придает междуна­родному сотрудничеству важное значение, выделив его в ряд основных стратегических направлений энергетического развития.

Что касается отношений Китая с государ­ствами Центральной Азии, что отношения характеризуются большей дифференцирован-ностью и прагматичностью. Пекин активно использует в национальных интересах потен­циал каждого государства в отдельности, закрепляя за регионом статус сырьевого придатка, что, по мнению китайских исследо­вателей, объясняется объективной природой развития центральноазиатских экономик.

Энергетическая политика КНР, по мнению К. Л. Сыроежкина, также направлена на под­ключение среднеазиатских углеводородных ресурсов к обслуживанию своих энергетических нужд в среднесрочной и долгосрочной перс­пективе [9, c.14].

Вопросы, связанные с проблемами энер­гетического сотрудничества между Китаем и странами-членами ШОС, рассматривались в работах целого ряда китайских, российских и экспертами центральноазиатских государств.

Согласно Лю Цянь, процесс осмысления энергетической политики Китая до сих пор не завершен, что позволяет корректировать ряд положений ныне действующих программ и вносить новые положения в «Энергетическую стратегию Китая».

По мнению К. Сыроежкина, несмотря на отсутствие прямых стремлений Пекина кон­тролировать энергоресурсы в Центральной Азии, близлежащем регионе являющегося ос­новным источником поступления нефти в страну, важной задачей Китая является противо­стояние любым попыткам другой внешней державы монополизировать добычу и экспорт энергетических ресурсов [9, c.15].

Энергетическая безопасность ЕС прошла свой долгий путь развития. В 50-е годы двадцатого столетия, под энергетической без­опасностью понималась обеспеченность Евро­пейских государств углем, основным видом топлива, обеспечивающим энергию для домов, коммерческих организаций, фабрик и транспорта. Государства Европы зависели от добычи угля, переработки и его транспор­тировки, это и положило началу Европейского объединения угля и стали в 1950 г.

Все больше стали говорить о том, является ли энергетическая безопасность фактором мира или она способствует углублению конфликта. В некоторых регионах мира проблема доступа к энергии явно усугубляет разногласия, а в отдельных случаях может становиться их непосредственной причиной. Для современного ЕС, по мнению Андриса Пиебалгса, бывшего комиссара ЕС по вопросам энергетики, как и в 1950-е годы, энергетическая безопасность яв­ляется основным двигателем мирного раз­вития.

ЕС занимает второе место в мире по потреблению энергии и является крупнейшим ее импортером. Пятьдесят четыре процента всей энергии, потребляемой ЕС, импортируется, из них 60 процентов приходится на газ и 84 процента - на нефть [10, c.9].

За последние годы мировой спрос на энергию за пределами Европы вырос быстрее, чем когда-либо раньше. Одна из главнейших задач, стоящих перед ЕС, состоит в обеспечении необходимых мер для того, чтобы растущая энергетическая зависимость не стала фактором риска для более широкой экономической или международной безопасности. Энергетическая безопасность ЕС зависит от наращивания сотрудничества, диалога и переговорного про­цесса со всеми заинтересованными сторонами на основе взаимного уважения и доверия. В пределах ЕС, 27 государств-членов и почти 500 миллионов граждан объединились в единый внутренний энергетический рынок, созданный на основе общих согласованных задач, поли­тических целей и законодательных норм.

Традиционно существовала ориентация на давних поставщиков энергии, таких, как Организация стран-экспортеров нефти и Россия. Но, ввиду российско-украинского противостоя­ния в 2006 году по вопросу цены за газ и его транспортировки в другие страны, прежде всего в ЕС, а также российско-белорусского противоборства в 2007 году постепенно на повестке дня ЕС стал вопрос обеспечения бесперебойного и прозрачного функциониро­вания международных энергетических рынков в больших объемах, а также о необходимости диверсификации поставок.

В связи с этим ЕС стал уделять особое внимание развитию энергетических отношений с новыми партнерами, поставщиками энерго­ресурсов как Азербайджан и Туркменистан, транзитными государствами, как Украина и Турция, и крупными потребителями энергии, как Соединенные Штаты и Китай.

Интересы ЕС направлены на создание надежной и предсказуемой системы поставок энергоресурсов, в том числе, на строительство новой энергетической инфраструктуры. Наи­большую актуальность в данном вопросе приобретает Каспийский регион и Центральная Азия. В рамках данного подхода, ЕС под­писал межгосударственное соглашение между странами ЕС - Болгарией, Румынией, Венгрией и Австрией - и Турцией об участии в строи­тельстве газопровода «Набукко». Данная ини­циатива ЕС, проект «южного коридора», призван укрепить энергетическую безопасность стран от Каспия до Ближнего Востока и Турции, а также для ЕС.

Обеспечение доступа к энергоресурсам, без сомнений, является важнейшим политическим вопросом. Большинство стран стремятся разра­батывать национальные энергетические стра­тегии, позволяющие выявить наиболее жела­тельные направления деятельности государства в сфере энергетики, повысить уровень энер­гетической безопасности и экономическую эффективность использованя энергоресурсов, исходя из внутренней потребности в них и использования внешних источников.

Казахстан, будучи одним из динамично развивающихся экспортеров энергетических ресурсов, роль которого в перспективе будет неуклонно возрастать, в полной мере при­держивается позиции диверсификации путей транспортировки углеводородов на мировой рынок и максимально эффективного функцио­нирования трубопроводных систем.

Энергетическая безопасность как ключевой фактор международной стабильности, является одним из важнейших политико-экономических приоритетов Казахстана. Казахстан является важным элементом глобальной энергетической инфраструктуры, поэтому существенная состав­ляющая внешней политики страны направлена на решение задачи обеспечения стабильных и безопасных маршрутов экспорта отечествен­ного углеводородного сырья. В основе энергети­ческой стратегии лежит принцип экономи­ческой целесообразности и минимизации техно­генного воздействия энергетики на окружаю­щую среду.

Приоритетным направлением внешней по­литики Казахстана является расширение взаимо­действия в рамках Шанхайской организации сотрудничества, в том числе в сфере энергетики. ШОС объединяет крупнейших мировых произ­водителей углеводородов, а также ведущих импортеров энергоресурсов. В этой связи, сторонами обсуждается идея формирования в рамках Шанхайской организации единого энергетического рынка. Важным условием сотрудничества государств-членов ШОС в этом направлении должны стать координация стра­тегий освоения ресурсов и реализация эффек­тивных транспортных маршрутов.

Залог международной энергетической ста­бильности не только в сочетании интересов потребителей и поставщиков ресурсов, но и в гармонизации подходов глобальных геополи­тических игроков, а также транснациональных энергетических корпораций.

Глобальный энергетический сектор в начале XXI века претерпел значительные изменения в силу появления новых игроков и перерас­пределения влияния среди его участников. В этой связи новая энергетическая обстановка требует корректировки, для того, чтобы обес­печить новым игрокам место на рынке, а также условия для развития эффективного и взаимо­выгодного сотрудничества.

Само понятие энергетической безопасности интерпретируется многими государствами по-разному. Однако вопросы энергетической без­опасности должны решаться с учетом интересов производителей и потребителей. В противном случае геополитическое соперничество и жесткая конкуренция за доступ к ограниченным ресурсам, вероятно, усилятся, приведя к безвыигрышной конфронтации.

 

Литература

  1. Ryan Clarke, Report on Chinese Energy Security and the Role of the PLAN //Culture Mandala: Bulletin of the Centre for East-West Cultural and Economic studies, Vol.8, Issue 2. -December 2009. - pp.1-19 //international-relations.com
  2. Воропай Н.И., Пяткова Н.И., Сендеров С.М., Славин Г.Б., Чельцов М.Б. Энергетическая безопасность России в условиях глобализации и либерализации мировой экономики // Экономика XXI века: Условия развития, технологии, прогнозы. Отв.ред.Н.И. Воропай - Новоси­бирск: Наука, 2004. - С. 135-147.
  3. Лю Цянь. Страны шанхайской организации сотруд­ничества в энергетической стратегии Китая: диссертация к.э.н. 08.00.14: защищена 2009 г./ Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Экон. фак. - 185 С.
  4. Блохина А.Д. Геополитическая ситуация в Каспий­ском регионе: проблемы энергетической безопасности. ­18.12.2006 // analitika.org/articles.php? story= 20061218020735996
  5. Коржубаев А.Г. Закономерности глобального энер­гообеспечения и нефтегазовая политика России // ЭКО. - Новосибирск, 2005. - С. 140-150)
  6. Ляшок Я.А., Ляшок Н.Ю., Вознесенский В.В. Реализация концепции энергетической и эконологической безопасности //Изд. Донецкого горн. ин-та. - 2002. - С. 13-16.
  7. Пляскина Н. И. Минерально-сырьевая безопасность ТЭК и правовое регулирование недропользования // Прогнозирование перспектив развития промышленности в регионах России: Сб.науч. трудов. Институт экономики и орг. пром. производства СО РАН. - Новосибирск, 2005. - С. 93-114. 
  8. Анненков. В.И., Лахтовский Н.М.. Энергетическая безопасность в условиях глобализации // Обозреватель. - 2010 год.- № 1.- 37 c.
  9. Сыроежкин К.Л. Политика Китая в отношении государств Центральной Азии (концептуальные подходы) //Информационно-аналитический журнал Analytic. - 2010. -1(53). -18 c.
  10. Пиебалгс А. Почему энергетическая безопас­ность важна для Европы и Евразии // per Concordiam. -март, 2010. - № 1, Том 1. - С.8-10
Фамилия автора: А. Е. Елибаева
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика