Распространение демократии в политике администрации Б. Клинтона (1993-2001)

С окончанием «холодной войны» распад социалистического лагеря объективно создал благоприятные условия для утверждения либе­рально-демократических принципов и цен­ностей в мире и вовлечения все большего числа стран в орбиту демократического развития. Дезинтеграция СССР, наряду с поражением в геополитическом соперничестве с Западом, была воспринята как крах коммунистической идеологии, что вызвало серьезные трансфор­мации в массовом общественном сознании в пользу демократии и идеи рыночной экономики. В силу внутренних причин и благодаря политике западных стран к концу 1990-х гг. границы демократического мира значительно расширились.

Изменения, произошедшие в расстановке сил на международной арене, позволили США и их союзникам, значительно укрепить междуна­родные позиции и перейти к военно-силовым методам по обеспечению своих глобальных и региональных интересов, прежде всего в тех областях, где они могли не опасаться серьезного противодействия со стороны других держав. Проекция силы на другие страны и регионы обосновывалась не только жизненно важными экономическими и военно-политическими инте­ресами, но и в возрастающей степени целями распространения демократии во всем мире в качестве универсальной и наиболее справед­ливой общественно-политической модели.

Концептуальной основой политики распро­странения демократии в годы президентства Клинтона является стратегия «расширения демократии», озвученная 21 сентября 1993 года в выступлении помощника президента США по национальной безопасности Энтони Лейка в Школе перспективных международных ис­следований Университета Дж. Хопкинса (г. Вашингтон). По утверждению Э. Лейка, политика США в отношении мира находится на историческом перекрестке. Распад СССР укре­пил безопасность США. Но это требует от США думать по-новому, поскольку мир стал новым. В новую эпоху на смену доктрине сдерживания должна прийти стратегия расширения - рас­ширение свободного сообщества рыночных демократий мира. Э. Лейк формулирует сле­дующие приоритеты внешнеполитической стра­тегии США: укрепление демократического ядра и обновление связей с ключевыми демократии-ческими союзниками (Европа, Канада, Япония); поддержка новых возникающих демократий и минимизация способности государств за пре­делами «круга демократии и рынков» угрожать ему [1].

Положения Э. Лейка о расширении сооб­щества демократических наций и свободного рынка были включены в «Стратегию нацио­нальной безопасности вовлечения и расши­рения» США (февраль 1995 г.), определив под­держку демократии одним из ведущих на­правлений системы обеспечения национальной безопасности. Тем не менее как отмечают наблюдатели, вопросы демократии в тексте уступили по значимости военно-политическим и экономическим вопросам.

В реализации политики вовлечения и расши­рения Стратегия предписывает добиваться цели не только посредством правительственных чиновников, но и посредством частных и непра­вительственных групп. В укреплении демокра­тии и гражданского общества естественными союзниками проводимой США политики Стра­тегия объявляет профсоюзы, правозащитные группы, защитников экологии, торговые палаты и наблюдателей за ходом выборов [2].

Значительное внимание во внешнеполити­ческом курсе администрации Б. Клинтона уделяется демократизации стран Центральной и Восточной Европы, непосредственно гранича­щим с Западной Европой и традиционно играющим ключевую роль в безопасности стран трансатлантического сообщества. В 90-е годы ХХ века странам Центральной и Восточной Европы, прежде всего, Польше и Венгрии удалось достигнуть существенного прогресса на пути к либерализации политической системы.

Решающее значение при этом имела поддержка со стороны США, стран ЕС и внутренний выбор населения и политических элит данных стран в пользу интеграции в западное сообщество.

На постсоветском пространстве процесс ре­формирования тоталитарных структур затя­нулся. Бывшим коммунистическим лидерам в постсоветских республиках удалось сохранить власть в своих руках. При формальном разде­лении ветвей власти и закреплении идеалов свободы и демократии в принятых после распада СССР конституциях преобладающей формой общественно-политического устройства стали суперпрезидентские режимы, чему спо­собствовала исторически сложившаяся система взаимоотношений между обществом и властью. Степень демократизации политических систем оказалась различной: от значительного крена в сторону авторитаризма (Туркменистан) до формирования жизнеспособных демократии-ческих правительств (страны Балтии).

В процессе интеграции в мировое сооб­щество и международные хозяйственные связи лидеры посткоммунистических стран в целом не могли игнорировать внутреннее общественное движение и воздействие общемировых тен­денций к большей открытости и повышению демократичности политических систем, про­возгласив курс на поэтапную демократизацию в рамках демократического транзита. При этом подразумевалось, что в течение переходного периода будут созданы необходимые пред­посылки для построения демократического государства.

Этот тезис наглядно подтверждается в сле­дующем заявлении президента Казахстана Н. А. Назарбаева, сделанном в рассматриваемый период: «Для нас сегодня уже не существует альтернативы - демократия или авторитаризм. Наш выбор уже определен, цель обозначена. Однако перед нами стоит проблема выбора модели демократического развития. История еще раз показала, что к цели нет прямой дороги. Каждая страна, каждый народ строит демо­кратию по-своему. Поэтому есть множество моделей демократии и путей к ней» [3].

Президент Туркменистана С. Ниязов, выстроивший политический режим с большей степенью автократичности, высказывается более жестко: «Вы должны считаться с нашим миро­воззрением, а не только навязывать ваше поня­тие демократии... Мы не отрицаем вашу демо­кратию, мы считаем, что сближение мировоз­зрения произойдет через определенное время» [4].

Глубина проводимых преобразований кон­тролировалась политическими элитами и зависела от исторического опыта, специфики политических традиций и конкретных обстоя­тельств политического и социально-экономи­ческого развития.

Дезинтеграционные процессы на постсовет­ском пространстве отвечали интересам США, и Запад, заинтересованный в их продолжении, оказывал поддержку независимости постсовет­ских стран и политических элит, гаранти­ровавших не восстановление СССР и ограни­чение стратегических позиций России в мире и в регионе. Призывая постсоветские страны к развитию демократии, США в то же время не ожидали быстрых перемен и из геополити­ческих соображений были готовы признать, что утверждение демократии потребует смены поко­лений, допуская возможность откатов назад. В этом отношении показательно выступление президента США Б. Клинтона в Брюсселе в январе 1994 года: «Мы не можем ожидать, что они за одну ночь исправят три четверти столетия репрессивного руководства, три четверти столетия тоталитарной политики, или всей истории, в которой не было демократии. Но пока эти государства продолжают про­движение к демократии и уважению своих прав и прав других людей, понимают права своих меньшинств и их соседей, мы должны под­держать их продвижение с устойчивым тер­пением [5]. Как отмечал Б. Клинтон, успех этих демократических реформ делает нас всех более безопасными, «потому что демократические государства не склонны вести войну с друг другом».

В других регионах планеты, в частности, на Африканском континенте и на Ближнем Востоке, администрация США действовала более насту­пательно. Новые тенденции во внешнеполити­ческом курсе США отчетливо проявились в ходе операции США на Гаити (1994) во главе многонациональных сил ООН под названием «Поддержка демократии» (Operation Uphold Democracy). Целью операции было объявлено восстановление конституционного порядка и восстановление у власти демократически избран­ного правительства, свергнутого военной хунтой. Высадка американского контингента сопровож­далась серьезно проделанной информационно-пропагандистской работой в мировых СМИ, что во многом обеспечило успех проведенной операции и ее восприятие в мире в нужном для США ключе.

В годы президентства Б. Клинтона политика распространения демократии и защиты прав человека, проводимая США, сохраняет идеоло­гическую преемственность с внешнеполити­ческими установками прежних президентских администраций, подводя обоснование в новых условиях мировой политики под усилиями США, направленными на достижение глобаль­ного лидерства. Основной ее посыл заключается в том, что США, будучи лидером свободного мира, несут особую глобальную ответствен­ность за защиту и продвижение демократии в мире.

Учитывая рост критики и давление внутри страны со стороны сторонников изоляционизма после вывода американского контингента из Сомали в 1994 году (данная операция была воспринята американским обществом как неудачная для США), тезис об особой ответ­ственности США за демократию в мире также активно используется администрацией Клинтона во внутриполитических дебатах. Это позволяет провести определенные исторические параллели в обосновании внешней политики США в пе­риод президентства Б. Клинтона с президент-ствами В. Вильсона и Ф.Д. Рузвельта.

Свою позицию по данному вопросу с учетом политической ситуации внутри страны президент Б. Клинтон отчетливо обозначил в своем обращении к нации 23 января 1996 года. «Вызов нашей политики, заявил Б. Клинтон -это поддержка лидерства Америки в борьбе за свободу и мир во всем мире. Вследствие американского лидерства больше людей, чем когда-либо прежде, живут в свободе и в мире... Во всем мире, даже после холодной войны, люди по-прежнему обращаются к нам и доверяют нашей помощи в поисках благо­словения мира и свободы. Но по мере того, как холодная война меркнет в памяти, голоса изоляции говорят, что Америка должна отсту­пить от своих обязанностей. Я говорю, что они не правы» [6].

Действия США по продвижению демократии в мире в этот период, как отмечают многие исследователи, начинают выходить за рамки общепризнанных норм международного права. Если подходить объективно, международное право, носившее в себе серьезный отпечаток прежней системы договоренностей между ведущими державами, заключенных в годы «холодной войны», не поспевало за стреми­тельными переменами в системе международ­ных отношений. Изменившаяся реальность требовала выработки новых, более совершенных подходов к регулированию международных процессов, однако противоречия между основ­ными международными акторами существенно затрудняли и замедляли данный процесс. Таким образом, осуществляемое США распро­странение демократии проходило в отсутствии адекватной международно-правовой базы.

Вместе с тем по мере утверждения США в мировой политике в качестве единственной сверхдержавы в американской внешнеполити­ческой стратегии усиливается дрейф в сторону все более активного использования односто­ронних методов достижения глобальных военно-политических задач и игнорирования интересов других мировых и региональных центров силы. Принцип уважения прав человека и основных свобод во внешней политике США начинает преобладать над принципами территориальной целостности государств, невмешательства во внутренние дела и нерушимости государствен­ных границ, регламентирующих отношения государств.

Одной из важнейших черт политики «рас­ширения демократии» в период президентства Б. Клинтона становится дальнейшее развитие концепции «гуманитарного вмешательства» и попытки США придать ей универсальный характер. Устав ООН допускает применение принудительных мер Советом Безопасности в случаях угрозы международному миру и без­опасности, нарушения мира или акта агрессии. США при поддержке своих европейских союз­ников, акцентируя внимание на гуманитарном измерении, распространили меры принуждения на внутригосударственный конфликт, где противоборствующими сторонами являются центральное правительство и повстанцы либо ущемляются интересы этнических меньшинств. Целями, оправдывающими военное вмешатель­ство со стороны международного сообщества, для США в соответствии с концепцией также являются предотвращение или прекращение геноцида части населения страны, массовых нарушений прав человека, межэтнического кон­фликта и массовых жертв среди гражданского населения.

Концепция «гуманитарного вмешательства» во внешнеполитической стратегии США полу­чила практическое воплощение в Косовском кризисе 1999 года и выразилась в односто­ронней военной операции НАТО в Косово (24 марта - 10 июня 1999 г.) под предлогом стаби­лизации ситуации и предотвращения «гумани­тарной катастрофы» и массовых жертв среди албанского населения края. Отличительной ее особенностью является отсутствие санкции Совета Безопасности ООН и мандат на про­ведение операции только от НАТО - регио­нальной военно-политической организации, что было воспринято другими центрами силы как грубейшее нарушение международного права и агрессия против суверенного государства. Как показала практика, США не склонны абсолюти­зировать государственный суверенитет, ставя в пример геноцид в Руанде (1994), в ходе которого погибло 800000 руандийцев. Так, оправдывая действия США в период Косовского кризиса, президент Б. Клинтон в свою очередь выразил сожаление, что в Руанде международное сооб­щество не было так организовано как в этот раз и не было способно действовать быстро [7].

Проблематика прав человека в 1990-е годы стала одной из важных тем в развитии диалога между США и КНР. После подавления в 1989 году студенческих выступлений на площади Тяньаньмэнь в Пекине США ввели ряд санкций в отношении Китая. В русле стратегии, избранной администрацией Дж. Буша, в мае 1993 года президент Б. Клинтон подписал адми­нистративный указ, увязавший возобновление режима наибольшего благоприятствования в торговле с Китаем с выполнением ряда условий, связанных с положением прав человека в данной стране. В соответствии с административным указом, от Китая американским правительством ожидался прогресс в таких областях, как:

  • -  облегчение свободы эмиграции;
  • -  выполнение двусторонних договоренностей между США и Китаем от 1992 года о труде заключенных;
  • -    соблюдение Всеобщей декларации прав человека;
  • -   освобождение граждан Китая, заключенных под стражу за ненасильственное выражение своих политических и религиозных взглядов, включая арестованных в связи с событиями на площади Тяньаньмэнь;
  • -   обеспечение гуманного обращения с за­ключенными, включая доступ в тюрьмы между­народных гуманитарных и правозащитных организаций;
  • -   защита религиозного и культурного наследия Тибета;
  • -      разрешение вещания международных радио-и телевизионных передач в Китае [8].

Между тем уже в следующем году данная принципиальная позиция была пересмотрена, и под воздействием американских экономических интересов [9], администрация Б. Клинтона 26 мая 1994 года принимает решение не увязывать в дальнейшем вопрос прав человека с предостав­лением Китаю статуса «нации наибольшего благоприятствования», что стало результатом перехода США к новой стратегии, вырабо­танной в этот период в рамках администрации Б. Клинтона, - стратегии вовлечения Китая в сотрудничество и встраивания в новый миро­порядок.

Правозащитная тема продолжала периоди­чески звучать в ходе двусторонних встреч на высшем уровне, состоявшихся в 1990-е годы. Однако их острота заметно спала, обозначив приоритетность в двусторонних отношениях прежде всего вопросов безопасности и эко­номического сотрудничества, нежели продвиже­ния демократии. Делясь впечатлениями о встречах с лидером Китая Цзян Цзэминем в своих мемуарах и объясняя свою политику, Б. Клинтон пишет: «Мне хотелось, чтобы китай­ские граждане поняли, что Америка поддер­живает борьбу за гражданские права, которые, по нашему мнению, являются универсальной ценностью. Я также хотел, чтобы китайские руководители поняли, что большая свобода и открытость не приведут к дезинтеграции страны, которой они, учитывая китайскую исто­рию, вполне закономерно опасались», отмечая по итогам одной из встреч: «Мы не преодолели наших разногласий, но стали лучше понимать друг друга» [10].

В 1999 году в недрах администрации Клинтона (1993-2001) был разработан проект создания «Сообщества демократий», который рассматривается в качестве совместного амери­кано-польского проекта министра иностранных дел Польши Б.Геремека (1997-2000) и гос­секретаря США М. Олбрайт (1997-2001). В списке инициаторов Соединенными Штатами также включаются Чили, Чехия, Индия, Корея, Мали, Мексика, Португалия и ЮАР [11].

Историю его создания раскрывает М. Олбрайт в своих мемуарах: «По подсказке директора от­дела политического планирования, Морта Гильперина, я решила предложить объединиться всем демократиям мира. Выбор времени для такого проекта казался подходящим: под руководством свободно избранных лидеров жило более чем две трети населения мира. За три десятилетия количество выборных демо­кратий увеличилось в четыре раза, с 30 до примерно 120, но это означало, что стало еще больше мест, где демократические формы правления были под угрозой. Эта опасность была особенно ощутима там, где демократии были молодыми и хрупкими» [12].

По инициативе США 26-27 июня 2000 года в Варшаве (Польша) было созвано инаугурацион-ное совещание на уровне министров (First Ministerial Conference of the Community of Democracies). По итогам совещания 27 июня 2000 года был принят учредительный документ -Варшавская декларация, которую подписали 106 государств. Целью инициаторов мероприятия было объявлено «создание глобального форума для продвижения демократии путем обмена опытом   и   международного сотрудничества»[13].

Созданием форума США подтвердили значи­мость принципов демократии в своей внешней политике, приверженность и решимость в их реализации. С идеологической точки зрения важным успехом дипломатии США можно рассматривать объединение более 100 стран на основе демократических идеалов и их под­держку предпринимаемым США усилиям в данной области, и фактически - понимание демократии как универсальной ценности, тре­бующей повсеместного укоренения.

Таким образом, в годы президентства Б. Клинтона сфера применения проблемы защиты прав человека и распространения демократии во внешней политике США рас­ширилась, обогатившись новыми концептуаль­ными установками. Этому способствовали дезинтеграционные процессы, вызванные рас­падом СССР и социалистического лагеря, усилив международные позиции США, а также процессы либерализации и демократизации международных отношений, сопровождаю­щиеся изменениями в массовом сознании насе­ления мира. Прогрессивная тенденция продви­жения демократии и поддержки демократи­ческих институтов в политике США сочеталась с вмешательством западных стран при амери­канском лидерстве во внутренние дела других государств под предлогом защиты прав человека и распространения демократии. Усилилась тенденция сокращения суверенитета националь­ных государств, что нашло выражение в при­менении США концепции «гуманитарного вмешательства» в целях стабилизации ситуации и предотвращения «гуманитарной катастрофы» и массовых нарушений гражданских прав населения в ряде вспыхнувших в этот период внутригосударственных и региональных кон­фликтов. Вопрос распространения демократии при президенте Б. Клинтоне становится одним из важнейших элементов американской внеш­неполитической стратегии, вместе с тем по-прежнему серьезно уступающим по значению военно-стратегическим, экономическим и гео­политическим аспектам. 

 

Литература

  1. Remarks of Anthony Lake, Assistant to the President for National Security Affairs "From Containment to Enlargement".Johns Hopkins University, School of Advanced International Studies (Washington, D.C. September 21, 1993). - mtholyoke.edu/acad/intrel/lakedoc.html.

  2.  A National Security Strategy of Engagement and Enlargement. The White House. February 1995, p.24. - au.af.mil/au/awc/awcgate/nss/nss-95.pdf.

  3. Назарбаев Н.А. На пороге XXI века. - Алматы: Онер,1996. - С.150.

  4. Интервью С. Ниязова телевидению Германии (ЦДФ) // Ниязов С. Независимость. Демократия. Благополучие. Книга I. / Составители: Оразгельды Айдогдыев, Аразбай Ураев, Аллаберды Оразов / . - А.: «Рух», 1994. - С. 200 (­304 стр.).

  5. Remarks to Multinational Audience of Future Leaders of Europe. President Bill Clinton Brussels, Belgium, January 9, 1994. - usa.usembassy.de/etexts/ga6-940109.htm.

  6. Bill Clinton. State of the Union Address (January 23, 1996). - millercenter.org/scripps/archive/ speeches/detail/ 5494.

  7. Transcript: Clinton justifies U.S. involvement in Kosovo // CNN, May 13, 1999

  8. President Clinton Statement released by the White House, Office of the Press Secretary, Washington, DC, May 28,1993.

  9. Неразрывная связь США со странами мира // Внешняя политика: международные отношения США: важней­шие события ХХ столетия. Э-Журнал США. Апрель 2006 г.-   С. 8.

  10. Клинтон У. Дж. Моя жизнь / Уильям Джефферсон Клинтон; Пер. с англ. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.-   С. 862, 891.

  11. 141 страна примет участие в форуме Сообщества демократий // America.gov, 13 апреля 2005 года.

  12.  Олбрайт М. Госпожа госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт / Пер. с англ. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. - С. 572.

  13. Сообщество демократий подтверждает приверженность правам человека // America.gov, 13 декабря 2004 года.

Фамилия автора: А. К. Нурша
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика