Арабский восток: революционное пробуждение 2011 г.

События 2011 г. в странах Востока заняли особое место в их истории и привлекли внимание мировой общественности, заслонив ход мирово­го финансово-экономического кризиса. Они об­нажили пороки политического, экономического, социального строя арабского общества, сложив­шиеся в послевоенный период как в республиках, так и в монархиях. Пали режимы, которые вчера пользовались легитимностью и внутри страны, и за ее пределами. События охватили почти все государства Арабского Востока. Причины, вы­звавшие их, носили местный характер и лозунги антиправительственных движений не всегда со­впадали.

Хотя причины антиправительственных вы­ступлений в каждой отдельно взятой стране но­сили локальный характер и ход их отличался от страны к стране, они имели много общего и ха­рактеризуются логической закономерностью, ко­торая может повториться и в других регионах со­временного мира. Одни исследователи считают, что их главными причинами являются безработи­ца, особенно среди молодежи, другие - нищету основной массы населения; третьи подчеркивают резкий контраст жизненного уровня между не­большой кучкой нуворишей и средними слоями. Отдельные эксперты выделяют политический характер причины, оттесняя ее социальные со­ставляющие. При внимательном подходе к этим событиям бросаются общие требования восстав­ших арабов - это уход со своих постов засидев­шихся правителей, проведение демократических социально-экономических реформ. В этом плане они схожи с «известными революциями» в неко­торых постсоветских республиках.

Как известно, протестная кампания, положив­шая начало арабским революциям, зародилась в Тунисе. В середине декабря 2010 г. взбунтовалась молодежь против полицейского произвола в от­ношении мелкого уличного торговца. Тунис счи­тался вполне стабильной и по арабским меркам среднезажиточной страной. В первые дни января стало известно самосожжение того же торговца. Оно вызвало бурю возмущения среди жителей. Сперва власти спокойно отнеслись к демонстран­там протеста. Но 8-9 января они приняли массо­вый характер, и их расстрелы не дали эффекта. Даже смена кабинета не остановила протестую­щих людей. Остановились промышленные пред­приятия, транспорт, торговля, туристические центры, школы и вузы. Вскоре армия отказалась стрелять в народ. «Проснулись» общественные и политические организации. Не выдвигая какой-либо осмысленной и четкой программы развития страны в будущем, участники требовали проведе­ния политических реформ, наказания одиозных чиновников, министров, нуворишей. Не доволь­ствуясь отставкой правительства, они стали доби­ваться ухода со своего поста и президента.

В интернет-сайтах, на страницах газет и ли­стовок тут же всплыли многочисленные данные о коррумпированности власти в стране, о ее алч­ности и вседозволенности. Коррупция, непотизм, казнокрадство - это обычное явление в арабских обществах, и Тунис не был исключением. Пре­зидент Зин аль-Абидина бен Али - выходец из крестьянских слоев, дослужился в армии до бли­жайшего окружения политического патриарха Х. Бургиба, который с 1956 г. возглавил правитель­ство независимого Туниса, через год упразднил монархию и занял высший пост, а затем объявил себя пожизненным президентом. По мере его ста­рения в дела государства активно вмешивалась его супруга. В ноябре 1987 г. армейская верхушка отстранила дряхлого старика и генерал З.А. Бен Али, уже ставший премьер-министром, сделался президентом.

По заведенной схеме он пошел на реформи­рование правящей партии, ввел политические нововведения в конституцию и прибрал к рукам основные рычаги власти. Уже в 1990-е годы его семейство контролировало все важные отрасли экономики - промышленные и торговые пред­приятия, банковскую сферу, гостиницы и тури­стические отели, средства массовой информации и т. д. Особой алчностью отмечались братья и родственники новой жены президента, бывшей парикмахерши. Их роскошные виллы в разных престижных районах страны, зарубежные счета и недвижимость, праздный образ жизни давно раздражали жителей. Сам Бен Али неоднократ­но одерживал победы на псевдодемократических выборах и, как поговаривали в Тунисе, готовил почву для своего сына. Правда, он не был одинок в таком стремлении - вкус к власти на Востоке слишком соблазнителен, чтобы не лелеять подоб­ные мечты. Но накал волнений в стране принял грандиозный размах, что даже зарубежные друзья диктатора стали осуждать его. Армия отказалась защищать режим, и Бен Али со своими прибле-женными укрылся в Саудовской Аравии.

События в Тунисе стали детонатором к подоб­ным выступлениям в других арабских странах. В Алжире, Иордании власти довольно быстро поняли надвигавшуюся опасность, выделили большие финансовые средства для повышения зарплат, удержания цен на продовольственные то­вары, гарантировали изменения в Конституцию. Президент Алжира заявил, что не будет выдви­гаться на следующий срок. Марокканский и Иор­данский короли выступили за предоставление представительным органам новых полномочий. Сменились профранцузский кабинет в Ливане. О реформах заговорили в столицах монархий Персидского Залива.

Напряженная ситуация сложилась в Египте, Йемене, Сирии, Ливии, где правители, опираясь на хорошо вооруженную армию и полицию, чув­ствовали свою неуязвимость. Египетский прези­дент Х. Мубарак пришел к власти в октябре 1981 г. после убийства А. Садата. С тех пор в стране со­хранялся режим чрезвычайного положения. Через определенное время проводились президентские и парламентские выборы, действовали разрешен­ные властью партии. В 2005 г. вводилось альтер­нативное избрание президента. На конец 2011 г. намечались новые выборы на высший пост.

«Хлебные бунты» в Египте в 1977, 1986, 2006 гг. подавлялись силой. Правда, в тех случаях вво­дились твердые цены на продукты питания через субсидии. 25 января 2011 г. жители Каира вышли на улицы, требуя политических реформ, отмены ЧП. Власти применили дубинки, полиция откры­ла огонь. На другой день на площади ат-Тахрир собралась стотысячная толпа, она обрастала по­стоянно прибывающими жителями окраины. Власти призвали армию для охраны правитель­ственных зданий. Пули не останавливали мо­лодежь. К протесту присоединились горожане Александрии, Исмаилии, Суэца, других городов. Жизнь в Каире оказалась полностью парализо­ванной. Десятки тысяч людей не покидали улицы и площади. Лозунги об уходе Х. Мубарака приоб­рели особую популярность среди демонстрантов. Начались поджоги офисов правящей партии.

Либерально-демократическая партия (ЛДП) Египта давно стала ручной. Сын президента Га-маль занимал один из высших постов в ней. На­селению внушалась мысль, что переход власти к нему в будущем является естественным и наи­более безопасным для страны решением. Кстати, посол Республики Казахстан в Египте в начале нулевых открыто ратовал за это. В сложившей­ся обстановке Мубарак заявил, что ни он сам, ни сын его не будут претендовать на президентский пост, что он уйдет в отставку в конце 2011 г. по­сле проведения очередных выборов. Был сменен кабинет. Впервые был назначен вице-президент. Эта должность была вакантной, так как жена Му-барака страшилась, в случае чего, их сын будет обойден. Фельдмаршал Мухаммед Хусейн Танта-уи, уже 20 лет являвшийся министром обороны, считавшийся «верным псом» президента, был повышен до вице-премьера. Однако все эти меры не удовлетворяли египтян. Политик, сделавший немало для страны и открывший дорогу к значи­тельному подъему экономического потенциала в последние годы, но цеплявшийся за устаревшие и не отвечающие чаяниям народных масс полити­ческие принципы и строй, потерял доверие в стра­не. А без доверия народа ни одно государство, ни один правитель не могут существовать. Отставка Х. Мубарака еще раз доказала эту аксиому.

Трагический оборот приняли события в Йеме­не, Сирии, Ливии, на Бахрейне, где власть напра­вила против массовых демонстраций армию. Бах­рейнские выступления были утоплены в кровь вмешательством Вооруженных сил Саудовской Аравии. Режимы в Сане и Дамаске уже несколь­ко месяцев пытаются удержать свои позиции, на­рушая права человека. Жертвы во имя свободы и демократии в этих странах растут с каждым днем, что вызывает возмущение мировой общественно­сти. Подобное развитие может оказаться пагуб­ным не только для власть предержащих, но и для государства.

Приближается конец агонии режима М. Кад­дафи в Ливии, который почти 42 года стоит у вла­сти. Как и другие нефтеэкспортирующие страны Арабского Востока, Ливия зарабатывала милли­арды долларов. Значительная часть из них шла на обогащение верхушки, на закупку оружия. Об­ращалось внимание и на социально-культурные сферы. Однако политический строй не отвечал интересам масс. Каддафи имел альтернативу, мог пойти на реформы, на добровольный уход от ру­ководства, но избрал путь вооруженного подавле­ния оппозиции. Его жестокие методы вынудили СБ ООН принять резолюцию вмешательства в событиях, чтобы не допустить расправы над без­оружным народом. Правда, страны НАТО пошли дальше, использовав авиаудары по военному по­тенциалу Ливии и помогли ополченцам Переход­ного Национального Совета (ПНС) в наступле­нии. Гражданская война разрушила инфраструк­туру Ливии, промышленные и деловые центры, десятки тысяч беженцев устремились в Европу. Повстанцы захватили многие города. Пал Трипо­ли. ПНС получает признание в мире. Участь дик­татора и его клана предрешена, и он, и его спод­вижники будут судимы, как и Х. Мубарак, Бен Али и другие тираны.

Таким образом, восстания арабов потрясли основы той авторитарно-бюрократической систе­мы, которая сложилась на Арабском Востоке на протяжении ХХ века. Правда, коренного слома еще не произошло. Поэтому не все эксперты со­гласны считать их революциями. Но характеризо­вать эти выступления просто бунтами будет не­правильно. Да, они носили стихийный характер, часто оказывались без руководящего центра, не имели ясных и четких программ. Начинало их по­коление молодых образованных людей. Их требо­вания нашли всеобщую поддержку. Оппозицион­ные деятели и организации потом также вступили в открытую борьбу с властью. Но удивляет стой­кость и решимость участников. Они не соверша­ли насилия, не занимались грабежом. Мародерам давали отпор. Лишь насилие властей вынудило взяться за оружие.

Часть армии, высших чиновников поддержала восставший народ. Конечно, их идеалы не совпа­дают с интересами обездоленных. Еще одна осо­бенность этих восстаний - это активное вовлече­ние арабских женщин на стороне оппозиции. Не только студентки, но и солидные матроны дава­ли отпор полиции, провокаторам, помогали под­носить камни - оружие пролетариев. Это новое явление для Арабского Востока. Женщины начи­нают принимать участие в политической борьбе за демократию, свободу, социальную справедли­вость, за свои права.

Восстания арабов вызвали разные оценки у политиков и экспертов. Одни недоумевают, как такое можно произойти. Другие считают, что их организовали зарубежные недруги диктаторов. Третьи трактуют, что за ними стоят нефтяные или оружейные корпорации. Некоторые ссылаются на «аль-Каиду». Думается, что социально-экономи­ческие и политические причины долго копились, и самосожжение одного-двух бедных людей стало поводом для массового выражения недовольства.

Опасения и недопущение подобных странам Востока революций царят в странах, где сильны авторитарные режимы, в том числе в республиках Центральной Азии, например в Узбекистане. Во многих странах постсоветского пространства об­суждаемой темой стала «Арабская весна - 2011», строились прогнозы относительно возможности повторения подобных событий, относительно по­следствия и т. д.

Вопрос остается открытым. Ясно одно, что власть должна иметь свой срок правления, что народ должен иметь социальные гарантии, обще­ство осознать значение демократии и демокра­тического управления. В этом смысле проблема безопасности как страны, так и региона, будет обеспечена.

Фамилия автора: К. Кожахмет-улы
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика