Феномен национального суверенитета в мировой политической мысли

Суверенитет является одной из фундамен­тальных категорий теории государства и права. Проблемы суверенитета сложны теоретически и достаточно остро стоят в политическом плане, причем главной трудностью на сегодняшний день является то, что в мировой политической мысли сохраняются серьезные разночтения в поняти­ях. Во-первых, суверенитет тесно связан с по­нятием политической власти, то есть с реальной способностью субъекта проводить свою волю в политике. Во-вторых, суверенитет характеризу­ет верховенство власти. В-третьих, суверенитет характеризуется независимостью. При этом сле­дует отметить, что независимость должна рас­сматриваться не буквально (вряд ли можно себе представить полностью независимых друг от друга субъектов социальных отношений), а как возможность принимать самостоятельное реше­ние, причем, как правило, в политико-правовой сфере. В-четвертых, некоторыми авторами не без основания выделяются еще и такие свойства, как единство и неотчуждаемость. Следует отметить, что в государственно-правовой теории, а также в юридической практике термин «суверенитет» рассматривается в самых различных аспектах: в политическом, экономическом, культурном, язы­ковом... Суверенитетом наделяются такие субъ­екты, как государство, народ, нация (националь­ность), личность.

На определенных этапах исторического раз­вития суверенитет, не меняя своей сущности, вы­ступает в качестве различных явлений, то есть обнаруживает разные внешние формы своего существования. Так, например, формирование доктрины суверенитета как целостного учения связывается с идеологами абсолютизма - Н. Ма­киавелли и Ж. Боденом.

Первым ввел в политико-правовой оборот тер­мин «суверенитет» Ж. Боден. Он впервые сфор­мулировал ставшее классическим понятие суве­ренитета как «постоянной и абсолютной власти государства» [1]. Боден связывал сам суверенитет с его носителем (субъектом) - монархом-сувере­ном, отождествляемым с государством.

С кризисом абсолютизма, с первыми бур­жуазными революциями все большее влияние в обществе стали получать демократические воз­зрения. Наряду с принципами «государственно­го интереса», «государственного суверенитета» появляется идея «общей воли народа». Идеолог английской революции Дж. Локк развивает мыс­ли о народе как первоисточнике государственной власти. Понятие суверенитета как абсолютной власти переносится с монарха на народ. Осново­положником доктрины народного суверенитета считается Руссо.

Именно с появлением концепции «народного суверенитета» четко обозначается два направле­ния в политической мысли, два полярных под­хода к вопросам суверенитета. Консервативный подход, который формулирует понятия суверени­тета абсолютной власти и либеральная парадиг­ма, которая во главу угла ставит вопрос о народе как первоисточники власти и соответственном главном носителе суверенитета.

Для формирования национального государ­ства в Новое время ключевое значение имела разработка идеи государственного суверенитета взамен положения, при котором каждый феодал считал себя полновластным сувереном на своей территории. Известный французский публицист периода религиозных войн на исходе средневеко­вья Ж. Боден, сформулировавший этот принцип, считал основополагающим признаком государ­ства суверенитет. По его мнению, государство есть право суверенной власти над всеми членами общества и всем тем, что им принадлежит. Го -сударство образуется тогда, когда разрозненные члены сообщества объединяются под единой высшей властью, то есть суверенитетом [2].

Для Бодена принцип суверенитета выража­ется, прежде всего, в автономии политики, пони­маемой как человеческое действие, которое само себе дает закон. Для Бодена суверенитет связан не с личностью правителя сколь угодно высоко­го уровня, а с самим государством. Суверен тот, кто действует не в плане собственного блага, а в плане государства.

Развивая эту мысль, Т. Гоббс утверждал, что государство получает свою законность, или ле­гитимность, своего рода мандат на преодоление состояния войны всех против всех в результате соглашения между членами догосударственного сообщества людей. Возникшее на основе согла­шения гражданское общество рассматривалось как эквивалент государства и его законов.

Т. Гоббс называет государства, возникающие в результате добровольного соглашения, основан­ными на установлении или политическими госу­дарствами. Государства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении.

О каких бы разновидностях и формах госу­дарства ни шла речь, власть суверена в нем, по Т. Гоббсу, всегда абсолютна, т. е. она безгранична: обширна настолько, насколько это вообще можно себе представить. Тот, кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским за­коном, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издает и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, на­значает всех должностных лиц и т. д. Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому [3].

Целиком подчиняя индивида абсолютной вла­сти государства, Т. Гоббс тем не менее оставляет ему возможность воспротивиться воле суверена. Это возможность права на восстание. Она появ­ляется лишь тогда, когда суверен вопреки есте­ственным законам обязывает индивида убивать или калечить самого себя либо запрещает защи­щаться от нападения врагов. Защита своей соб­ственной жизни опирается на высший закон всей природы - закон самосохранения. Закон этот не вправе преступать и суверен. Иначе он рискует потерять власть.

Видный представитель европейской мысли XIX века Г. Гегель в своих работах четко и одно­значно дает свою интерпретацию понятию суве­ренитета. Суверенитет по Гегелю представляет собой ничто иное как «наследственность консти­туционного монарха», «абсолютную власть иде­ального целого над всеми единицами» [4].

Гегель критикует демократическую идею на­родного суверенитета и обосновывает суверени­тет наследственного конституционного монарха.

Поясняя характер компетенции монарха, Ге­гель отмечает, что в благоустроенной конститу­ционной монархии объективная сторона государ­ственного дела определяется законами, а монарху остается лишь присоединить к этому свое субъек­тивное «Я хочу» [5].

Высший момент идеи государства, по Гегелю, представляет собой идеальность суверенитета. Государства относятся друг к другу как самостоя­тельные, свободные и независимые индивидуаль­ности. Субстанция государства, его суверенитет, выступает как абсолютная власть идеального целого над всем единичным, особенным и ко­нечным, над жизнью, собственностью и правами отдельных лиц и их объединений. В вопросе о суверенитете речь идет о действительности госу­дарства как свободного и нравственного целого.

Подводя итог всему вышенаписанному, мож­но сделать несколько выводов.

Во-первых, суверенитет - это обязательный атрибут государства (не народа), сама субстан­ция, само определение государства, основа госу­дарственной целостности.

Во-вторых, суверенитет как высшая власть сосредотачивалась в руках суверена (верховного правителя, монарха, государя), правомочия кото­рого охватывали и законодательство, и суд, и дела войны и мира, и создание привилегий, и назначе­ние должностных лиц. Единственным исключе­нием было отсутствие у короля неограниченного бюджетного права.

В-третьих, наиболее приемлемой формой правления представителям консервативной пара­дигмы виделась монархия как абсолютная, так и конституционная.

Подытоживая, можно сказать, что суверени­тет согласно воззрениям представителей консер­вативной или традиционной школы есть неру­шимое, неделимое и неотчуждаемое право суве­рена (государя, монарха, верховного властителя) распоряжаться людьми на данной территории.

Главным средством правления выступает закон, поэтому и первейшим признаком суверенной власти является способность издавать законы. Остальные признаки тесно связаны с первым и обусловлены им. Это право объявлять войну и за­ключать мир, назначать высших государственных сановников, вершить суд в последней инстанции, чеканить деньги и взымать налоги. Суверенитет государства обращен против угрозы внешних посягательств и внутренних мятежей, грозящих гоббсовской войной всех против всех.

Основоположником либеральных воззрений на вопросы суверенитета по праву может считать­ся Дж. Локк.

Дж. Локк разделял идеи естественного права, общественного договора, народного суверените­та, неотчуждаемых свобод личности, сбалансиро­ванности властей, законности восстания против тирана и т. д.

По Дж. Локку, до возникновения государства люди пребывают в естественном состоянии. В предгосударственном общежитии нет «войны всех против всех». Индивиды, не спрашивая ни­чьего разрешения и не завися ни от чьей воли, свободно распоряжаются своей личностью и сво­ей собственностью [6].

В целях надежного обеспечения естествен­ных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое сообщество, учредить государство. Дж. Локк особенно акцентирует момент согласия.

Государство есть тот социальный институт, который воплощает и отправляет функцию поли­тической власти.

Главная цель политического сообщества, по Локку, заключается в том, чтобы все (и каждый) могли обеспечивать, сохранять и реализовывать свои гражданские интересы.

Суверенитет народа, по Дж. Локку (и это ясно обнаруживается в кризисных ситуациях), выше, значительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших обще­ственный договор правителей, то вооруженное народное восстание с целью вернуть государство на путь свободы, закона, движения к общему бла­гу будет совершенно правомерным.

Дж. Мильтон, великий английский поэт, счи­тал, что народ - единственный источник и носи­тель власти, суверенитета государства. Он вруча­ет бразды правления королю, магистратам не для того, чтобы поставить над собой господ, а чтобы иметь уполномоченных, которые бы четко выпол­няли его поручения. Правители обязаны действо­вать в интересах и на благо народа, подчиняясь гражданским законам. Если они от этого уклоня­ются, народ вправе (в том числе через собрание, своих представителей, палату общин парламента) призвать их к ответу и подвергнуть наказаниям вплоть до самых суровых [7].

С точки зрения Дж. Мильтона, республика, по-видимому, приемлемей прочих других поли­тических форм. Она позволяет народу оказывать решающее влияние на деятельность должност­ных лиц, на управление государством. При ней более всего обеспечиваются права индивида: его свобода совести, мысли, слова.

Шарль Луи Монтескье - один из ярких пред­ставителей французского Просвещения, выдаю­щийся юрист и политический мыслитель.

Главная тема всей политико-правовой теории Монтескье и основная ценность, отстаиваемая в ней, - политическая свобода. К числу необходи­мых условий обеспечения этой свободы относят­ся справедливые законы и надлежащая организа­ция государственности.

Говоря о законах, вытекающих непосредствен­но из природы различных форм правления, Мон­тескье применительно к демократии отмечает, что здесь народ является государем только в силу голосований, которыми он изъявляет свою волю. Поэтому основными для демократии он считает законы, определяющие право голосования. Народ, - утверждает он, - способен контролировать дея­тельность других лиц, но не способен вести дела сам. В соответствии с этим законы в условиях де­мократии должны предусматривать право народа избирать своих уполномоченных (должностных лиц государства) и контролировать их деятель­ность [8]. К числу основных в демократии отно­сится и закон, определяющий саму форму подачи избирательных бюллетеней, включая вопросы об открытом или тайном голосовании и т. д.

Одним из основных законов демократии яв­ляется закон, в силу которого законодательная власть принадлежит только народу. Личностный аспект свободы - политическая свобода, ее отно­шении уже не к государственному устройству, а к отдельному гражданину - заключается в безопас­ности гражданина.

Жан-Жак Руссо - один из ярких и оригиналь­ных мыслителей во всей истории общественных и политических учений.

Проблемы общества, государства и права ос­вещаются в учении Руссо с позиций обоснования и защиты принципа и идей народного суверени­тета. Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных ин­дивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. Свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное целое (коллективную лич­ность), интересы которого не могут противоре­чить интересам частных лиц [9].

По условиям общественного договора сувере­нитет принадлежит народу. Смысл всех предше­ствующих рассуждений Руссо о договоре заклю­чался именно в том, чтобы обосновать народный суверенитет как основополагающий принцип республиканского строя. Эта идея вместе с прин­ципами равенства и свободы составляет ядро его политической программы.

Суверенитет народа проявляется в осущест­влении им законодательной власти.

Народный суверенитет имеет, согласно уче­нию Руссо, два признака - он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суве­ренитета, автор «Общественного договора» от­рицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодатель­ных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Джеймс Мэдисон был одним из основополож­ников теории разделенного суверенитета. Мэди­сон утверждал, что в федеративном государстве суверенную власть в равной мере осуществляют как федерация, так и ее составляющие (субъек­ты); соответственно, суверенитет принадлежит и федерации, и субъектам, каждому в своей сфере. В первые эта идея была изложена в «Федерали­сте» - политическом эссе Дж. Мэдисона, А. Га­мильтона и Дж. Джея [10].

Во второй части статьи были рассмотрены одни из наиболее ярких представителей либе­ральной концепции суверенитета. Основные идеи, выдвигаемые авторами, можно свести к не­скольким основным идеям, которые присущи в той или иной степени каждому в отдельности.

Либеральная концепция суверенитета образо­валась в противовес существующей консерватив­ной парадигме. Основной ценностью либераль­но-настроенных политических мыслителей был народ. Отсюда и зародилась идея «народного суве­ренитета». Согласно данной концепции, государ­ство - это результат добровольного объединения людей. Народ в таком государстве является един­ственным источником власти и носителем сувере­нитета и несет за него ответственность. Суверени­тет определялся как неделимое и неотчуждаемое свойство народа. Правитель государства является уполномоченным, который выполняет поручения народа. Народ, в свою очередь, имеет полное право контролировать действия правителя.

Подводя общий итог статьи можно сказать, что, по сути, существует два направления в миро­вой политической мысли, касающихся изучения вопросов национального суверенитета, - консер­вативное и либеральное. Эти два подхода пред­ставляют собой два взаимоисключающих взгляда на проблемы суверенитета. Подобная коллизия в теоретической мысли порождает определенный конфликтный потенциал непосредственно на меж­дународной арене. На лицо глубокая связь между теоретическими взглядами и практическим их применением. Соответственно, изучение теорети­ческих аспектов той или иной проблемы во мно­гом может помочь их практическому разрешению.

 

Литература

  1. Гаджиев К.С. Политическая наука. - М., 1994

  2. Нерсесянц М. История политических и правовых учений: учебник для вузов. - М., 1996.

  3. Гегель Г. Философия права. - Мир книги, 2009.

  4. Гегель Г. Философия права. - Мир книги, 2009.

  5. Нерсесянц М. История политических и правовых учений: учебник для вузов. - М., 1996.

  6. Нерсесянц М. История политических и правовых учений: учебник для вузов. - М., 1996.

  7. Монтескье Ш.Л. О духе законов. - М.: Мысль, 1999.

  8. Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты. -М.: КАНОН-пресс, 1998.

  9. Гамильтон А., Мэдисон Дж., Джей Дж. Федералист. Политические эссе. - М.: Прогресс - Литера, 1994.

Фамилия автора: В. В. Насонова
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика