Приоритеты и перспективы сотрудничества Европейского союза и Казахстана: критический аспект

Межрегиональный опыт сближения Европей­ского Союза и Центральной Азии заслуживает внимания и критического подхода, особенно в ходе развития стратегического партнерства. Пер­спективы партнерства ЕС - РК рассматриваются на основе анализа основных тенденций в двусто­ронних отношениях, прежде всего, реализуемых программ и в торгово-экономической сфере.

1. Меняющийся контекст отношений между ЕС и ЦА.

Развитие двусторонних отношений характери­зует общее направление, выраженное в понятии «новое партнерство», которое приобретает стра­тегическую целеустремленность ЕС и Казахстана. Несколько лет назад образное выражение бывше­го Комиссара ЕС по внешним сношениям и Евро­пейской политике соседства Б. Ферреро-Вальднер, прозвучавшее как «страны Центральной Азии -соседи [восточных] соседей» [1], быстро вошло в политическую и дипломатическую лексику. «Ка­захстан является важнейшим партнером для ЕС в ЦА. Мы поддерживаем демократические и эконо­мические реформы, укрепляем сотрудничество в области энергетики, опираясь на наши хорошо раз­витые торговые отношения, и ищем новые пути, чтобы совместно способствовать региональной стабильности в Центральной Азии» [2].

Центральная Азия с ее богатыми природными ресурсами - нефть и газ Казахстана, Туркмении и Узбекистана, а также водные ресурсы Таджи­кистана - рассматривается в качестве места при­ложения различных международных проектов, включая европейские. Это крупные проекты по созданию сети транспортных и энергетических магистралей, например, трансконтинентальный проект «Западный Китай - Западная Европа», проекты «Север - Юг», «Северный поток», «Юж­ный поток» и др.

Страны ЦА стремятся позиционировать соб­ственную субъектность, вести собственную энер­гетическую политику по отношению к тем внеш­ним игрокам, которые проявляют интерес к ресур­сам ЦА. А ресурсы выступают провоцирующим фактором, который стимулирует внутренние и внешние процессы в регионе.

Европа формирует собственную стратеги­ческую линию в ЦА с некоторым опасением от­носительно рисков в странах ЦА и в тоже время с оглядкой на крупных акторов - США, Россию и Китай. Несмотря на дефицит энергетических ресурсов, в ЕС затягивают решение о путях их транспортировки (проект «Набукко»).

Итак, «реальная политика» в регионе такова, что на фоне развития регионально значимых свя­зей между ЕС и ЦА доминируют преимуществен­но прагматичные интересы. Политику ЕС по от­ношению к Центральной Азии я бы определила как либеральный прагматизм, а стран Централь­ной Азии к ЕС как «сопутствующий» прагматизм, сопровождающий утверждение их интересов. По словам Н. Назарбаева, «Казахстан готов стать «во­ротами» для ЕС в Центральную Азию» [3].

Со своей стороны ЕС традиционно артикули­рует задачу европейцев в регионе, которая «со­стоит в развитии и консолидации стабильных, справедливых и открытых обществ» центрально-азиатских государств путем сотрудничества и пар­тнерства с ними» [4].

2. Место Казахстана в центральноазиатской Стратегии ЕС: проекты и программы.

В многовекторной внешней политике Казах­стана Европейский Союз наряду с Россией, Ки­таем и США остается важнейшим приоритетом. Интересы Казахстана определены ведущей ролью ЕС в мировой экономике и торговле, его успеш­ной интеграционной политикой. Казахстану важ­на поддержка ЕС для продвижения своих интере­сов в переговорах по вступлению в ВТО и в Совет Европы; в ходе председательства в ОБСЕ и т.д.

Проекты ТАСИС за прошлое десятилетие по­зволили провести реформы в экономической и со­циальной сферах, стимулировать развитие сред­него и малого предпринимательства, банковской системы. Казахстан стал участником других евро­пейских программ - ИНТАС, КОПЕРНИКУС, Ев-ропартенариат, ТЕМПУС, ТРАСЕКА, ИНОГЕЙТ и др. Начиная с 1991 г. ЕС оказал поддержку Ка­захстану в более, чем 300 проектах, на сумму € 140 млн, финансируемых ЕС напрямую.

Развитие связей «ЕС - РК» усилено казах­станской программой «Путь в Европу» (Path to Europe, 2008) и деятельностью Казахстана в по­следние годы в ОБСЕ. В данном контексте Ка­захстан подкрепляет свою готовность к ведению диалога с Европейским Союзом по углублению экономических реформ, реформе государствен­ной и общественной жизни.

Среди проектов ЕС наиболее быстрое реше­ние нашли две региональные инициативы: Ев­ропейская Образовательная Инициатива для ЦА и Европейская Инициатива Верховенства Права для ЦА. Региональный подход учитывает значи­тельные региональные задачи, исполнение кото­рых требует межграничного сотрудничества.

Важнейшие направления и проекты осущест­вляются сегодня в рамках «Стратегии ЕС для нового партнерства с Центральной Азией. 2007­2013» (в дальнейшем - Стратегия) [5]. Стратегия разрабатывалась более пяти лет вслед за инициа­тивой Р. Проди - Н. Назарбаева о создании еди­ной доктрины по развитию Центральноазиатско-го региона, предложенной в 2000 г. Стратегия как комплексный документ и программа была приня­та в 2007 г. в Совете ЕС под председательством Германии 27-ю государствами-членами.

В Стратегии подчеркивается необходимость координации между инструментами Еврокомис-сии и государств-членов. Италия инициировала предложения по углублению экономического со­трудничества (Рим, 2007), а Германия - в сфере управления водными ресурсами (Берлин, 2008). Дополняя Стратегию, ведущие страны ЕС «спе­циализируются» на определенных направлениях в отношениях с ЦА.

Так, Италия взяла на себя роль «главного координатора» в Комиссии ЕС в сфере управле­ния окружающей средой и водными ресурсами («Платформа сотрудничества в сфере окружаю­щей среды и водных ресурсов»). Румыния воз­главила Рабочую группу в действующей Водной

Инициативе ЕС по Восточной Европе, Кавказу и ЦА (ВЕКЦА) с целью содействия развитию по­тенциала в области управления водными ресур­сами. Германия выделила более € 15 млн на т. н. «Берлинский процесс» по управлению транс­граничными водными ресурсами в ЦА, которая реализуется в тесной координации с проектами Европейской комиссией и другими организация­ми-донорами [6].

Межгосударственная программа транспорти­ровки нефти и газа ИНОГЕЙТ (начата в 1995 г.) направлена на формирование инфраструктуры в сфере энергетики и, соответственно, обеспече­ние эффективного вывоза энергоресурсов через Каспийское и Черное моря в Европу. Учитывая позицию Казахстана в пользу многосторонне­го решения вопроса о транспортировке энерго­носителей, значение этого проекта возрастает. ИНОГЕЙТ включает несколько взаимосвязанных целей: сближение энергетических рынков; укре­пление энергетической безопасности; поддержка рациональной разработки энергоресурсов; при­влечение инвестиций в энергетические проекты.

Еще в 2006 г. на повестке «политического диалога» Ж.М. Баррозу и Н. Назарбаева стоял вопрос о поставке энергоресурсов посредством мультимодальной транспортной системы. Однако проект не получил должного развития, как подоб­ные проекты, к примеру, с КНР. ЕС продолжает отстаивать проект Набукко и поддерживает его реализацию. А меморандум по сотрудничеству в области энергетики между РК и ЕС до сих пор не обрел договорную форму, а значит, не стал осно­вой для более конкретных шагов.

Энергетическое сотрудничество, торговля не могут получить развития без должной системы транспорта, поэтому строительство автомобиль­ных и железных дорог внутри и между странами является приоритетом.

Межгосударственная программа ТРАСЕКА (международный транспортный коридор Европа - Кавказ - Азия) направлена на поддержку поли­тического и экономического развития Черномор­ского региона, Кавказа и Центральной Азии по­средством улучшения системы международных перевозок. Среди целей - развитие и улучшение торговли в регионе; интеграция международного транспортного коридора «ТРАСЕКА» в Транс-европейские транспортные сети (TENs). В на­стоящее время разрабатывается план прокладки волоконно-оптического кабеля на линии Европа -  Азия.

Региональная кооперация в целях поддерж­ки развития малого и среднего бизнеса является еще одним приоритетом. Инициативы исходят из мест, как например региональная программа Central Asia Invest и проекты SMEs.

Для борьбы с наркотиками и улучшения управления границами ЕС инициировал две про­граммы. Здесь имеется региональная стратегия на основе передового опыта ЕС в данной области. Программа по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии (КАДАП) рабо­тает на основе передового опыта ЕС и направле­на на постепенную адаптацию в ЕС успешной международной практики по наркотической по­литике.

Сотрудничество в сфере энергетической без­опасности, торговле и др. сферах подкрепляется Программой по управлению границами в Цен­тральной Азии (БОМКА), она направлена на обе­спечение безопасности границ и содействие ле­гальной торговле и транзиту (распространяется, главным образом, в Таджикистане).

В Казахстане продолжают действовать евро­пейские программы в области образования и на­уки - ТЕМПУС и Erasmus Mundus. Программы содействуют мобильности преподавателей и ад­министративного состава. В 2009 г. создана но­вая региональная Научно-образовательная сеть ЦА (CAREN) на основе высокоскоростной ин­тернет-связи, обеспечивая доступ университетов и исследовательских центров к современным IT технологиям и поддержке дистанционного со­трудничества в режиме он-лайн.

Не менее важны для Казахстана две регио­нальные Программы по Охране Окружающей среды, сосредоточенные на вопросах водных ресурсов. Они рассчитаны, соответственно, на 2009-2012 и на 2010-2013 гг.

Широко известная программа ТАСИС (1991­2006) была в 2007 г. заменена Инструментом Раз­вития Сотрудничества (DCI) с целью содействия реализации проектов по укреплению демократии. Для Казахстана предложено несколько темати­ческих программ DCI. Среди них Программа «Инвестирование в людей», реализуется по ше­сти основным направлениям деятельности: здо­ровье, знания и навыки, культура, занятость и социальная сплоченность, гендерное равенство, молодежь и дети. Программа «Окружающая сре­да и устойчивое природопользование, включая энергетику» дополняет существующие проекты, отличается гибкостью относительно партнерских связей. Программа «Негосударственные субъек­ты и местные органы власти» предусматривает три направления: деятельность в развивающихся странах и регионах, повышение осведомленности и образования в Европе по вопросам развития, а также меры содействия координации между се­тями гражданского общества и местных властей. Программа «Миграция и убежища» направлена на улучшение управления всеми аспектами ми­грационных потоков ЦА.

Наряду с DCI имеется еще ряд инструмен­тов сотрудничества, применяемых в регионе и в Казахстане: Европейский инструмент в области демократии и прав человека (ЕИДПЧ); Инстру­мент в области ядерной безопасности; Инстру­мент стабильности (IFS) в качестве антикризис­ных мероприятий и для устранения конкретных глобальных и межрегиональных угроз, имеющих дестабилизирующий эффект.

Новое партнерство ЕС и Центральной Азии в XXI веке приносит результаты. Со стороны стран Центральной Азии действительно возрос интерес к сотрудничеству с ЕС на всех уровнях и практи­чески во всех областях.

3. Торговля и экономика, инвестиционное со­трудничество.

Торговые отношения ЕС и Казахстана раз­виваются динамично. Казахстан осуществляет торгово-экономическое сотрудничество со всеми государствами и территориями Европы.

ЕС долгое время является для Казахстана тор­говым партнером номер один, на долю которого приходится 47% внешней торговли страны (по данным на 2010 год), опередив тем самым Рос­сию и Китай [7].

За 2009 г. товарооборот между Казахстаном и ЕС составил 28,8 млрд. долл. США и сократил­ся по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. (39,1 млрд. долл. США) ввиду негативных по­следствий мирового финансово-экономического кризиса [8]. На долю ЕС приходится 40% казах­станского внешнеторгового оборота. Казахстан был 29-м крупнейшим торговым партнером ЕС (2008).

Казахстан стал третьим крупнейшим постав­щиком энергоносителей в Европу из стран - не членов ОПЕК после России и Норвегии. В неко­торых странах ЕС доля поставок казахстанской нефти очень высока. Например, с Румынией она составляет 30%, с Австрией - 25%, а с Швейцари­ей мы находимся на 2-м месте. Казахстан обеспе­чивает до 20% от общего объема импорта энергии в государства ЕС.

Отметим экономический потенциал Казахста­на сегодня: по объему ВВП РК занимает 23 место среди 46 европейских стран. По данным МВФ, к 2015 г. ВВП РК будет впереди Украины, Венгрии, приблизиться к Португалии, Финляндии, Ирлан­дии и Румынии. И еще бензин и дизельное топли­во, вырабатываемые из нефти Казахстана, исполь­зуют более 52 млн европейских автомобилей.

Торгово-экономические отношения между ЕС и Казахстаном регулируются Соглашением о партнерстве и сотрудничестве (СПС, 1999). Со­глашение предусматривает непреференциальный торговый договор, по которому стороны предо­ставляют друг другу режим «наибольшего благо­приятствования» в отношении тарифов, в тоже время количественные ограничения запрещены в двусторонней торговле.

Казахстан пользуется преимуществами Гене­ральной системы преференций ЕС (GSP), двусто­роннего торгового соглашения, которое предус­матривает использование льготных таможенных пошлин на товары, экспортируемые на общий рынок ЕС. В настоящее время импорт европей­ских стран в основном представлен продукцией сектора энергетики, где доминируют нефть и газ (более 89% в 2009 г). Основной продукцией экс­порта является промышленное оборудование и транспорт (57.4%, 2008), в основном предназна­ченное для европейских нефтяных и газовых ком­паний, работающих в Казахстане.

Эффективность торгово-экономических от­ношений зависит от применения Генеральной системы преференций ЕС, от диверсификации экономического производства и экспорта. Около 3 млрд. долл. импорта было направлено на при­обретение потребительских товаров. В подобном списке преференций лидируют по популярности среди населения машины, лекарственные пре­параты, моющие средства, мебель, косметика, алкогольные напитки, кондитерские изделия. В структуре казахских поставок в европейские страны доминируют три основных вида продук­ции: энергетика (96 млн тонн), руды, металлы и химикаты (13,3 млн тонн), сельскохозяйственные продукты (901,5 тыс тонн).

 Европейский Союз, Торговля с Казахстаном

Европейский Союз, экспорт в Казахстан (2008)

Международные финансовые институты вы­ступают в качестве инструментов экономической и социальной политики ЕС в ЦА: Всемирный банк, Европейский Банк Реконструкции и Разви­тия (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (EIB) и некоторые др.

В 2009 году Н. Назарбаев и Президент Евро­пейского Инвестиционного банка (ЕИБ) Филипп Майштадт заключили Рамочное соглашение меж­ду РК и ЕИБ. Оно регулирует деятельность на территории нашей страны одним из важнейших европейских институтов. Теперь ЕИБ выступает ключевым партнером в привлечении инвестиций в экономику Казахстана, особенно в инфраструк­турные проекты (около € 1 млрд).

Европейский Союз остается самым крупным иностранным инвестором в Казахстане, на долю которого в 2007 пришлось около 54% общего объ­ема прямых иностранных инвестиций. Две трети данных инвестиций было направлено в добычу природных ресурсов и около четверти - в их раз­ведку. Кроме нефти и газа, ЕС также инвестирует в такие секторы, как сельское хозяйство, пищевая промышленность, строительство, услуги, финан­сы и транспорт. Около 56 млрд. долл. США (более трети от общего числа иностранного капитала) в экономику Казахстана вложили инвестиции стра­ны-члены ЕС. В свою очередь, Казахстан вложил в экономику ЕС более 10 млрд. долл. США.

Предложена «дорожная карта» сотрудниче­ства между РК и ЕИБ: это конкретные долго­срочные проекты на средне- и долгосрочную перспективу [10]. Основными инвесторами ЕС в Казахстане продолжают быть Великобритания, Нидерланды, Германия и Италия.

Основным направлением в торговых отноше­ниях с ЕС остается подготовка к вступлению в ВТО, некоторые из проектов уже завершены, дру­гие продолжаются. Среди завершенных проектов - Экспертиза проекта закона о техническом регу­лировании и разработке технических регламентов в соответствии с требованиями ВТО (2004-2005); Анализ экономических последствий вступления Казахстана во ВТО (2005-2006); Система про­движения и стимулирования частных инвестиций (2005-2006); Нетарифные барьеры для развития торговли и конкуренции (2006-2007); Содействие вступлению Казахстана в ВТО: гармонизация технических регламентов и стандартов (2005­2007). Среди текущих проектов ЕС для Казахста­на на завершающей стадии: Создание экспортных возможностей (2008-2010).

4. Перспективы сотрудничества между Ка­захстаном и Европейским Союзом.

Стратегическое партнерство «ЕС-Казахстан» в течение четырех лет получило ощутимый им­пульс. Возможности новой Стратегии далеко не реализованы, потенциал сотрудничества не ис­черпан, особенно в рамках европейских проектов и двусторонних инициатив. «Фактор стабильно­сти» обеспечивает ход реформ в Казахстане, до­стигнуты промежуточные результаты, но они не­редко подвергаются критике и требуют дальней­шей конкретизации.

Следующие сферы и направления сотрудни­чества ЕС - РК оцениваются позитивно:

  • -    Усилен политический диалог на высоком уровне на регулярной основе в двустороннем либо в многостороннем формате, особенно после договоренностей Боррозу и Назарбаева в 2006 г.
  • -    Достигнуто принципиальное согласие о бо­лее тесном сотрудничестве по диверсификации энергетических и транспортных связей в ЦА.
  • -    Казахстанский «Путь в Европу» (государ­ственная программа) реализуется: активность в ОБСЕ привела к расширению сотрудничества со странами Европы и структурами ЕС.
  • -    Процесс подготовки к вступлению в ВТО проходит в соответствии с государственной про­граммой РК и при консультативной поддержке ЕС.
  • -    Продвижение реформ судебной и правовой системы в Казахстане при содействии ЕС ведет к улучшению делового и инвестиционного клима­та, к усилению антикоррупционных мер. Форми­рование правового государства и последователь­ное исполнение законов - желаемая цель.
  • -    Включение государственных и негосудар­ственных учреждений в структурный Диалог по Правам Человека с ЕС. Назначен Национальный Координатор по Стратегии.
  • -    Продвижение в РК межконфессионального и межэтнического диалога (Ассамблея народов Казахстана, съезды лидеров мировых и традици­онных религий и др. форумы). Казахстан предло­жен в качестве «толерантной» площадки для по­литического диалога по вопросам ислама.
  • -    Участие Казахстана в международной по­литике противодействия угрозам XXI века, в пер­вую очередь, в борьбе с наркотрафиком, между­народным терроризмом, в стабилизации ситуа­ции в Афганистане и др. позволили войти в сферу безопасности ЕС в качестве компонента ее общей внешней политики и политики безопасности.

5. Критическое восприятие Стратегии Эффективность деятельности Евросоюза в Центральной Азии зависит как от преувеличен­ных ожиданий относительно результатов Страте­гии, так ряда недоработанных программ. Небла­гоприятные внешние обстоятельства (мировой финансовый кризис и его последствия) объектив­но создают негативный фон для реализации Стра­тегии. Отсюда следуют некоторые предложения, которые могли бы способствовать эффективности Стратегии:

  • -    Активность ЕС в ЦА по сравнению с дру­гими акторами, имеющими интересы в регионе, недостаточна для утверждения европейского век­тора в регионе. European «Real Policy» уступает более гибкой «Real Policy» Китая, Индии и Рос­сии, особенно в продвижении бизнеса.
  • -    Замедленная реакция ЕС на проблемы стран ЦА, отсюда присутствие ЕС в регионе «мало ощу­тимо». Отсутствие единства в проявлении общего интереса ЕС, и соответственно, общей политики к ЦА заставляет страны ЦА искать других пар­тнеров.
  • -    Усиленный политический диалог «ЕС - РК» не стал составной частью диалогового формата «ЕС - все пять республик ЦА». Отсутствует «ре­гиональное сплочение» ЦА и стремления к реаль­ной интеграции. Необходимо более глубокое вос­приятие интеграционного опыта ЕС.
  • -    Медленное принятие решений в ЕС по про­ектам Стратегии.
  • -    Противоречие во взаимосвязи между про­блемами и предлагаемыми проектами. Снижение эффективности проектов без надлежащего кон­троля.
  • -    Формат «инициатив» ЕС (специальные ини­циативы ЕС по верховенству права для ЦА, по правам человека, госуправлению, демократиза­ции) не может быть эффективным. Если Франция и Германия являлись лидирующими координато­рами в разработке данных инициатив, они могли бы иметь больше полномочий в согласовании с органами власти РК в деле контроля за их испол­нением.
  • -     Нормативно-правовая и договорная база на этапе стратегического партнерства устарела. Следует оптимизировать договоренность 2009 г. между ЕС и РК о разработке и принятии нового СПС.
  • -     Противоречивое восприятие в ЕС полити­ческих режимов и авторитарных руководителей ЦА: от острой критики до заигрывания и поли­тического диалога. Страдает процесс развития гражданского общества.
  • -     Необходимы более гибкие механизмы по контролю за осуществлением Стратегии.
  • -     Обеспечение энергетической безопасности рассматривается Брюсселем в большей степени как политическая инициатива.
  • -     ЕС пока не признал Казахстан страной развитой рыночной экономикой. Переговоры с ЕС будут завершены в 2011 г. Цель Стратегии -«Углубление интеграции» Казахстана в глобаль­ную торговлю и мировую экономическую систе­му и присоединение к ВТО - не достигнута.
  • -     Диверсификации экспортных путей будет способствовать факт участия Казахстана в каче­стве основного партнера ЕС по созданию Транс-каспийско-трансчерноморского энергетического коридора. Здесь позиция Турции и стратегия ЕС по Сотрудничеству Черноморских стран не про­тиворечат энергетическим интересам Казахстана.
  • -    Транспортная Стратегия ЕС по созданию Трансазиатского коридора в Евразии осуществи­ма при широком соучастии Казахстана на основе партнерства.
  • -    Противоречивая политика ЕС следует из противоречивых ожиданий в отношении безопас­ности и стабильности в регионе.
  • -    Образовательные программы ЕС (ERAS­MUS, TEMPUS, MUNDUS и др.) не охватывают все социальные слои населения. Данное направ­ление не способствует выравниванию шансов че­рез образование, преодолению бедности, нужда­ется в постоянном бюджетном финансировании.
  • -    Экологические проекты ЕС более эффектив­ны при региональном подходе и разумном выборе приоритетов, особенно в сфере водных ресурсов и в области диверсификации транспортировки ресурсов.
  • -    Бюджет для реализации проектных направ­лений Стратегии недостаточен. Широкий охват сфер сотрудничества для каждой страны в от­дельности и для региона в целом требует боль­ших финансовых и технических затрат. При этом обеспечение наукоемких проектов ограничено или сведено до минимума.

Критический аспект анализа отношений «ЕС - Казахстан» может быть выражен в двух тезисах: для ЕС - это политика выбора или балансирова­ние между приоритетами в сфере экономики и процессом демократизации. Для Казахстана - это балансирование между «многовекторными» ин­тересами по сближению с Россией, Китаем, США или с ЕС.

Вместе с тем Европа очень важна в том чис­ле и для утверждения международных амбиций казахстанского лидерства. Позитивные же сдвиги в ходе реализации стратегии нового партнерства «ЕС - Казахстан» имеют потенциал и перспекти­ву успешного продолжения.

 

Литература

  1. Benita Ferrero-Waldner. EU and «the neighbors of our neighbors» // ЭкспрессК, 29.03.2007. № 53. Online: <express-k.kz/show article.php?art id=7939>
  2. Commissioner Ferrero-Waldner to visit Kazakhstan 19/20 October 2006. In: IP/06/1420, Brussels, 18. October 2006. <europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/0 6/1420&type=HTML&aged=0&language=EN&guig>
  3. Nazarbayev N.Kazakhstan - EC: new page of relations // Казахстанская правда. - 13.04. 2010.
  4. Federal Minister Frank-Walter Steinmeier presents EU Central Asia Strategy: «New basis for partnership: EU and Central Asia», Online: < http://www.eu2007.de/en/News/Press_ Releases/June/0627AAZAS.html> (27.06.2007).
  5. The Regional Strategy Paper for Assistance to Central Asia (2007-2013). In: European Community. 2007. 61 p. Online. Available HTTP: ec.europa.eu/external_relations/ central_asia/rsp/07_13_en.pdf>(accessed 30 March, 2007).
  6. Joint Progress Report by the Council and the European Commission to the European Council on the implementation of the EU Central Asia Strategy. Council of the EU, Brussels, 28 June 2010. 11402/10, COEST 194, NIS 77: eeas.europa. eu/delegations/kazakhstan/documents/eu_kazakhstan/joint_ progress_report_eu_ca_strategy_en.pdf
  7. Trade turnover between Kazakhstan and Russia amounted to $ 15,8 billion, and Kazakhstan - China $ 9 billion (2010) // Cooperation of Kazakhstan with the European Union. Ministry of Foreign Affairs of the Republic of Kazakhstan: portal. mfa.kz/portal/page/portal/mfa/ru/content/News/nws2010
  8. For comparison: in 1999, trade turnover amounted to only $ 2.2 billion and 19.4 billion in 2007.
  9. European Union, Trade with Kazakhstan // Delegation of the European Union to Kazakhstan. eeas.europa.eu/delegations/kazakhstan/eu_kazakhstan/trade_relation/index_ ru.htm
  10. Казахстан - ЕС: новая страница отношений (Ка­захстан и Европейский инвестиционный банк заключили рамочное соглашение о сотрудничестве) // Казахстанская правда. - 13 апреля 2010 г.: rfca.gov.kz/8396
Фамилия автора: М. Ш. Губайдуллина
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика