Современный процесс формирования европейской обороны

После завершения ІІ Мировой войны на­чинается новая эра развития Западной Европы. Страны Старого Света принялись за создание совершенно новых структур, базирующихся на многосторонних договорах. Предполагаемые единые структуры должны были стать гарантом равенства западноевропейских государств. Сама ситуация, сложившаяся в системе международ­ных отношений в послевоенный период, подтал­кивала лидеров европейских стран на скорейшее решение вопросов военно-политического объеди­нения.

Как известно, 17 марта 1948 г. пять государств: Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидер­ланды и Франция подписали Договор о совмест­ной деятельности в экономической, социальной и культурной сферах и коллективной самообороне. В истории этот многосторонний договор известен также под названием «Брюссельский пакт». Дан­ный документ касался вопросов коллективной безопасности, так как государства, подписавшие его, решили «оказывать помощь друг другу в со­ответствии с Уставом Организации Объединен­ных Наций в достижении международного мира и безопасности и отражении любой агрессии» [1].

Несмотря на то, что три первые статьи Дого­вора посвящены, соответственно, экономическо­му, социальному и культурному сотрудничеству, именно создание «коллективной самообороны» против возможного агрессора (прежде всего, СССР) стала сущностью этого документа. В 1 статье так и сказано: «Убежденные в тесной общ­ности своих интересов и необходимости объеди­нения в целях содействия экономическому воз­рождению Европы, Высокие договаривающиеся стороны будут организовывать и координировать свою экономическую деятельность таким об­разом, чтобы достичь наилучших результатов, предотвращая конфликты их экономических по­литик, координируя производство и развитие де­ловых контактов» [1].

Но следует отметить, что появление в 1949 г. НАТО несколько затормозило развитие Брюс­сельского пакта для обеспечения коллективной обороны пяти подписавших его государств. К тому же в первоначальном тексте вышеуказанно­го Договора отсутствовали пункты об организа­ционном механизме.

Для дальнейшего развития коллективной системы безопасности в Западной Европе име­ло Парижское соглашение от 23 октября 1954 г. Брюссельский пакт, измененный Парижским со­глашением, явился учредительным документом абсолютно нового объединения - Западноев­ропейского союза, организации оборонного со­трудничества Бельгии, Великобритании, Греции, Испании, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Федеративной Республики Герма­нии и Франции. В Статье 5 данного документа конкретно говорится: «Если любая из Высоких договаривающихся сторон будет атакована в Ев­ропе чьими-либо вооруженными силами, другие Высокие договаривающиеся стороны в соответ­ствии со статьей 51 Устава Организации Объеди­ненных Наций предоставят военную поддержку атакованной Стороне и другую помощь, а также окажут содействие ее усилиям» [2].

Не секрет, что наряду с экономической ин­теграцией формирование военно-политического объединения Западной Европы было одним из актуальных вопросов того времени. После под­писания в Париже 18 апреля 1951 г. Договора о создании Европейского объединения угля и стали между Бельгией, Италией, Люксембургом, Ни­дерландами, Федеративной Республикой Герма­нией и Францией 27 мая 1952 г. опять же в Па­риже вышеназванные государства подписывают совершенно новый документ - Договор о Евро­пейском оборонительном сообществе. В истории этот документ носит название «план Плевена» (Р. Плевен - премьер-министр Франции, активный сторонник создания европейского военного объ­единения). Общей целью обеих объединений ста­ло поддержание стабильности между странами Западной Европы, равенство и развитие тесного сотрудничества в рамках общих институтов. Од­ним словом, интеграция в Европе тогда могла оз­начать развитие общей оборонной политики, но, как показало время, экономическая составляющая интеграции стала превалирующей. Созданный в 1954 году Западноевропейский союз на базе ор­ганизации Брюссельского договора 1948 года не оправдал надежды, так как Западноевропейский союз фактически состоял в структурах НАТО.

Следует отметить, что параллельно с Ев­ропейским оборонительным сообществом рас­сматривался вопрос о создании Европейского политического сообщества. В конце 1960-х гг. министры иностранных дел стран-членов Евро­пейского экономического сообщества (ЕЭС) еще раз заострили внимание на гармонизации общей внешней политики. Данный вопрос обсуждался на саммите, проходившем в Гааге в 1969 году. И уже в следующем году свою деятельность на­чинает Европейское политическое сообщество, целью которого стала гармонизация общих пози­ций, консультация и совместные действия стран-членов ЕЭС. Министры иностранных дел решили встречаться один раз в полгода, а встречи руко­водителей политических комитетов должны были проходить ежеквартально [3].

В целом, Европейское политическое сообще­ство содействовало совещательному процессу среди государств-участников ЕЭС и в дальней­шем переросло уже в Общую внешнюю полити­ку и политику безопасности стран Европейского Союза. C созданием Европейского Союза идея европейской обороны вышла на совершенно но­вый уровень. Так, Амстердамский договор 1997 г. ввел пост Верховного представителя по ОВПБ/ Генерального секретаря Совета (ВП/ГС) с целью обеспечения успешного функционирования и ко­ординации системы Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ), который пред­ставляет внешнеполитические интересы ЕС в мире и уполномочен вести переговоры с третьими сторонами от имени Совета по поручению пред­седательствующего государства. Переговоры, как принято, открывает государство-председатель и продолжает Верховный представитель по ОВПБ, в результате переговоров могут быть заключены соответствующие международные договоры.

Под руководством Верховного представителя по ОВПБ и для повышения эффективности ОВПБ предусмотрено учреждение специального Органа раннего оповещения и политического планирова­ния [4].

Началом проведения Европейским Союзом политики в области безопасности и обороны можно считать 1998 г., когда Франция и Соеди­ненное Королевство в Сен-Мало подписали соот­ветствующую декларацию.

Начало развития военного потенциала Евро­пы относят к 1999 г., когда на Верховном Совете Европы в Хельсинки была одобрена первая глав­ная военная задача Европейского Союза. К 2003 г. ЕС должен был в течение 60 дней направить в очаг кризиса до 60 000 военнослужащих и обе­спечить проведение операции в течение не менее одного года.

Тогда же пост Верховного представителя по ОВПБ, введенный в 1999 г., стал также продви­жением в институциональном оформлении и эво­люции системы безопасности ЕС. Являясь одно­временно Генеральным секретарём Совета ЕС, Верховный представитель получил подчиненный ему аппарат - отдел планирования политики и раннего предупреждения. Этот пост занял в октя­бре 1999 г. бывший генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана, он стал фактическим координато­ром общей внешней и оборонной политики ЕС.

В 1999 г. на встрече на высшем уровне в Ва­шингтоне НАТО поддержало новые направления единой внешней политики и политики безопас­ности Европейского Союза, зафиксированные Амстердамским договором, и подтвердило, что более сильная Европа поможет обеспечению жиз­нестойкости НАТО в XXI веке. И уже на саммите ЕС в Ницце в декабре 2000 г. было предложено создать Военный комитет ЕС по политике и без­опасности, который будет координировать дей­ствия с НАТО так, чтобы Председатель Военного комитета ЕС принимал участие в заседаниях Во­енного комитета НАТО, а заместитель Главноко­мандующего НАТО - в заседаниях Военного ко­митета ЕС. При этом между НАТО и ЕС должны осуществляться постоянные консультации - и в канун операций, и в их ходе.

В марте 2000 г. начали работу комитет Ев­ропейского Союза по политике и безопасности, военный комитет, военный штаб и военно-по­литическая группа. Задача данных военных и политических структур - дальнейшее развитие единой политики в области безопасности и обо­роны, а также политический контроль над опера­циями Европейского Союза по урегулированию кризисов и стратегическое управление ими. Се­годня Комитет по политике и безопасности игра­ет центральную роль в формировании как единой внешней политики и политики в области безопас­ности, так и политики в области безопасности и обороне. Военный комитет и военный штаб зани­маются военными аспектами политики в области безопасности и обороны.

На современном этапе европейская полити­ка в области безопасности и обороны является составной и неотъемлемой частью североатлан­тического пространства безопасности. Вместе с тем общая политика Европейского Союза в обла­сти безопасности и обороны (CSDP, от Common Security and Defence Policy) - это также часть единой политики ЕС в сфере внешней полити­ки и политики безопасности (CFSP, от Common Foreign and Security Policy).

Цель Европейского Союза в управлении кри­зисами - предотвращение конфликтов, обеспече­ние мира и усиление международной безопасно­сти. И единая политика в области безопасности и обороны направлена на обеспечение Союза спо­собностью к оперативным действиям с исполь­зованием для этой цели как гражданских, так и военных средств стран-членов [5].

После вступления в действие 1 декабря 2009 г. Лиссабонского договора европейская политика в области безопасности и обороны превратилась в единую политику Союза в области безопасности и обороны. Произошла структуризация полити­ческих и военных структур, связанных с общей политикой в области ЕБО.

Практически в последнее десятилетие ут­верждается реальное партнерство Европейского Союза и НАТО, которое становится основой ев­ропейской политики в области безопасности. От­ветственность за коллективную военную оборону Европы несет НАТО. Таким образом, Европей­ский Союз и НАТО взяли совместное обязатель­ство разрабатывать совместно и взаимодополня­ющие задачи. Когда в декабре 2002 г. ЕС и НАТО пришли к соглашению «Берлин плюс», было по­нято, что при необходимости Европейский Союз будет всегда обеспечен доступом к военным сред­ствам НАТО во время управления кризисами. Уже в мае 2003 г. была создана рабочая группа Евросоюз-НАТО, ее задача состоит в обеспече­нии большей связности и взаимодополняемости развития военного потенциала.

На основе соглашения «Берлин плюс» нача­лась CONCORDIA - первая военная операция Ев­росоюза в Македонии в марте 2003 г. Несколько месяцев спустя в полной независимости от НАТО началась военная операция ARTEMIS за предела­ми Европы, в Демократической Республике Кон -го. На данный момент военные операции в Ма­кедонии и Демократической Республике Конго завершены [3] .

В декабре 2004 г. Европейский Союз принял от НАТО военную операцию SFOR в Боснии и Герцеговине. Операция под сводным названием ALTHEA проходит также на основании соглаше­ния «Берлин плюс». На сегодня в связи с замет­ным улучшением ситуации объем операции зна­чительно урезан.

В связи с возрастанием угрозы международ­ного терроризма Саммит ЕС в Брюсселе в 2004 г. принял декларацию по борьбе с терроризмом. По заявлению премьер-министра Ирландии Берти Ахерн, в декларации говорится, что страны Евро­союза будут действовать единым фронтом в борь­бе с терроризмом, а в случае атаки террористов на одну из стран ЕС другие страны окажут всю не­обходимую помощь. Кроме того, на саммите была одобрена организация единой системы обмена информацией о подозреваемых в терроризме ли­цах. Координатором ЕС по антитеррористиче­ской деятельности стал голландец Гийс де Вриес, экс-министр внутренних дел Нидерландов.

Координатор по антитеррористической дея­тельности напрямую подчинен Верховному пред­ставителю ЕС по внешней политике и безопас­ности Хавьеру Солане. Как отмечают аналитики, решение об учреждении поста координатора ЕС по антитеррористической деятельности стало от­ветом стран ЕС на теракты в Мадриде 11 марта 2004 г. [6].

Летом и осенью 2006 г. прошла четырехме­сячная военная операция в Конго в целях обеспе­чения безопасности во время выборов местного президента. В марте 2008 г. началась военная опе­рация в Чаде и Центральноафриканской Респу­блике, по окончании годового мандата операции в марте 2009 г. операцию принял ООН.

В декабре 2009 г. Европейский Союз начал свою первую военно-морскую операцию ATALANTA по борьбе с пиратством в водах Сомали.

Продолжается несколько гражданских миссий разных целей в Африке, на Западных Балканах, Ближнем Востоке, в Грузии и Афганистане. Обще­европейское сотрудничество по развитию потен­циала объединено в основном в созданное в 2004 г. Европейское оборонное агентство, задача которого - оказание помощи странам-членам в развитии их военного потенциала с использованием ноу-хау и ресурсов самого агентства, стран-членов и евро­пейской оборонной промышленности.

Говоря о трудностях формирования единой европейской внешней и оборонной политики, эксперты указывают, прежде всего, на практиче­ские экономические проблемы, в первую очередь, разумеется, на небольшие по сравнению с США оборонные бюджеты. Например, создание ново­го военногрузового самолёта для будущих евро­пейских сил быстрого реагирования продлится, по оценкам экспертов, ещё около восьми лет. По­этому те 60 000 человек, которые с 2003 г. нахо­дились в распоряжении ЕС для урегулирования или же предотвращения конфликтных ситуаций на континенте в случае кризисных операций, на­пример на Балканах, опирались теперь на силы НАТО не столько для того, чтобы избежать «ду­блирования существующих структур», сколько в силу своей объективной, технической неспособ­ности к боевым операциям.

Кроме развития непосредственно военного потенциала, агентство работает над увеличени­ем доли научных исследований и разработок в европейской оборонной отрасли и повышением конкурентоспособности европейской оборонной промышленности. Потребность заниматься дан­ными сферами вызвана высокопоставленными политическими установками, которые были при­няты на Европейском Верховном Совете осенью 2005 г. в Хэмптон Корте. Они обязывают страны-члены Европейского Союза затрачивать средства совместно и делать это более продуманно.

В документе о долгосрочном видении под­черкивается настоятельная необходимость кон­солидации и повышения конкурентоспособности оборонной промышленности Европы. Речь идет об одной из важнейших тем с точки зрения обе­спечения стабильности и жизнеспособности сфе­ры безопасности Европейского Союза.

Итак, новые условия безопасности формиру­ются в результате не одной причины, а в сочета­нии новых факторов, создающих новые угрозы безопасности и изменений, которые происходят до сих пор: новый глобальный баланс власти, сложившийся после окончания холодной войны, и последующее влияние на геостратегическую роль государств; быстрый прогресс технологии; меняющееся отношение к использованию воору­женных сил в западном обществе.

Наибольшее влияние на современную систе­му безопасности Европы и НАТО оказало бескон­трольное распространение технологии; растущий разрыв между богатыми и бедными странами; информационная революция. Например, распро­странение технологий и «западное» технологи­ческое преимущество в военной сфере не всегда может быть трансформировано в подавляющее военное превосходство. Сегодня быстрое распро­странение технологий означает, что даже разви­вающиеся страны - в особенности управляемые диктаторскими режимами - могут, сконцентри­ровав свои усилия, получить оружие и средства его доставки, которые представляли бы реальную угрозу крупным державам.

Практика показывает, что возможности Запа­да осуществлять военную интервенцию со време­нем уменьшаются. Пример ситуации урегулиро­вания в Афганистане или затянувшиеся операции по отношению к Ливии в 2011 г. тому подтверж­дение. В странах, которые сегодня известны как «дуга нестабильности», которая протянулась от Северной Африки до Центральной Азии, главны­ми причинами недовольства становятся неком­петентное управление, социальная несправедли­вость и отсутствие демократии [7].

В свою очередь, недовольство и отчаяние соз­дают такие серьезные проблемы безопасности, как незаконная миграция и контрабанда наркоти­ков, и благодатную почву для фанатизма, который, в свою очередь, может привести к региональной не стабильности и терроризму. Эта проблема все более усугубляется и с ней следует бороться в самих этих странах с помощью предупреждаю­щих мер (которые могут быть военными, поли­тическими или экономическими), так же, как и защитных или оборонных мер в наших странах. Она также имеет важные последствия для евро­пейской политики безопасности.

Информационная революция - третья общая тенденция, которая так сильно изменила обста­новку в области безопасности. Эта революция объективно может способствовать распростра­нению технологии и усугубить «разрыв в уров­не бедности», сделав его более очевидным. Для демократических государств последствием ин­формационной революции становится его уязви­мость к определенным формам террористических атак, а также бесконтрольный поток информации (опять пример с «арабской» весной 2011 г., когда т. н. социальная сеть стала первоисточником для массовых выступлений против режимов). Пра­вительственная информация и даже военная раз­ведка больше не могут конкурировать со СМИ в скорости передачи информации.

Десятилетие назад «безопасность» была си­нонимом обороны. Сдерживание осуществлялось с помощью обороны обычных вооружений при поддержке угрозы применения ядерного оружия. «Безопасность» измерялась в основном военной мощью. Сегодня «безопасность» означает гораз­до больше, чем военная мощь.

Безопасность стала гораздо более широким вопросом. Для большинства европейских/евро-атлантических стран безопасность сегодня изме­ряется в невоенных терминах и угрозы безопас­ности являются по своей природе невоенными. Среди этих угроз - некомпетентное управление, коррупция, организованная преступность, небез­опасные границы, контрабанда (оружия, наркоти­ков, людей), незаконная миграция, этнические и религиозные конфликты, распространение ору­жия массового уничтожения, дефицит природных ресурсов (например, воды) и, конечно, терроризм. С этими угрозами сталкиваются все страны-чле­ны НАТО и ЕС.

Соответствие этим новым требованиям без­опасности требует фундаментальной реформы национальных структур, моделей инвестирова­ния, систем управления. Оно также требует эво­люции международных институтов в поистине радикальном масштабе.

Сейчас основой развития военного потен­циала Европейского Союза является стратегия безопасности Европы, согласно которой основ­ную опасность для Европы представляют рас­пространение оружия массового поражения, терроризм и международная преступность, энергобезопасность и изменение климата. Что­бы обеспечить защищенность европейского пространства от вышеперечисленных видов опасности, в развитии своего военного потен­циала Евросоюз сосредоточился, главным об­разом, на обеспечении стабильности в близле­жащих регионах и обеспечении международной безопасности и порядка в дальних регионах. В рамках главной военной задачи на 2010 г. идет развитие необходимого потенциала и готовности к действиям, а также создание готовности к со­трудничеству различных политических и воен­ных структур.

В рамках единой политики в области без­опасности и обороны Евросоюз проводит как гражданские миссии, так и военные операции. За последние десять лет Европейский Союз внес вклад в 23 миссии в трех частях света. Миссии, проводимые в рамках единой политики в обла­сти безопасности и обороны, включают операции по разоружению, гуманитарные и спасательные операции, военное консультирование и военную помощь, предотвращение конфликтов и миро­творческие операции, действия вооруженных сил по управлению кризисами, в т. ч. восстановлению мира и стабилизации ситуации после конфликта. Участие стран-членов в операциях Европейского Союза добровольно.

Одним из приоритетов главной военной за­дачи на 2010 г. является обеспечение готовности Евросоюза к быстрому реагированию, в т.ч. соз­дание боевых групп ЕС. Боевые группы ЕС - под­разделения быстрого реагирования примерно в 1500 человек, которые должны быть в состоянии реагировать в течение 15 дней. Концепция бое­вых групп была утверждена летом 2004 г., на ее основе с начала 2007 г. сохраняется готовность к двум одновременным операциям. Боевые группы действуют, прежде всего, по просьбе ООН, они могут выполнять задачи по урегулированию кри­зиса во всем мире. Большинство боевых групп многонациональны, кроме стран-членов, в них входят и третьи страны: Турция, Норвегия, Хор -ватия и Македония.

Например, в боевой группе Северных стран с 1 января 2008 г. по сей день под командованием Швеции участвовали Финляндия, Норвегия и Ир­ландия.

Развитие военного потенциала - постоянный процесс, направленный на обеспечение готов­ности на случай будущей опасности и будущих угроз. В сфере развития военного потенциала важным шагом стал план развития потенциала, одобренный летом 2008 г. Это документ, который создает основу для процесса развития потенциа­ла в области политики безопасности и обороны, предоставляет возможности для сотрудничества и оценивает изменение опасности в течение 25 лет.

В равной мере повышается потенциал «сооб­щества безопасности» - большей части военного и особенно гражданского персонала, компетент­ного в новых вопросах безопасности и способ­ного: а) занять посты в национальных и между­народных организациях и б) обучать население пониманию новых потребностей безопасности так, чтобы обеспечить их поддержку в ходе демо­кратического процесса.

Проводимые в течение 2010 - 2011 г. мероприя­тия оперативной подготовки Североатлантическо­го альянса наглядно демонстрируют реализацию стратегических планов в восточноевропейском на­правлении. С одной стороны, проводятся крупно­масштабные учения альянса в Польше и странах Балтии. В 2010 г. в акватории Северного и Балтий­ского морей, а также на территории стран Балтии НАТО и ЕС провели серию учений, в ходе которых отработаны вопросы стратегических перегруп­пировок войск на территорию Латвии («Сейбр Страйк»), оборудованы порты и аэродромы, желез­нодорожная и шоссейная инфраструктура, постро­ены дороги в балтийских дюнах. Также прошли командно-штабное учение «Балтик Хост - 2011», серии учений на территории Польши и с 19 по 23 сентября - КШУ объединенного командования во­оруженных сил Польши «Есен-2011» по отработке вопросов принятия решения на оборонительную операцию а также видовые учения ВВС и ВМС Польши «Оржел» и «Пиранья». С другой - Россия и Беларусь провели свои военные испытания тех­ники и учения, как «Щит Союза - 2011» в глубине территории Российской Федерации на полигонах Гороховец и Ашулук.

ЕС признает, что как вооруженным силам, так и службам безопасности потребуется допол­нительный потенциал для разведки и нового ору­жия и снаряжения, так же, как и гораздо более высокая степень сотрудничества и подготовки для выполнения этих новых задач. Министерства внутренних дел и другие агентства, занятые без­опасностью, возможно, теперь должны быть го­товы открыть двери внешней помощи в той мере, в какой они не были к этому готовы прежде. Кон­цепция, связанная с альянсом инфраструктуры, должна подвергнуться изменениям. Вопрос, сто­ящий перед странами-членами как НАТО, так и ЕС, - это проблема адаптации не только своих на­циональных организаций с тем, чтобы они проти­востояли этим новым вызовам, но также и вопрос адаптации самой НАТО и построения ОВПБ ЕС так, чтобы они оставались (или стали) способны бороться с новыми угрозами безопасности.

 

 Литература

  1. Treaty of economic, social and cultural collaboration and collective self- defence. Brussels, 17 March 1948 // weu. int/eng/docu/d480317a.htm
  2. Modified Brussels Treaty. Protocol modifying and compleating the Brussels Treaty. Paris, 23 October 1954 //  weu.int/eng/docu/d541023b.htm
  3. Rehal J., Weisserth H.-B. The Common security and defence policy of Ше European Union. - Vienna. - 2010. - 138 p.
  4. Амстердамский договор. Ст. 18, абз. 3; ст. 26. - М.,1998
  5. Европейская политика в области безопасности и обо­роны // mod.gov.ee/ru/csdp
  6. Европа поверила в реальность угроз террористов // Новости телеканала РБК. 19.03.2004.
  7. Крис Доннелли. Меняющаяся природа конфликтов. Европейская безопасность: новые вызовы и новые ответы // magazmes.mss.ru/vesmilc/2003/9/don.html  
Фамилия автора: Б. Ж. Сомжурек
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика