Стратегия национальной безопасности США в первом десятилетии XXI века: к вопросу «самодостотаточной» безопасности

В сентябре 2002 г. администрацией Дж. Буша был представлен документ, обозначивший ключе­вые принципы и задачи внешней политики США, а также их видение нового мирового порядка -«Стратегия национальной безопасности США». Также в данном документе были определены ос­новные угрозы интересам национальной безопас­ности Соединенных Штатов, в число которых вошли - международный терроризм, распростра­нение оружия массового поражения, а также чув­ствительных технологий. В этой связи, в рамках данного документа, администрацией Белого дома в качестве приоритетной задачи было выделено уничтожение международных террористических организаций с использованием всех возможно­стей Соединенных Штатов Америки, потенциала союзных, а также дружественных государств до того, как террористическая угроза достигнет на­циональных границ США.

Главной причиной принятия стратегии яви­лась угроза национальной безопасности Соеди­ненных Штатов со стороны международных тер­рористов. События 11 сентября 2001 г. показали слабость системы безопасности, неподготовлен­ность внутренних органов безопасности. Новому врагу не требовалась большая армия, для того, чтобы нанести сокрушительный удар, но требо­валось только наличие малой группы людей, во­оруженных взрывчатым оружием.

Принятию стратегии национальной безопас­ности при администрации Дж. Буша младшего способствовали новые условия, которые созда­лись после теракта 11 сентября. Первая декада

ХХ! века представила новую угрозу националь­ной безопасности не только Соединенных Шта­тов, но и других государств мирового сообще­ства. Главной угрозой, против которой выступили США, была угроза не физического уничтожения, а угроза массового психологического воздей­ствия, которая могла бы вызвать дестабилизацию внутри страны.

В новом документе определена степень угро­зы, которую представляет международный терро­ризм для США и обосновывается необходимость защиты национальных интересов и осуществле­ния борьбы с ними. «В прошлом врагам нужны были большие армии и огромные промышленные возможности для того, чтобы угрожать Америке. Сегодня тёмные силы могут привести к колос­сальному хаосу и страданиям на наших берегах, и на это им потребуется меньше средств, чем сто­ит один танк. Террористы организованы таким образом, что они могли проникнуть в свободные общества и обратить против нас мощь современ­ных технологий» [1].

Итак, «данный документ представлял собой концептуальное, цельное и всеобъемлющее из­ложение внешнеполитического курса США на мировой арене с точки зрения обеспечения без­опасности Америки. «Стратегия» рассматривала не только основные вопросы безопасности, но и в целом наиболее важные, стратегические направ­ления внешней политики страны» [2].

Цель, задачи и принципы национальной без­опасности Соединенных Штатов, определенные Стратегией В стратегии национальной безопасности США 2002 г. были отмечены следующие официальные задачи Соединенных Штатов - это обеспечение политической и экономической свободы в глобаль­ном масштабе, мирные отношения с другими стра­нами и уважение к человеческому достоинству. «Мы стремимся создать баланс сил, благопри­ятствующий свободе человека, создать условия, в которых все государства и все общества смогут выбрать для себя блага политической и эконо­мической свободы. В мире, не представляющем опасности, люди смогут сделать свою жизнь ещё лучше. Мы будем защищать мир, сражаясь с тер­рористами тиранами. Мы сохраним мир, выстра­ивая дружественные отношения между великими державами. Мы будем способствовать расшире­нию сферы мирных отношений, поощряя свобод­ные и открытые общества на всех континентах» [3]. В соответствии с документом для достижения данных задач Соединенные Штаты будут:

 

  • стремиться к поддержке уважения челове­ческого достоинства по всему миру;
  • укреплять альянсы с целью поразить гло­бальный терроризм и работать над предотвраще­нием атак против США и их союзников;
  • сотрудничать с международным сообще­ством в разрешении региональных конфликтов;
  • предотвращать угрозы применения оружия массового уничтожения против США и их союз­ников;
  • способствовать продвижению глобально­го экономического роста с помощью поддержки свободных рынков и свободной торговли;
  • расширение развития через открытие об­ществ и построения демократической инфра­структуры;
  • разработка планов сотрудничества в сотруд­ничестве с другими центрами глобальной силы;
  • и трансформация институтов национальной безопасности Америки с целью противостоять вызовам XXI века [4].

Перечисленные задачи составляют отдель­ные главы стратегии национальной безопасности США 2002 г. и рассматриваются в отдельности в рамках стратегии.

В связи с необходимостью обоснования новых внешнеполитических принципов Вашингтона в документе подчеркивается, что борьба с террориз­мом является частью борьбы за предоставление свободы всему человечеству, и что Стратегию: «Свобода является обязательным требованием человеческого достоинства, это первоочередное право каждой личности во всех цивилизованных обществах. На протяжении всей истории война и террор угрожали свободе, ей бросали вызов про­тиворечивые интересы могущественных держав и злые замыслы тиранов; она подвергалась ис­пытанием со стороны таких широко распростра­ненных явлений, как бедность и болезни. Сегодня человечество имеет возможность обеспечить по­беду свободы над всеми ее врагами. Соединенные Штаты готовы со всей ответственностью возгла­вить эту великую миссию».

Основные положения Стратегии, определяю­щие сферу действий США в мире

Прежде всего, администрация Дж. Буша выдвинула концепцию нанесения превентивных ударов. В частности, в стратегии национальной безопасности США 2002 г. излагается и обосно­вывается право США на нанесение превентив­ных ударов (ключевая идея) по территориям других стран - убежищам террористов с целью обеспечения собственной национальной безопас­ности: «Наши враги открыто объявили, что они стремятся заполучить в свои руки оружие массового поражения, и имеющаяся информация свидетельствует, что они действуют в этом направлении весьма решительно. Соединенные Штаты не позволят, чтобы эти усилия увен­чались успехом. Мы создадим системы обороны против баллистических ракет и всех средств их доставки. Мы будем сотрудничать с другими государствами в вопросах сдерживания наших врагов и лишения их возможностей приобрете­ния опасных технологий. И в соответствии со здравым смыслом и необходимостью самообо­роны Америка будет принимать меры против возникающих угроз прежде, чем они смогут пол­ностью материализоваться. Мы не можем за­щитить Америку и наших друзей надеждой на наступление лучших времен. Следовательно, мы должны быть готовы нанести поражение пла­нам наших врагов, используя наш разум и осмо­трительность. История сурово осудит тех, кто осознал грядущую опасность, но не предпринял никаких действий. В новом мире, в который мы вступили, единственным путем к миру и безопас­ности является путь действий». Как отмечает казахстанский эксперт М. Лаумулин, в Страте­гии национальной безопасности 2002 г. «было за­явлено, что в ее основе будет лежать сила ору­жия и идеологии и что США готовы опережать негативное развитие событий и нейтрализовать угрозы превентивными ударами» [5].

Особое внимание в данном документе уделя­ется проблеме недопущения попадания оружия массового поражения в распоряжение терро­ристических организаций и так называемых «стран-изгоев» (rouge states), оказывающих под­держку распространению терроризма.

«Страны-изгои» - неточный, но утвердив­шийся в российских СМИ перевод термина-опре­деления rogue states (буквально - «государства-негодяи»), политического клише, применяемого в американской политической фразеологии для обозначения государственных (политических) ре­жимов, которые рассматриваются американским руководством как враждебные и представляю­щие угрозу миру. Также «Страны-изгои» - это те страны, где: жестоко обращаются с собственным народом, разбазаривают национальные ресурсы ради личной выгоды правителей; демонстрируют неуважение к международному праву, угрожают соседям, хладнокровно нарушают подписанные международные соглашения; пытаются получить доступ к оружию массового поражения и иной пе­редовой военной технологии для использования в качестве угрозы или реальной агрессии; оказыва­ют помощь терроризму в глобальном масштабе; отвергают базовые человеческие ценности.

Впервые термин был использован в еже­годном обращении к Конгрессу США 29 января 2002 г., через несколько месяцев после теракта 11 сентября 2001 г., Дж. Бушем, отнесшим к «оси зла» Ирак, Иран и КНДР. В июне 2002 г. замести­тель госсекретаря США Джон Болтон причислил к «оси зла» еще три страны - Кубу, Ливию и Си­рию, которые якобы стремятся к получению хи­мического или биологического оружия [6].

Так, в стратегии национальной безопасности США 2002 г. отмечается следующее: «Мы должны принять концепцию неминуемой угрозы в отноше­нии возможностей и объектов сегодняшнего про­тивника. Страны-изгои и террористы не стремятся напасть на нас используя обычные вооружения. Они знают, что подобные атаки обречены на неудачу. Вместо этого они намерены проводить террористи­ческие акты и использовать оружие массового по­ражения - оружие, которое легко скрыть, незаметно доставить и использовать без предупреждения» [7]. Необходимо отметить, что тема вероятности попа­дания оружия массового уничтожения в руки терро­ристов, либо в распоряжение государств, поддержи­вающих терроризм, является одной из ключевых на протяжении всего документа.

В Стратегии национальной безопасности США 2002 г. отмечается, что в борьбе с глобаль­ной угрозой терроризма Вашингтон готов пойти на любые действия для обеспечения собственной национальной безопасности, и в первую очередь подчеркивается возможность использования во­енной силы. Также в данном документе отмечает­ся намерение Соединенных Штатов использовать

создание системы альянсов, действие которых будет направлено на борьбу с террором. Тем самым, в борьбе с терроризмом США придают особое значение международному сообществу, как помощника Америки в реализации ее целей в противодействии терроризму: «Чтобы одолеть эту угрозу, мы должны воспользоваться любым имеющимся в нашем распоряжении инструмен­том: военной силой, лучшей национальной оборо­ной, правоохранительными мерами, разведкой и энергичными усилиями, направленными на ликви­дацию источников финансирования террористов. Война против террористов, действующих в ми­ровом масштабе, является глобальной задачей на неопределенно продолжительное время. Америка будет помогать всем государствам, нуждающим­ся в нашей помощи в борьбе с террором. И Аме­рика призовет к ответу государства, скомпроме­тировавшие себя террором, включая те страны, которые укрывают террористов, поскольку союз­ники террора являются врагами цивилизации. Со­единенные Штаты и страны, сотрудничающие с нами, не должны позволить террористам созда­вать новые базы. Вместе мы будем стремиться к тому, чтобы им повсюду было отказано в убе­жище» [8].

Стратегия национальной безопасности в по­литической оценке американских экспертов

Безусловно, публикация новой стратегии на­циональной безопасности США явилась важным этапом в развитии американской внешней поли­тики, и это не могло не вызвать интерес в экс­пертной и научной среде. Как уже было отмечено выше, данный документ вызвал, как позитивные, так и негативные отклики, прежде всего внутри самих Соединенных Штатов. В этой связи аме­риканские исследователи отмечают, что доклад Дж. Буша о стратегии национальной безопас­ности «вызвал большой интерес в стране и за рубежом и был воспринят как убедительное из­ложение главной американской стратегии в мире в эпоху после событий 11 сентября. Новый доку­мент, озаглавленный «Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки», получил положительную оценку в качестве яс­ного, дальновидного и внушительного ответа на угрозы, с которыми Америке приходится сталки­ваться в настоящее время. Но в то же время он подвергся критике как радикальное и вызываю­щее беспокойство отступление от американской внешнеполитической традиции» [9].

После опубликования данного документа, ве­дущие политические деятели США подготовили работы, в которых осветили собственный взгляд на значение и роль новой стратегии националь­ной безопасности. Естественно их оценки в боль­шинстве своем явились позитивными.

Необходимость принятия концепции пре­вентивных ударов, являющейся по праву главной идеей новой стратегии национальной безопас­ности США обосновывается следующим обра­зом: « Стратегия национальной безопасности не опровергает полувековой доктрины и не от­брасывает политику сдерживания и устраше­ния. Эти стратегические концепции могут, и по-прежнему будут использоваться там, где это целесообразно. Но некоторые угрозы носят настолько катастрофический характер и могут осуществляться столь неожиданно средства­ми, которые не поддаются отслеживанию, что сдерживать их невозможно. Экстремистов, ко­торые, похоже, рассматривают самоубийство как святое дело, вряд ли можно сдержать. А но­вая технология требует нового представления о том, когда угроза реально становится «неминуе­мой». Так что, исходя из здравого смысла, Соеди­ненные Штаты должны быть готовы, по необ­ходимости, принимать меры до того, как угрозы полностью материализуются.

Упреждающий подход - концепция не новая. Никогда не было морального или юридического требования того, чтобы страна дожидалась, когда на нее нападут, прежде чем она сможет противодействовать реальным угрозам. Как пи­сал недавно Джордж Шульц, «если во дворе гре­мучая змея, вы не дожидаетесь, когда она укусит вас прежде, чем принять меры самозащиты». Соединенные Штаты давно провозглашают право на упреждающую самооборону - от кубин­ского ракетного кризиса 1962 года до кризиса на Корейском полуострове в 1994 году» [10].

По мнению заместителя государственного се­кретаря США Ричарда Л. Армитаджа, «11 сентя­бря стало днем разрушения в американской и все­мирной истории. Но вместе с тем эти страшные со­бытия принесли и некоторую пользу, - В каком-то смысле Стратегия национальной безопасности от­ражает более фундаментальную глобальную пере­становку, когда все страны имеют возможность по-новому определить свои приоритеты. Переосмыс­ливая наши приоритеты, мы также имеем возмож­ность ориентировать международные партнерства не только на победу в войне с терроризмом, но и на решение всех транснациональных проблем, стоя­щих перед государствами» [11].

Председатель Комитета палаты представите­лей по международным отношениям Конгресса США Генри Дж. Хайд считает, что основной идеей стратегии национальной безопасности США 2002 г. явилась необходимость расширения международ­ного сотрудничества в борьбе с терроризмом. «Об­новленная Стратегия национальной безопасности исходит из понимания того, что Соединенные Штаты обладают огромной и беспрецедентной мощью, и в то же время разумно отмечает, что мы не способны достичь всех своих целей в одиночку. Мы должны иметь союзников, которые помогали бы нам решать эти задачи, особенно, если мы хо­тим добиться надежных и долговременных реше­ний» [12].

Следует отметить, что подготовка данных ра­бот и их публикация были направлены, прежде всего, на обоснование необходимости неогра­ниченного использования военной силы США в войне против терроризма, в глазах международ­ного сообщества.

В экспертной среде США также существует ряд ученых-политологов, которые придержива­ются схожих позиций в отношении новой стра­тегии национальной безопасности США. Так, по мнению некоторых американских ученых, «Стратегия Буша в области национальной без­опасности представляет собой грандиозный труд, так что нет ничего удивительного в том, что этот документ привлек к себе значительное внимание и вызвал широкую дискуссию. Эта Стратегия национальной безопасности, в общем и целом, соответствует американской стратегической тра­диции, последовательно излагая главную концеп­цию американской политики перед лицом новых и опасных угроз» [13].

По мнению известного американского иссле­дователя, эксперта по вопросам национальной обороны Исследовательской службы Конгресса США, Ричарда Ф. Гриммета выбор Соединенных Штатов в пользу концепции нанесения превен­тивных ударов является обоснованным с истори­ческой точки зрения. В своем труде «Применение упреждающей силы со стороны США: историче­ский обзор» Ричард Ф. Гриммет отмечает, что Со­единенные Штаты пришли к данной концепции неспроста, и она являлась вполне ожидаемой и поэтому является логичной.

Другой американский ученый, директор Цен­тра технологий и политики национальной без­опасности Университета национальной обороны Ричард Л. Каглер считает, что «Стратегия наци­ональной безопасности - документ, появление которого долго ожидалось, - содержит подробное описание формирования роли США в междуна­родных делах в начале XXI века. Вопреки ожида­ниям критиков, эта стратегия не представляется ни гегемонистской и односторонней, ни сверх­милитаристской и сфокусированной на упреж­дающих действиях против противников. Вместо этого, подобная оценка интересов и ценностей США имеет своим результатом «специфический американский интернационализм», нацеленный на создание равновесия сил, которое благоприят­ствует свободе человека и делает мир в условиях глобализации безопаснее и лучше» [14].

Однако в экспертной среде США существуют и иные мнения, более критичные, относительно характера, роли и предназначения Стратегии на­циональной безопасности США 2002 г.

Так, известный американский эксперт З. Бже-зинский, хотя в целом он и является лояльным Белому дому, тем не менее, констатирует: «В но-вопровозглашенной доктрине «упреждающей ин­тервенции» не уточнялось, ни с помощью каких критериев будет определяться терроризм, ни при каких обстоятельствах распространение ОМУ станет расцениваться в качестве зла, заслужива­ющего упреждающей военной акции со стороны Соединенных Штатов.

Стратегия национальной безопасности США: реакция экспертного сообщества

Критичное мнение в отношении стратегии национальной безопасности США 2002 г., ее осно­вополагающих принципов, а также американской внешней политики, которая основывается на этом и ряде других официальных документах высказыва­ют, за исключением американских экспертов, цен-тральноазиатские авторы, прежде всего ведущие политологи Казахстана и Кыргызстана.

Так, оценивая различные аспекты стратегии национальной безопасности США 2002 г. казах­станский эксперт М. Лаумулин отмечает, что под прикрытием вполне миролюбивых мотивов, освещенных в данном документе, Соединенные Штаты имеют совершенно иные задачи, кото­рые диктуются их национальными интересами. Кпримеру, он отмечает следующее: «В качестве первого направления «Стратегии» называлась «защита человеческого достоинства». Здесь наибольший интерес представляет тезис о том, что в осуществлении этой задачи США отводят себе роль главного борца за ценности свободы и человеческих прав во всем мире. Данный момент стратегии обосновывает действия США в слу­чае вмешательства во внутренние дела других государств. В качестве второго направления сво­ей новой стратегии США намерены «укреплять альянсы для борьбы с глобальным терроризмом и содействовать предотвращению атак против

США и дружественных им стран». В переводе на реальный язык это означает, что политика США направлена не только против террористических организаций, но и против государств и режимов, поддерживающих терроризм, которые облада­ют или планируют обладать оружием массового уничтожения».

Значимость стратегии оценивается им сле­дующим образом: «Американское руководство полностью отказалось от прежней «полити­ки сдерживания», на которой базировалась вся внешнеполитическая стратегия США в течение последних пятидесяти лет. В центральном раз­деле новой стратегии обосновывалась необхо­димость и право на применение превентивных ударов. Американская администрация предло­жила пересмотреть концепцию упреждающего удара. Если, согласно международному праву, упреждающий удар можно нанести в случае яв­ных признаков мобилизации военных сил другого государства, то в случае с террористами при­знаков подготовки к атаке тяжело обнаружить. Этот тезис полностью развязывал Вашингтону руки для единоличных и самоуправных решений и действий на международной арене».

Относительно значения данного документа на развитие глобальных процессов и на всю си­стему международных отношений М. Лаумулин пишет следующее: « То, что «Стратегия» не является просто обычным документом, показа­ли вскоре события в Ираке. США действовали в точном соответствии с этим документом. Было использовано право на «превентивный удар» (под предлогом стремления Багдада к овладению ОМУ), было проигнорировано международное право, мнение ООН и Совета Безопасности, а также ближайших союзников Америки по НАТО. Начался процесс «дрейфа континентов», т. е. трансатлантического раскола» [15].

Схожего мнения относительно пересмотра доктринальных основ внешней политики и поли­тики в сфере обеспечения национальной безопас­ности придерживается и другой известный ка­захстанский эксперт М. Шайхутдинов. В част­ности, он отмечает, что в противовес доктрине сдерживания новая доктрина превентивных уда­ров провозгласила принцип предотвращения или превентивности в борьбе с угрозами националь­ной безопасности США.

Приведем мнение киргизского политолога Л. Бондарца. Он, в частности, считает, что Соединенные Штаты имеют совершенно иные цели и задачи в борьбе с терроризмом, в отличие от тех, которые были провозглашены в стра­тегии. « Прикрываясь антитеррористическим знаменем, США до беспрецедентных размеров нарастили военную силу. Сегодня их военные рас­ходы составляют 47 процентов от общемиро­вых военных затрат. Это позволило Вашингтону присвоить себе «неотъемлемое» право, которое облекло в удобоваримую доктрину упреждаю­щих действий, наносить ядерные удары по лю­бым точкам в мирное время, а также начинать превентивную войну или, проще говоря, агрессию против любого государства. Эта доктрина из­ложена в Национальной стратегии обеспече­ния безопасности США 17 сентября 2002 г. и в Национальной стратегии по борьбе с оружием массового поражения, представленной для озна­комления 10 декабря 2002 г. В основе доктрины упреждающих действий или, как ее часто назы­вают, доктрины Буша лежит идея опережаю­щего военного нападения, которое мотивирова­но любым малейшим проявлением агрессивности против США в их трактовке. Вашингтон прини­мает самостоятельные решения и осуществля­ет самостоятельные упреждающие действия в том случае, если ими самостоятельно выявляет­ся угроза для американской безопасности. США полностью присваивают себе функции Совета Безопасности ООН единолично определять су­ществование любой угрозы миру, любого нару­шения мира или акта агрессии и решать, какие меры следует предпринять для поддержания или восстановления международного мира и безопас­ности. Наглядный пример применения доктрины - агрессия против Ирака, в отношении которого уже обосновывается необходимость расчлене­ния» [16]. Выводы

Анализируя стратегию национальной без­опасности США 2002 г., следует отметить, что данный документ, безусловно, имеет истори­ческое значение в развитии системы междуна­родных отношений. В результате его принятия Соединенными Штатами, фактически, было уза­конено право на проведение военных операций в отношении других стран без каких-либо види­мых на это причин, в собственных интересах и не считаясь с мнением международного сообще­ства. Впоследствии доктрина нанесения превен­тивных ударов была названа «доктриной Буша». Введение подобной практики чревато тем, что появляется вероятность использования другими государствами аналогичных методов достижения национальных и стратегических интересов. К примеру, в декабре 2007 г. Турция, несомненно, следуя американскому прецеденту, осуществила серию воздушных ударов по территории север­ного Ирака, а затем ввела туда собственные во­оруженные силы. Официальной причиной про­ведения военной операции на территории Ирака (официально суверенного государства) явилась та же борьба с терроризмом, и в частности, ответ Анкары на активизацию «Рабочей партии Курди­стана» [17]. При этом нельзя исключать вероят­ности того, что данная операция была проведена при поддержке Соединенных Штатов. Так или иначе, в результате данных действий Турции, во-первых, пострадало и мирное население Ирака. Были обнаружены десятки погибших среди мир­ных иракских граждан. И, во-вторых, в очередной раз был нарушен принцип международного права, о неприкосновенности территории суверенного государства. Таким образом, был создан еще один опасный прецедент в международной политике, который вполне способен, в перспективе, оказать дестабилизирующее влияние на международный порядок.

Отмечая значимость Стратегии национальной безопасности США 2002 г. необходимо отметить, что данный документ обозначил основные при­оритеты и направления политики США в войне с международным терроризмом. Впервые пробле­ма борьбы с терроризмом была рассмотрена ад­министрацией Белого дома в подобном комплекс­ном и всеобъемлющем масштабе.

Как видно, новая стратегия национальной без­опасности США включала ряд задач, по продвиже­нию экономического и политического развития в мире, а также укреплению национальной безопас­ности Соединенных Штатов и их союзников в со­ответствии с новыми вызовами времени, а именно терроризмом. Однако, на наш взгляд, представля­ется целесообразным выделить наиболее важные аспекты данного документа, которые имеют опре­деляющее значение в развитии внешней политики США в сфере борьбы с терроризмом.

Таким образом, представляется вполне оче­видным, что данный документ составляет теоре­тическую основу новой глобальной антитеррори­стической политики США, которая заняла один из ключевых приоритетов во внешней политике Вашингтона в период администрации Дж. Буша мл. Некоторые принципы, отмеченные в Страте­гии национальной безопасности, оказали суще­ственное влияние на дальнейшее развитие систе­мы международных отношений в целом.

 

Литература

  1. Стратегия Национальной Безопасности США (17 сен­тября 2002 г.) // История США. Хрестоматия: пособие для вузов / Сост. Э.А. Иванян. - М.: Дрофа, 2005. - С. 394.
  1. Лаумулин М. Т. Центральная Азия в зарубежной поли­тологии и мировой геополитике. Том II: Внешняя политика и стратегия США на современном этапе и Центральная Азия. - Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2006. - С. 22.

  2. Стратегия Национальной Безопасности США (17 сен­тября 2002 г.) // История США - С. 394.

  3. The National Security Strategy of the United States of America, September 2002. - P. 1-2 //  whitehouse.gov/nsc/ nss.html

  4. Лаумулин М. Т. Центральная Азия в зарубежной поли­тологии и мировой геополитике. Указ. Соч. - С. 14.

  5. politike.ru/dictionary/839/word/os-zla

  6. The National Security Strategy of the United States of America ... - P. 15

  7. История США. Хрестоматия ... - С. 394 - 395.

  8. Либер Кер А., Либер Роберт Дж. Стратегия нацио­нальной безопасности Президента Буша // usinfo.state. gov/journals/itps/1202/ijpr/pj7-4lieber.htm 

  9.  Райс К. Баланс сил в пользу свободы // usinfo. state.gov/journals/itps/1202/ijpr/pj7-4rice.htm

  10. Армитадж Ричард Л. Союзники, друзья и партне­ры: международное сотрудничество в области Стратегии национальной безопасности // usinfo.state.gov/journals/ itps/1202/ijpr/pj7-4armitage.htm

  11. Хайд Генри Дж. Разговор с нашими безмолвствую­щими союзниками: общественная дипломатия и внешняя политика США // usinfo.state.gov/journals/itps/1202/ijpr/ pj7-4hyde.htm

  12. Указ .соч.: Либер Кер А., Либер Роберт Дж.

  13. Каглер Ричард Л. Американский интернационализм в условиях глобализации // usinfo.state.gov/journals/ itps/1202/ijpr/pj7-4kugler.htm

  14. ЛаумулинМ.Т. Указ. Соч. - С. 22, 16-17, 25-26

  15. Бондарец Л.М. Новая Центральноазиатская инициатива Вашингтона: планы, реалии, перспективы // Геополитика- безопасность - терроризм. Сб. ст. / Под ред. Е.А. Вертлиба,Л.М. Бондарца. - Б.: 2006. - С. 70

  16. Турецкие военные перешли иракскую границу // bbc.co.uk/hi/russian/international/newsid7149000/7149531.stm

Фамилия автора: К.А. Бежекенов
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика