Энергоресурсы как фактор новых интересов и возможностей в отношениях между ЕС и ЦА

Причины медленного поворота политики ЕС к ЦА. Период меняющихся интересов ЕС в его продвижении на восток Евразии растянулся на целое десятилетие. Центральная Азия в 1990-е годы XX века не являлась предметом внешне­политических интересов Европейского Союза. Продолжительное время ЦА оставалась одним из постсоветских регионов на новой политической карте и была, наряду с другими, получателем ев­ропейской помощи и технического содействия в рамках программы ТАСИС с целью перехода к рыночным отношениям.

Объективно Евросоюз не был готов к всеобъ­емлющим внешним действиям в отношениях со всеми значимыми и малозначимыми регионами мира, так как ЕС представлял пока незрелого игрока на политической арене. Образование Евро­пейского Союза, сопровождавшееся комплексом вопросов интеграционного строительства - фор­мированием Экономического и Валютного Союза (ЭВС) и противоречивой подготовкой к вступле­нию стран Восточного блока в единую Европу и многими др., не оставляло серьезных намерений и тем более шагов в сторону Центральной Азии.

Отметим факт достаточно слабого вовлечения ЕС в мировые процессы безопасности, в срав­нении с США. Практически отсутствовала соб­ственная, зрелая концепция безопасности, как и общеевропейские силы безопасности и обороны ЕС. Они находились и продолжают находиться под зонтиком безопасности НАТО. В тот период, когда шли дебаты о судьбе ЗЕС и НАТО, силы и средства ЕС были отвлечены для разрешения ре­гиональных конфликтов в Юго-Восточной Евро­пе, прежде всего, на Балканах. Когда же назрел принципиальный вопрос о расширении НАТО с включением в организацию восточно-европей­ских стран, то восприятие угроз или опасности из стран бывшего Советского Союза, России от­сутствовало.

Среди причин малой активности ЕС в ЦА можно назвать также то, что в 90-е годы не стоял остро вопрос об обеспеченности Евросоюза энер­горесурсами. На протяжении долгого времени, оставаясь лояльным партнером нефтедобываю­щих стран Персидского залива, Европа на тот пе­риод чувствовала себя вполне самодостаточной.

Это причина малой активности ЕС в отноше­нии энергоресурсов в Каспийском регионе, кото­рым занимались в большей степени США и круп­нейшие транснациональные компании, которые и стали впоследствии основными геополитически­ми акторами за сферы влияния в ЦА.

Изменение ситуации в межрегиональных от­ношениях на рубеже веков. Среди основных при­чин, которые изменили политику ЕС в отношении Центральной Азии, можно обозначить следую­щие, ставшие основой для последующего регио­нального измерения внешней политики ЕС.

«Фактор, повлиявший на дестабилизацию всей системы международных связей, бесспор­но, связан с появлением новой, нетрадиционной формой угрозы стабильности и безопасности, в том числе энергетической, - это международный терроризм, и ареал его распространения близок к Центральной Азии» [1].

В связи с тем, что на авансцену в XXI веке вышли иные проблемы, отличные от проблема­тики XX века, на второй план ушла задача ЕС в форсировании процессов демократизации в пост­советских государствах ЦА. Содействие в продви­жении демократии в регионе, как проблема, оста­лась в прошлом веке, и к ней возвращаются, но не столько активно.

Страны Восточной Европы, вступившие в ЕС, оказались в географической близости к не­стабильным регионам Южной Азии и, прежде всего, Центральной Азии. Задача по обеспечению стабильности на восточных рубежах Евросоюза оказалась не простой, как по продолжительности, так и по своей сути. Решить проблему афганского урегулирования, а вместе с этим, не вызвать рас­пространение угроз на Центральную Азию и на сопредельные территории, расположенные вбли­зи к Восточной Европе, не удается уже десять лет. Евросоюз нашел «формулу поддержания уровня угроз, не вызывающих быстрого (или моменталь­ного) разрушительного воздействия на страны ЕС, которая выражена в политике восточного сосед­ства, а ЦА названа «соседями соседей» [2]. Поэто­му Европейским Союзом была выбрана политика выдвижения серии инициатив в отношении ЦА.

Самая серьезная инициатива связана с «реали­зацией осознанной необходимости стратегическо­го курса в отношении стран ЦА - «Стратегии Ев­ропейского Союза для Центральной Азии», пред­ложенной в 2007 г.» [3].

Рост спроса на энергоресурсы в мире и ЦА

Тенденция роста спроса на энергию в мире имеет глобальные последствия для мирового раз­вития энергетики в XXI веке, обеспечение без­опасности которой приобретает особое значение в политической стратегии ведущих мировых дер­жав. Зависимость ЕС от энергоресурсов стран Востока остается значительной, но все чаще воз­растает риск и ряд проблем.

«К рискам относится опасность всё большей зависимости Европы от импортёров энергии, а они концентрируются преимущественно в потен­циально нестабильных регионах, как Персидский залив или Закавказье» [4]. В настоящее время 90 процентов доказанных резервов нефти находится в исламском мире. Нефтяные поля простираются преимущественно в Саудовской Аравии, на ещё неоткрытых месторождениях нефти в Каспийском регионе, в том числе в Казахстане. Рынок нефти обеспечивает почти 39 процентов всех мировых потребностей энергии, но, по-прежнему остает­ся в сильной зависимости от политических фак­торов. Нехватка нефти и газа привела к тому, что этот рынок из сферы интересов частного бизнеса перешел в сферу государственных интересов и го­сударственной политики Евросоюза.

Главными источниками импорта сырой неф­ти ЕС в 1999 г. были страны ОПЕК - 51 %, в то время как в Европе только Норвегия поставляла 21 %. В целом более 50 процентов мирового спро­са на энергоносители покрываются странами, производящими энергию, внутриполитическая нестабильность которых представляет высокий риск. В результате ожидаемы были многочис­ленные внутри- и внешнеполитические кризисы, и стратегические вызовы трёх первостепенных энергоносителей - нефти, газа и атомной энергии, что, впрочем, и происходит в год затянувшейся «арабской весны».

В этой связи центральноазиатский регион яв­ляется возможностью для стран Европейского Союза диверсифицировать источники поставок энергоресурсов. В то же время, совместное ре­шение проблемы обеспечения энергоресурсами открывает новые широкие возможности для раз­вития сотрудничества, которое будет способство­вать экономическому росту региона Центральной Азии. Прогнозируется, что «регион Центральной Азии в ближайшие 10-15 лет наряду с главными поставщиками мирового энергоснабжения (Сред­ний Восток и район Персидского залива) будет иметь решающее стратегическое значение в по­ставке стабильных источников энергии в мире» [5]. Три из пяти центральноазиатских государств располагают значительными запасами энергии. «Ресурсы Казахстана наиболее велики, по запасам нефти он входит в десятку ведущих стран мира, а по запасам газа - в число первых пятнадцати. Тур­кменистан имеет большие неразведанные запасы газа; Узбекистан также является значительным производителем газа» [6].

Проблема конфликтов и нестабильности в ЦА. Энергетика особенно нуждается в стабильных стратегических рамочных условиях для стабиль­ных поставок энергоресурсов. Нестабильность в регионе ЦА скажется неблагополучным образом на сотрудничестве с ЕС.

Региональная стабильность, по этой причине, является одной из существенных предпосылок для того, чтобы иметь возможность сбывать добы­ваемое сырье с помощью безопасных транспорт­ных путей. С одной стороны, Европа заинтере­сована в экспорте гигантских богатств полезных ископаемых центральноазиатских государств. Конкретные планы в этом направлении были фак­тически определены еще в момент создания ЕС и закреплены в ходе решений о развитии трансевро-пейских транспортных коммуникаций, принятой во время конференций глав стран ЕС на острове Корфу летом 1994 г. и в г. Эссене в январе 1995 г. 

С другой - признает, что перед ними сто­ит целый ряд проблем, ставящих под угрозу не только внутригосударственную стабильность и суверенитет, но до сих пор препятствующих ши­рокому развитию и полноценному взаимному со­трудничеству. ЕС называет следующие факторы небезопасности: угроза исламского радикализма; нехватка воды и разрушение окружающей среды; торговля наркотиками и оружием, коррупция и организованная преступность. При этом ЕС рас­сматривает Казахстан в качестве мотора регио­нального сотрудничества в Центральной Азии, и, как считает Гернот Эрлер, «первоочередная цель, в которой заинтересованы обе стороны, - это обу­здать торговлю наркотиками, объявить войну ор­ганизованной преступности и международному терроризму» [7].

Отдельные уроки прошлого и настоящего Европы свидетельствуют об опыте преодоления угроз и кризисов в энергетической сфере. Из­вестный мировой энергетический кризис 70-х гг. XX в., ставший мощным вызовом мировой полити­ке, показал, что с тех пор энергетическая безопас­ность в кризисных условиях в принципе решаема. Для этого нужны лишь согласованные действия и умелая политика международных организаций, в данном случае таковой была Организации госу­дарств экспортеров нефти (ОПЕК), которая показа­ла способность к успеху в рамках международного сотрудничества. Тогда, в 70-е гг., усилиями между­народного сообщества была разработана комбина­ция, состоявшая из превентивных мер и энергосбе­регающих мероприятий, были также привлечены эффективные рыночные силы и технологии. Успех политики безопасности в энергетической сфере явился существенным компонентом региональной и глобальной безопасности.

Таким образом, уже в те годы только тесное межгосударственное сотрудничество, междуна­родные организации и также крупные энергети­ческие концерны могли гарантировать энерге­тическую безопасность. Успешная реализация Стратегии Европейского Союза для Центральной Азии в рамках равноправного и конструктивного диалога может способствовать обеспечению без­опасности в энергетической сфере.

Каспийский регион в стратегии энергетиче­ской безопасности Европейского Союза. В связи с актуальностью проблемы обеспечения энерго­ресурсами все большее значение для стран Евро­пейского Союза приобретает Каспийский регион. «Энергоресурсы Прикаспийского региона, в пер­вую очередь нефть и газ, считаются перспектив­ными с точки зрения наличия огромных запасов углеводородных ресурсов, пока не до конца раз­веданных и реально доказанных» [8].

В настоящее время регион Каспийского моря - это не только «Большая стратегическая игра» за контроль над энергоресурсами Центральной Азии, это также мировая политика безопасно­сти, от которой зависит стабильность в отдель­ных прикаспийских государствах и в целом в регионе.

Доказано, «что Каспийская нефть требует меньших технологических усилий по своей добы­че, хотя и больших, чем на севере, затрат на обе­спечение политического климата, необходимого для осуществления проектов» [9]. Теоретически каспийская нефть при благоприятных полити­ческих обстоятельствах может прийти в Европу быстрее, чем северная, и в больших объемах. Каспийское море и его окрестности в принципе могут стать для ЕС вторым по значимости то­пливным регионом на территории бывшего СССР после российского севера. Прогнозируется, что в следующие 20-30 лет импорт потребляемой неф­ти ЕС может увеличиться с 76 процентов до 90 процентов, импорт природного газа - с 40 до 70 процентов, а импорт угля вырастет 50 процентов до более 70 процентов. Итак, увеличение импорта газа для Европы предпочтительно - до 30%, неф­ти - до 24%, угля до 20%» [10]. Уже в 1999 г. по­ступление природного газа в ЕС из третьих стран стояло на втором месте после нефти, после него твердое топливо, затем ядерная энергия и новые возобновляемые источники энергии.

Согласно концепции бизнес-плана, раз­работанной Pricewaterhouse Coopers (PwC), проект может быть реализован в три этапа. При этом «на первом этапе планируется транс­портировка нефти по уже существующим пу­тям, в частности по нефтепроводу «Дружба», на чешский НПЗ «Кралупы» и два южногер­манских НПЗ - в Ингольштадте и Варбурге. Второй этап предусматривает расширение дей­ствующих на время реализации первого этапа транспортных мощностей и поставки каспий­ской нефти на австрийский НПЗ «Швехат» и южногерманский «Карлсруэ». А на третьем этапе произойдет еще большее расширение транспортной инфраструктуры и продолжение ветки до немецкого порта Вильгельмсхаффен на Северном море» [11]. Представители евро­пейских официальных и деловых кругов, та­ким образом, «предпринимают реальные шаги к увеличению объемов каспийской нефти за счет казахстанской нефти, её переработки и транспортировке в ЕС» [12].

Выводы и прогнозы

Для Европы геополитическое значение произ­водства нефти и природного газа в Центральной Азии и в Каспийском регионе будет возрастать.

В этой связи Европа вынуждена будет увели­чивать импорт природного газа и нефти как из России, так и из неевропейских регионов - Цен­тральной Азии, Среднего Востока, также в незна­чительном размере из Африки.

На обеспечение энергетической безопасности ведущих индустриальных государств будет, соот­ветственно, влиять стабильность в ЦА.

Признание наличия общих и особенных про­блем и предложение путей их возможного реше­ния требуют создания институционального бази­са на национальном, на региональном и на гло­бальном уровнях, что также будет способствовать их продвижению.

Обеспечивать и поддерживать энергетиче­скую безопасность на разных уровнях, включая национальный и региональный, представляется возможным только в рамках тесного сближения и сотрудничества Европейского Союза и Централь­ной Азии.

 

 

 Литература

  1. Стратегия борьбы с терроризмом Европейского Со­юза. Совет Европейского Союза, Брюссель, 30 ноября 2005 г. // register. consilium. eu. int/pdf/en/05/ st14/st14469-re04.en05.pdf.

  2. Schreiber W. Zentralasienstrategie und europaische Si-cherheit//EU-Strategie fur Zentralasien. Drei Jahre danach, - Al-maty, 2010 - 243s. S. - 71.

  3. Speiser O. A. Drei Jahre EU- Zentralasienstrategie. Evaluation aus europaischer Sicht//EU-Strategie fur Zentralasien. Drei Jahre danach, - Almaty, 2010 - 243s. S. - 112.

  4. Grunbuch: Hin zu einer europaischen Strategie fur Ener-gieversorgungssicherheit. Europaische Kommission (angenom-men am 29. November 2000). - Brussel- Luxemburg, 2001, S.40.iea.orQ (Internationale Energie-Agentur)

  5. Омаров Н.М. Государства Центральной Азии в эпоху глобализации: поиски стратегий развития. - Бишкек, 2008. - 253 с.

  6. Эрлер Г. Европа и Центральная Азия: совместно пре­одолевать вызовы. Выступление в Комитете по международ­ным делам, обороне и безопасности казахстанского Мажи-лиса // РИА «Новости». 8 июня 2001 г.

  7. iea.org (Internationale Energie-Agentur) iea.org (Internationale Energie-Agentur) Garnett S.W., Rahr А., Watanabe К. Der Kaspische Raum vor den Herausforderungen der Globalisierung. - Opladen 2001. weltpolitik.net (Internetportal zur Internationalen Politik der DGAP)

  8. Brauer B. Zentralasienstrategie der Europaischen Union: an der Realitat vorbei//EU-Strategie fur Zentralasien. Drei Jahre danach, - Almaty, 2010 - 243s. S. - 147-149.

Фамилия автора: М.Ш. Губайдуллина, Э. С. Юнусова
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика