Вопросы совершенствования Казахстанского законодательства в части противодействия экстремизму

Важное место в обеспечении эффективной антиэкстремистской деятельности отводится фор­мированию правового механизма международно­го сотрудничества государств, единого подхода к оценке отдельных видов и форм экстремизма, вы­работке единой методологии пресечения распро­странения и поддержки его идеологии.

В преамбуле Декларации ООН о мерах по лик­видации международного терроризма констатиру­ется, что Генеральная Ассамблея ООН выражает глубокую озабоченность тем, что «во многих ре­гионах мира все чаще совершаются акты терро­ризма, в основе которых лежит нетерпимость или экстремизм» [1].

Организация Объединенных Наций в ряде своих документов и в докладах высокого уровня - Генерального Секретаря Организации Объеди­ненных Наций употребляет понятие «экстремизм» как идентичное «нетерпимость» и связывает его с нетерпимостью к другим, с соответствующей мотивацией действий, и в частности, некоторых проявлений терроризма. В Резолюции Совета Без­опасности ООН S/RES/1373 (2001) [2] обращается внимание на акты терроризма, «мотивами кото­рых являются нетерпимость или экстремизм».

В докладе Генерального секретаря ООН «Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии» отмечается, что «идеология экстремизма и изо­ляции, которая отрицает ценность и достоинства других и изображает их как антилюдей, заслужи­вающих истребления, является важным инстру­ментом мобилизации и вербовки. Такая экстре­мистская идеология является питательной средой для культуры насилия и нетерпимости и способ­ствует расширению базы поддержки террористи­ческих групп» [3].

Итак, в документах ООН под экстремизмом имеется в виду не просто отрицание ценности и достоинства других, но и изображение их как «ан­тилюдей», а сам «экстремизм» рассматривается одним из основ терроризма.

Следовательно, осуществляя противодействие экстремизму, субъекты антиэкстремистской дея­тельности устраняют факторы, способствующие совершению террористических актов.

Таким образом, поведение экстремистов проти­воречит нормам Всеобщей декларации прав челове­ка (принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года).

В преамбуле к ней говорится, в частности: « Принимая во внимание, что признание досто­инства, присущего всем членам человеческой се­мьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и принимая во внимание, что пренебреже­ние и презрение к правам человека привели к вар­варским актам, которые возмущают совесть чело­вечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглаше­но как высокое стремление людей; и принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию про­тив тирании и угнетения; и принимая во внима­ние, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и принимая во внимание, что народы Объединен­ных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и цен­ность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать соци­альному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединен­ных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства, Гене­ральная Ассамблея, провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремить­ся все народы и государства.».

Итак, здесь говорится об основах мирного и благополучного существования человечества, «человеческой семьи». Очень важно, что пробле­ма обеспечения признаваемых мировым сообще­ством прав человека рассматривается широко, в том числе и в аспекте предупреждения полити­ческих преступлений: «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обе­спечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к вос­станию против тирании и угнетения».

В аспекте проблемы экстремизма значимы все положения данной Декларации. В частно­сти, в статье 1 говорится: «Все люди рождают­ся свободными и равными в своем достоинстве и правах», в статье 2: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, про­возглашенными настоящей Декларацией, без ка­кого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, полити­ческих или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой чело­век принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, не­самоуправляющейся или как-либо иначе ограни­ченной в своем суверенитете».

В статье 7 Декларации провозглашается: «Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту, от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоя­щую Декларацию, и от какого бы то ни было под­стрекательства к такой дискриминации», в статье 18: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеж­дения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, бо­гослужении и выполнении религиозных и риту­альных обрядов», в статье 19: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свобод­ное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеж­дений и свободу искать, получать и распростра­нять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ», в части первой статьи 20: « Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций».

Данный подход ООН признается Республи­кой Казахстан, и он полностью укладывается в рамки её Основного Закона. В частности, Консти­туция Республики Казахстан налагает ряд консти­туционных запретов, связанных с возможными проявлениями экстремизма и нетерпимости.

Так, согласно п. 3 ст. 5 Конституции РК, «запрещаются создание и деятельность обще­ственных объединений, цели или действия кото­рых направлены на насильственное изменение конституционного строя, нарушение целостности Республики, подрыв безопасности государства, разжигание социальной, расовой, националь­ной, религиозной, сословной и родовой розни, а также создание не предусмотренных законо­дательством военизированных формирований». Согласно п. 3 ст. 20 «не допускаются пропаган­да или агитация насильственного изменения кон­ституционного строя, нарушения целостности Республики, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превос­ходства, а также культа жестокости и насилия». Согласно п. 2 ст. 39 «признаются неконституци­онными любые действия, способные нарушить межнациональное согласие».

Важные положения для правового решения вопроса об экстремизме содержат также статьи 20, 22 и 23 Конституции Республики Казахстан.

Статья 20 предусматривает:

«1. Свобода сло­ва и творчества гарантируется. Цензура запреща­ется.

2. Каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запре­щенным законом способом. Перечень сведений, составляющих государственные секреты Респу­блики Казахстан, определяется законом.

3. Не допускаются пропаганда или агитация насиль­ственного изменения конституционного строя, нарушения целостности Республики, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сослов­ного и родового превосходства, а также культа жестокости и насилия».

В соответствии со ст. 22 «1. Каждый имеет право на свободу совести.2. Осуществление пра­ва на свободу совести не должно обуславливать или ограничивать общечеловеческие и граждан­ские права и обязанности перед государством».

Статья 23 Конституции устанавливает, что «Граждане Республики Казахстан имеют право на свободу объединений. Деятельность обще­ственных объединений регулируется законом. 2. Военнослужащие, работники органов националь­ной безопасности, правоохранительных органов и судьи не должны состоять в партиях, професси­ональных союзах, выступать в поддержку какой-либо политической партии».

Цитирование положений Конституции Рес­публики Казахстан, обеспечивающих права и свободы людей, человеческое достоинство, мож­но было бы продолжить. Но признание противо­правности нарушений прав и свобод человека и гражданина еще не означает «крайности» всех та­ких нарушений. Одни из них влекут уголовную, другие - административную и иные виды ответ­ственности. Мировое сообщество, как было нами подчеркнуто выше, большое значение в оценке соответствующих нарушений как экстремист­ских придает их обусловленности отношением к другим как «нелюдям».

Понимание ООН того, что является экстре­мизмом, нашло свое отражение в пункте 5) ст.1 Закона Республики Казахстан «О противодей­ствии экстремизму» от 18 февраля 2005 года [4]. В соответствии с данным законом к экстре­мистской деятельности (экстремизму) относятся совершение физическим и (или) юридическим лицом, объединением физических и (или) юриди­ческих лиц действий, преследующих следующие экстремистские цели:

  • -      насильственное изменение конституцион­ного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв наци­ональной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, ру­ководство и участие в незаконном военизирован­ном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни (политический экстремизм);
  • -      разжигание расовой, национальной и ро­довой розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию (национальный экстремизм);
  • -      разжигание религиозной вражды или роз­ни, в том числе связанной с насилием или при­зывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу без­опасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан (религиозный экс­тремизм).

Данная формулировка Закона Республики Ка­захстан от 18 февраля 2005 года, на наш взгляд, существенно расширила перечень видов экстре­мистских действий по сравнению с их перечнем, представленным в подпункте 3) пункта 1 статьи 1 Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года [5].

В частности, подпункт 3) пункта 1 статьи 1 Шанхайской конвенции предусматривает, что «Для целей настоящей Конвенции используемые в ней термины означают... 3) «экстремизм» - ка­кое-либо деяние, направленное на насильствен­ный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно на­сильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в выше­указанных целях незаконных вооруженных фор­мирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с националь­ным законодательством Сторон».

Конвенция указала на такой важный признак экстремизма, как насилие, причем такое насилие, которое используется для посягательства, наце­ленного на власть, конституционный строй госу­дарства, общественную безопасность. Имеется в виду не только применение насилия, но и его обе­спечение путем организации или участия в неза­конных вооруженных формированиях.

Казахстанский же законодатель в определе­ние экстремизма включил не только насилие как признак, но и указал на такие дополнительные признаки, как призыв к насилию и применение любой религиозной практики, вызывающей угро­зу безопасности, жизни, здоровью, нравственно­сти или правам и свободам граждан. К тому же в казахстанском уголовном законодательстве не стали выделять специальную норму, где бы ука­зывались все виды экстремизма. Законодатель обошелся лишь тем, что в п.2 примечания к ста­тье 233 УК РК (терроризм) указал перечень пре­ступлений, признаваемых террористическими, а именно статьи 162, 163, 166-1, 167, 171, 233, 233­1, 233-2, 233-3, 234, 238, 239 УК РК.

В перечисленных составах преступлений тер­рористического характера содержится часть ак­тов, признаваемых экстремистскими уголовным законодательством РК. Такое смешение в первую очередь проистекает в виду того, что в законах о противодействии терроризму и экстремизму часть признаков этих общественно опасных дея­ний дублируются.

Что касается одного из важных признаков ре­лигиозного экстремизма, а именно «применения любой религиозной практики, вызывающей угро­зу безопасности, жизни, здоровью, нравственно­сти или правам и свободам граждан», указанного в Законе Республики Казахстан «О противодей­ствии экстремизму», то он также должен найти свое отражение в виде уголовно наказуемого де­яния в уголовном законодательстве РК. В связи с чем предлагается новая норма, озаглавленная «Религиозный экстремизм» в виде статьи 337-2 УК РК в следующей редакции: «1. применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нрав­ственности или правам и свободам граждан, - наказывается штрафом в размере от ста до четырехсот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы или иного до­хода осужденного за период от двух до пяти ме­сяцев, либо арестом на срок до четырех меся­цев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Те же деяния, совершенные медицински­ми и фармацевтическими работниками при ис­полнении профессиональных обязанностей, ­наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы или иного до­хода осужденного за период от пяти до семи ме­сяцев, либо арестом на срок до четырех меся­цев, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определен­ные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Предлагаемую норму (ст. 337-2 УК РК), а так­же статьи 164, 168, 170, 236, 337, 337-1 УК РК, необходимо указать в виде специального приме­чания к статье 233 УК РК (Терроризм) или же к статье 233-1 УК РК (финансирование экстремиз­ма или террористической деятельности) в следу­ющей редакции: «3. Экстремистскими престу­плениями признаются преступления, пред­усмотренные статьями 164, 168, 170, 236, 337, 337-1, 337-2 настоящего кодекса».

Такое дополнение в уголовное законодатель­ство необходимо с целью выделения группы наи­более значимых в данный момент посягательств на основе общественной безопасности и обще­ственного порядка и на них следует сосредото­чить внимание правоохранительных органов и общества в целом.

В связи с принятием закона РК «О религиоз­ной деятельности и религиозных объединениях» такие изменения и дополнения в уголовное зако­нодательство являются необходимыми и своевре­менными.

Причем с позиции использования термина «экстремизм» соответствующие религиозные по­сягательства должны быть уголовно наказуемы­ми. Уголовная наказуемость деяний, относимых к экстремизму, подчеркивается и в Шанхайской конвенции: после перечисления деяний, относя­щихся к экстремизму, отмечается: «. преследуе­мые в уголовном порядке в соответствии с нацио­нальным законодательством Сторон».

Сосредоточение внимания на определенной группе преступлений в целях более эффективного реагирования на них, их предупреждения и полу­чения общественной поддержки в борьбе с ними можно считать оправданным и перспективным.

К тому же сложившаяся в религиозной среде нашей страны неоднозначная ситуация не могла остаться без внимания государства, решившего активно противодействовать религиозному экс­тремизму. В базовом докладе о ситуации с пра­вами человека в Республике Казахстан подчерки­вается, что «в последнее время наблюдается ак­тивизация экстремистских религиозных объеди­нений, прикрывающихся религией и осуществля­ющих подрывную деятельность на территории Центральной Азии. Имеются многочисленные факты ввоза в страну религиозной литературы антиконституционного содержания. Распростра­нены правонарушения, связанные с незаконным строительством культовых сооружений. Имеются факты незаконных принудительных методов об­учения и пропаганды религиозных учений. Вы­явлены случаи, когда в духовных учебных заве­дениях преподавали экстремистские учения» [6].

Примером этому может служить приговор по делу И. Абдугаппарова, вынесенный в Алматы. Так, лидеру религиозной группы радикально­го толка, кроме шпионажа, вменялось создание и финансирование экстремистской группиров­ки, похищение людей и доведение их до само­убийства, незаконное лечение, распространение нетрадиционного для Казахстана суфизма с ис­полнением обряда «зикр». Само же религиоз­ное объединение действовало на протяжении длительного времени на территории Казахстана под мирным названием «Билим. Сеним. Омир». Привлечен он и его сподвижники к уголовной ответственности были лишь в конце 2010 года, а осуждены в октябре 2011 г. к длительным срокам лишения свободы [7].

В этой связи было бы целесообразным до­полнить Закон Республики Казахстан «О про­тиводействии экстремизму» предложениями по усилению контроля над обучением религии и вос­питанием религиозной нравственности, а также включением в него правовых последствий призна­ния деятельности общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций экстремистскими. Так, п. 1) статьи 6 Закона Респу­блики Казахстан «О противодействии экстремиз­му», где раскрывается компетенция государствен­ных органов в области профилактики экстремиз­ма, предлагается изложить в следующей редакции:

«1) Агентство Республики Казахстан по делам религий проводит изучение и анализ, а также контроль и надзор деятельности соз­данных на территории Республики Казахстан общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций и миссио­неров, осуществляющих религиозное обучение и воспитание, осуществляет информационно-пропагандистские мероприятия по вопросам, относящимся к его компетенции, рассматрива­ет вопросы, касающиеся нарушений законода­тельства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях, вносит предложения о запрещении деятель­ности общественных и религиозных объеди­нений, иных некоммерческих организаций и миссионеров, нарушающих законодательство Республики Казахстан о противодействии экс­тремизму»;

- Агентство Республики Казахстан по делам религий осуществляет функции и полномочия в сфере межконфессионального согласия, обеспече­ния прав граждан на свободу вероисповедания и взаимодействия с религиозными объединениями.

Указание в законе о противодействии экстре­мизму на такие функции Агентства РК по делам религий как контроль и надзор за деятельностью религиозных объединений, осуществляющих ре­лигиозное обучение и воспитание, объясняется требованиями времени. Президент Республики Казахстан Н. Назарбаев отметил, что «не хоте­лось бы нагнетать и обострять ситуацию вокруг возможности религиозного экстремизма в нашем Центрально-азиатском регионе и особенно в Ка­захстане. Но, к сожалению, в последнее время ситуация в регионе складывается далеко не луч­шим образом с точки зрения возрождения таких крайних проявлений религиозных движений, как экстремизм» [8].

Антитеррористический центр СНГ также ука­зал, что « . несмотря на очевидность угрозы рас­пространения экстремистских идей в Казахстане, приходится с сожалением констатировать, что основной центр идеологического противодей­ствия радикализму т.н. «чистого ислама» Духов­ное управление мусульман Казахстана (ДУМК) не проявляет должной последовательности в реализации своих программных целей. Серьез­ность проблемы заключается в том, что за 14 лет существования ДУМК не смог в полном объ­еме сформировать квалифицированный аппарат священнослужителей для местных религиозных объединений и преподавателей для казахстанских духовных учебных заведений» [9].

Представляется, что внесенные нами предло­жения по контролю и надзору за деятельностью религиозных объединений в этой части в закон о противодействии экстремизму послужит практи­ческой мерой по активизации противодействия экстремизму в стране.

В этой связи было бы также целесообразным в Закон Республики Казахстан «О противодей­ствии экстремизму» включить статью 8-1 следу­ющего содержания:

«Статья 8-1. Правовые последствия при­знания иностранной или международной орга­низации экстремистской.

Признание иностранной или международ­ной организации, осуществляющей свою дея­тельность на территории Республики Казах­стан и (или) другого государства экстремист­ской судом влечет за собой:

1)    аннулирование государственной регистрации в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан;

2)   запрет на пребывание на территории Ре­спублики Казахстан иностранных граждан и лиц без гражданства в качестве представите­лей данной организации;

3)   запрет на ведение любой деятельности на территории Республики Казахстан;

4)   запрет распространения на территории Республики Казахстан материалов запрещен­ной организации, а равно иной информацион­ной продукции, содержащей материалы дан­ной организации;

5)   запрет на создание ее организаций - пра­вопреемников в любой организационно-пра­вовой форме.

Такая норма крайне важна, так как в оте­чественных законах о религиозной деятельности и религиозных объединениях, об обществен­ных объединениях эти направления оста­лись   за   рамками   правового регулирования.

декабря 1994 года (извлечение). Международно-правовые основы борьбы с терроризмом: сборник документов / Сос­тавитель В.С.Овчинский. - М.: ИНФРА-М., 2003. - С. 7.

 

Литература

  1. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма. Резолюция 49/60 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1994 года (извлечение). Международно-правовые основы борьбы с терроризмом: сборник документов / Сос­тавитель В.С.Овчинский. - М.: ИНФРА-М., 2003. - С. 7.
  2. Резолюция 1373 (2001), принятая Советом Безопас­ности ООН на его 4385-м заседании, 28 сентября 2001 года. Международно-правовые основы борьбы с терроризмом: Сборник документов /Составитель В.С. Овчинский. - М.: ИНФРА-М, 2003. - С. 17.Секция веб - услуг ООН /2006.
  3. «Казахстанская правда» от 26 февраля 2005 года. -№ 45-46.
  4. Источник - unesco.kz/cgi-bin/library?e.
  5. Источник - Приговор за экстремизм. /  nomad.su/.
  6. Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие. - Алматы: Атамура, 2003. - С. 88.
  7. Антитеррористический центр СНГ. О проблемах иде­ологического противодействия протикновению религиозно­го экстремизма в Республику Казахстан. // Источник - офи­циальный сайт АТЦ СНГ. /atcsng. ru/.
Фамилия автора: М.К. Самалдыков
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика