Основные аспекты континентальной политики Великобритании в Европейском Союзе

На сегодняшний день Европейский Союз на­ходится на переломном этапе своего развития, переживает процесс институциональной транс­формации и комплексного обновления, активно и целеустремленно пытается адаптироваться к объективным реалиям глобальной действитель­ности. С 1 января 2007 г. ЕС координирует стра­тегические интересы уже 27 стран. Прямой обя­занностью каждого члена объединения является конструктивное участие в определении и реали­зации стратегических целей и задач в сфере об­щей внутренней и внешней политики ЕС. Каждое национальное государство имеет возможность влиять на конкретные результаты процесса при­нятия решений, что обеспечивает эффективное функционирование всех элементов многоуровне­вого интеграционного механизма ЕС; влияет на уровень политической конкурентоспособности ЕС в условиях глобального мира, ускорения ос­лабления политического доминирования США и формирования многополярной системы между­народных отношений; отвечает за внутреннюю безопасность, стабильное развитие и степень благосостояния отдельных национально-государ­ственных систем; также служит гарантией защи­ты демократических прав и свобод для граждан государств ЕС.

Политический опыт интеграции Соединен­ного Королевства Великобритании и Северной Ирландии является наилучшим подтверждением того, что практика разделения всех государств ЕС на идейных «евроскептиков» и «евроэнтузиа-стов» является устаревшим понятием и современ­ную Великобританию продолжают воспринимать как идейный оплот ортодоксального «евроскеп-тицизма» [1].

Ход институциональной реформы ЕС имеет историческую и политическую связь с теми про­цессами, которые в последние два десятилетия оказывали заметное воздействие на ход обще­ственно-политических трансформаций на уровне отдельно взятых государств Единой Европы.

С момента триумфальной победы «новой» Лейбористской партии Великобритании и моло­дого Т. Блэра на всеобщих парламентских выбо­рах 1997 г. четыре правительства действовали в направлении модернизации стратегических прио­ритетов внутренней и внешней политики Велико­британии. Правительство «новых» лейбористов активно приступило к реализации предвыборных обещаний «возвращения в Европу» [2]. Высшая правящая элита Великобритании получила воз­можность изменить контакты с Европой и отка­заться от консервативно-изоляционистской по­литической стратегии в отношении ЕС. «Новые» лейбористы предложили партнерам по ЕС начать новый, более динамичный диалог, отвечающий глобальным тенденциям современности в инте­ресах развития и расширения взаимовыгодного и эффективного европейского политического со­трудничества.

Еще с момента присоединения Великобри­тании к Европейскому Экономическому Со­обществу (1972-1973 гг.) в истории европейской интеграции началась дискуссия об особом по­литическом статусе и роли Британии в Европе. Британскому обществу не удалось достигнуть единства по этим вопросам, а минимальный пе­ревес сторонников членства в ЕС был достигнут большими усилиями. Тогда впервые проявился «конфликт интересов», политическое решение которого не найдено и сегодня. Причинами это­го являются удаленное от континента положение, особенные национальные традиции и симбиоти-ческая экономическая модель, менее подвержен­ная нежелательным внешним колебаниям. Зная об этом, от правительства Великобритании требо­вали невозможного - за несколько лет обеспечить высокие темпы экономической интеграции. Как следствие, внутри Великобритании обострились споры о необходимости и практической целесо­образности именно такого сценария интеграции. Правящая тогда Консервативная партия приняла негласную политическую и финансово-экономи­ческую стратегию, которая впоследствии практи­чески не менялась.

Завершение кризисных 1970-х годов исто­рически совпало с началом переломного этапа в истории политического сотрудничества между Великобританией и Европой. В 1979 г. в ходе парламентских выборов победу одержали кон­серваторы. Премьер-министром стала М. Тэтчер, которая блестяще ориентировалась во внутриев-ропейской конъюнктуре и отлично понимала, что минусы навязанного из официального Брюсселя диалога перевешивают плюсы. Она стремилась «удалить» Великобританию от Европы, чтобы сделать страну более свободной в выборе полити­ческого маневра и принятии национальных стра­тегических решений [3].

Оба правительства М. Тэтчер критиковали ба­зовые аспекты европейской интеграции. В начале 1980-х годов стало очевидно, что в остальной Ев­ропе постепенно закладывают институциональ­ный фундамент будущего интеграционного объ­единения. В Великобритании эту политическую тенденцию приняли критически и правящие кон­серваторы и оппозиция. Со временем большая часть британского общества стала воспринимать европейскую интеграцию как препятствие на пути реализации национальных интересов.

В 1990 г. М. Тэтчер под сильным давлением коллег и внешним напором общественности пере­дала посты премьер-министра и лидера Консер­вативной партии Дж. Мейджору. В течение мно­гих лет консерваторы пытались заново выстроить европейский диалог, но политического прорыва в Европу так и не произошло. Возможно, един­ственным исключительно важным достижением новой, менее жесткой политики консерваторов в сфере интеграции стала ратификация в 1992-1993 гг. Договора о Европейском Союзе. Но к выборам 1997 г. консерваторы пришли в состоянии глубо­кого раскола из-за принципиальных разногласий по актуальным европейским делам.

Политическая стратегия и тактика консер­ваторов по определяющим вопросам развития диалога с Европой на протяжении всех этих лет может быть названа последовательной и своевре­менной. М. Тэтчер сделала все возможное, что­бы в равноправном и взаимовыгодном политиче­ском диалоге с Европой национальные интересы Великобритании находились на первом месте. Благодаря «национальной» линии она придала диалогу о европейской интеграции наполненное «британским» прагматизмом содержание и за­метный динамизм [4]. В этом заключалась глав­ная историческая заслуга «железной леди» М. Тэтчер на европейском направлении внешней политики Великобритании. Дж. Мейджор сделал выбор в пользу плавного «сближения» c ЕС и на­правил европейский диалог в структурно-инсти­туциональное направление, что было продикто­вано бурным ростом экономического потенциала объединенной Германии и резкой активизацией Франции в спорах о будущей институциональной архитектуре Европейского Союза.

М. Тэтчер четко сформулировала ключевые политические параметры консервативного диа­лога с Европой, а Дж. Мейджор вовремя под­ключился к началу общеевропейской дискуссии о будущем интеграции и придал ей особенно актуальное в политике измерение. За много лет правления британским консерваторам удалось выработать единый партийный подход к про­блемам европейской интеграции. Но Тэтчер и ее политический преемник по-разному понимали идею европейской интеграции. Итак, вплоть до победы «новых» лейбористов европейская поли­тика Великобритании менялась. На европейской тематике накануне парламентских выборов 1997 г. набирали политический капитал молодые поли­тические силы, во главе которых встала преодо­левшая внутренние конфликты партия «новых» лейбористов под руководством Т. Блэра.

После выборов «новые» лейбористы присту­пили к выполнению своих обязательств, на неко­торое время европейские дела оказались на пер­вом месте. В конце мая 1997 г. Т. Блэр представил британской и мировой общественности внешне­политическую программу «новых» лейбористов, в которой, в частности, была сформулирована ос­новная стратегическая цель возвращения в Евро­пу. Приоритетами новой национальной внешней политики в европейском направлении стали: мак­симально активная и решительная европейская политика; мощный трансатлантический альянс; эффективная национальная оборона; свобода торговли; укрепление и развитие европейского и международного сотрудничества в целях проти­востояния глобальным вызовам и угрозам совре­менности. Данные приоритеты не были новыми, их неоднократно декларировали как лейбористы, так и консерваторы. Но изменился смысл, кото­рый «новые» лейбористы вкладывали в эти цели. Если ранее это были лозунги, предназначенные для широких масс, то теперь стратегическая цель заключалась в том, чтобы покончить с многолет­ней неконструктивной в глобальных условиях обособленностью от всех актуальных проблем европейской интеграции [5].

Победа на парламентских выборах партии «новых» лейбористов открыла новейшую гла­ву в сложной и противоречивой истории евро­пейской внешней политики Великобритании. Стремление «новых» лейбористов развернуть страну лицом к Европе заслуживает внимания, поскольку ранее позиция Лейбористской партии по данным вопросам никогда не была последо­вательной. Передача власти от консерваторов к «новым» лейбористам и последовавшая за этим стремительная активизация европейского на­правления внешней политики официального Лондона вернули на повестку дня «британский вопрос». Активизировались дискуссии об имею­щихся проблемах и возможных путях развития новых взаимоотношений островного государ­ства и континентальной Европы.

«Новые» лейбористы столкнулись с рядом проблем, которые перешли к ним от консерва­торов. Т. Блэр и кабинет министров разработали новую стратегию европейской политики. Целью стратегии было привлечение особого внимания к проблемам глобального характера, затрагивающих политические интересы всех государств ЕС, среди которых новый британский лидер отдельно обо­значил: борьбу с безработицей; совместное проти­востояние организованной преступности; защито окружающей среды; активное трансграничное со­трудничество; завершение строительства единого внутреннего рынка; расширение ЕС (страны Цен­тральной и Восточной Европы); сотрудничество в сфере общей внешней политики и политики без­опасности [6]. Эти стратегические приоритеты, за­явленные официально Великобританией, встрети­ли одобрение в Брюсселе. Т. Блэр быстро приобрел репутацию яркого, перспективного и проевропей-ски ориентированного политика не только в Вели­кобритании, но и в ЕС, в целом.

В 1997-2001 гг. европейская политика Ве­ликобритании находилась на пике активности, премьер-министр Т. Блэр и его правительство принимали участие в процессе работы над мо­дернизацией Договора о Европейском Союзе. Они проявили большой интерес к актуальным проблемам развития финансово-экономической интеграции, ратифицировали социальную главу Договора о Европейском Союзе. Была иницииро­вана дискуссия о «европейской идентичности» в сфере внешней политики, безопасности и оборо­ны. Развивались «особые отношения» с США не­посредственным участием в Косовском кризисе и агрессии НАТО против Югославии. Т. Блэр на­стаивал на продолжении структурных реформ в свете расширения ЕС на Восток. Великобритания предложила ЕС проект обновленного «третьего пути» [7].

В июне 2001 г. и мае 2005 г. «новые» лейбори­сты вновь одержали победу на всеобщих парла­ментских выборах. В предвыборных манифестах лейбористов тех лет внешняя политика отошла на второй план. Главное внимание было уделено актуальным внутренним проблемам - совершен­ствованию государственных систем здравоохра­нения и образования, развитию сферы жилищ­ного строительства и общественного транспорта, инфраструктуры, борьбе с организованной пре­ступностью, защите окружающей среды.

В 2001-2007 гг. политика Великобритании на европейском направлении теряет динамизм вследствие конфликта интересов между «новой» Великобританией и лидирующим франко-герман­ским тандемом по вопросу об институциональ­ной реформе ЕС.

Т. Блэр после опыта Югославии и Афганиста­на всецело поддержал линию Дж. Буша-мл. на военную агрессию против Ирака. Премьер-ми­нистру не удалось убедить европейских партне­ров поддержать очередную акцию США. Лидеры Франции, Германии и Бельгии выразили поли­тический протест по поводу трагического разви­тия Иракского кризиса. Возрожденные усилиями лейбористов «особые отношения» с США прак­тически дистанцировали Великобританию от не­отложных европейских дел. Иракский кризис по­казал, что институциональный механизм ЕС не прочен в плане единства принимаемых решений. Идеологический раскол на старую и новую Евро­пу со временем может превратиться в непреодо­лимое препятствие на пути дальнейшей интегра­ции. Установление особых трансатлантических отношений не дали Т. Блэру преференций. Виной тому явилась постоянная жесткая критика, кото­рой внешняя политика лейбористов подвергалась со всех сторон. В такой ситуации потребовалось переключить внимание британской общественно­сти на другие проблемы. Лейбористы предпочли перевести внешнеполитический диалог на гло­бальный уровень. Новые приоритеты были пред­ставлены в период второго «президентства» Ве­ликобритании в ЕС, которое пришлось на июль-декабрь 2005 г. и по времени совпало с предсе­дательством в «группе восьми» [8]. Для лейбори­стов это был уникальный шанс вновь заявить о понимании актуальных проблем международного сотрудничества одновременно на британском, ев­ропейском и глобальном уровнях.

Более детально данные стратегические при­оритеты были представлены в соответствующей правительственной программе, которая состояла из трех базовых блоков:

  1. Экономическая и социальная справедли­вость (реформирование структуры бюджета ЕС и комплексная реформа общей аграрной политики; улучшение регулирования (упрощение бюрокра­тических процедур); контроль рабочего времени; содействие развитию рынка услуг; развитие фи­нансовой системы; контроль за производством химических веществ).
  2. Безопасность и стабильность (противо­действие международному терроризму; борьба с «трафиком» и нелегальной иммиграцией; расши­рение ЕС (открытие переговоров с Турцией, старт переговорного процесса с Хорватией сразу после ожидаемого в начале января 2007 г. вступления Болгарии и Румынии).
  3. Роль Европы в современном мире (продол­жение Дохийского раунда Всемирной торговой организации; Африка; изменение климата (гло­бальное потепление и др.); мир, стабильность и реформы на Ближнем Востоке; мир и стабиль­ность на Балканах; развитие и укрепление евро­пейской оборонной идентичности.

Стратегические приоритеты Великобритании на период президентства в ЕС и «большой восьмер­ке» касались международного терроризма, вопро­сы противодействия международному терроризму в рамках ЕС для Великобритании из формальности превратились в жизненную необходимость.

С победой «новых» лейбористов в 1997 г. в Великобритании были связаны надежды относи­тельно коррекции подхода к европейской инте­грации. Вначале Т. Блэр и первое правительство «новых» лейбористов были полны решимости преодолеть наследие прошлых лет и отойти от понятия «евроскептицизм». Однако выбранная стратегия в результате усугубила и без того слож­ные проблемы. Т. Блэру удалось активизировать диалог с Европой, но не удалось наполнить его качественно новым содержанием.

Если говорить о европейском направлении внешней политики Великобритании при двух правительствах лейбористов, то реальные успе­хи были только в ходе первого легислатурного периода. Далее ситуация изменилась, а к исходу второго срока стало очевидным, что европейские дела для британской элиты утратили прежнюю ценность и уступили место теме «особых отно­шений» с США [9]. Вместо реальной европей­ской политики был выдвинут политический миф, призванный сформировать общественное мнение в Великобритании и государствах ЕС в правиль­ном формате. В период с 1997 по 2010 г. Велико­британия приняла активное участие в дискуссии о расширении ЕС и начале институциональной реформы, призванной подготовить европейские структуры к приему новых государств и тем вы­зовам, которые неизбежно возникнут в ходе этого процесса. Правящая элита осталась верна нацио­нальным стратегическим интересам; лейбористы подчеркивали, что Великобритания выступает против любых инициатив, связанных с превраще­нием ЕС в федеративное «сверхгосударство», где определяющий логику интеграции национальный интерес будет принесен в жертву абстрактным общеевропейским интересам.

Возможно, Великобритании никогда не удастся стать идейным лидером в меняющем­ся Европейском Союзе. В начале европейской интеграции элита этой страны не использовала шанс повлиять на разработку «правил игры» в Европе [10]. Конфигурация европейских инте­грационных процессов - результат прочного тесного взаимодействия политических интере­сов Франции и Германии. Они заложили осно­вы интеграции, предопределили направления развития европейского межгосударственного сотрудничества на десятилетия вперед и про­должают играть решающую роль в ЕС. Велико­британия в силу финансово-экономических, ге­ополитических и культурных факторов являет­ся одним из наиболее влиятельных и опытных игроков в Европе. Но политический и эконо­мический потенциал, вполне достаточный для влияния на развитие европейской интеграции, не является гарантией того, что Великобрита­ния идет в ногу с ЕС [11].

В мае 2010 г. состоялись очередные всеоб­щие парламентские выборы, результаты кото­рых поставили точку в истории политического проекта под названием «новая Великобритания» [12]. Ослабленные внутренними конфликтами и громкими политическими скандалами «новые» лейбористы не смогли удержать власть и уступи­ли временной коалиции молодых консерваторов и либеральных демократов под руководством Д. Кэмерона и Н. Клегга. Можно сказать, что это важное событие может стать для Великобритании моментом истины, началом новой внутренней и внешней политики.

 

Литература

1. Браун Г. Что значит быть британцем? // Россия в гло­бальной политике. - 2006. - Сентябрь-октябрь. - № 5 // URL: http: // globalafFairs.ru/numbers/22/6342.html

2. Брентон Т. Дружим окраинами // Итоги. - 2005. -№ 41 (487). 10 октября. - С. 16.

3. Громыко А.А. Внешняя политика Великобритании: от империи к «осевой» державе // Космополис. - 2005. - № 1 // URL: gromyko.ru/Russian/Brit/brit13.htm

4. Коммерсантъ-Власть. - 2006. - 17 июля. - № 28 (682). -С. 19-20.

5. Active Diplomacy For a Changing World. The UK's In­ternational Priorities. FCO White Paper. First version-2003, re­newed - 28 March 2006. London: FCO, 2006. - 59 p.

6. A Future Fair For all. The Labour Party Manifesto. London,2010. 11-5 p.

7. Ambitions For Britain. The Labour Party ManiFesto. Lon­don, 2001. 44 p.

8. Blair T. New Britain. My Vision oF a Young Country. Lon­don: Fourth Estate Limited, 1996; Boulder (Colorado): Westview Press (a Division oF HarperCollinsPublishers), 1997. - 338 p.

9. Blair T. A Global Alliance For Global Values // Foreign Policy Centre. - 2006. September. - 35 p.

10. Britain Forward not back. The Labour Party ManiFesto. London, 2005. 112 p.

11. New Labour. Because Britain Deserves Better. The La­bour Party ManiFesto. London, 1997 // URL: labour.org.uk

12. Liberty and Security - Striking the Right Balance. Pa­per by the UK Presidency oF the European Union. 07/09/2005 // URL: eu2005.gov.uk

Фамилия автора: Л. Нурдавлетова
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика