Концепция "health security" и вопросы безопасности в области здравоохранения

В конце ХХ - начале ХХІ века наблюдают­ся важные изменения системы международных отношений: на второй план отошли проблема ядерной войны между сверхдержавами, угро­за межгосударственных военных столкновений. Существенно меняется и характер проблем без­опасности. Эти изменения коснулись как субъек­тов обеспечения безопасности, так и специфики самих проблем безопасности. Если раньше про­цессы в сфере международной безопасности увязывались прежде всего с государством как основным субъектом, то теперь этот подход усту­пил место новому взгляду: в концепциях нацио­нальной безопасности и внешнеполитических доктринах большинства государств речь идет об обеспечении безопасности личности (на первом месте), общества и государства и трактовка обще­ственной безопасности обрела новые измерения, такие, как экономическая, экологическая, энерге­тическая, информационная, компьютерная без­опасность и иные ее виды, связанные с развитием новых форм и сфер общественной деятельности [1]. Особенность современных подходов - это придание приоритетности интересам человека при рассмотрении темы безопасности. Причиной того, что на первый план выходят проблемы нево­енного характера, является рост нетрадиционных акторов и политики секьюритизации. Изменение угроз приводит к реструктуризации всей концеп­ции безопасности: субъекта (кто защищает), объ­екта (кого защищают) и методов ее обеспечения. То есть произошли определенные объективные изменения не только в том, какую безопасность и как необходимо обеспечивать в современном обществе, но и в том, кто выступает субъектом ее обеспечения. Помимо государственных орга­нов, государства как актора международной си­стемы, существенную роль стали играть негосу­дарственные субъекты и акторы международных отношений (неправительственные организации, общественные движения, национальный бизнес и транснациональные корпорации, финансовые и торговые структуры и пр.), а также межгосудар­ственные организации и объединения.

Понятие безопасности представляет собой весьма сложное социально-политическое явле­ние, охватывающее многие стороны жизни. В самом общем виде безопасность - это состояние или положение когда нет опасности. Однако тако­го состояния достичь ни отдельному человеку, ни различным видам его сообщества пока не удава­лось. Теоретически можно выделить два вида без­опасности: гипотетическое отсутствие опасно­сти, самой возможности каких-либо потрясений, катаклизмов для социума (социальной общности или отдельной личности, социальной системы); реальная защищенность от опасностей, способ­ность надежно противостоять им. Несмотря на широкий плюрализм теорий в этой области, су­ществует и некий консенсус в понимании того, что такое «безопасность». Так или иначе, но во множестве определений термина «безопасность» сегодня можно выделить некое общее содержа­ние: безопасность - это отсутствие (или свобода) от угроз фундаментальным ценностям индивидов и групп людей.

Новые вызовы безопасности - терроризм, про­блемы окружающей среды, рост бедности и раз­рыва между Севером и Югом - поставили перед экспертным сообществом, политиками и между­народными организациями вопрос о разработке инструментов решения глобальных проблем. В этом смысле появление теории человеческой без­опасности (human security) было в определенной мере вполне логичным. Новая концепция без­опасности отличалась мультидисциплинарным пониманием безопасности, что подразумевало подключение к исследованиям безопасности экспертов в таких областях, как: «исследования развития» (development studies), международные отношения, «стратегические исследования» и ис­следования прав человека.

Первое определение понятия «человеческая безопасность» (Human Security) и Основные по­ложения концепции появились в 1994 г. в докла­де ООН «Human Development Report», который представлял одну из ежегодных публикаций Про­граммы по развитию ООН (the United Nations Development Programme (UNDP). «Концепция безопасности, - говорится в докладе, - чрезвы­чайно широка, чтобы определить ее очень четко: как безопасность территории от внешней агрес­сии или как защита национальных интересов во внешней политике, или как глобальная безопас­ность от угрозы ядерного уничтожения.... В сто­роне остаются законные нужды обычных людей, которые стремятся к безопасности в своей по­вседневной жизни» [2]. Концепция выделяет семь основных аспектов безопасности человека:

1)   экономическая безопасность (обеспечен­ность доходом, достаточным для удовлетворения насущных потребностей; отсутствие бедности -freedom from poverty);

2)   продовольственная безопасность (доступ к пище, доступность основных продуктов питания, что предполагает наличие их достаточного коли­чества и свободного доступа к ним, достаточную покупательную способность населения - food security);

3)   безопасность здоровья (доступ к медицин­ской помощи и защита от болезней, защищен­ность человека от рисков заболеваемости, т. е. воз­можность жить в безопасной для здоровья среде обитания; доступность эффективного медицин­ского обслуживания - health security);

4)   безопасность окружающей среды (свобода и защита от угроз экологического загрязнения, прежде всего, наличие чистого воздуха и незагряз­ненной воды; возможность приобретения эколо­гически безопасной пищи; возможность прожи­вания в условиях, не представляющих опасности для здоровья с точки зрения экологии (жилище, условия труда и т. п.); защищенность от экологи­ческих катастроф - еnvironmental security);

5)   личная безопасность (физическая безопас­ность от таких угроз, как пытки, военные дей­ствия, преступность, домашнее насилие, нарко­тики и даже инциденты на транспорте - personal security);

6)   безопасность сообщества (сохранение тра­диционных культур этнических групп, а также фи­зическая безопасность таких групп - community security);

7)   политическая безопасность (наличие граж­данских и политических прав и свобода от поли­тического преследования) [3].

Перечисление элементов человеческой безо­пасности подтверждает тот факт, что очень слож­но определить термин «человеческая безопас­ность» и что невозможно что-либо исключить из данного перечня, т. е. концепция «человеческой безопасности» носит «всеохватывающий» и «ин-тегративный» характер. Современное опреде­ление безопасности сегодня включает не только военную безопасность и способность отражать внешние угрозы, но и экономическую, экологи­ческую, энергетическую и кибернетическую без­опасности. Одним из таких уязвимых сфер без­опасности на сегодняшний день стала область здравоохранения.

Сегодня здоровье нации является одним из факторов национальной безопасности. Именно повышение рисков терроризма во всем мире и по­явление новых его измерений и проявлений явля­ется одной из главных причин актуализации во­просов здоровья. Безопасность в области охраны здоровья человека включает такие проблемы, как распространение инфекционных заболеваний, влияние ВИЧ-СПИДа на внутреннюю стабиль­ность государства, а также риски биотерроризма. Однако в связи с этим возникает ряд таких вопро­сов, как насколько завышены данные риски, чьим интересам отвечает секьюритизация вопросов безопасности и здоровья, а также является ли здо­ровье вопросом политической безопасности или вопросом политики в области развития.

На современном этапе проблема безопасно­сти в области здравоохранения заключена в кон­цепции "health security" и обуславливает в первую очередь понимание истоков ее формирования. В мире жизни большинства людей угрожают риски заболеваний, нежели риски войны, терроризма и конфликтов. Но возникает вопрос: является ли глобальное здоровье вопросом безопасности. Учитывая связь между бедностью и здоровьем, данный вопрос должен относиться к предмету глобального социального развития, нежели без­опасности [4]. Почти полвека назад связь между здоровьем и безопасностью была достаточно ограниченной и косвенной, а именно конфликт являлся причиной проблем здравоохранения. Проблемы могли быть - прямыми последствиями конфликта - телесные или физические поврежде­ния солдат на войне, так и косвенными - разру­шение инфраструктуры, больниц, водопроводной системы и распространение заболеваний через воду, огромные потоки беженцев и рост мобиль­ности вирусной инфекции. Однако даже в такой трактовке здоровье не относилось в поле без­опасности. Но в девятнадцатом веке в условиях развития торговых отношений во всем мире обо­стрился вопрос распространения инфекционных заболеваний. Хотя уже после второй мировой во­йны связь между здоровьем и безопасностью ис­чезла по двум основным причинам. Во-первых, здоровье было представлено не как вопрос без­опасности, а как право человека. Это направле­ние было конституционно закреплено созданием в 1948 году Всемирной организации здравоохра­нения (ВОЗ), а также одной из главных ее ини­циатив - «Здоровье для всех» [5] в 1970-х годах. Во-вторых, прорыв в медицине, а точнее откры­тие антибиотиков, дало возможность полностью контролировать распространение инфекционных заболеваний. Число смертей критически сни­зилось к началу Второй Мировой войны. Более того, в конце 1960-х годов впервые в истории одна из основных инфекционных заболеваний в мире - оспа была полностью искоренена. Такой успех декларировал о том, что инфекционные за­болевания были полностью взяты под контроль, хотя это не касалось всех регионов мира, среди которых есть беднейшие страны, где санитарные условия не отвечают международным стандартам условий проживания. Тем не менее на тот пери­од глобальное здоровье все менее относилось к безопасности и все более к вопросу социального развития в целом.

Однако в 1990-х годах вопрос здоровья ("health issues") начал снова трансформироваться в сторону безопасности. Основными факторами, ускорившими данный процесс, были расширение понятия "security" (безопасность) и появление новых нетрадиционных форм рисков. Во-первых, окончание холодной войны сдвинуло акцент с во­енных угроз в сторону более размытых рисков, что, в свою очередь, способствовало появлению эклектичного ранжирования вопросов, относя­щихся к безопасности. Более того, переход от угроз к рискам обострил внимание на переходе от идеи «ясной и существующей опасности» ("clear and present danger") [6] к идее возможных потен­циальных угроз. Оба изменения актуализировали вопрос возвышения здравоохранения до уровня безопасности. Также появились и референтные предметы вопроса, как чья безопасность должна быть защищена. Так как холодная война своим последствием имела определение приоритетом вопросы национальной безопасности, после ее окончания глобальная и человеческая безопасно­сти стали относиться уже к законной сфере каж­дого государства. Хотя трактовки человеческой безопасности ("human security") различались, основная идея о том, что риски, угрожающие как индивиду, так и макро-уровню, должны считать­ся вопросом обеспечения безопасности, снова позволили включить здравоохранение в поле на­циональной безопасности. К тому же индивиды более подвержены риску новых заболеваний по причине последствий глобализации, чем от этни­ческих конфликтов, природных катастроф и тер­роризма.

Во-вторых, сам человеческий фактор сыграл роль в секьюритизации вопросов безопасно­сти и здоровья. Одним из них является бывший глава ВОЗ Гро Харлем Брундтланд (Gro Harlem Brundtland) и посол США в ООН Ричард Холбрук (Richard Holbrook). Являясь Генеральным Дирек­тором ВОЗ Брундтланд акцентировал внимание на меняющейся природе глобального здоровья в процессе глобализации и критиковал, что здоро­вье сегодня является инструментом социальных и политических трендов. Примечательны также и роль Ричарда Холбрука в актуализации ВИЧ-СПИДа, и их включение на повестку дня в Совет безопасности ООН. Однако остается неясным, двигала ли им цель привлечения внимания к про­блеме или личная выгода в секьюритизации забо­левания. Тем не менее все это еще больше под­твердило важность обеспечения безопасности в области здравоохранения.

В последние годы наблюдается институци-онализация научного направления и становле­ние основных школ. Делаются попытки найти практическое применение новой концепции для адекватного ответа на глобальные угрозы. Этот процесс привел к тому, что в рамках концепции человеческой безопасности сегодня сформиро­вались две ведущие научные школы - «Свободы от страха» (Freedom from Fear) и «Свободы от нужды» (Freedom from Want). Они развивались на базе идей уже упоминавшегося выше доклада ООН 1994 г., в котором, в частности, говорится о том, что человеческая безопасность требует вни­мания как к «свободе от страха», так и к «свободе от нужды». Такое разделение привело и к более четкому определению инструментов обеспечения безопасности и защиты людей от этих угроз.

Школа «Freedom from Fear» в первую очередь стремится к поиску практического инструмента­рия защиты индивидов от военных конфликтов и насилия. Этот подход ограничивает свое внима­ние только на проблемах насилия, так как пола­гает, что такое сужение исследований способно привести к позитивным последствиям в практи­ческом применении концепции Human Security. Среди инструментов, которые предлагаются шко­лой, можно отметить помощь в чрезвычайных ситуациях, предотвращение конфликтов и их уре­гулирование, миростроительство, которое являет­ся одним из главных объектов внимания данной школы.

Вторая школа - «Freedom from Want» - бази­руется на ключевой идее доклада ООН о том, что насилие, бедность, неравенство, болезни и дегра­дация окружающей среды должны быть в фокусе внимания концепции человеческой безопасности. В отличие от первой школы данное направление, как мы видим, распространяет научные интересы далеко за пределы насилия и делает особый ак­цент на развитии и целях безопасности.

Проникновение концепции человеческой без­опасности в реальную политику поставило новые вопросы. Политики и ученые столкнулись с раз­ными, но взаимосвязанными проблемами, когда попытались применить определение и инстру­менты человеческой безопасности в практиче­ском плане. Но тем не менее на вызовы и угрозы здоровью людей необходимо реагировать не про­поведями, а поисками конкретных решений.

 

Литература

1.Рыхтик М.И. Эволюция понятия "безопасность": от "жестких угроз" до "мягких вызовов"// Современные про­блемы мировой политики: Безопасность, конфликты и их анализ / под. ред. М.М. Лебедевой. - М., 2002. - С. 93-94.

2.Human Development Report, 1994. United Nations Development Programme. New York: Oxford University Press,1994. - Р. 22.

3.Там же, с. 23.

4.   Colin Mclnnes, Paul Williams. Security studies /Abingdon, Oxon: Routledge, 2008. - Р. 31.

5. Всемирная Организация здравоохранения. Сайт ВОЗ who.int/

6.   Colin Mclnnes, Paul Williams. Security studies /Abingdon, Oxon: Routledge, 2008. - Р. 40.

Фамилия автора: К.Н. Макашева, А. Аймагамбетова
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика