Привилегии и иммунитеты Шанхайской организации сотрудничества как элементы ее международной правосубъектности

Привилегии и иммунитеты международных межправительственных организаций представ­ляют собой сравнительно новый институт совре­менного международного права. Возникновение данного института связано прежде всего с увели­чением количества международных организаций, а также с необходимостью предоставления им статуса субъекта международного права.

Исследуя правовой статус Шанхайской Ор­ганизации сотрудничества как полноправного субъекта международного права, невозможно не затронуть вопросы привилегий и иммунитетов данной организации.

Как известно из истории первые межгосудар­ственные объединения, появившиеся в XIX веке, не имели особых льгот и иммунитетов. Но прак­тика доказала, что для эффективного осущест­вления своих целей, международным организа­циям необходимы такие права. Впервые право на привилегии и иммунитеты было закреплено в Статуте Лиги Наций 1919 года, статья 7 которого содержала следующее правило: «Представители членов Лиги и ее агенты пользуются при испол­нении своих обязанностей дипломатическими привилегиями и дипломатическим иммунитетом. Здания и земельные участки, занятые Лигой, ее учреждениями или под ее собрания, неприкосно­венны» [1].

Согласно современной доктрине международ­ного публичного права привилегии и иммуните­ты международных организаций не являются ди­пломатическими и потому отличаются от оных и характером, и значительно более узким объемом [2, С. 249]. Действительно, правосубъектность международной организации носит, во-первых производный, во-вторых, функциональный ха­рактер, так как деятельность международной ор­ганизации не может выходить за рамки провоз­глашенных в учредительных документах целей. Действие привилегий и иммунитетов возможно только с момента начала функционирования меж­дународной межгосударственной организации, а ее служащие и должностные лица могут ссылать­ся на них только в период осуществления своих официальных обязанностей. Таким образом, со­временная наука международного права утверж­дает функциональный характер привилегий и иммунитетов международных организаций и их должностных лиц, так как они предоставляются для достижения организацией своих целей и для беспрепятственного выполнения ее должностны­ми лицами своих функций [3, С. 60-61].

Итак, международной организации для обе­спечения самостоятельности и функциональной состоятельности необходимы привилегии и им­мунитеты. Они являются одним из элементов специфической международной правосубъект­ности любой организации, поэтому положения о предоставлении международной организации привилегий и иммунитетов можно встретить в учредительных документах многих известных се­годня международных организаций. Так, соглас­но статье 105 Устава Организации Объединенных Наций 1945 года «1. Организация Объединенных Наций пользуется на территории каждого из сво­их членов такими привилегиями и иммунитета­ми, которые необходимы для достижения ее це­лей. 2. Представители членов Организации и ее должностные лица также пользуются привилеги­ями и иммунитетами, которые необходимы для самостоятельного выполнения ими своих функ­ций, связанных с деятельностью Организации». [4]. Статья 40 Устава (Статута) Совета Европы 1949 года содержит положение о том, что «Со­вет Европы, представители членов и Секретариат пользуются на территории членов такими приви­легиями и иммунитетами, которые разумно необ­ходимы для выполнения ими своих обязанностей. Эти иммунитеты включают иммунитет для всех Представителей в Консультативной Ассамблее в отношении ареста и всех юридических процедур на территории всех Членов в связи с высказыва­ниями и голосованием в ходе работы Ассамблеи, ее комитетов или комиссий» [5].

ШОС как полноправный участник междуна­родных отношений в своем основном учреди­тельном документе - Хартии Шанхайской орга­низации сотрудничества 2002 года - подтвержда­ет наличие у нее иммунитета следующей нормой: «ШОС и ее должностные лица пользуются на территориях всех государств-членов привилегия­ми и иммунитетами, которые необходимы для выполнения функций и достижения целей Орга-низации»[6].

Из текста приведенных в качестве примера статей можно заметить, что, когда речь идет о привилегиях и иммунитетах международных ор­ганизаций, подразумевается совокупность трех взаимосвязанных, но самостоятельных групп международно-правовых норм:

1)       Привилегии и иммунитеты самой между­народной организации как субьекта международ­ного публичного права;

2)       Привилегии и иммунитеты должностных лиц и служащих международной организации;

3)       Привилегии и иммунитеты представите­лей государств-членов организации.

Более подробно содержание каждой из упомя­нутых групп норм раскрывается в специальных международных договорах, которые дополня­ют учредительные акты, в которых закрепляет­ся лишь принцип предоставления привилегий и иммунитетов международной организации. Так, в 1946 году Генеральной Ассамблеей ООН была принята Конвенция о привилегиях и иммуните­тах ООН, в 1949 году подписано Соглашение о привилегиях и иммунитетах Совета Европы. К этому перечню можно добавить Конвенцию о привилегиях и иммунитетах Евразийского Эко­номического Сообщества 2001 года. Подписание в 2010 году на Саммите СВМДА в Турции Кон­венции о привилегиях и иммунитетах Секретари­ата, его персонала и представителей государств-членов Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии стало важной вехой в правовом обеспечении международной правосубъектности этой организации.

Нормы об иммунитетах международных ор­ганизаций могут содержатся также в специаль­ных соглашениях о штаб-квартирах организаций, об условиях пребывания главных органов орга­низации, которые в двустороннем порядке за­ключаются между международной организацией и государством пребывания ее главных органов. Из таких соглашений можно назвать Соглашение между ООН и США о штаб-квартире ООН от 26 июня 1947 года, Соглашение между Правитель­ством Республики Казахстан и Евразийским Эко­номическим Сообществом об условиях пребы­вания Интеграционного Комитета Евразийского Экономического Сообщества на территории Ре­спублики Казахстан от 25 января 2002 года.

Привилегии и иммунитеты ШОС закреплены в специальной Конвенции об иммунитетах и при­вилегиях Шанхайской организации сотрудниче­ства [7] (далее - Конвенция), которая была под­писана главами государств-членов ШОС 17 июня 2004 года в Ташкенте.

Конвенция была заключена на неопределен­ный срок, подлежит ратификации, подписавшими ее государствами и вступает в силу на тридцатый день со дня сдачи на хранение депозитарию по­следней ратификационной грамоты. Для эффек­тивного функционирования организации стороны закрепили положение о том, что Конвенция вре­менно применяется Сторонами со дня ее подписа­ния. Конвенция открыта для присоединения к ней любого государства, вступающего в члены ШОС в соответствии со статьей 13 Хартии и остается в силе в отношении каждого государства - члена до тех пор, пока это государство - член будет оста­ваться членом ШОС [7, Ст.23,24].

Необходимо отметить, что при заключе­нии Конвенции были учтены общепризнанные принципы и нормы международного права, за­крепленные в таких основополагающих между­народно-правовых актах, как Конвенция ООН о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 года, Венская Конвенция о дипломатических сношени­ях 1961 года, Венская Конвенция о консульских сношениях 1963 года.

Данный документ определяет привилегии и иммунитеты самой организации, ее должностных лиц, представителей государств-членов ШОС, а также постоянных представителей государств-членов при Секретариате организации.

Статья 2 данного документа посвящена пра­воспособности организации. ШОС обладает меж­дународной правоспособностью. Она пользуется на территории каждого государства - члена такой правоспособностью, которая необходима для ре­ализации ее целей и задач. Как и все междуна­родные организации ШОС пользуется правами юридического лица и может заключать договоры, приобретать, арендовать, отчуждать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, от­крывать банковские счета и совершать операции с денежными средствами в любой валюте, вы­ступать в судах в качестве истца или ответчика. Все предоставляемые данной статьей права осу­ществляются от имени Секретариата и Исполни­тельного комитета соответственно Исполнитель­ным секретарем и Директором [7, Ст.2]. Следует отметить, что данная норма соответствует ст.104 Устава ООН, а также ст.1 Конвенции ООН о при­вилегиях и иммунитетах ООН 1946 года.

В соответствии с Конвенцией 2004 года набор иммунитетов ШОС стандартен и в принципе по­вторяет положения ст. II Конвенции ООН о при­вилегиях и иммунитетах ООН 1946 г., ст.ст. 22, 41 Венской конвенции о дипломатических сношени­ях 1961 г.

Статья 3 Конвенции посвящена неприкосно­венности помещений, архивов и транспортных средств ШОС. Имущество организации и ее акти­вы пользуются иммунитетом от любой формы ад­министративного или судебного вмешательства, за исключением случаев, когда Организация сама отказывается от иммунитета. Никакой отказ от иммунитета не распространяется на судебно-ис-полнительные меры. Помещения и транспортные средства постоянно действующих органов ШОС, а также их архивы и документы, в том числе слу­жебная корреспонденция, вне зависимости от ме­ста их нахождения, пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, конфискации, ареста и дру­гих исполнительных действий. Представители соответствующих органов власти и управления государства пребывания не могут вступать в по­мещения постоянно действующих органов ШОС иначе, как с согласия и на условиях, одобренных Исполнительным секретарем или Директором, либо должностными лицами, их замещающими. Исполнение любых действий по решению соот­ветствующих органов власти и управления госу­дарства пребывания может иметь место в поме­щениях постоянно действующих органов ШОС только с согласия Исполнительного секретаря или Директора либо должностных лиц, их заме­щающих. Особенностью Конвенции, которая ра­нее не встречалась в вышеуказанных конвенциях, можно назвать положение пункта 5 ст. 3, согласно которому помещения и транспортные средства постоянно действующих органов ШОС не мо­гут служить убежищем для лиц, преследуемых по законам любого из государств - членов или подлежащих выдаче любому из государств-чле­нов либо третьему государству. Помещения и транспортные средства постоянно действующих Органов ШОС не могут использоваться в целях, не совместимых с функциями и задачами ШОС или наносящих ущерб безопасности и интересам Сторон. Аналогично ст. 22 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года закре­плена норма, согласно которой государство пре­бывания принимает надлежащие меры для защи­ты помещений постоянно действующих органов организации от всякого вторжения или нанесения ущерба. В соответствие с распространенной прак­тикой международных отношений Совет глав го­сударств-членов ШОС от имени Организации мо­жет в определенно выраженной форме отказаться от предоставленных привилегий и иммунитетов [7, Ст. 3].

В отношении привилегий финансового и фискального характера ст.4 Конвенции гласит, что ШОС, ее активы, доходы и другая собствен­ность освобождаются от всех прямых налогов и сборов, налога на добавленную стоимость (в том числе в форме возврата в соответствии с норма­тивными правовыми актами соответствующего государства - члена), взимаемых на территориях государств-членов, за исключением тех, которые являются оплатой за конкретные виды обслужи­вания (услуги). Организация также освобожда­ется от таможенных сборов и других платежей, импортных и экспортных запрещений и ограни­чений при ввозе и вывозе Организацией предме­тов для служебного пользования. В статье также закреплено освобождение от таможенных сборов и других платежей, импортных и экспортных запрещений и ограничений при ввозе и вывозе собственных изданий. Последнее в свою очередь означает, что организация вправе выпускать от своего имени собственные печатные издания. Статья 5 данной Конвенции устанавливает пра­вило, согласно которому ШОС пользуется на территории каждого государства - члена не ме­нее благоприятными условиями, чем те, которые предоставляются этим государством дипломати­ческим миссиям иностранных государств. ШОС вправе пользоваться шифрами, курьерской и другими видами связи, обеспечивающими кон­фиденциальность передачи информации, полу­чать и отправлять корреспонденцию посредством курьеров или вализ, которые пользуются теми же привилегиями и иммунитетами, что и дипло­матические курьеры и вализы. Для полноценной реализации данных привилегий и иммунитетов все места, составляющие служебную корреспон­денцию, должны иметь видимые внешние знаки, указывающие на их характер, содержать только служебную корреспонденцию и предметы, пред­назначенные для официального использования, перемещение которых требует соблюдения режи­ма конфиденциальности. Как и дипломатические представительства ШОС имеет право задейство­вать курьеров. Последние в свою очередь должны быть снабжены официальным документом с ука­занием их статуса и числа мест, составляющих служебную корреспонденцию [7, ст.4, ст.5].

Статья 6 закрепляет для организации про­токольные привилегии, которые подразумевают размещение флага, эмблемы и другой символи­ки Организации на занимаемых ею помещениях и на транспортных средствах, используемых для официальных целей (соответствующая норма со­держится в ст.20 Венской конвенции о диплома­тических сношениях 1961 года).

Раздел II Конвенции о привилегиях и имму­нитетах ШОС посвящен непосредственно приви­легиям и иммунитетам должностных лиц ШОС, которые являются международными служащими. При исполнении служебных обязанностей они не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было государства - члена, орга­низации или частного лица.

В Статье 11 закреплен определенный ряд пра­вовых льгот и юрисдикционных изъятий долж­ностных лиц Организации [7, ст.11], который в целом повторяет объем привилегий и иммуните­тов, которые содержатся в трех вышеуказанных основополагающих конвенциях. На территории государств-членов они не подлежат уголовной, гражданской и административной ответственно­сти за сказанное или написанное ими и за все дей­ствия, совершенные ими в качестве должностных лиц, за исключением: исков о возмещении ущерба в связи с дорожно-транспортным происшестви­ем, вызванным транспортным средством, при­надлежащим Организации или должностному лицу, либо управлявшимся им; исков о возмеще­нии ущерба в связи со смертью или телесным по­вреждением, вызванные действием со стороны должностного лица. Данная оговорка является своего рода вкладом ШОС в совершенствование института привилегий и иммунитетов, наряду кстати с ЕврАзЭС, конвенция о привилегиях и иммунитетах которой содержит аналогичное по­ложение [8]. Безусловно, что данная трактовка гражданско-правового иммунитета соответствует современным требованиям эффективного обеспе­чения прав человека в государстве пребывания.

Должностные лица ШОС освобождаются от налогов на заработную плату и иные вознаграж­дения, выплачиваемые Организацией. То же са­мое касается и государственных повинностей, ограничений по иммиграции и от регистрации в качестве иностранцев (вместе с членами семей). В сфере валютных операций пользуются теми же привилегиями, которые предоставляются дипло­матическим агентам на территориях государств-членов. Во время международных кризисов вме­сте с членами своих семей они пользуются таки­ми же льготами по репатриации, какими пользу­ются дипломатические агенты.

Согласно Конвенции Исполнительный се­кретарь, Директор и их заместители, а также члены их семей пользуются и другими привиле­гиями и иммунитетами, предоставляемыми со­гласно международному праву дипломатическим агентам и членам их семей. Это означает, что на данную категорию людей в полном объеме рас­пространяются положения Венской конвенции о дипломатических сношениях.

Всеми перечисленными привилегиями и им­мунитетами должностные лица и члены их семей начинают пользоваться с момента их вступления на территорию государства пребывания при сле­довании к месту назначения, либо когда долж­ностные лица приступили к своим обязанностям. При прекращении функций должностного лица его привилегии и иммунитеты, а также приви­легии и иммунитеты членов его семьи, не явля­ющихся гражданами государства пребывания, прекращаются в момент оставления этим лицом государства пребывания или по истечении раз­умного срока для того, чтобы это сделать. В слу­чае смерти должностного лица члены его семьи продолжают пользоваться предоставленными им привилегиями и иммунитетами до момента оставления ими государства пребывания или до истечения разумного срока на оставление госу­дарства пребывания.

Как и в конвенциях о привилегиях и имму­нитетах ООН, в Статье 15 данного документа говорится о том, что привилегии и иммунитеты, которыми пользуются должностные лица, предо­ставляются им не для личной выгоды, а для эф­фективного, независимого выполнения ими своих официальных функций в интересах Организации. Следует отметить, что Конвенция о привилегиях и иммунитетах ШОС во многом дублирует поло­жения Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 года ООН. В Статье 15 также гово­рится о праве отказа от привилегий и иммуните­тов. Такое право в отношении Исполнительного секретаря принадлежит Совету глав государств-членов ШОС по представлению Совета мини­стров иностранных дел государств-членов ШОС. Право отказа от иммунитета в отношении Дирек­тора и его заместителей принадлежит Совету глав государств - членов ШОС по представлению Со­вета РАТС. Право отказа от иммунитета в отно­шении заместителей Исполнительного секретаря принадлежит Совету министров иностранных дел государств - членов ШОС по представлению Совета национальных координаторов государств - членов ШОС. Право отказа от иммунитета в от­ношении других должностных лиц Секретариата принадлежит Исполнительному секретарю с со­гласия Совета национальных координаторов го­сударств - членов ШОС, а должностных лиц Ис­полнительного комитета - Директору с согласия Совета РАТС. В документе также прописано, что отказ от иммунитета должен быть определенно выраженным.

Как и в ст. VI Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН, в Конвенции 2004 года так­же говорится об экспертах. Эксперты (иные, чем должностные лица), выполняющие поручения ШОС, пользуются такими привилегиями и имму­нитетами, какие необходимы для независимого выполнения их функций в течение командировок, включая время, потраченное на поездки в связи с командировками. Им предоставляется иммунитет от личного ареста или задержания и от наложе­ния ареста на их личный багаж. Они также осво­бождаются от уголовной, гражданской и админи­стративной ответственности в отношении всего сказанного или написанного ими и совершенного ими при исполнении служебных обязанностей. Этот иммунитет продолжает предоставляться и после того, как лица, которых это касается, уже не находятся в командировке по делам Организации. К дополнительным привилегиям экспертов также относятся неприкосновенность всех бумаг и до­кументов, право пользования шифром, получение и направление бумаг или посредством курьеров или вализ. Экспертам предоставляются те же льготы в отношении ограничений обмена денег или валюты, какие предоставляются представите­лям иностранных правительств, находящимся во временных служебных командировках, те же им­мунитеты и льготы в отношении их личного ба­гажа, какие предоставляются дипломатическим представителям. Право отказа от иммунитета в отношении экспертов, выполняющих поручения ШОС, принадлежит Исполнительному секрета­рю с согласия Совета национальных координато­ров и Директору с согласия Совета РАТС соответ­ственно.

Статья 18 устанавливает привилегии и имму­нитеты представителям государств-членов. Их спектр схож с тем, что предоставляется данной ка­тегории лиц в рамках ООН. При исполнении ими своих служебных обязанностей и во время сле­дования к месту проведения организуемых ШОС в государствах-членах мероприятий и обратно предоставляются следующие привилегии и имму­нитеты. Иммунитет от личного ареста или задер­жания и от наложения ареста на личный багаж, а также освобождение от уголовной, гражданской и административной ответственности за сказанное или написанное ими и за все действия, совершен­ные ими в качестве представителей. Неприкосно­венность всех бумаг и документов. Право пользо­ваться шифром, получать и направлять бумаги или корреспонденцию посредством курьеров и вализ. Изъятие их самих и их супругов из ограничений по иммиграции, регистрации иностранцев или го­сударственной повинности в стране, в которой они временно пребывают или через которую они про­езжают во исполнение своих служебных обязан­ностей. Данной категории лиц предоставляются те же льготы в отношении ограничений обмена денег или валюты, какие предоставляются представи­телям иностранных правительств, находящимся во временных служебных командировках, те же иммунитеты и льготы в отношении их личного багажа, какие предоставляются дипломатическим представителям.

При исполнении ими служебных обязанно­стей представители государств-членов Организа­ции освобождаются от уголовной, гражданской и административной ответственности в отношении сказанного или написанного ими, а также в отно­шении всех действий, совершенных ими при ис­полнении служебных обязанностей. Этот имму­нитет продолжает предоставляться и после того, как лица, которых это касается, уже не являются Представителями государств-членов.

В связи с особенностью структуры ШОС, в Конвенции уделено внимание такой группе лиц, как постоянные представители государств-членов при Секретариате ШОС. В конвенции отмечено, что они входят в состав дипломатического персо­нала посольств государств-членов в государстве пребывания Секретариата. Поэтому они пользу­ются привилегиями и иммунитетами в объеме, предусмотренном для дипломатического агента в государстве пребывания [9,С.75].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Шанхайская организация сотрудничества как международная межправительственная органи­зация наделена привилегиями и иммунитетами в объеме, предоставленном соответствующим международно-правовым актом и данный объ­ем правомочий дает ей возможность надлежа­щим образом, беспрепятственно выполнять свои функции. Безусловно, что наряду с другими пра­вами (право вступать в официальные отношения с другими субъектами международного права, право заключать международные договоры и т.д.) право на привилегии и иммунитеты является оче­видным подтверждением наличия у Шанхайской организации сотрудничества международной правосубъектности.

 

Литература

  1. Устав Лиги Наций от 13 февраля 1919 года. istorik.ru/library/documents/nations_league/index.htm

  2. Капустин А.Я. Международные организации в глоба­лизирующемся мире: Монография. - М.: РУДН, 2010. - 320 с.

  3. Шибаева Е.А., Поточный М. Правовые вопросы структуры и деятельности международных организаций. -М.: Изд-во Московского Университета, 1988. - 192 с.

  4. Устав Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 года// pavlodar.com/zakon/? dok=02536 &ogl=all

  5. Устав (Статут) Совета Европы от 5 мая 1949 года// kulichki.com/megd2007/bz05/dcm05129.htm

  6. Хартия Шанхайской организации сотрудничества от 07 июня 2002 года// pavlodar.com/zakon/? dok=02119&ogl=all

  7. Конвенция об иммунитетах и привилегиях Шанхай­ской организации сотрудничества от 17 июня 2004 года

  8. Конвенция о привилегиях и иммунитетах Евразийско­го экономического сообщества от 31 мая 2001 года. //femida.info/12/.

  9. авров В. С. Статус и деятельность Шанхайской орга­низации сотрудничества (международно-правовой аспект)/ Дисс.на соис....ст.канд.юр.наук. - М., 2008. - 198 с.

Фамилия автора: А. Кумекова
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика