Европейский союз - Центральная азия - Евразия: динамика интеграционных пространств

Евразийское пространство, самое протяженное по территории, объединяет две части Света -Европу и Азию. В своих крайних точках, начиная с Запада и далеко на Восток, в первом десяти­летии XXI века на территории Евразии складывается сложная конфигурация разноуровневых геополитических полей. Среди них - Европейский Союз, Закавказье и Черноморско-Каспийский регион, Центральная Азия и др., которые покрывает деятельность влиятельных организаций -ООН, ОБСЕ, НАТО, ШОС и др. Евразийский континент охватывает, тем самым, множество своеобразных регионов/субрегионов и групп стран - акторов регионального и глобального значения. Они стремительно преобразуют современную систему международных отношений.

Особенность сегодняшнего дня заключается в тесном взаимодействии игроков, различаю­щихся по весовой категории и ролевой значимости в региональной и мировой политике, по разности в уровне социально-экономического развития, получает значение неоднородность цивилизационных начал (культура, традиции, религии и т.д.).

В результате противоречивых процессов глобализации и масштабов ее распространения идет своеобразное «сужение территории» Евразии, где время и пространство выступают существенными факторами не физического, а геостратегического характера. К примеру, два региона - Европейский Союз и Центральная Азия, значительно отдаленные друг от друга в географическом смысле, в последние годы сближают обоюдные интересы и позиции по целому ряду проблемных вопросов, что само по себе может расцениваться как уникальное явление в межрегиональных отношениях. Не в последнюю очередь этот процесс стимулирует рост нетрадиционных угроз безопасности, также последние волны расширения Евросоюза на восток в 2004 и 2007 гг., противоречия в интеграционно-дезинтеграционных процессах и пр.

Центральная Азия традиционно выступала важным звеном в последовательной цепи исторических контактов народов Евразии, поэтому нельзя упускать из внимания факт существования объективных объединительных порывов, как со стороны Европы, так и Азии, которые вовлечены в процесс активного взаимопроникновения и взаимодействия.

Принимая во внимание тот факт, что Центральная Азия расположена на стыке Европы и Азии, стала совершенно очевидна пространственная близость Черноморско-Каспийского региона, который прилегает вплотную к Восточной Европе, теперь эти территории отстоят от ЦА менее, чем на тысячу километров.

Межрегиональное сближение является следствием глобального втягивания в единый поток экономического и политического развития несоизмеримых ранее регионов Запада и Востока Евразии, вместе с их проблемами и общими для всех вызовами. Последнее обстоятельство вызывает у большинства и озабоченность, и интерес, и надежды, и перспективы. Если говорить о конечной цели и перспективах более тесных контактов между Европой и Центральной Азией, то они определяются надеждой на осуществление обоюдных интересов прагматического характера.

Озабоченность и тревогу испытывает стабильная и относительно благополучная Европа в отношении азиатской части, откуда проистекает большинство угроз безопасности. Поэтому ЕС ставит задачу по «развитию и консолидации стабильных, справедливых и открытых обществ» центральноазиатских государств путем сотрудничества и партнерства с ними на основе Стратегии действий по Центральной Азии в 2007 - 2013 гг. [1].

Интересы Европейского Союза направлены на поддержание стабильности на своих внешних рубежах, прежде всего, недопущение возникновения конфликтов со стороны прилегающих к нему бедных стран ЦА. Это еще один серьезный аргумент в пользу оказания всесторонней поддержки таким странам, как Таджикистан, где еще не вполне преодолены социальные последствия граждан­ской войны, или Кыргызстан, население которого страдает из-за перманентных «революций» и внутриполитической нестабильности. Факт меняющегося отношения европейцев к региону выражен в их политике в Центральной Азии - от «программ помощи» к «программам содействия».

Торгово-экономические интересы в отношениях между ЕС и центральноазиатскими государствами продолжают доминировать. Здесь наблюдается интенсивный рост двусторонних контактов. Важнейшими для ЕС остаются те сферы, что определяют динамику экономического развития и торговли. Европейские Сообщества ведут «справедливую торговлю», которая базируется на принципах либерализации и основах европейского права (таможенное право, право конкуренции ЕС, налоговое право ЕС). Она заложена в природе самих Европейских Сообществ и направлена на развитие Таможенного союза. Таким способом Европейский Союз выстраивал отношения с каждым государством ЦА, сначала исключительно на основе Временного торгового договора (до 1999 г.), а затем на Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС).

Прежде всего, в политике ЕС по отношению к странам ЦА на первое место выходят «ресурсные интересы». Данное утверждение базируется на признании самих европейцев в том, что они действительно отстали от крупнейших транснациональных компаний США, Китая, России и др. в сфере ресурсно-энергетического сотрудничества с ЦА. Поэтому они нацелены на мобилизацию общеевропейских интересов и более эффективную реализацию Стратегии.

Интересы ЕС состоят, с одной стороны, в доступе к углеводородному сырью Центральной Азии и соответственно, к экспорту из региона нефти и газа, с другой, в обеспечении энергетической безопасности. Европейская энергетическая стратегия и растущие потребности в природных ресурсах ЕС направляет на диверсификацию транспортных маршрутов стран-производителей энергоресурсов. По оценке Бениты Ферреро-Вальднер, «Центральная Азия - богатый энергоресурсами регион, он находится на стыке Европы и Азии, здесь сосредоточено около 5% мировых энергетических ресурсов. Регион сейчас находится в стадии перемен, и мы заинтересованы, чтобы центральноазиат-ские государства стали мирными, стабильными, процветающими» [2].

С начала 2009 г. активизировались разговоры о проекте «Набукко», который предусматривает строительство газопровода из Центральной Азии в Европу в обход России. В ЕС разрабатываются и предлагаются на обсуждение и другие проекты альтернативных поставок энергоресурсов из Центральной Азии в Европу. Как известно, в 2007 г. была принята общеевропейская «Энергетическая политика», в соответствии с которой провозглашается скоординированная внешняя энергетическая политика всех стран-членов ЕС («speaking with one voice»), а ее целью - «обеспечение ЕС геополитической безопасности, где энергетика должна стать центральной частью всех внешних сношений Евросоюза». Энергетическая составляющая внешней политики актуальна и в европейских отношениях со странами ЦА [3].

Европейский Союз заявил о своем намерении развивать долгосрочное сотрудничество в сфере энергетики с Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Эти страны в свою очередь нуждаются во взаимодействии с крупными международными компаниями. Казахстан как самая большая страна в регионе и один из крупнейших экспортеров энергоносителей привлекает наибольшие инвестиции. По мнению Даве Бавна, «Запад четко уловил желание республики иметь как можно больше альтернативных маршрутов транспортировки своих энергетических ресурсов, даже, несмотря на тесное стратегическое партнерство с Россией» [4]. Развитие такого сотрудничества предполагает решение многих сложных задач, в том числе, преодоление технических проблем и привлечение значительных объемов инвестиций в добывающую промышленность региона.

Итак, в стратегические интересы ЕС входит обеспечение стабильности региона ЦА, его безопасность и недопущение того, чтобы экономический, социальный, политический, экологический и др. факторы дестабилизировали какую-либо прилегающую к ЕС региональную систему, что может в целом отразиться на состоянии Евросоюза.

Форум ЕС - ЦА как диалоговая площадка создан под эгидой ЕС для продвижения процесса многосторонних политических контактов, созывается государством-членом ЕС в период его председательства.

До конца 90-х годов ЕС фактически оставался своего рода сторонним наблюдателем и не столь активным консультантом трансформационных процессов в республиках ЦА. Вопрос о том, «какую же роль хочет ЕС играть в регионе», не раз поднимали европейские эксперты. Назывались разные мотивы, среди них и крайние точки зрения, к примеру, в прессе прошлых лет мы находим откровенное признание в пользу открытия «стратегического диалога» «даже с деспотами» [5].

Общеизвестное утверждение об отсутствии необходимого уровня демократии в странах ЦА Евросоюз никак не связывал с экономическим сотрудничеством. ЕС не вмешивался в политические процессы в регионе и не видел себя здесь в качестве политического игрока. Наоборот, в регионе давно ощутимо политическое присутствие и влияние других мировых держав. В отличие от «неоимперского» проекта США, или «ассимиляционного» проекта Китая, или «постимперского» проекта России, ЕС традиционно выступает с «интеграционистским» проектом.

«Политический диалог», как нам видится, более высокий уровень взаимопонимания, обеспеченный «достижениями в экономике, стабильности, межконфессионального и межнациональ­ного согласия в этой стране [Казахстане]» (выделено мной - М.Г.) [6]. В свою очередь, отношения РК-ЕС оцениваются казахстанской стороной как «партнерские», во всяком случае, частота упоминаний о «партнерстве» со стороны Президента Н. Назарбаева и высоких официальных лиц очень высока. «Основой нашего партнерства являются общие ценности, высокая динамика торгово-экономического сотрудничества, а также совместные действия по обеспечению энергетической безопасности» (выделено мною - М.Г.). Более того, Казахстан, по словам Президента РК, «намерен развивать стратегическое партнерство не только в энергетике» [7]. Уже в 2009 г. в Алматы под эгидой ООН создан Центральноазиатский региональный информационный координационный центр с целью более широкого вовлечения ЦА в процесс демократизации.

Помощь ЕС в продвижении принципов гражданского общества и демократических процессов сфокусирована на усилении демократии, равенстве закона, правах человека и фундаментальных свободах. ЕС также поддерживает развитие демократических институтов, воспитание гражданской культуры, свободу слова. Продвижением демократических принципов в Центральной Азии занимается «Европейская инициатива в области демократии и прав человека» (ЕИДПЧ), которая была запущена в августе 2003 г.

При поддержке Европейского Союза в рамках Европейской инициативы в области демократии и прав человека осуществляется проект «Развитие независимых региональных СМИ посредством развития качественной деловой журналистики», который стартовал в начале 2009 г. в Казахстане. Проект направлен на совершенствование журналистского образования в Казахстане.

Интеграционный проект ЕС: ЦА как продолжение восточного «соседства» рассматривается ЕС в логике последовательного «проникновения» Европы все дальше на восток от своих границ. В целом, отношения между ЕС и ЦА строятся на торгово-экономических предпочтениях. Несмотря на вполне сформировавшиеся связи в данной сфере, Евросоюз до последнего времени играл крайне незначительную политическую роль в регионе, возможно, из-за отсутствия ясной стратегии.

В интеграционном проекте заложена идея Европы по созданию общего социально-экономического и, возможно, политического пространства Центральной Азии. Новые условия меняют политический облик Европы и диктуют необходимые изменения в регионе ЦА. Последнее объективно ведет к взаимному притяжению ЕС и ЦА. Государства Центральной Азии, как говорила Бенита Ферреро-Вальднер, подходят к нам все ближе и ближе. ЕС не скрывает проявление активного интереса в Центральной Азии и отстаивает «твердые обязательства перед своими восточными соседями в рамках Европейской политики добрососедства», покрывая их «зонтиком» политической и экономической безопасности [2].

В «политике соседства» Центральная Азия выступает «соседями соседей» Евросоюза. Цель политики соседства - нового инструмента внешней политики ЕС, состоит в «оказании содействия нашим прямым соседям на востоке и юге в сближении с ЕС и извлечение пользы от соседства с нашим регионом стабильности, безопасности и экономического процветания. Она содержит много привлекательных элементов, как например, доля в нашем внутреннем рынке и участие в сетях и программах ЕС. В настоящее время мы думаем, как мы можем предоставить некоторые из этих элементов соседям наших соседей, демонстрирующим подлинную приверженность реализации истинных демократических и экономических реформ» [2].

Вместе с тем регион ЦА входит в аналогичный канал финансовой поддержки проектов, реализация которых гибко модулирует политику «соседства» ЕС в «соседи соседей». При этом в концепцию «восточного партнерства» - продвижение ЕС на восток и сближение с Центральной Азией, некоторые эксперты вкладывают геополитический мотив (например, немецкий политолог Александр Рар). ЕС и далее будет укреплять свою зону интересов, считает Рар, на постсоветском пространстве», исходя скорее из мотива сдерживания России (Евросоюз задвигает Россию в Азию, 2008) [8].

ЕС может поделиться опытом региональной интеграции, которая ведет к политической стабильности и процветанию. ЕС также может предложить уроки, полученные в ходе политических и экономических преобразований в Центральной и Восточной Европе. Имея богатые традиции и многовековую историю обменов, ЕС и Центральная Азия могут сделать значительный вклад в диалог между цивилизациями.

Процесс продвижения ЕС в ЦА сопровождается непосредственно проблематикой региональ­ного характера, на которую накладывает отпечаток мировой финансовый кризис и посткризисное урегулирование. Так, на встрече глав внешнеполитических ведомств стран Центральной Азии и «Тройки» ЕС (июнь, 2009 г.), основной темой диалога стали вопросы реализации Стратегии нового партнерства между Европейским Союзом и странами Центральной Азии на 2007-2013 гг.

Правительство Казахстана предложило своей стране масштабную антикризисную программу, а ее проактивный характер высоко оценили европейцы, заявив о необходимости объединения усилий в кризисном и посткризисном регулировании. В подтверждение, уже в 2009 г. в центральноазиатском регионе начал свою деятельность Европейский инвестиционный банк. Теперь кредитование инфраструктурных проектов, так и инвестиционная деятельность осуществляется совместно с Европейским банком реконструкции и развития [9].

Среди реальных шагов действенности Стратегии следует назвать «План мероприятий по борьбе с наркотиками между ЕС и государствами Центральной Азии» на 2009-2013 гг. Цель Плана направлена на дальнейшее укрепление и практическое совершенствование национальных правовых механизмов, ориентированных на обеспечение действенной борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Известно, что пятая часть героина, поступает на территорию Европейского Союза из Афганистана через Центральную Азию.

Кроме того, это имеет отношение к развитию в сфере управления границами, миграции, борьбы с организованной преступностью и международным терроризмом, а также торговле людьми и оружием.

Нехватка воды из-за ухудшения климата и нарушение хозяйственных связей еще 20 лет назад после распада СССР привели к серьезным экономическим и гуманитарным проблемам в ЦА, а также к серьезным разногласиям между Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. «Одним из величайших вызовов XXI века является необходимость предотвратить перерастание вопроса доступа к природным ресурсам в политические конфликты», - заявлял экс-министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер на конференции по центральноазиатской проблематике [10]. Подчеркивается, что для повышения авторитета Европейского Союза в Центральной Азии и эффективности проводимой им политики необходимо уделить внимание специфике каждой страны: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. «Необходимо... отказаться от неудачной практики общерегиональных проектов и признать, что пять центральноазиатских государств сталкиваются с различными внутренними политическими и экономическими проблемами. Региональное сотрудничество должно оставаться целью, но приоритетом должны стать потребности конкретных стран, пока у центральноазиатских государств не появится заинтересованность в совместной работе».

В каждой из республик постсоветской Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркмения) сложился особенный политический и социально-экономический строй, и каждая руководствуется собственными интересами во внешнем мире. Однако единая Европа в лице ЕС остается для всех государств Центральной Азии устойчивым приоритетом.

По признанию депутата германского Бундестага Хеди Вегенер, «ЕС рад, что шагнул в дверь Центральной Азии, ведь ЦА находится вблизи нашего дома. Она граничит с Европой, и большей частью ощущает принадлежность к Европе». Кроме того, «все пять стран ЦА являются членами ОБСЕ. Отсюда и исходит наш интерес к тому, чтобы ЦА была мирным и стабильным регионом» (Wegener, Hedi, 2007) [11]. Центральная Азия вошла в поле европейского внимания еще и как часть пространства ОБСЕ, где готовность к политическому диалогу стала дорогой, ведущей к важным демократическим преобразованиям.

Перспективной остается и идея товарного транзита через Центральную Азию. Развитие трансконтинентальной торговли сулит выгоду как транзитерам, так и ЕС, особенно, в части торговли с Китаем. «Так называемый «Второй евроазиатский трансконтинентальный мост» способен обеспечить прямой и вполне конкурентоспособный маршрут из Китая в Европу через Центральную Азию... Самый ощутимый результат от такого развития событий почувствуют экономики стран ЦА, когда в их казну станут поступать доходы от транзита и начнет развиваться соответствующая инфраструктура» [7].

Центральная Азия стала ближе к Европе, а Европа - к Центральной Азии благодаря запущенным в действие программам в рамках Стратегии ЕС в ЦА. Уникальность центрального положения Казахстана в Евразии такова, что он находится в фокусе коммуникационного потока между Европой и Азией, и что это должно быть использовано в национальных интересах и интересах региона.

Одна из ключевых идей ЕС, имеющая региональную направленность, является углубление интеграционного процесса и процесса самоидентификации государств Центральной Азии. Для этого, на протяжении последних лет предпринимаются вполне конкретные и осязаемые усилия со стороны ЕС в виде конкретных проектов (ТАСИС, ТРАСЕКА, ИНОГЕЙТ и др.), объединяющих все государства Центральной Азии, которые не могут быть реализованы без полноценного многостороннего сотрудничества между ними.

Привлекая в наш регион инвестиции, Евросоюз использует в качестве инструментов ресурсный потенциал известных международных финансовых институтов и организаций - Всемирный банк, Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (EIB).

Со своей стороны, Республика Казахстан вовлекается в многостороннее сотрудничество с ЕС по разным направлениям в рамках ООН (Европейская Экономическая комиссия), ОБСЕ, Венецианской комиссии Совета Европы, НАТО. Наряду с этим Европейский Союз стремится к налаживанию открытого диалога с региональными организациями, в которых участвуют государства ЦА. Установлены специальные контакты с Евразийским экономическим сообществом, ШОС, Сове­щанием по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Организацией договора коллектив­ной безопасности (ОДКБ), Центральноазиатской программой экономического сотрудничества, Центральноазиатским региональным информационно-координационным центром (CARICC).

В пользу интеграционной динамики постсоветского пространства свидетельствует следующий факт. Если в 2001 г. говорилось о недостаточном использовании возможностей интеграционных процессов и региональных объединений, то в 2009-2010 гг. устойчивое значение получает ЕврАзЭС и формирование Единого Экономического Пространства. Это такое объединение, по словам Президента РК, которое отвечает интересам людей, живущих в нашем регионе. «Мы укрепляем свои транзитные возможности, становимся поставщиком ценных на мировом рынке товаров - нефти, газа, руды и сельскохозяйственного сырья. Уже видны контуры новых нефтегазопроводов, авто- и железных дорог XXI века, которые идут примерно по маршрутам древнего Шелкового пути» [7]. ЕврАзЭС становится экономически важным для региональной и мировой экономики.

Интеграционное пространство в современных условиях стало многомерным, оно расширяется и усиливается, оно структурируется и усложняется. Интеграция, ограниченная территориально-пространственными рамками, все более как мотивированное ожидание или как особый контроль над пространством, постепенно входит в практику. Интеграционные процессы приводят в одних случаях к упрочению взаимозависимости и слаженности элементов социальной системы, в других, наряду с этим, приходится учитывать в большей степени, чем ранее, экономические, торговые, транс­портные, военные, информационные, демографические, ресурсно-сырьевые, экологические и другие факторы. Повторяя вслед за немецкими геополитиками, согласимся в принципе, интеграционное пространство - это пространственный разум государства.

Этот вывод предполагает признание того факта, что сейчас и в обозримом будущем ни одна международная организация не сможет самостоятельно решить все проблемы переживаемого в Евразии реконструкции объединительных союзов, и справиться с возникающими рисками. Необходима солидарность и кооперация множеств групп и союзов на пространстве Евразии.

 

Литература

  1. Стратегия Европейского Союза по Центральной Азии на 2007-2013 гг. //  almaty. diplo. de/Vertretung/ almaty/ru/Seite   EU   inZA.html
  2. Ферреро-Вальднер Б. ЕС и ЦА - строят партнерство 21 века. Выступление в Евразийском Университете им. Гумилева в г. Астана, 19.10. 2006 г.: Материалы Представительством Еврокомиссии в Алматы, 29.10. 2006.
  3. Европейское Сообщество. Региональный стратегический документ по содействию Центральной Азии на период 2007-2013 гг. Проект. 30/03/2007.-europa.eu.int
  4. Dave, Bhavna. The EU and Kazakhstan. Balancing Economic Cooperation and Aiding Democratic Reforms in the Central Asian region // Policy brief. CEPS. No. 127, May 2007.
  5. Strategischer Dialog mit Despoten // Handelsbaltt, 31.10.2006
  6. Солана, Хавьер. При выработке стратегии ЕС в отношении стран ЦА необходимо учитывать различный уровень реформ // Kazakhstan Today. 06.12. 2006
  7. Назарбаев Н. Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана «Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации», 18 февраля 2005 г. // kz/rus
  8. Независимая газета, 2 декабря 2008 г.: ng/world/2008-12-02/1ei»
  9. Глава МИД РК принял участие во встрече глав внешнеполитических ведомств стран Центральной Азии и «Тройки» ЕС // ru.government.kz/site/news/2009/06/11
  10. Штайнмайер, Франк-Вальтер. Новые основы партнерства: ЕС и Центральная Азия // almaty.diplo.de/ Vertretung/almaty/ru/Namensartikel  bm  eu  zas.html; также 30.10.2006/ dw-world.de/popups/popup_lupe/0,,2219069,00.html
  11. Wegener, Hedi. Wir haben Einfluss//Das Parlament. Deutscher Bundestag-Pressedokumentation.-Berlin, 07.05.2007
Фамилия автора: М.Ш. Губайдуллина
Год: 2010
Город: Алматы
Яндекс.Метрика