Трансформация внешней политики европейского союза - от европейской стратегии безопасности до лиссабонского договора:опыт для Республики Казахстан

Выбор геополитического развития Республики Казахстан в условиях региональной интеграции в евразийском пространстве актуализирует проблему использования опыта формирования внешнеполитической стратегии и создания Единой дипломатической службы Европейского союза.

Анализ европейской внешней политики предполагает необходимость рассмотрения не только отношения членов ЕС друг с другом, государств к союзу и союза к государствам, но и роли институциональных структур в формировании внешней политики ЕС.

Данная проблема до последнего времени не была столь острой вследствие того, что внешняя политика Европейского Союза не относилась к самостоятельной сфере политики, а представляла собой процесс объединения политики и действий государств-членов по отношению к внешнему миру.

Европейский Союз, поддерживая тесные политические, экономические, социальные и культур­ные отношения, как с государствами, так и с международными организациями, действует на мировой арене как самостоятельный субъект международной системы.

Европейцы не должны упустить исторического шанса создания реальной политики безопасно­сти и усиления своего глобального влияния в XXI столетии, так как мощь и сила экономического союза неизбежно требует более высокой степени институционализации политического союза, а вместе с этим и распространения своего международного влияния. Этот процесс не будет легким и займет достаточно времени, но при использовании общей дипломатии как инструмента мягкой силы, Европа будет двигаться по пути достижения общих целей во все более поляризующемся гетероген­ном мире, используя преимущества эффективности европейской интеграционной модели.

Долгое время Европейскому союзу недоставало общей политической воли в рамках Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ), Европейская стратегия безопасности (ЕСБ), принятая в декабре 2003 г. должна была стать поворотным пунктом для развития подлинной европейской стратегической культуры [1].

Впервые в ЕС был опубликован документ, в котором были не только обозначены основные угрозы и вызовы европейской стабильности и безопасности, но и даны ответы в борьбе с выявленными рисками, а также было представлено долгосрочное видение «Более безопасной Европы в лучшем мире».

Новая стратегия безопасности ЕС заявляла о том, что ЕС должен   взять на себя свою долю ответственности за обеспечение безопасности в общепланетарном масштабе [2]. Обычно стратегии должны содержать следующие элементы:

  • -  изложение целей (долгосрочных, краткосрочных и среднесрочных);
  • -  параметры и сроки действия;
  • -  определение проблем и рисков;
  • -  определение необходимых ресурсов, инструментов и методов реализации стратегии;
  • -   упорядочение и распределение организационных ролей, компетентности и механизмов координации;
  • -  интеграция стратегии в другие поля политики.

В целом, ЕСБ не является стратегией в полном смысле этого слова. Ее задачей было не столько определить дефиниции безопасности и границы активных действий Евросоюза, сколько артикулиро­вать собственные внешнеполитической позиции по поводу инструментов и критериев обеспечения безопасности в значимом для ЕС пространстве.

Европейскую стратегию безопасности нельзя интерпретировать как конкретный план действий, скорее она представляла собой основу для формирования стратегической идентичности Европы.

Следует признать, что и в будущем, окончательный контроль над внешнеполитическими дейст­виями государств-членов со стороны союза будет подвергаться влиянию факторов политического и экономического свойства.

Значение же стратегии состояло в том, что она создавала фундаментальную основу для после­дующих стратегий и концептов безопасности. По своему внутреннему содержанию Европейская стратегия безопасности отвечала потребности государств-членов в формировании механизма выработки совместных решений и координации действий по широкому спектру внешнеполитиче­ских, социально-экономических, экологических, гуманитарных вопросов на основе принципов международного права и многосторонности.

Очевидно, что ЕС представляет собой не только гражданскую власть, он готов взять на себя ответственность при решении сложных кризисных ситуаций с использованием все имеющихся в распоряжении средств, как гражданских, так и военных.

В целом влияние ЕС на мировую политику больше зависит от отношений институтов Евро­союза с отдаленными регионами. Стратегии определяют географические регионы имплементации ОВПБ ЕС и средства ее осуществления относительно этих регионов в контексте национальных интересов ведущих государств ЕС.

Как единая структура ЕС пытается участвовать в решении международных проблем, ограни­ченных не только географическими рамками Европы, но и зонами влияния ЕС охватывающими Ближний Восток, Афганистан, Ближний Восток, Африку, Южную Азию, государства СНГ и т.д.

ЕС развивает всеобъемлющие стратегии в своем межрегиональном сотрудничестве, объединяя свои действия в отношении третьих стран либо регионов, либо в «стратегии», либо «стратегическое партнерство». Тем самым ЕС претендует на проведение в глобальном масштабе целенаправленной и внутренне согласованной внешней политики. Эти приоритеты «эффективного мультилатерализма» утверждены в ЕСБ европейской стратегии безопасности как глобальный принцип организации.

Отстаивая и продвигая свои частные приоритеты, отдельные страны ЕС могут опираться на консолидированную мощь всего интеграционного объединения и часто этим пользуются.

Одной из самых больших проблем в ЕС является отсутствие единой и согласованной картины геополитического восприятия. Отчасти это объясняется разными политическими подходами к роли ЕС, а также различиями в национальных внешнеполитических приоритетах.

Любопытно, как национальная политическая культура и национальная история до сих пор оказывают сильное влияние на геополитику государств-членов. Франция в качестве ключевого пространства Европы рассматривает регион Средиземноморья, а Германия традиционно тяготеет к Восточной и Юго-Восточной Европе. Усиление внимания Евросоюза к государствам Центральной Азии и подготовка их к сотрудничеству с ЕС в формате соседства - заслуга, прежде всего, Германии. В период своего председательства в ЕС в первом полугодии 2007 г., Германия инициировала процесс существенного укрепления Европейской политики соседства и предприняла конкретные шаги по дальнейшей активизации сотрудничества между странами ЕС и СНГ. Известно, что ФРГ сыграла заметную роль в том, чтобы председателем ОБСЕ в 2010 году стал Казахстан, несмотря на серьезные возражения некоторых стран-участниц ОБСЕ.

Отношение восточноевропейских стран-членов к России также сильно обусловлено наследием прошлого - вопрос о ПРО был показателен в этом отношении, равно как и недавние споры по поводу энергетической безопасности.

Среди группы приоритетных географических регионов сферы приложения ОВПБ, ведущее положение заняла периферия Европейского союза, в первую очередь, отразившаяся в стратегии «восточного партнерства». Европейская политика Соседства является относительно новым инстру­ментом ЕС, разработанным для того, чтобы включить соседние государства в европейскую зону стабильности посредством соблюдения ими демократии, прав человека, верховенства закона и пр. [3].

Европейская стратегия безопасности, являясь важным документом, свидетельствует о стрем­лении государств-членов Европейского союза к консенсусу в вопросах международного сотрудни­чества, но не учитывает в достаточной мере некоторые факторы дипломатического и политического характера, оперативные критерии и принципы безопасности.

Реальная проблема, требующая рассмотрения - это не содержание ЕСБ, а то, в какой мере она будет развивать чувство стратегической культуры, партнерства и диалога между государствами-членами ЕС. Чего же ожидают государства-члены и международные партнеры от данной стратегии?

Ю.Е. Федоров, оценивая потенциал ЕС во внешнеполитической сфере, замечает, что если «Европейский Союз хочет выступать в качестве глобального игрока в мировой политике, он должен проводить более активную и более согласованную внешнюю политику и политику в области безопасности, создать соответствующий его мировой роли военный и политический потенциал, быть способным к проведению операций различного типа, в том числе силовых, за пределами своих географических границ» [4].

В новой стратегии безопасности должен быть систематизирован накопленный в ЕС опыт институционального строительства и последних реформ для разработки более амбициозных страте­гий, включающих общие принципы, приоритеты, оперативные концепции и планы действий.

В Конституционном договоре 2007 года впервые была предпринята попытка сделать более сплоченной и транспарентной дифференцированную сеть внешнеполитических отношений Евро­союза с целью качественного изменения ЕС как международного актора и трансформирования существующей громоздкой структуры опор. Один из приоритетов соглашения состоит в том, чтобы упростить и усилить внешнеполитическое представительство ЕС.

Государства-члены обязаны были координировать свои действия и создавать общую политику обороны. Каждое государство-член теперь обязано было консультироваться с другими прежде, чем предпринять шаги на международной арене, которые могли бы навредить интересам ЕС [5].

Лиссабонский договор, вступивший в силу в декабре 2009 г., внес поправки в структуру внешней политики - был введен пост председателя Европейского совета, избираемый главами государств и правительств на срок 2,5 года с возможностью переизбрания один раз [6]. (С 1 января 2010 года эта должность принадлежит Херману Ван Ромпею). Он осуществляет контроль над формированием стратегических целей ЕС во внешней политике и в кризисных ситуациях может созвать встречу на высшем уровне.

Договор усилил роль наднациональных структур во внешней политике Союза, учреждая долж­ность Верховного представителя по вопросам внешних отношений и политике безопасности, которая объединила полномочия верховного представителя по общей внешней политике и безопасности (Хавьер Солана) и европейского комиссара по внешним связям и политике европейского соседства (Бенита Ферреро-Вальднер). Эту должность заняла Кэтрин Эштон.

Характеризуя будущую внешнюю политику ЕС, госпожа Эштон заявила: «... очень важно, чтобы, работая с государствами-членами мы развили нашу собственную политику и стратегии» [7].

Одно из самых больших изменений Лиссабона во второй опоре ЕС - создание Европейской службы внешних действий, новой дипломатической службы ЕС. В составе новой службы будут рабо­тать около 6 тысяч сотрудников. На начальном этапе штат МИДа ЕС со штаб-квартирой в Брюсселе будет насчитывать 1525 человек, работающих на постоянной основе и который, по меньшей мере, на 60% будет состоять из чиновников Еврокомиссии и Совета ЕС. Остальные кадры на непостоянной основе поставят страны-члены ЕС (на восемь лет с возможностью продления еще на два года) [8].

Таким образом, Служба внешнего действия стала новым внешнеполитическим органом ЕС.

При использовании преимуществ эффективной модели ведения дипломатического дела и умелом выстраивании политики защиты общих европейских интересов и ценностей в конкурентом и гетерогенном мире, приоритетное внимание и соответствующие ресурсы европейской дипломати­ческой службы должны быть направлены на:

  • развитие стратегических способностей (прогнозирование, анализ и решение);
  • повышение уровня профессиональных навыков (переговоры, языки, межкультурная комму­никация) посредством улучшенного учебного и профессионального развития;
  • гибкость и адаптацию;
  • создание и объединение с более широкими сетями, публичная дипломатия и европейский бренд-менеджмент.

Несомненно, что Европейский союз обязан защищать своих граждан, предусматривать основ­ные угрозы, которые могут возникнуть для безопасности населения стран ЕС. Однако основной задачей ЕС в условиях напряженной международной обстановки должна стать его способность не просто реагировать в новых обстоятельствах, а уметь адекватно действовать.

Следовательно, перспектива артикулирования согласованной европейской стратегии предла­гает многообещающую альтернативу длительной милитаризации международной политики.

Таким образом, опыт формирования и реализации внешнеполитической стратегии ЕС свиде­тельствует, что для выработки единой внешнеполитической стратегии стран Центральной Азии необходима в первую очередь, экономическая и впоследствии политическая интеграция региона.

Кроме того, следует иметь в виду, что неадекватное развитие ситуации в одной из стран ЦАР либо в целом в регионе может существенно изменить ситуацию на евразийском пространстве. Последние события в Кыргызстане уже подрывают стабильность в регионе.

В октябре в Санкт-Петербурге состоялась Международная парламентская конференция, которая обсудила вопросы, связанные с председательством Казахстана в ОБСЕ. В ходе конференции участники отмечали особую роль Казахстана в урегулировании конфликта в Киргизии.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в своем приветствии к участникам конференции отметил: «Сегодня понятие европейской безопасности выходит далеко за континентальные рамки... Примером многостороннего взаимодействия в сфере безопасности стали совместные усилия по стабилизации ситуации в Кыргызстане» [9].

Таким образом, необходимо разрабатывать среднесрочные и долгосрочные стратегии вместо ситуационного реагирования на процессы, происходящие в регионе. Общая стратегия позволила бы обозначить эффективные пути решения проблем, связанных с угрозами безопасности и определить инструменты и механизмы для успешной реализации задач стран региона Центральной Азии.

 

Литература

  1. Безопасная Европа в более совершенном мире // merln.ndu.edu/whitepapers/EuropeanUnion-Russian.doc
  2.  The Policy: What Is the European Neighbourhood Policy? European Commission, December 12, 2009, ec.europa.eu/world/enp/policy_en.htm (March 11, 2010).
  3. Федоров Ю.Е. Доктрина безопасности Европейского Союза // inion.ru/product/eurosec/st2vp10.htm
  4. Vertrag von Lissabon zur Anderung des Vertrags iiber die Europaische Union und des Vertrags zur Grundung der Europaischen Gemeinschaft, unterzeichnet in Lissabon am 13. Dezember 2007 // eur-lex.europa.euIbid.
  5. eubusiness.com/news-eu/us-taiwan-china.2h8 (March 9, 2010).
  6. Евросоюз приступил к созданию общей дипслужбы rus.ruvr.ru/2010/09/15/20599850.html
  7. ca-portal.ru
Фамилия автора: Г.А. Мовкебаева
Год: 2010
Город: Алматы
Яндекс.Метрика