Экономические аспекты трансформации маскулинности

Культура общества с давнего времени вызывала и вызывает огромный интерес у различных ис­следователей, в том числе занимающихся вопросами гендерных отношений. Зарождение первой волны феминизма в конце XVII в. способствовало росту исследований вопросов взаимоотношений мужчин и женщин в обществе. Начиная с середины ХХ в. в европейских странах появляются общест­венные организации, в основном созданные женщинами, видевшие свою цель в изменении отноше­ния между мужчинами и женщинами. Таким образом они старались поднять проблемы женщин, об­ратить на них внимание общества, изменить общественное мнение по данному вопросу. Эти процес­сы являются началом процесса развития гендерных исследований, и «женских» исследований (women's studies) в частности. Все это вызвало огромный общественный резонанс в связи с тем, что в научном обществе начали появляться мнения о понижении социокультурного статуса мужчин. Начи­нают подниматься вопросы о мужской идентичности, о различных тенденциях изменения социальной роли мужчин, о кризисе маскулинности, новом месте и роли мужчин в обществе. Таким образом, в конце ХХ в. постепенно появляются исследования в области гендерологии, которые начали разви­ваться в двух направлениях: «женские» исследования (women's studies) и «мужские» исследования (men's studies).

Но все же в современных гендерных исследованиях «женские» исследования составляют подав­ляющее большинство публикаций по отношению к «мужским» исследованиям. Мы вынуждены от­метить, что тема маскулинности интересовала немногих ученых, занимающихся гендерными иссле­дованиями. На наш взгляд, это связано с тем, что мужская тема, как в гендерных исследованиях, так и вообще в научном дискурсе, представлена недостаточно широко и полно и требует дополни­тельного внимания и освещения. Также другим фактором недостаточного внимания тематике муж­чин, маскулинности, мужественности стал феминистский дискурс, сформировавший устойчивое убеждение, что женщины являются наиболее дискриминируемой группой, с огромным количеством политических, экономических, правовых и множества других проблем.

Сегодня в постсоветском пространстве «мужские» исследования постепенно становятся важной частью современных гендерных исследований, интерес к ним все возрастает. «Мужские» исследова­ния в постсоветской, и особенно в кыргызской, науке находятся на начальном этапе развития, харак­теризующемся, прежде всего, накоплением эмпирического материала. Постепенно накапливается объём знаний о феномене маскулинности и происходящих в этой сфере трансформациях, что требует обстоятельного научного анализа, поскольку теоретико-методологические основы этой отрасли зна­ний только формируются. На наш взгляд, отчасти это связано с осознанием не меньшей, чем у женщин «проблематичности» и неоднозначности мужской идентичности, новыми культурными и социальными вызовами маскулинности, обнаружением не маскулинности, а множества маскулинно-стей и выдвижением на передний план новых ненормативных, альтернативных форм.

Что касается Кыргызстана, то в отечественной науке практически отсутствуют работы, посвя­щенные анализу социокультурной трансформации роли мужчин в современном обществе. Другими словами, налицо общественный заказ на всестороннее исследование и восполнение имеющегося про­бела в гендерных исследованиях - изучение трансформации места, роли и образа мужчины в совре­менном обществе.

В конце XX - начале XXI вв. определились новые приоритетные направления в сфере общест­венных отношений, и на этом фоне намечаются векторы трансформации мужчин и женщин как чле­нов современного урбанизированного и политизированного общества.

В данной статье мы поставили цель — проследить трансформацию места, социальной роли мужчины в обществе и определить угол ее сдвигов.

Как известно, культура — это набор отношений, ценностей, убеждений и форм поведения, раз­деляемых группой людей и передаваемых из поколения в поколение с помощью языка или другого средства коммуникаций. Современные исследователи всё больше осознают потребность кросс-культурного подхода. И в этом мы видим следующие причины:

1)    наука стремится быть универсальной, и нам необходимы кросс-культурные исследования, чтобы выяснить, верны ли наши результаты для других культур;

2)    желание избежать предположения, что если что-то распространено в нашей культуре, то оно является «нормальным» и типичным для всего человечества;

3)    значение культуры: ведь наше поведение и наши мысли подвержены её влиянию, а кросс-культурная методика поможет определить, до какой степени различные процессы меняются под влиянием разных культур.

С момента приобретения независимости в кыргызском обществе, как и во всех постсоветских странах, происходит немало изменений во всех сферах жизни общества, которые стали одним из фак­торов трансформации маскулинности.

И.С.Кон отметил: «Трансформация традиционных мужских ценностей и канонов маскулинности — общее неумолимое требование времени. Нравится он нам или нет, этот процесс давно уже идёт во всём мире... Но смешение дескриптивных, аскриптивных и прескриптивных черт маскулинности мо­жет порождать опасные иллюзии.

Хотя каноны маскулинности и феминности взаимосвязаны, представления жизни и образы ме­няются и обновляются быстрее мужских, а женские представления о мужчинах и представления мужчин о самих себя часто не совпадают. При этом одни склонны преувеличивать, а другие — пре­уменьшать масштабы происходящих перемен» [1].

Так, например, огромные изменения в экономике после распада СССР, переход на рыночные от­ношения значительно повлияли на систему гендерного разделения труда. Характерной чертой совре­менного общества является все более активная деятельность женщин в социальной, экономической, политической и других областях. Многие мужчины, в свою очередь, активно выполняют женские виды деятельности — осваивают женские профессии швеи, повара, модельера и т.д.

Что касается экономических факторов, то эксперты отмечают, что структурные изменения в Кыргызстане по-разному повлияли на положение мужчин и женщин. Но все же, по мнению экспер­тов, наиболее острые социальные последствия экономического спада, оказывающие непосредствен­ное воздействие на положение женщин, — это бедность, безработица, слабая социальная поддержка со стороны государства, которые подвергают более суровому испытанию женщин, глубже воздействуют на их жизнь из-за их репродуктивной роли в обществе и ответственности за благополу­чие семьи. Эта ответственность выражается в том, что традиционно женщины играли важную роль в формировании семейного дохода. Поэтому женщины несут несоразмерно более тяжелое бремя ре­форм [2].

Надо отдать должное тому, что в отличие от мужчин женщины оказались более мобильными, гибкими к изменениям, произошедшим в стране. Они продолжали и продолжают работать, как это было и в советское время, в низкодоходных отраслях экономики. Также начали заниматься «челноч­ным» бизнесом, мелкой коммерцией и самозанятостью. И в большинстве случаев они показали при­меры того, что и женщины могут выполнять роль кормильца [3].

Стереотипное мнение общества том, что именно мужчина должен быть «кормильцем», и по­следствия развала экономики стали причиной массовой безработицы, следующей за ней массовой миграции многих мужчин и женщин в зарубежные страны. Добавим к сказанному, что гендерный аспект миграции состоит в том, что мотивы эмигрировать у мужчин и женщин разнообразны: бед­ность, отсутствие перспектив, надежда найти работу, достичь материального благополучия, обрести новые перспективы. Мужчины эмигрируют для работы на стройках, для ремесленничества, сбора урожая; женщины - для надомной работы, для коммерции. Сотни тысяч рабочих мигрантов из Кыр­гызстана ежегодно едут в более обеспеченные соседние страны — Россию и Казахстан — в надежде избежать нищеты. Многие из них являются нелегалами и не имеют разрешения на проживание и ра­боту. Люди, которых не в состоянии защитить собственная страна, оставлены на милость работодате­ля. Они не могут требовать компенсации в случае ненадлежащего обращения или производственной травмы или минимальной оплаты своего труда. Они также беззащитны перед вымогательством со стороны полиции, которая запугивает их депортацией.

Мигранты в Казахстане и России, как правило, выполняют низкооплачиваемую работу на строй­ках, сборе хлопка, лесозаготовке, в сфере питания и уборки. 15-часовой рабочий день и 6-дневная рабочая неделя — норма для этих людей. Они живут в стесненных условиях, по несколько человек в одной комнате; их обычно размещают в подвальных помещениях, палатках или других не подходя­щих для проживания людей местах. Рабочие мигранты первыми попадают под увольнение во время сокращения объемов рынка рабочей силы. Кроме этого, власти страны сокращают квоту на приезжую рабочую силу.

Конечно, семьи, отправляющие мужей за границу, не остаются в накладе. Деньги, которые се­зонные рабочие отправляют домой, составляют значительную часть семейного дохода. Эти деньги являются основным доходом для многих семей. Однако жизнь оставшихся дома членов семей также нелегка. Женщины, оставшиеся без кормильцев, берут на себя все заботы о детях и стариках. Соци­альные последствия рабочей миграции включают в себя феномен «брошенных жен» — это женщины, чьи мужья-мигранты прекращают посылать деньги семьям и не возвращаются домой, так и оставаясь в стране, в которую когда-то уезжали для временного заработка.

В 2012 г. мы провели анкетный опрос среди молодежи (Ошская область — 100 человек, Иссык-кульская область — 100 человек, Чуйская область и город Бишкек — 100 человек, Жалал-Абадская область — 200 человек). Общий объём выборки составил 500 человек, из них 250 мужчин и 250 женщин, выборка квотная, репрезентативная по полу и возрасту. И в качестве примера приведем от­веты наших респондентов на вопросы.

По мнению наших респондентов, социальная невостребованность и, как следствие, безработица сказываются на мужчинах следующим образом:

1)   мужчины теряют своё главенствующее положение в семье как добытчика и кормильца — (249 человек, из них 56 % женщин и 44 % мужчин);

2)   состояние безработицы приводит к алкоголизму и другим вредным привычкам (149 человек, из них 73 % женщин, 27 % мужчин);

3)   мужчины утрачивают способность работать по ранее выбранной специальности (102 челове­ка, из них 66 % женщин, 34 % мужчин).

Что касается того, что изменения в структуре гендерных ролей преломляются в нивелировании (стирании различий) социокультурных стереотипов маскулинности и феминности, то добавим, что в современной семье функция кормильца определяется тем, кто приносит больше денег в семью. Дру­гая составная часть этой функции, или роли, — общественный престиж основного вида занятия кор­мильца, прежде всего мужа. Высококвалифицированная профессия мужа определяет социально-экономическое положение семьи в целом. Не менее важно, чтобы обе составляющие — престиж и зарабатывание денег — совпадали. К примеру, если мужчина работает преподавателем — это высо­копрестижное, но малооплачиваемое занятие. В то же время жена работает продавцом: у нее мало­престижное, но высокооплачиваемое занятие. При таком раскладе ролей могут возникнуть проблемы в определении того, кто в семье выступает кормильцем. И, к сожалению, невольно приходишь к вы­воду о том, что из двух характеристик — престиж и деньги — сегодня важнее оказываются деньги, а завтра, когда дети подрастут, и их придется вводить во взрослую жизнь, приоритетным окажется престиж.

В подтверждение своих слов приведем пример ответа наших респондентов на вопрос: «Какие профессии пользуются особой популярностью у современных мужчин?». Большинство респондентов — 165 человек (из них 52,4 % мужчин и 53,5 % женщин) считают, что наиболее востребованная спе­циальность — юрист. Второй по популярности ответ — экономист. Так ответили 134 человека (из них 57,2 % мужчин и 42,8 % женщин). 131 человек (из них 48,6 % мужчин и 51,4 % женщин) указали, что самая популярная специальность — программист. Те же специальности, которые пользовались большой популярностью в советские времена, в настоящее время утратили свою значимость. Так, профессии военного, преподавателя и врача выбрали всего 70 человек.

На открытый вопрос: «Какие социальные функции, на Ваш взгляд, должны выполнять мужчины и женщины?» большинство респондентов (275 человек, из них 53,9 % женщин и 46,1 % мужчин) от­ветили, что мужчина должен выполнять исторически сложившиеся функции защитника, кормильца, добытчика, а женщина — работать по дому. Такие функции являются исторически сложившимися в патриархальном обществе. Лишь 225 человек, из которых 77 % женщин и 23 % мужчин, указали, что мужчины и женщины должны выполнять равные функции.

На вопрос: «Есть ли связь между изменением образа мужчины с изменением социальной роли женщины?» положительный ответ дали 268 человек (из них 56 % мужчин и 44 % женщин), отрица­тельный — 132 человека (из них 34 % мужчин и 66 % женщин), не знали, как ответить, — 100. Таким образом, мы видим, что большинство респондентов считают, что такая связь есть и связано это с фак­торами, которые выявлены в ходе нашего исследования.

Большинство респондентов считают, что трансформация образа мужчины связана с изменением социального положения женщины из-за возрастания ее роли в современном обществе, — так ответили 255 респондентов (из них 44 % мужчин и 56 % — женщин). По нашему мнению, это связано с тем, что женщины пытаются, и небезуспешно, добиться полного уравнения прав с мужчинами. Уже сейчас женщины наравне с мужчинами выполняют сложную работу, в том числе требующую значительной физической нагрузки, занимают руководящие посты во всех сферах жизнедеятельности общества.

Также, по мнению респондентов, трансформация образа мужчины связана с тем, что женщины выполняют социальные функции мужчин, — так ответили 165 человек (из них 46 % мужчин и 54 % женщин). По нашему мнению, женщина стала выполнять традиционно мужские функции, когда не­сколько пошатнулись представления о том, что мужчина является опорой семьи и общества в целом, во времена «перестройки». Именно в этот период неожиданно для всего кыргызского общества, как для мужчин, так и для женщин, возник серьёзный вопрос с рабочими местами, когда большое коли­чество мужчин, причём с высокой профессиональной подготовкой, остались без работы в связи с приватизацией и закрытием множества фабрик, крупнейших заводов и предприятий. «Советский мужчина» был растерян, когда возник гендерный кризис постсоветского периода. Именно тогда женщины, чтобы прокормить свою семью, взяли на себя мужские обязанности. В этот кризисный пе­риод женщины проявили силу и решительность и доказали, что совсем не они являются «слабым по­лом». Спустя некоторое время, когда несколько стабилизировалась экономическая и политическая обстановка в стране и женщины почувствовали себя увереннее, укрепился их социальный статус в обществе, они вправе задаться вопросом, кто же на самом деле является «слабым» полом.

Трансформация образа мужчины также связана с изменением социальной роли женщины в связи с тем, что мужчина и женщина зачастую не могут найти компромисса в отношениях, так называемого гендерного компромисса. Так ответили 80 респондентов (из них 36 % — мужчины и 64 % — женщи­ны). Именно неумение найти компромисс в отношениях является причиной большинства гендерных конфликтов.

Таким образом, считаем, что происходящие в стране изменения повлекли за собой трансформации маскулинности. Информационная революция нивелировала традиционный образ мужчины. Появляются новые образы и субкультуры, происходит изменение доминирующих образов мужчин в культуре. Сегодня в кыргызском обществе нет общепринятых стандартов, которые предпи­сывали бы, как мужчинам следует справляться с этими ролями. Но все же структура ролевых норм мужчины в кыргызской традиции связана с ожиданиями, в связи с чем кыргызскому мужчине порой сложно поддерживать стандарт мужской роли.

Рассмотрев вопрос, сделаем выводы:

  1. В настоящее время - век всеобщей глобализации, по нашему мнению, происходят значитель­ные изменения взгляда на место мужчин в обществе, трансформируются мужские ценности и мужские гендерные роли в современном обществе и культуре.

  2. Принятие новой модели маскулинности как требование времени дает возможность мужчинам более продуктивно решать многие проблемы и вопросы, лучше справляться с кризисными проявле­ниями в структуре мужской идентичности, что, на наш взгляд, способствует личностной самореали­зации мужчин.

  3. Стремясь быть успешным во всех сферах жизни, мужчина испытывает все большее давление со всех сторон. По нашему мнению, происшедшие перемены не повергли многих мужчин в так назы­ваемый кризис маскулинности.

Фамилия автора: А.К.Эшиев, С. Термечикова, К.А.Тойгонбаева
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика