Особенности имиджа политического лидера в мультикультурных государствах

Особенности имиджа политического лидера в мультикультурных государствах мы постарались рассмотреть через изучение имиджа политических лидеров современности: Президента США Барака Обамы и Канцлера Германии Ангелы Меркель.

Почему были выбраны именно эти лидеры? Они имеют особенности, которые выделяют их из числа предшественников. Барак Обама является первым темнокожим Президентом США, Ангела Меркель — первая женщина-канцлер в истории Германии. Вместе с тем у них есть и общее — они являются руководителями развитых в экономическом отношении государств, а также поликультур­ных и полиэтнических [1-16].

Актуальность представленной темы также объясняется познанием своеобразия механизмов ста­новления политического лидерства как института. В этом плане научно-перспективным является по­нимание политического лидерства как специфической формы взаимодействия участников политиче­ского процесса, выделение в структуре лидерства не только руководства, организации и властного воздействия, но и основанной на добровольном подчинении участников силы авторитета лидера. Признание авторитета подразумевает объективное превосходство политического лидера по наиболее существенным для окружающих качествам, полномочиям, способностям, видам деятельности и веру в него как государственного деятеля и публичного политика.

Политическая сфера — одна из самых освещаемых в СМИ. Но больше всего внимания уделяется политическим деятелям, ведь они являются активными участниками формирования имиджа страны. Положительный образ политика в общем влияет на восприятие страны другими государствами, тем самым являясь залогом успеха.

Имидж политического деятеля является основой, которая используется в процессе его политиче­ской деятельности.

Характеристики политика, создающие имидж, делятся на:

  • психофизиологические (активность, агрессивность, сила и мощь, а также противоположные им);
  • личностно-коммуникативные (на практике связанные с каналом передачи информации, такие как фото- или телегеничность, тембр голоса);
  • социальные (моделирующие, чисто человеческие качества, воспринимающиеся людьми как позитивные — доброта, отзывчивость);
  • мифо-символические (подводящие объект к имеющимся у аудитории стереотипным представ­лениям);
  • профессионально-политические (отражающие требования и ожидания массовой аудитории, связанные с представлениями о конкретной профессии).

Важно отметить, что имиджи политиков отличаются друг от друга в зависимости от гендерных характеристик. По мнению Э. Игли, существуют определенные социальные ожидания, ориентируясь на которые, и мужчины-политики, и женщины-политики должны придерживаться своих гендерных ролей и учитывать особенности гендерных стереотипов.

Остановимся подробнее на особенностях политического имиджа Барака Обамы и Ангелы Меркель по отдельности.

На наш взгляд, ярким примером того, как мужчина-политик может добиться значительных вы­сот в своей карьере благодаря умелому, профессионально сформированному типично мужскому имиджу, является нынешний президент Соединенных Штатов Америки Барак Обама. Жители разных стран связывают приход первого в истории США темнокожего президента к власти с переменами к лучшему. Президент Кении Мваи Кибаки объявил 6 ноября — Государственным праздником — Ба­рака Обаму в Кении считают своим (его отец — Барак Хусейн Обама-старший — кениец). Именем нового президента там называют младенцев, в его честь сочиняют песни. По всему миру разверну­лась так называемая «обамамания». Каким же образом практически никому не известный до недавне­го времени сенатор от штата Иллинойс превратился в современного поп-идола, обогнав по популяр­ности многих звезд шоу-бизнеса? Имидж Барака Обамы, безусловно, — качественная работа имид­жмейкеров. Именно поэтому мне бы хотелось проанализировать имидж действующего президента США.

Визуальное измерение имиджа любого политика играет важную роль, особым параметром явля­ется внешность. Внешность Барака Обамы, безусловно, сыграла исключительную роль в создании его политического имиджа. По сути, то, что афроамериканец стал президентом, подтверждает, что пре­одоление этнических преград, застарелых предрассудков, непонимания возможно. То, что Барак Обама является афроамериканцем, взорвало американскую общественность, создало интригу вокруг претендента на президентское кресло, повысило внимание со стороны коллег и избирателей.

Если говорить о внешности, то можно утверждать, что Обама, как и Джон Кеннеди в свое время, победил на выборах именно благодаря своему внешнему облику и природной харизме. Кроме того, он обладает идеальным возрастом: уже не совсем молод, но и не совсем стар. Такая «золотая середи­на» между относительной молодостью и еще не наступившей старостью у американцев ассоциирует­ся с энергией, напористостью, уверенностью и жизненной силой. Поэтому Барак Обама, используя свою напористость в выступлениях и эмоциональные приемы, пользуется большой популярностью у простых американцев. Многие обращают внимание на улыбку президента, сравнивая ее со знамени­той улыбкой Джона Кеннеди. Действительно, открытая, добрая улыбка притягивает взгляды, создает позитивное настроение, располагает к себе. С человеком, который так улыбается всему миру, хочется общаться, его хочется слушать, за ним хочется следовать.

Немалую роль в визуальном измерении имиджа играют фотографии, которые достаточно часто появляются в СМИ. Многие фотографии демократа несут скрытый смысл, который нетрудно рас­шифровать, наделяя имидж президента определенными, выгодными ему характеристиками. На мно­гих фотографиях Барак Обама изображен стоящим перед огромной толпой с поднятой вверх рукой. Такие фотографии создают впечатление сильного, уверенного в себе лидера, управляющего толпой, кумира, за которым идут люди.

Если часть изображений открывают нам Обаму-кумира, Обаму-повелителя, то другая часть фо­тографий показывает его совершенно с другой стороны. На одном из фото президент США изобра­жен обычным человеком, играющим в баскетбол — традиционно любимую игру афроамериканцев. Скрытый смысл — показать, что взаимосвязь Обамы и других темнокожих на этническом уровне не нарушена. Особое место в визуальном измерении имиджа Барака Обамы занимают фотографии его семьи, которые открывают аудитории Обаму-мужа, Обаму-отца. Одна из фотографий показывает трепетные и нежные отношения, которые сохранились между Бараком и его женой после долгих лет совместной жизни. Фотографии, где изображена дружная семья президента, показывают его хоро­шим отцом, а хороший отец для детей в массовом сознании должен превратиться в хорошего отца для нации. «Моя семейная жизнь для меня самое важное и самое большое, что я сделал в своей жиз­ни, и больше я могу сделать только своей политической деятельностью», — говорит президент. Обама приоткрывает аудитории завесу своей личной жизни, чем вызывает искренние положительные эмоции у людей.

Воздействовать на толпу эффективнее эмоционально, чем рационально. Именно это правило ле­жит в основе вербальной коммуникации Барака Обамы. Американцы называют нового президента «самым одухотворенным оратором своего поколения». Действительно, Барак Обама говорит очень эмоционально, с огромным позитивным посылом. Его речи способны зажечь самую холодную ауди­торию. Обама смог обаять даже политиков, бизнесменов и журналистов — людей, которые в силу профессии привыкли относиться абсолютно ко всему с недоверием и скептицизмом. В речах Барака Обамы мало конкретики, зато много общих фраз, эмоциональных лозунгов, призывов. Например: «Если вы идете верным путем и будете продолжать по нему идти, то в конечном счете добьетесь ус­пеха» — общая фраза, не имеющая глубокого смысла и не относящаяся к политике, но, сказанная особым тоном, имеет статус афоризма. Ни в одной из речей Обамы не была дана конкретная про­грамма действий, конкретный проект развития страны или план выхода из кризиса, но 42-й президент США Билл Клинтон, например, считает Обаму величайшим оратором со времен Кеннеди. Выступле­ния президента построены на обещаниях и на фразах, которые хочет услышать население, и это эф­фективно воздействует на массовое сознание. Обама обещает привести свой народ к светлому буду­щему, возродить «американскую мечту», сделать образование более доступным, обеспечить людей жильем и поддержать средний класс. Надо отметить, что эти обещания особенно актуальны в сло­жившейся ситуации финансового кризиса, но в них не было бы ничего особенного в иной ситуации. В своих выступлениях Обама много говорит о себе: «Я не думаю, что я какой-то особенный, напри­мер, в любви к матери, в любви к моим бабушке и дедушке», «То, что мой отец — черный как смоль, а мать — белая, как молоко, практически никак не отложилось в моем сознании», признается в таких ошибках молодости, как употребление алкоголя и наркотиков: «Я человек, который живет обычной жизнью, и так случается, что я иногда совершаю ошибки» . Делясь с народом своими личными пере­живаниями, демократ располагает к себе, дает понять, что он обычный человек, такой же, как все, а это привлекает людей.

Следует отметить, что в последние годы Президента Джорджа Буша младшего в США наблюда­лось снижение доверия к действующему президенту, массовое осуждение его действий, пришло все­общее разочарование в политике Белого Дома, возникла неуверенность в будущем. Дополнением к такой негативной обстановке стал и финансовый кризис, выявивший недостатки в экономике США. Разочарованная в политике республиканцев Америка ждала чего-то нового, и это «новое» своевре­менно предложил ей Барак Обама. На фоне сложившейся исторической ситуации он оказался наибо­лее удачным претендентом на президентское кресло, разрушающим стереотипы и прославляющим легендарную «американскую мечту».

Рассматривая контекстное измерение имиджа, необходимо сказать и об окружении объекта имиджа. Первое место в окружении Барака Обамы, конечно же, занимает его семья. Секрет его в том, что он производит впечатление новейшего образца современного мужчины: спокойного, склонного к компромиссам. «Он стал симпатичен избирательницам благодаря своему нестандартно-равноправному и определенно построенному на любви супружеству с сильной и эффектной женщи­ной», — пишет газета The Times. Если обратиться к биографии Барака Обамы, можно выяснить, что демократ уже 16 лет состоит в браке со своей женой Мишель Обамой. Их крепкая семья вызывает уважение у американцев и во всем мире. Что касается жены новоиспеченного президента, то она не стремится к политической власти. Ее целью, скорее, является очеловечить имидж мужа, сделать его лояльнее, мягче, жизненнее.

Говоря о контекстном измерении имиджа, нужно также учесть юридическое образование Барака Обамы, который окончил в 1983 г. Колумбийский университет, а в 1991 г. — школу права Гарвард­ского университета. По мнению избирателей, юрист по образованию Барак Обама должен знать цену своим словам, что немаловажно для политика. Необходимо также заметить, что в молодости Барак Обама на протяжении некоторого времени жил в очень бедном квартале Чикаго. Этот факт его био­графии, став достоянием общественности, вызвал уважение среди бедных слоев населения США. Это отразилось и на результатах выборов 2008 г.: явный, большой перевес в пользу Обамы был лишь у малообеспеченных, среди остальных категорий населения разница в количестве голосов, отданных за него и за его главного соперника — Маккейна, была незначительной.

Имидж Барака Обамы можно рассматривать также и в контексте его принадлежности к опреде­ленной религии. В 1985 г. Барак Обама работал в одной из групп церковной благотворительности в Чикаго. Принимая во внимание, что в Америке проживает достаточно большой процент верующих граждан, факт того, что Барак Обама является прихожанином одной из христианских церквей в Чика­го, повышает симпатии к нему со стороны верующих. Лишь протестанты отдали предпочтение дру­гому кандидату в президенты — Маккейну, но это традиционный республиканский электорат. В ходе выборов подтвердилось все чаще высказываемое предположение о том, что в американском обществе происходит серьезное размежевание именно по культурному критерию, что фактически образовались «две Америки». Одна — традиционная, менее образованная, это Америка фермеров и трудящихся малых городов. Именно эта часть общества отдала большую часть голосов кандидату Маккейну. И вторая — более образованная, модернизированная, открытая всему миру Америка. Она и победила, пусть не с таким уж и большим преимуществом, но в американских выборах, как и вообще в демо­кратических странах, подавляющего перевеса почти никогда не бывает.

Таким образом, можно выделить определенные черты, которые составили основу имиджа Барака Обамы: это особенности его внешности (цвет кожи, улыбка, выразительная мимика и жесты), моло­дость в сравнении с основными его конкурентами, расовая принадлежность, высшее юридическое образование, приверженность к религии, теплые семейные отношения. В целом он предстает перед нами как сильный, харизматичный, уверенный в себе лидер. Поэтому его образ может послужить хо­рошим примером формирования эффективного имиджа мужчины-политика.

Как уже говорилось ранее, существуют определенные социальные ожидания, ориентируясь на которые, и мужчины-лидеры, и женщины-лидеры должны придерживаться своих гендерных ролей и учитывать особенности гендерных стереотипов. Вместе с тем лидерская роль требует наличия ка­честв, что, в случае с формированием политического имиджа для представительницы слабой полови­ны человечества, провоцирует конфликт между необходимостью соответствия предписанной обще­ством женской гендерной роли и стремлением к лидерству. Чтобы достичь доминирующих позиций, женщина должна преодолеть данный психологический барьер, в то время как мужчина, не сталки­вающийся с обозначенным противоречием, имеет больше преимуществ в осуществлении политиче­ской карьеры.

В связи с этим, по нашему мнению, целесообразно выделить имидж женщины-политика в от­дельную категорию для изучения. Патриархальные взгляды, которые определяют место и роль жен­щины в обществе и которых нередко придерживаются не только электоральные группы, но и полити­ческие институты (например, средства массовой информации), создают ряд трудностей при форми­ровании и тиражировании политического имиджа женщины. Анализ личностных характеристик, со­ответствующих электоральным ожиданиям, и психологических особенностей исторических лично­стей позволит выявить совокупность устойчивых черт, необходимых для формирования эффективно­го имиджа женщины-политика.

22 ноября 2005 г. стало этапным днем в истории послевоенной Германии. Впервые канцлером Федеративной Республики стала женщина — Ангела Меркель, более того, представительница блока ХДС/ХСС, где процессы эмансипации по сравнению с левым партийным флангом начались относи­тельно недавно, и плюс ко всему уроженка и воспитанница бывшей социалистической ГДР. Почему нас заинтересовала биография Ангелы Меркель? Журнал «Форбс» назвал Ангелу Меркель самой влиятельной женщиной мира в 2006, 2007 и 2008 гг., а журнал «Тайм» в 2006 и 2007 г. включал Фе­дерального канцлера ФРГ в список ста самых влиятельных людей планеты. Иногда Ангелу Меркель называют «тевтонская Маргарет Тэтчер».

«Что делает Ангела Меркель со старыми вещами?» — спрашивалось в анекдоте 2005 г., когда фрау Меркель стала канцлером Германии. Ответ: «Она их носит». Пресса, как и сатирические теле­программы того времени, не упускали случая пошутить по поводу слишком делового и не слишком женственного образа нового бундесканцлера. За эти годы образ Меркель сильно изменился, ее попу­лярность укрепилась. Она, кажется, с легкостью добивается того, чего не могли достичь ее предшест­венники. Политологи стали говорить о «феномене Меркель». Одним из объяснений успеха является ее имидж. И это при том, что вопрос имиджа немецкое общество обычно не интересует.

В отличие от англосаксонских стран и России имидж политика в Германии обсуждается редко. О политике и политиках, конечно, спорят, но больше говорят о политических позициях или конкрет­ных действиях. В биографиях политических деятелей если и затрагивается тема личной харизмы или внешнего вида, то, как правило, без внимательного обращения к тому, как эта харизма или этот вид создаются.

Под имиджем принято понимать целенаправленно сформированный образ, оказывающий эмо­ционально-психологическое воздействие и устойчиво воспроизводящийся в массовом сознании. Об­раз есть у каждого, а вот имидж бывает лишь у того, чей образ подвергается сознательному конст­руированию. Считается, что в политике обойтись без имиджа почти невозможно. И даже если анализ немецких СМИ может поставить данное утверждение под вопрос, значение имиджа для продвижения по вертикали власти от этого не уменьшится. Немецкие политики в этом не исключение.

Согласно опросам, большинство немцев считает Ангелу Меркель компетентным и сильным по­литиком. Хотя мало кто сможет объяснить, чем отличаются ее политические взгляды от политики конкурентов. Меркель отвечает представлениям немцев о «правильном» канцлере — последователь­ном и прогнозируемом. И при этом она остается неуязвимой и необъяснимой. Соперники признают, что выпады против Ангелы Меркель почти невозможны: вызывать ее на конфронтацию — все равно, что бороться с собственной тенью. В этом ей помогает умение давать короткие, иногда сухие, но ироничные комментарии, устраивающие всех и в то же время закрывающие не нужную ей дискус­сию. Она редко возражает напрямую, вместо «но» чаще использует «вместе с тем» или «а также».

Жизнь предыдущего канцлера Герхарда Шредера активно обсуждалась и журналистами, и об­ществом. О личной жизни Ангелы Меркель известно мало: ей 55 лет, не имеет детей, любит писать смс-ки, готовить блюда традиционной немецкой кухни. Она выращивает помидоры и не занимается спортом. Нынешний и второй муж Ангелы Меркель — Йоахим Зауэр работает профессором теорети­ческой химии в Берлинском университете и редко сопровождает супругу на официальных мероприя­тиях.

Внешний вид Ангелы Меркель постепенно модифицировался. Прическа «под горшок», отсутст­вие объема и блеска волос, старомодные костюмы — это осталось в прошлом. Укладка стала более модной, волосы более объемными, обувь теперь не просто удобна, но и более элегантна. В 2008 г. на приеме в Осло ее вечерний туалет с неожиданным декольте преподнес самую влиятельную женщину мира не только как чиновника, но и как леди. У нее появилась собственная стилистка, об имидже за­ботится и ее пресс-секретарь. Тем не менее имидж Ангелы Меркель остается деловым и скромным. Ее пример — это замечательная иллюстрация к правилу имиджмейкинга, утверждающему, что одеж­да и внешний вид политика должны отражать его политические позиции, соответствовать ситуации и тому коммуникационному посланию, которое этот политик несет обществу.

Внешние изменения можно проследить не только в одежде или прическе; движения Меркель стали уверенными, скованность в жестикуляции исчезла, порой наигранная ранее улыбка стала есте­ственной. Неизменным остается демонстрируемое безразличие канцлера к внешнему виду. Только работающие в ее окружении знают, как неравнодушно относится она к своим фотографиям в прессе. Фотографам не рекомендовано делать снимки канцлера в профиль и снизу. Известен случай, когда канцлер сама прогнала папарацци, снимавшего ее с оптически невыгодной позиции. Однажды она на встрече с народом лично отодвинула в сторону полицейских, создававших фотографам не совсем де­мократичный фон.

Образ Ангелы Меркель в немецком обществе и СМИ, хотя и не яркий, но гармоничный и вполне законченный. Она не любит помпезности, проживает в том же доме в центре Берлина, в котором жи­ла и до избрания канцлером. В отличие от своего предшественника Герхарда Шредера (канцлера в 1998-2005 гг.) не проявляет склонностей к дорогим вещам или деликатесам. Отличается от предше­ственника и отношением к журналистам. Она подчеркнуто дистанцирована и не допускает панибрат­ства. Не спорит и не доказывает, а поясняет и разъясняет. Она умело использует неформальное об­щение с прессой, осторожно подсказывая полезные для себя темы. А если публикации ей не понра­вились, оставляет за собой право на критические, даже язвительные комментарии. Отношения Меркель и СМИ отличают ее не только от предшественников, но и от коллег из стран Евросоюза. Пусть эти отношения и лишены эмоций, симпатий, они эффективны и транслируют обществу тот имидж, который и объясняет ее успех.

Ангелу Меркель иногда теперь сравнивают с Гельмутом Колем (бундесканцлер в 1982-1998 гг.) или Маргарет Тэтчер (премьер Великобритании в 1979-1990 гг.). Но ее имидж — своего рода фено­мен, в основе которого — отсутствие яркого образа и некоторое единство противоречий. В массовом сознании она вышла за рамки лидера христианских демократов и стала своего рода матерью (по иным высказываниям — бабушкой) нации. Так что независимо от исхода этих выборов имидж Мер-кель стал новой моделью для политтехнологов. Этот имидж, конечно же, может быть скопирован. Но для успешности такого копирования нужна будет подходящая политическая система, соответствую­щий менталитет и аналогичная ситуация, в которой лучший образ — отсутствие такового.

Чем же все-таки следует объяснить ее политический успех, дружно отмечаемый наблюдателя­ми? Назвать ее ярким политическим деятелем трудно с любой точки зрения. Биография Ангелы Меркель — это биография типичного номенклатурного работника, державшегося до поры до времени в стороне от политики, пришедшего в нее, когда настал подходящий момент, и продвигавшегося вверх по партийно-бюрократической лестнице благодаря своему прилежанию и связям. У нее нет сколько-нибудь оригинальных идей. У нее нет яркого запоминающегося имиджа. Она весьма посредственный оратор. Ее единственный козырь — скромное обаяние «обыкновенной женщины», которая ничего «не хочет для себя». Но не слишком ли мало?

Или, может быть, именно такой политик и нужен в эпоху глобализации, эпоху повсеместного сращивания бюрократии и бизнеса?

Ангела Меркель — первая женщина на посту Федерального канцлера Германии. Волею избира­теля ей пришлось возглавить правительство «большой коалиции», в которую вошли представители Социал-демократической партии — основной соперницы Христианско-демократического союза на недавних досрочных выборах. С тем большим нетерпением обозреватели ожидали первого прави­тельственного заявления Ангелы Меркель. По традиции, в нем госпожа канцлер должна была наме­тить основные направления своей будущей политики.

«Ну, кто бы мог подумать, — изумилась Ангела Меркель, — что мы окажемся вот здесь»? «Вот здесь» означало — она на посту канцлера, а христианские демократы и социал-демократы после ожесточенной борьбы — в составе коалиционного правительства. Изумление Ангелы Меркель явно было искренним. Она на вершине власти в Германии. Этого действительно никто не ожидал. Ангела Меркель выросла в бывшей ГДР, по специальности она физик. В политику пришла поздно, произно­сить пафосных речей, воздействовать не на ум, а на эмоции избирателей так и не научилась. И вот теперь — такой головокружительный взлет. Тут вполне можно и голову потерять. Но Ангела Мер-кель не тот человек.

Трезво и деловито, без красивых жестов и пламенных призывов канцлер Меркель пункт за пунк­том огласила программу правительственной коалиции. Коалиции, которой никто не хотел, и меньше всех — сама Ангела Меркель. Но раз уж так решил избиратель, она выполняет его волю. Поэтому в правительственном заявлении не нашлось места неолиберальной риторике, определявшей предвы­борную борьбу. Ее место заняли такие понятия, как «общность», «ответственность перед граждана­ми», «надежность». Если еще несколько недель назад Меркель призывала к радикальному переуст­ройству всех систем социального обеспечения, то теперь речь идет лишь о реформах с целью сохра­нения этих систем.

Госпожа канцлер явно пытается изменить свой имидж. Ее долго упрекали в недостатке социаль­ной солидарности. И вот теперь, она, на удивление всем, назвала истинными героями нашего време­ни матерей-одиночек. После этой речи многие традиционалисты среди христианских демократов по­няли, что их лидер взяла новый курс. Семья — это не венчание в церкви. Семья — это та ячейка, в которой родители растят детей, а дети поддерживают родителей. А в какой форме это происходит — определяют сами граждане, а не государство.

Прагматизм — основа политики нового правительства. Прагматизм поставлен во главу угла в экономике, во внешней политике, в образовании. Приведет ли либерализация законов о защите от увольнения к созданию новых рабочих мест? «Давайте попробуем, — отвечает Ангела Меркель, — а то ведь так и не узнаем ответа». Традиционно в первом правительственном заявлении принято от­мечать заслуги перед обществом профсоюзов и союзов работодателей. Вот и она искала правильные слова, признается Ангела Меркель, а потом решила, что времена изменились и привыкать к этому пора не отдельным группам, а всем гражданам.

И, пожалуйста, без пафоса и громких обещаний. Если оппозиция считает, что в правительствен­ной программе нет размаха, то так оно и есть, — соглашается Ангела Меркель. Давайте идти мелки­ми шагами, зато, наконец, в верном направлении.

Таким образом, в своей работе мы попытались провести краткий анализ имиджа одних из самых ярких лидеров современности, таких как Барак Обама и Ангела Меркель. Проанализировать причи­ны, благодаря которым население этих стран поддержало их в выборах на высшие государственные посты и во многом поддерживает их и сейчас.

Для нас изучение темы имиджа политического лидера является актуальным и потому, что в Ка­захстане уже на протяжении долгих лет бесспорным лидером является наш Президент Нурсултан Абишевич Назарбаев, феномен личности которого сегодня также исследуется многими учеными.

В контексте темы политического лидерства важнейшую роль играет понятие лидер нации. Это не только сильная личность, но, прежде всего, политик-стратег, который максимально отчетливо прочувствовал дух эпохи и логику ключевых направлений развития. И в то же время сумел встать во главе этого процесса, задать вектор и темпы реализации.

И если политический лидер формирует систему действий на ближнесрочную перспективу, исхо­дя из тактических соображений, то лидер национальный выступает как стратег, определяя логику развития на десятилетия вперед. Этим и определяется значительная роль такого государственного деятеля не только в истории его народа, но и в контексте мирового развития.

Фамилия автора: К.К.Нуркенов
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика