Ведение когнитивного интервью на предварительном следствии

Интервью является одним из самых старых и широко распространенных методов получения ин­формации о личности. В нем следователь получает информацию, задавая определенные вопросы по­дозреваемому и выслушивая его ответ. Когнитивное интервью — это метод получения достоверной, исчерпывающей личностной (субъективной) информации от потерпевших и свидетелей преступле­ния о признаках внешности, поведении преступника (преступников) и обстоятельствах содеянного им (ими) на основе реализации системы приемов, базирующихся на достижениях когнитивной пси­хологии [1; 384]. Авторы метода — американские специалисты Рональд Фишер и Эдвард Гейзельман посвятили не один десяток лет своей научной карьеры исследованиям в области когнитивной психо­логии и пришли к мысли о целесообразности применения накопленных в этой области науки знаний в уголовно-правовой практике [2].

Поведенческое интервью структурировано. Его основная цель заключается в создании «вины-невиновности» или в анализе информации и диагностике поведения — наблюдении «правды-лжи» по трем основным каналам — вербальным, паралингвистическим и невербальным. Основная цель поведенческого интервью снятия показания — это свободный и необличительный разговор с целью сбора информации о совершенном деянии, в то время как допрос является обвинительным взаимо­действием с подозреваемым лицом, который проводится в контролируемой среде, и его цель — убе­дить подозреваемого рассказать правду. Снятие показания не обвинение. И это должно быть так, да­же когда у следователя есть основание полагать, что подозреваемый имеет отношение к преступле­нию или он лжет. Не обвиняя, следователь может установить более глубокую связь с подозреваемым, и тем самым способствовать допросу, который может быть проведен после снятия объяснения. Ви­новный человек, скорее всего, добровольно предоставит полезную информацию о возможности, спо­собности и мотивах, если вопросы задаются, не обвиняя его.

Поведенческие реакции на вопросы при снятии объяснений у подозреваемого могут быть интер­претированы более надежно, когда вопросы задаются как и в обычном разговоре. Следователь дол­жен остаться нейтральным и объективным в течение снятия объяснения, цель которого — сбор информации. Во время снятия объяснения следователь должен собирать оперативную и поведенческую информацию, включающую сведения об отношениях между подозреваемым и жертвой, об алиби по­дозреваемого и его доступе к месту преступления. Во время снятия объяснения следователь должен внимательно следить за поведенческими реакциями подозреваемого на заданные вопросы. Осанка, зрительный контакт, мимика, выбор слов и ответы могут выявить признаки искренности или мошен­ничества. В конечном счете, следователь должен оценить достоверность слов подозреваемого, отве­чавшего на вопросы. В первую очередь, наряду с независимой оценкой фактической информации, оцениваются поведенческие реакции подозреваемого. Снятие объяснения можно провести в начале расследования. Так как его целью является сбор информации, то оно может быть проведено до того, как проанализированы доказательства или известна фактическая информация по расследованию. Очевидно, что чем больше информации имеет следователь о преступлении и подозреваемом, тем бо­лее значимым будет последующее снятие объяснения. На практическом уровне, однако, следователь должен использовать любую возможность для проведения снятия показаний, независимо от того, представляют они собой только фрагментированные факты или в них отсутствуют конкретные дока­зательства. Снятие объяснения можно провести в различной обстановке. Идеальной средой является комната, специально предназначенная именно для этой цели. Однако беседы ведутся там, где удобно задавать вопросы, — дома или в офисе человека, на заднем сидении полицейской машины или на улице. Обсуждения проходят свободно, и они относительно неструктурированные. Хотя следова­тель имеет конкретные темы, которые он должен охватить в течение снятия объяснения, ответы по­дозреваемого могут направить его в неожиданную сторону. Следователь должен быть готов контроли­ровать всё, потому что значимость информации не всегда известна с самого начала расследования.

Во время официального снятия объяснения следователь должен делать заметки. Ведение записей в ходе официального снятия объяснения (проводится в контролируемых условиях) выполняет не­сколько важных целей. Эти заметки не только регистрируют ответы подозреваемого на вопросы, сле­дователь при этом лучше понимает поведение подозреваемого. Кроме того, ведение записей замедля­ет темп допроса. Гораздо проще лгать, отвечая на вопросы, заданные очень быстро (высокий темп). Благодаря паузам (молчанием) между вопросами, обманщик чувствует себя более беспокойно. Когда ему дается время, чтобы подумать о своем лживом ответе, вероятнее всего, он может демонстриро­вать поведенческие симптомы обмана. Более того, невинный подозреваемый может быть сбит с толку или нервничать, когда вопросы ему задают очень быстро.

Лица, причастные каким-то образом к определенному преступлению, по возможности, должны быть интервьюированы в логической последовательности, которая обеспечила бы полицейскому ор­гану постепенно увеличивающееся количество информации.

Рекомендуется следующий порядок проведения: интервьюирование жертвы, затем очевидцев, других свидетелей и в последнюю очередь — обвиняемых. Основные правила проведения когнитив­ного интервью включают: разработку предварительного плана; обеспечение подходящей обстановки; предварительное ознакомление с фактами по событию; построение тактики проведения когнитивного интервью; непрерывность интервью; адекватные поведение и способ выражения; установление и обеспечение контакта с интервьюированным.

В этой связи так называемое «зеркало» (подготовка) для проведения когнитивного интервью включает в себя следующие познания:

во-первых, правовые знания об объективных и субъективных признаках состава преступления, так же как и познания уголовно-процессуальных норм (особенно касающихся требований к относи-мости, допустимости и достоверности доказательственной информации);

во-вторых, специальные познания: криминологические познания в области преступной реально­сти, особенно в связи с эмпирическими познаниями в отношении способа совершения преступления. При подготовке когнитивного интервью посредством установления контакта со специалистами необ­ходимо компенсировать дефицит в отношении профессиональных познаний;

в-третьих, знания об обстоятельствах преступления: факты и обстоятельства, лежащие в основе проводимого когнитивного интервью, должны быть полностью установлены. Они могут быть уста­новлены субъектом интервью из информации, полученной при осмотре места происшествия, при производстве других первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных меро­приятий, включая информацию, полученную из показаний жертв, очевидцев и других свидетелей. Если существуют сомнения, что уличенное лицо, с которым проводится интервью, может быть при частно к другим преступлениям (серия преступлений), то эти случаи также должны быть подробно изучены для приобщения полученной информации в случае готовности дачи признательных показаний;

в-четвертых, знания для интервьюирования: должны быть изучены информационные полицей­ские системы, чтобы получить как можно больше данных о лице, которому предстоит быть интер­вьюированным: местожительство, окружение, частота его смены, семейное положение, социальный статус, профессия, средства передвижения, контакты с полицией (по какому поводу), предыдущие приговоры. Это необходимо для того, чтобы в сочетании с познаниями о личности разработать стра­тегию проведения интервью.

Если лицо уже было интервьюировано другими служащими, то в этом случае, с учетом собран­ной информации, с ними необходимо установить контакт, и при определенных обстоятельствах они могут быть привлечены к участию в интервью. Если лицо, с которым предстоит провести интервью, имеет криминальное досье, то оно должно быть подробно изучено.

При проведении интервью со свидетелем могут быть приложены следующие когнитивные тех­ники [3]:

а) реконструкция событий: используемая техника позволяет интервьюируемому попытаться восстановить в своей памяти произошедшее, мысленно сосредоточиваясь на нем;

б) сообщение целой информации: используемая техника ставит перед собой задачу, цель которой состоит в том, чтобы интервьюируемый сосредоточился на преступлении, чтобы воспроизвести то, что ему известно, не упуская ничего, каким бы незначительным это ни было в его представлении;

в)  припоминание событий в другом порядке: цель — добиться используемой техники, чтобы интервьюируемый рассказал о случившихся событиях, не придерживаясь хронологической последовательности, например, если к нему обратятся с просьбой рассказать о случившемся в обратном порядке, и т.п.;

г)  изменение точки зрения: цель использования этой техники заключается в том, чтобы интервьюируемый изложил события с позиции кого-нибудь другого из присутствовавших, поставив себя на место одного из основных участников (например, жертвы) и представляя себе, что он мог бы увидеть.

Свидетели могут быть группированы [4] по различным категориям:

а) Жертвы. К пострадавшим необходимо относиться с пониманием к их положению. Ни в коем случае нельзя создавать у них ощущение того, что им не верят или что они виновны в случившемся.
В любом случае необходимо избегать их превращения в повторные жертвы из-за непрофессиональной работы полиции.

б) Свидетели, оказывающие содействие. В принципе они проявляют желание помогать полиции и предоставляют полную информацию, которой располагают по данному случаю. Они либо сами связываются с полицией, либо сотрудничают с ней, когда их вызывают для снятия показаний. Но необходимо иметь в виду, что свидетели, оказывающие содействие, не всегда являются надежными.

в)  Очевидцы. Это самые важные свидетели. Они должны рассказать своими словами о наблюдаемом ими произошедшем событии. Нет необходимости им задавать много вопросов. После того как очевидец закончит свой рассказ, ему можно задать дополнительные вопросы, поясняющие нелогичные моменты или пробелы в его рассказе.

г)  Свидетели, неохотно дающие показания. Они отличаются враждебным отношением к полиции, неохотно сотрудничают с ней из-за упорства, страха, незаинтересованности или же связи с подозреваемым. Работа со свидетелем этой категории одна из самых больших трудностей, которую интервьюирующий должен преодолеть. Терпение, такт и убедительность должны определять поведение при интервьюировании подобного свидетеля. Информация, полученная от него, может оказаться необходимым связующим звеном для обвинения уличенного в совершении преступления лица или его оправдания.

д) Молчаливые или незаинтересованные свидетели. Эти свидетели не желают предоставлять информацию или помогать интервьюирующему. Некоторые из них не проявляют особого желания вступать в какие-либо отношения с полицией, другие же боятся вступать в контакт с правоохранительными органами или судом. Третьи не обладают достаточным уровнем культуры и образованно сти, чтобы понять необходимость в их помощи следствию, или до такой степени не осознают окружающую их реальность, что не могут дать никаких сведений. Также существует определенная категория людей, которые по какой-то причине испытывают удовлетворение от того, что полиция прилагает напрасные усилия и, наблюдая со стороны, хранят молчание.

е)  Испуганные свидетели. Некоторые боятся, что подозреваемый или его соучастники могут им отомстить, если они окажут содействие властям. В таких случаях необходимо постараться завоевать доверие свидетеля.

ж) Ненадежные свидетели. В эту категорию попадают больные, страдающие слабоумием; люди, ищущие любой ценой популярности; дети с богатым воображением; патологические лгуны и др.
В рассказе такого свидетеля часто замечаются очевидные расхождения в высказываниях. Чтобы проверить надежность таких показаний, необходимо понять, каким образом свидетель получил соответствующую информацию, насколько хорошая у него память, в чем заключается его личный интерес в конкретном случае или по отношению к людям, вовлеченным в него. Следует также определить и правдоподобность данных им показаний, личные качества и честность. Если будет установлено, что свидетель является патологическим лжецом, то следует довести до него, что лжесвидетельство при водит к серьезным последствиям.

з)  Предубежденные свидетели. Такие свидетели с готовностью представляют информацию, но их показания по отношению к подозреваемому или жертве являются предвзятыми. Часто мотивом этого поведения является желание отомстить подозреваемому. При интервьюировании такого свидетеля необходимо иметь в виду как его манеру поведения во время беседы, правдоподобность рассказа, количество и форма несоответствий в истории, так и степень заинтересованности свидетеля.

и) Враждебные свидетели. Они не проявляют склонности давать какую-либо информацию полиции, настроены враждебно и всячески сопротивляются проведению интервью. Следует разобраться в истинной причине их враждебности и найти пути к ее преодолению. Таким свидетелям важно внушить, что их показания высоко оцениваются интервьюирующим. В некоторых случаях может помочь обращение к гражданскому долгу, личному достоинству, религиозным нормам, воспитанию, семье,справедливости и т.п. Привлечение к сотрудничеству враждебного свидетеля может, в конечном итоге, обеспечить необходимые доказательства для выдвижения обоснованного обвинения против подозреваемого.

к) Стеснительные свидетели. Если свидетель застенчивый и робкий или ему не хватает уверен­ности и у него слабо развиты речевые навыки, то в этом случае следует приложить максимум усилий, чтобы его успокоить. Интервью необходимо проводить в спокойной и располагающей обстановке, задавая простые и ясные вопросы.

л) Свидетели, дающие лживые показания. Подобных свидетелей необходимо внимательно вы­слушать, ничем не показывая, что им не верят. Цель заключается в том, чтобы они высказали как можно больше ложных утверждений, перед тем, как понять, что все сказанное ими ставится под со­мнение. После этого интервьюирующий перечисляет все неверные утверждения и напоминают о серьезных последствиях лжесвидетельства в суде. Это может мотивировать свидетеля прекратить свои попытки вводить следствие в заблуждение. В некоторых случаях предложение о проверке на полиграфе (детекторе лжи) может привести к изменению в поведении интервьюируемого.

м) Малолетний свидетель. Согласно требованиям уголовно-процессуального кодекса такой сви­детель интервьюируется в присутствии педагога или психолога, а когда это необходимо — в присут­ствии родителя или опекуна. С несовершеннолетним свидетелем интервью проводится в присутствии указанных выше лиц, если это, по мнению интервьюирующего, будет необходимо. Присутствующие на интервью лица также могут задавать вопросы свидетелю, но это должно происходить под контро­лем проводящего интервью.

В любом случае необходимо иметь в виду индивидуальность ребенка-свидетеля. Как у взрослых, так и у детей индивидуальные особенности формируются посредством окружающей среды, социаль­ного положения и воспитания. Дети могут быть интервьюированы, когда их способность восприятия, которая проявляется в 3-4-летнем возрасте, в определенной степени развита. Дети дошкольного воз­раста не обладают интеллектуальными умениями лгать. Они живут настоящим моментом и демонст­рируют искренние мимику и жесты. В возрасте между 4 и 7 годами они не могут логически диффе­ренцированно или обоснованно воспроизводить факты и обстоятельства; у них нет ощущения про­должительности, частоты, последовательности и периодов, но они обладают способностью воспроиз­водить переживания и чувства. Дети в возрасте от 7 до 10 лет имеют более дифференцированные на­блюдательные умения, их показания имеют большую связь с реальностью. Даже если ребенок пони­мает истинную сущность произошедшего, очень часто, в зависимости от его физических или умст­венных возможностей, он может не суметь припомнить события или систематизировать их таким об­разом, чтобы можно было отразить в протоколе о проведенном интервью.

Дети не могут, как взрослые, длительно концентрироваться. Это важно иметь в виду как для продолжительности интервью, так и для длительности их допроса в суде. В этих случаях может по­мочь прерывание интервью и его возобновление после определенного периода времени. Концентра­ция внимания их во время интервью падает после относительно короткого периода времени (т.е. его продолжительность не должна быть более 20-30 минут). Если интервью не может быть взято за этот период времени (что было бы желательным), то в этом случае необходимо сделать перерыв.

Обыкновенно у детей более развито чувство справедливости, чем у взрослых. Если ребенок пе­режил что-то, что он считает несправедливым, то для расследующего не будет представлять трудно­сти установить связь с преступлением. В других случаях у ребенка может создаться впечатление, что его заставляют рассказать о том, что он не понимает. Тогда ему будет затруднительно говорить о случившемся.

Важно подготовить подходящую нейтральную и дружескую обстановку, в которой будет прово­диться интервью с ребенком, и осуществить предварительный психологический контакт и установить доверительные отношения с ним. Если нет специально отведенного для этой цели помещения, следу­ет обеспечить такую обстановку во время интервью, где для его проведения не смогут помешать ни шум автомобилей, ни телефонные звонки, ни посторонние люди и т.д.

Для создания атмосферы доверия и откровенности между жертвой и интервьюирующим имеет значение половая принадлежность проводящего интервью. Так, девочке гораздо труднее признаться мужчине о случившемся сексуальном посягательстве, чем женщине. То же самое происходит и с мальчиками — им легче признаться мужчине, чем женщине. Интервьюирующий ребенка-свидетеля должен внимательно обдумать свое поведение. Дети остро реагируют на атмосферу, создаваемую во время интервью. В течение всего времени интервьюирующий должен, проявляя профессионализм, сохранять нейтральную дистанцию, не выражая своих чувств и ни в коем случае не показывая ребен­ку, что он на него сердится или жалеет его.

Интервьюирующий никоим образом не должен выражать отношения или показывать свои эмо­ции по отношению к ребенку-жертве, независимо от рассказанного им. Если ребенок почувствует, что он произвел на интервьюирующего шокирующее впечатление своих откровением, то он может перестать говорить о случившемся событии. Дети ожидают серьезного к ним отношения, и часто это обстоятельство имеет для них большее значение, чем пол человека, проводящего интервью.

В работе с детьми важно проявлять терпение и не прерывать их, даже когда они затрудняются с изложением мысли и делают большие паузы. Важно дать им продолжить рассказ своими словами, со своей позиции, используя имеющийся у них словарный запас. Интервьюирующий должен попы­таться поставить себя в ситуацию ребенка, проследив ход его мыслей. Когда он решит, что ребенок сказал достаточно из того, что для него является важным, интервьюирующий должен оценить необ­ходимость продолжения интервью.

Если ребенок всем своим видом показывает нежелание продолжать рассказ, в этом случае лучше прекратить интервью. Интервьюирующий не должен оказывать давление на ребенка из-за намечен­ных им планов получения максимального количества информации из этой беседы. Может оказаться, что ребенку больше нечего сказать по данному вопросу. Интервью должно быть приостановлено, ко­гда будет сделан вывод, что фактические обстоятельства (предмет доказывания) являются выяснен­ными. Если ребенок описал какое-то событие и необходимо уточнение деталей, или же он хочет сде­лать какие-то дополнения к сказанному, то в этом случае, после внимательной оценки линии поведе­ния, интервью нужно продолжить.

Интервьюирующий должен внимательно подбирать вопросы, которые он задает, особенно начи­нающиеся со слова «почему». Это может поставить ребенка в неловкую ситуацию, которая заставит его почувствовать стыд или испытать чувство вины. Нужно избегать повторения одного и того же вопроса непосредственно после ответа ребенка на него, потому что он может решить, что это являет­ся проявлением недовольства его предыдущим ответом. Если вопрос повторяется несколько раз, это может привести к ответам, которые будут противоречить первоначальному варианту, потому что ре­бенок попытается дать такой вариант ответа, который бы хотел услышать интервьюирующий.

Ребенку никогда нельзя одновременно задавать больше одного вопроса. Интервьюирующий должен быть уверен, что вопросы, поставленные им, являются несложными, понятными и не содер­жат запутанных языковых форм. Во время интервью ребенку не нужно задавать путающие, с подтек­стом вопросы или такие, которые содержат в себе ответ. Если это возможно, нужно оставить прямые вопросы на заключительную часть интервью. Необходимо учитывать и то обстоятельство, что не все­гда ребенок может облечь свои мысли в точные и ясные словесные формы.

Рекомендуется проводить интервьюирование детей — жертв преступных посягательств в усло­виях видеозаписи. Запись проведения интервью с использованием видеооборудования направлена на сохранение психического здоровья и эмоционального состояния ребенка-жертвы путем проведе­ния одного единственного интервью и снятия показаний в течение всего времени досудебного и су­дебного производства. Целью этого является избежание дополнительного психологического травми­рования ребенка при проведении повторного интервью и снятия показаний.

Чтобы иметь возможность использовать видеозаписи проведенных допросов как пригодное до­казательство, следует соблюдать следующие требования:

а) достоверность данных ребенком показаний. Со стороны родителей ребенка, интервьюирую щего или проводящего допрос, а также других лиц, связанных с видеопроцедурой, не должно оказываться давление на показания ребенка;

б) во время видеодопроса ребенку не должны задаваться такие вопросы, которые на судебном заседании были бы истолкованы как влияющие на его показания;

в)  показания ребенка должны проходить в форме свободного рассказа. Он должен самостоятельно, без постороннего вмешательства, иметь возможность, не прерываясь, рассказать о случившемся;

г)  при проведенном допросе следует составить протокол согласно требованиям уголовного процесса.

Сам видеодопрос проходит через определенные фазы.

Первая фаза. Расследующий полицейский устанавливает контакт с ребенком, стараясь его успо­коить и достичь необходимой степени доверительного общения с ним. Допрос может начаться с об­суждения нейтральной по отношению к совершенному преступлению темы, которая, сообразно с возрастом и психикой ребенка, будет представлять для него интерес (например, есть ли у него хобби, чем любит заниматься и т.д.).

Вторая фаза. Она связана с верификацией показаний, которые ожидаются от ребенка. Во время этой фазы служитель, проводящий допрос, должен сориентироваться в способностях ребенка адек­ватно воспринимать окружающую реальность. Для этой цели его можно, например, спросить, как он понимает слова «правда» и «ложь», также ему должны быть заданы контрольные вопросы.

Третья фаза. Цель расследующего полицейского — выяснение вопросов, связанных с обстоя­тельствами, при которых совершено преступление. Ребенку должна быть оказана помощь в том, что­бы он в свободном рассказе описал случившееся с ним во время совершения преступления. Не нужно прерывать ребенка вопросами. Во время рассказа ребенок должен чувствовать, что именно он кон­тролирует ситуацию и на него не оказывается никакого внешнего давления. Если во время своего рассказа ребенок проявит эмоциональную реакцию, то допрос не должен быть прерван. При поста­новке вопросов расследующему полицейскому необходимо использовать подходящие для возраста ребенка лексику и способ выражения, а также не должен задавать вопросы, вводящие в заблуждение и содержащие в себе ответ.

Четвертая фаза. Эта фаза включает в себя подготовку протокола о проведенном видеодопросе согласно требованиям уголовного процесса.

Целями проведения интервью с уличенным в преступлении лицом являются: установление ис­тины; получение признания его вины; установление личности соучастников и помощников; исклю­чение одних участников и установление других; получение дополнительной информации об обстоя­тельствах, при которых было совершено преступление; установление новых направлений для рас­крытия преступления; нахождение новых или дополнительных вещественных доказательств, таких как оружие, документы, похищенное имущество и др.; получение дополнительной информации для подтверждения или исключения определенного факта; получение дополнительной информации, которая может привести к раскрытию других незаконных действий или нераскрытых до этого момен­та преступлений [4].

При подготовке к интервью следует анализировать всю имеющуюся доступную информацию о преступлении, человеке, его совершившем, и жертве. Должны быть изучены все материалы по делу, в особенности те, которые связаны с вещественными доказательствами и данными о способах совер­шения преступления (modus operandi — «образ действия»). Проверяются все доступные материалы уличенного в совершении преступления лица. Данные могут иметь отношение к личной собственно­сти, прошлому, связям с жертвой, мотивам, алиби и к возможностям совершения преступления. До­полнительно проверяются данные о личности изобличенного лица, о его предыдущей работе, участии в фирмах, о семье, хобби, финансовом положении, личном автомобиле или другом средстве пере­движения, которое он использует. Производится проверка о наличии данных в информационных мас­сивах, находящихся в базе данных МВД.

Когда это представляется возможным, интервью следует проводить в знакомой интервьюирую­щему обстановке. Это ему дает психологическое преимущество, как в случае спортивной команды, играющей перед своими болельщиками. Интервью с уличенными лицами должно проводиться под строгим контролем со стороны полицейских служителей. Определение места и времени проведе­ния интервью является прерогативой полицейских органов. Уличенные лица после установления их личности должны быть интервьюированы в кратчайшие сроки. Иногда проведенное в полицейском управлении интервью бывает более эффективным, чем взятое непосредственно на месте. Сам факт того, что интервью с уличенным лицом проводится в полицейском управлении, может иметь эффек­тивное воздействие. Это может мотивировать некоторых исполнителей сотрудничать и дать призна­тельные показания своей вины в совершенном преступлении.

Интервьюирующий должен использовать любой подход, который может привести к сотрудниче­ству уличенного лица с полицией, а не к противодействию при ответах на поставленные вопросы. Опытные полицейские широко используют внушение, т.е. мотивирование и убеждение уличенного лица быть честным и искренним. Использование техники внушения часто дает лучший результат, чем грубый и строгий подход. Если при проведении интервью используется внушение, то в этом слу­чае следует избегать слов с негативным содержанием, таких как «изнасилование», «кража» и других подобных. Употребление более мягких выражений будет более удачным и предрасполагающим к от­кровенности.

При применении логического подхода предполагается, что интервьюируемый рационален и мо­жет установить причинно-следственные связи, а также и то, что в наличии имеется достаточно дока­зательств. Логический подход часто используется при интервьюировании уличенного лица, имеюще­го в прошлом криминальные проявления, образованных людей, зрелых личностей, а также исполни­телей, с которыми интервьюирующий установил доверительный контакт. При использовании логиче­ского подхода уличенному лицу должны быть предоставлены неопровержимые доказательства, кото­рые указывают на его участие в совершении преступления.

При использовании эмоционального подхода интервьюирующий, обращаясь к уличенному лицу, апеллирует к его чести, достоинству, морали, семейной гордости и т.п. В некоторых случаях он мо­жет обратиться к его религиозным чувствам, его взглядам на справедливость, честь, возмездие или привести другие подобные доводы для того, чтобы выяснить истину. В принципе, этот метод с успе­хом применяется при интервьюировании насильников, которые легкомысленно совершили подобное преступное деяние в первый раз.

Чтобы применить подход «воздействие на эго», интервьюирующий ставит под сомнение спо­собности или интеллектуальные возможности уличенного лица, имея целью получить признательные показания путем эмоциональных побуждений. С другой стороны, упоминание о способностях ули­ченного лица также может привести к даче им признательных показаний. Уличенный ожидает «ува­жения» за совершенное им преступление и даже большее — хочет, чтобы полиция была впечатлена его поступком. При подобном подходе цель интервью заключается в провоцировании уличенного лица защитить свои преступные умения путем изъявлений способностей.

Список литературы

1     

Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. — 447 с.

2     

Geiselman R. Edward, Fisher Ronald P. The cognitive Interview: An Innovative Technique for Questioning Witnesses of Crime // Journal of Police and Criminal Psychology. — 1988 October. Vol. 4. — № 2. — Р. 2-5.

3     

Fisher Ronald P., Geiselman R. Edward The cognitive interview method of conducting police interviews: Eliciting extensive information and promoting Therapeutic Jurisprudence // International Journal of Law and Psychiatry. — 2010. — № 33. — P. 321-327.

 

4     

Ганчевски Б. Психодиагностика на криминалното поведение. — София: Албатрос, 2011. — 624 с.

 

Фамилия автора: Б.Г.Ганчевски , Р.М.Жамиева , Б.А.Жакупов
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика