Вопросы совершенствования природной ренты Казахстана

В настоящее время вопрос о природной ренте является горячей темой во многих странах, основу экономики которых составляют добыча и экспорт полезных ископаемых. Сама идея изъятия ренты в доход государства, представляющая основным направлением установления социальной справедливости в системе перераспределения совокупного общественного продукта и образования сбалансированной структуры национальной экономики, вызывает реакцию во многих странах.

Под руководством академика Д.С. Львова в Центральном экономико-математическом институте РАН разработана концепция управления национальным имуществом. Стержневая идея концепции - это соединение механизма социализации рентного дохода с решением сложнейших общественно значимых проблем социально-экономического развития страны. Важно, чтобы этот стратегический ресурс оказался в плотной сцепке с главными функциями государства, в первую очередь с его безопасностью, которая напрямую зависит от системы жизнеобеспечения его граждан. Для этого необходимо, чтобы оценка эффективности работы сырьевого и промышленного секторов экономики, а также правительственных акций по их реформированию определялись главным образом по вкладу этих секторов в развитие здоровья и образования нации, в активную демографическую политику, во всестороннюю поддержку подрастающего поколения, в развитие предпринимательства, сохранность потенциала природной среды. Именно в эти сферы и должна быть направлена львиная доля рентного дохода и дохода от хозяйственной эксплуатации государственного имущества. Основными слагаемыми концепции являются: закрепление за обществом прав титульного, или верховного собственника национального имущества; система социального дивиденда; механизмы публичного управления общественными доходами; налогозамещающий механизм рентных платежей.

В Республике Казахстан в целом признано считать основным направлением экономичес­кого и социального развития изъятие природной ренты в доход государства. Эта проблема носит как теоретический так и практический характер.

С 1 января 2009 года действует четвертый Новый налоговый кодекс за последние десять лет. По нашему мнению, все они вносили в Налоговый кодекс не принципиальные изме­нения, а частичные, которые преследуют чисто фискальные цели. Такой подход исключает положение стабильности налогового режима. С позиции формирования долгосрочной стра­тегии добывающих компании данный подход не оправдан. Освоение месторождения и пол­ное извлечение промышленных запасов сырья требует 15-20 и более лет. Поэтому стабиль­ность системы налогообложения и предсказуемость направлений ее изменений должны рас­сматриваться как необходимое условие создания благоприятного инвестиционного индус­триального климата. Для достижения этой цели нужна серьезная работа по совершенствова­нию фискальной системы в целом, включая формирование долгосрочной налоговой полити­ки. Работа над новым Налоговом кодексом, по нашему мнению, велась поспешно и аврально.

Основным элементом новой системы налогообложения является налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Введение данного налога связано с необходимостью снижения налоговой нагрузки для перерабатывающих отраслей промышленности за счет добывающего сектора. Предположительно это даст снижение корпоративного, а размеры базовой ставки НДПИ будут определены после уменьшения ставок подоходного налога. Поэтапное снижение ставки корпоративного налога до15%.С 2009 по 2010 годы принимаемая ставка КПН - 20%, с 2010 по 2011 - 17,5%, с 2011 года - 15%.

Весьма трудно дать однозначную оценку последствий нового налога. В России этот налог действует насколько лет. Привязка ставок налога к мировым ценам делает невыгодным реализацию продукции внутри страны. Поэтому в случае реализации нефти и газового конденсата на внутреннем рынке РК к установленным ставкам применяется понижающий коэффициент 0,5, т.е применяются ставки в 2 раза меньше.

В принципе использование коэффициентов требует учета совокупности факторов -социально-экономических, горно-геологических и конъюнктурно-стоимостных. Введение частных коэффициентов дифференциации не позволяет учесть комплекс воздействия всех факторов, влияющих на рентабельность добычи. Обратим внимание, что стоимость снижения того или иного коэффициента может составить десятки и сотни миллионов долларов. Это предупреждение имеет серьезные опасения. И еще. Противоречивый характер расчета коэффициента налоговой нагрузки на недропользователей заключается в методе расчета, который не дает возможность объективно сравнить налоговую нагрузку казахстанских недроползователей с налоговой нагрузкой других стран. При расчете коэффициента налоговой нагрузки в республике учитывается отношение уплаченной суммы налогов к совокупному годовому доходу налогоплательщика, без учета расходов. В мировой практике такой коэффициент рассчитывается с учетом расходов недропользователей. Необходимым и злободневным является переход на принципы рентного налогообло-жения. Налогообложение должно быть, прежде всего, направлено на максимальное изъятие природной ренты.

Предлагаем и считаем целесообразным изъятие в первую очередь абсолютной ренты, возникающей при освоении месторождения. Отличительной чертой является то, что это не зависит от его качества, вследствие ограниченности месторождений полезных ископаемых. Согласно нового Налогового кодекса роялти заменены налогом на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Однако, эта рента могла быть изъята в виде роялти принятого как платеж за право пользования месторождением и добычи продукции недр. В этой связи роялти предлагаем восстановить и сохранить. Необходимо подчеркнуть, что абсолютная рента в РК может исчезнут при резком снижении мировых цен на нефть.

Подлежит изъятию и дифференциальная рента 1 рода, возникающая при эксплуатации лучших месторождений. С точки зрения Каната Берентаева абсолютная и дифференциальная рента 1 рода представляют собой природную ренту, которые должны максимально изыматься в пользу казахстанского народа. По его мнению изъятие этих рент не может угнетающее действовать на недропользователей, наоборот, эта мера выравнивает условия добычи на все месторождениях, делая их равно эффективными.

В процессе эксплуатации месторождения также возникает дифференциальная рента второго рода (рента П). Как известно, источником ее является применение высокотехнологичных методов, повышающих нефтеотдачу пластов, степень извлечения полезных компонентов, производительность труда, за счет применения новой техники. По нашему мнению, рента 2 рода полностью должен принадлежать недропользователю как результат его индустриальной инновационной деятельности. С точки зрения теории ренты, это дополнительная прибыль недропользователя, полученная за счет снижения индивидуальных издержек на добычу полезных ископаемых по сравнению с нормативными издержками, установленными на среднеотраслевом уровне.

НДПИ, как вид налога, изымает как абсолютную ренту, так и часть дифференциальной ренты, в том числе и дифференциальной ренты П. В этом его недостаток и мы согласны, с тем, что для ряда месторождений НДПИ приведет к снижению рентабельности добычи, Мы согласны с тем, что система коэффициентов дифференциации ставок не в полной мере учитывает особенности условий добычи на каждом месторождений.

Со стороны практического применения из двух платежей в бюджет - роялти и НДПИ -роялти налагал меньшую нагрузку на предприятия, чем НДПИ. При расчете роялти учиты­вались качество нефти, фактический доход, дисконт, транспортные расходы. НДПИ рассчи­тывается по мировой цене, которая приводит к налогообложению неполученного дохода.

С 2004 года в Казахстане введен рентный налог на экспортируемую сырую нефть и газовый конденсат. Плательщиками являлись все экспортеры сырой нефти, добывающих нефть по Соглашениям о разделе продукции. Нововведением нового Налогового кодекса является то, что СРП отменено как форма контракта на недропользование и соответственно как модель налогового режима недропользователя. По мнению налоговых органов, сложно контролировать правильность исчисления возмещения затрат по СРП.

Новый Налоговый кодекс предусматривает рентный налог, газовый конденсат по ставкам от 0 до 32%. Налогом будет облагаться стоимость фактически реализуемых на экспорт сырой нефти, газового конденсата, исходя из мировых цен. Также особенностью нового налогообложения недропользователей является то, что в расчете рентного налога не будут учитываться расходы недроползователя.

Еще имеются изменения и в расчете рентного налога. Если при расчете рентного налога учитывалось качество сырой нефти, газового конденсата, а также расходы недропользователя на их транспортировку, включая страхование, то в Новом кодексе эти расходы при расчете рентного налога не учитываются. В сущности в какой степени решалась проблема изъятия природной ренты с введением данного налога?

Введение РНЭН позволило решить проблему трансфертного ценообразования, поскольку ставка налога определяется на основе сложившихся мировых цен на нефть, а не фактической ценой ее реализации. Данный налог позволил изъять часть сверхприбыли, образовавшейся за счет превышения мировых цен на нефть над запланированными и принятыми при разработке бюджета республики. Использование РНЭН, по нашему мнению, способствовало существенно увеличить доходы бюджета, поступающие, прежде всего, от экспорта сырой нефти. Однако, мы считаем, все эти изменения не решают проблемы изъятия природной ренты в пользу государства и общества.

Прежде всего обратим внимание на содержание вводимого рентного налога. Как видно из его определения ни один из признаков, характеризующих объект налогообложения не является рентообразующим. Главное, исчезает сама природная рента как объект изъятия и на первый план выступает фискальная сторона: изъятие дополнительных доходов, вызванными изменениями мировых цен на нефть. По сути это также как изъятие сверхдоходов, полученных с криминальных оффшорных операций. Внешне РНЭН выступает как механизм полного изъятия природной ренты. В самом деле, как показала реальность, данный налог не может прекратить предмет обсуждения проблемы и успокоить общественность. Введение его позволяет получить лишь часть сверхприбыли в результате роста мировых цен. При этом основная часть природной ренты остается в распоряжении владельцев добывающих компании. Словом, дополнительные отчисления в бюджет не связаны с изъятием природной ренты. Поэтому, чтобы не вводить в заблуждение общественность было бы реальным изменить название налога. В противном случае всегда есть повод сказать, что закон об изъятии природной ренты имеется.

Природная рента благо, дарованное природой и оно должно принадлежать всем гражданам Казахстана и по Конституции РК недра принадлежат всему народу. В этой связи нельзя рассматривать изъятие природной ренты как повышение налогового бремени на предприятия добывающего сектора. Как считают многие - это не принудительное ограничение прибыльности сырьевого бизнеса олигархии, а объективно-справедливое решение проблемы. На величину природной ренты не влияет уровень мировых цен, а изъятие ее будет способствовать выравниванию условий деятельности добывающих предприятий с качеством добываемого сырья, разными горно-геологическими условиями и др. Как показывает международный опыт налогообложения, рентный налог должен способствовать изъятию не менее 60-70% природной ренты. Ставка природной ренты должна определяться на основе переговоров с недропользователями при заключении контракта и при выдаче лицензии. Необходимо внести изменения в Налоговый кодекс, связанный с переходом к изъятию природной ренты в сырьевом секторе экономики страны. Поэтому ответственной задачей становится заключение новых контрактов с недропользователями с учетом проведения переговоров по уже заключенным контрактам, в интересах возврата или компенсации природной ренты из уже полученных сверхприбылей. Это реальная возможность вносить изменения и дополнения в контракт в части пересмотра налогового режима только по обоюдному согласию сторон контракта на недро ползование.

Существующая практика решения проблемы изъятия природной ренты ущемляет интересы компании, разрабатывающих природные ресурсы Казахстана. Поскольку затрагиваются интересы, как движущего мотива деятельности, решение проблемы предлагаемым образом будет весьма трудно. Сейчас значительная часть рентного дохода не попадает в государственную казну и становится источником развития западных экономик и превращается в один из основных источников криминализации экономики Казахстана. Такая несправедливость должна быть устранена. Необходимо, чтобы природная рента изымалась посредством механизма налогообложения и была ориентирована на институты, обеспечивающие социальную гарантию уровня и качества жизни, а также на решение ключевых задач с учетом долгосрочной перспективы. Решить эту проблему необходимо посредством научно и практически обоснованного подхода и на этой основе принятием законодательных актов по разработке и внедрению механизма изъятия природной ренты.

 

 

Фамилия автора: Л.С. Комекбаева
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика