Потребность в диалоге в контексте глобального, национального и индивидуального

Автор статьи, вникая в предназачение и суть диалога, рассматривает его как индикатор активной жизненной позиции и системы мышления, раскрывает функциональное содержание его в неординарных реальных ситуаци­ях. В независимой стране диалог превращается в форму демократии, в средство укрепления стабильности в об­ществе. Растет потребность человека в открытом диалоге и применение его в трех измерениях - в социализации личности, модернизации межэтнических отношений и управлении обществом. Диалог ускоряет инновационное мышление, сужает сферы грубого вмешательства в поиске истины и безразличия.

В статье анализируется эволюция функций диалога в контексте глобальных тенденций, национального инте­реса и мотивов деятельности человека. В ней изложено аворское размышление о ресурсе деликатного и делового общения для достижения согласия, для развития и самоутверждения человека.

Интенсивно и неоднозначно изменяющем­ся мире ХХI века потребность в диалоге неиз­менно возрастает. Это объясняется по многим основаниям и параметрам. В познавательным плане предмет диалога нередко становится множественным, не единым; частичным, не цельным; приблизительным, не точным. В он­тологическом плане универсальные свойства, общие признаки, отвлеченные характеристики как природного, так и социокультурного мира отрываются от его внутреннего содержания, от эволюцигонного развития внутреннего и внеш­него. В методологическом плане противоречия проблемы или перспективы взаимоотношений в большей степени предметно не раскрываются, а лишь на уровне идеи или общей установки кон­статируются, фиксируются.

Из сказанного явствует, что, во-первых, объ­ект диалога в наше время стал более сложным, переменчивым и, стало быть, расплывчатым, во-вторых, формы и функции диалога стано­вятся более динамичными и многообразными, в-третьих, диалог не является проблемой людей одной культуры, одной рациональности, одной цивилизационной принадлежности. По мере осмысления природы и функции диалога рас­ширяются формы рассмотрения познавательной проблематики, ее конструктивно-логическое предназначение. Диалог стал преломлением и проявлением системы мышления, как таковым охватывает отдельные частные и определенный образ общего и тем самым составляет начало активной деятельности человека, возвеличива­ет его морально-общественную роль. Диалог становится доступным средством «воспитания человека и членов его семьи», обновляет «ис­кусное в премудрости управления», пробужда­ет интерес к искусству мудрости и науке любви (Платон). Диалог становится неотразимом ору­жием оратора. Оратор пользовался этой формой словесного объяснения больше, чем кто бы то ни было. Поскольку он использовал слова, идеи как образцы поисковой деятельности с целью разо­блачать невежество, раскрыть смысл действую­щей причины, при этом не отвергая возможность достоверного знания и избегая двусмысленные и сомнительные выражения. Для него диалог при­зван снимать напряженность и открыть путь к по­ниманию. Диалог имеет определенный предмет, оратор ищет соответствующий этой цели метод объяснения, оправдания. Испокон веков оратор использует такие средства диалога как вдохно­вение, доказательство, анализ, определение при­знака, метафора, сравнение, индукция, аналогия, исключение, добавление, повествование, этимо­логия и т.д. (Платон. С. 67-70, 481-502)

Проблемы диалога возникают в дискуссии разнообразных действующих лиц, имеющих разные культуры, рациональности, цивилизаци-онную принадлежность, разные мировоззрения и религиозные убеждения [2, с. 34]; а трудности - в намерении продолжить взаимопонимание и генеральную линию в сотрудничестве. Действу­ющие лица должны изображать подобающий каждому лицу характер и общую тенденцию времени, представить ожидаемые результаты со стороны отдельных и совместных усилий. Но им не хватает двусторонности, взаимности во многих сферах творческих усилий. Диалог, за­трагивая душу, ум, бытие контактирующих лиц, образует не только реальный ресурс интеллекта человека, а также и духовный фон человеческой деятельности. Открытым остается вопрос: каков уровень современного знания о живом диалоге? Ответы на вопрос расходятся, но не утихают.

Разность позиций пока проявляется в том, что, с одной стороны, функции и предназначение ди­алога воспринимаются, объясняются на разных уровнях познания, с другой стороны, законо­мерности становления и развития нового исто­рического периода, общности нового поколения людей и их совместной жизни остаются не поня­тыми, не освоенными самими дискутирующими. Дискуссия затягивается, когда порядок познания не вытекает из порядка бытия, не выявляется граница самих ограниченных способов мышле­ния и допускается вольная трактовка со стороны познающего. Говоря словами Гегеля, тут в логи­ческом плане значим двойной процесс: раскры­тие внешнего отношения логического процесса к объективности и развитие мысли в соответствии с необходимостью движения логической фор­мы [3, с. 629-637]. Воззрение будет правильным и воззрением «всех людей», если отвечающий осуществляет сообщение, «сохраняя состояние (тезиса) и устраняя от себя обличение». Воззре­ния приемлемы, если люди осведомлены о них, воспринимают их своим разумом, верит в их правдивость. Общепринятые посылки являются первоначалами в искусстве диалектики и несут приемлемое общепринятое знание, чувственное знание, достоверное знание [4, с.370-376].

Полемизирующие стороны по-своему ищут одновременно приемлемое, чувственное и обще­принятое знания, которых можно исправлять посредством посылок. Посылки суть умопо­стигаемые вещи или состояния души и следуют правилам индуктивно-дедуктивного умозаклю­чения. Последние содержат в себе ограничи­тельные сочетания (деликатность, терпение) и в то же время объединяют единство теорети­ческого, практического, логического аспектов познавательно-поисковой деятельности. Поиск продуктивен, когда осмысление и преобразова­ние обстоятельств ориентировано на возвраще­ние к объективности и возвышение передового, лучшего в субъективном. Продуктивность диа­лога признается по мере снятия различий объ­ективного и субъективного, вскрытия основы отчуждения и обеспечения мобильности встреч­ных движений.

Человек в натуре не успевает адаптироваться к новым условиям своего отечества и требова­ниям интенсивной жизни современности, когда он пассивен, рассеян или ограничивается общим представлением. Пассивный человек постепен­но отчуждается от передового и прогрессивного, уникального и универсального, в итоге замыка­ется в самом себе и нередко внутренне раздваи­вается. Рассеянный человек по сути не ведет работу по самовоспитанию и самомобилизации. Общее представление не просто стимулирует отставание нашего сознания от реальности, оно вырабатывает стереотип в нашем мышлении, изолирует человека от общественных достоя­ний. Человек, не адаптированный к конкретной ситуации своей жизни, не всегда осознает глав­ное: что и ради чего сложилась та или иная жиз­ненная позиция? Так как условия жизни людей изменчивы, нестандартны и многообразны.

Для пассивного, рассеянного человека диалог представляет скорее всего средство манипуля­ции поведением и поступком, нежели нравствен­ный или политический механизм регулирования системы отношений. Раздвоенный человек игно­рирует самое что есть святое и светлое - закон и свое обещание, тем самым препятствует дости­жению главного во взаимоотношениях - согла­сия. Внутренне замкнутый человек не осознает ресурс диалога, который проявляется в уникаль­ной, активной форме коммуникации.

Как проявляется этот застой в нашем мироо­щущении и мироориентации? Когда человек не формирует умственное действие или не опирает­ся на систему жизненных ориентиров, тот поне­воле ударяется в крайности или не доводит свое дело до завершения. В нем собственная воля и гражданская позиция четко и стабильно не про­являются, мало того расходятся, поскольку он не работает над развитием своего мышления, не выявляет личностно и общественно значимую задачу в единстве.

В чем сложность отделения здравого смысла от идеологической установки, трудность утверж­дения предпосылок истинного знания? Позиция может стать не завершенной, когда ей не хватает одного из элементов или принципов культуры мышления: оперативности, достоверности, адап­тивности, открытости и т.п. Среди равнодушных все больше накапливаются нерешенных проблем и заметно сужается сфера правильного примене­ния нашего способа действия. Вследствие чего суеты больше, а эффект незначителен или призы­вов больше, а отдачи меньше. Это неутешитель­ное состояние теперь не устраивает не только от­дельных интеллектуалов, скорее, большинство настоящих тружеников и патриотов отчизны. Интеллектуалы нуждаются в такой модели диа­лога, которая способствовала бы мобилизации внутренней активности человека и поддержива­ла бы инновационный дух в обществе.

Наступает переломный для каждого из нас момент. Провести «чистку» в сознании, мыс­ли, сердце, поведении, поступке и деянии ради того, чтобы жить в спокойной и взаимоприем­лемой обстановке. В этом контексте откровен­ный разговор, полемика, диспут, критический анализ, трезвое осмысление прошлого и про­исходящего, конструирование надежного и эф­фективного - подобные поступательные шаги и коммуникативные связи во взаимоотношениях людей приобретают особый социальный статус и значимый индивидуальный смысл. На то ори­ентируют приоритеты общества, сформулиро­ванные в Стратегии развития «Казахстан-2030» и «Казахстан-2050» [5].

Процесс глобализации все больше наступает, жестко предьявляя свои требования и вызовы. Достижению высокой цели мешают крайности и упрощение сути проблем. Глобальные тенден­ции в сферах информатизации, индустриализа­ции, экономики, культуры не всегда поддаются соизмерению. Они составляют разные уровни и основания человеческого бытия. Этот процесс в условиях индустриализации, информатизации и интеллектуализации приобретает основу и сред­ство интенсивного и инновационного развития общества и государственных структур.

Встречи на международных уровнях при­влекает внимание государств и организаций к уникальным возможностям конкретного регио­на нашей планеты или государств, указывают путь к урегулированию кризиса, ищут ответы на животрепещущие темы совместной работы, ис­пользуя правило взаимоприемлемых решений и исторической ответственности. На фоне бурных перемен наметились закономерности в междуна­родных отношениях: (1) глобальные тенденции, чем больше набирают темпы развития и моди­фикации, тем больше мировая общественность ощущает потребность в консолидированной по­зиции и многостороннем механизме по регули­рованию международных отношений; (2) в из­менившейся геополитической реальности важно проявлять стратегическое терпение ради поиска и достижения взаимоприемлемых решений; (3) оптимизируется главное предназначение между­народной дипломатии, суть которого проявляется в следовании общим правилам: «диалог, перего­воры и консультации сочетались с принципиаль­ностью, креативностью и терпением» [6].

Всебщий интерес к международным, гло­бальным проблемам объясняется, прежде всего тем, что, а) глобализация, процессы эт­нического и религиозного ренессанса, социально-экономическая модернизация происходят па­раллельно и одновременно, б) они приобрели практичный, национальный характер. Тут не приемлем ни механико-метафизический подход, ни мир предубеждений. Практика международ­ных отношений в большей степени нуждается в идеи и позиции конструктивизма, в конструиро­вании новых моделей самостоятельности и со­трудничества.

Больше ощущаем потребность в конструктив­ном диалоге, который приобретает масштабный и повсеместный характер. Поскольку каждое го­сударство и народ ищет свой путь выживания, спасения и процветания. Ученые об этом говорят в открытом диалоге с обществом. На то имеется объективное основание: слишком разнообразны возможности, условия, ресурсы развития каждо­го народа и общества, тем не менее хотим соз­дать единое информационное, экономическое, социокультурное пространство.

На очередном этапе глобальных тенденций в мире все больше становятся агентов, желаю­щих уяснить для себя: глобализациия - это од­носторонний процесс, наступление «Запада» на остальную часть планеты или многосторон­ний процесс, где «Запад-Восток», «Юг-Север», «империя-суверенное каждое государство» име­ют реальную возможность для решения общече­ловеческих проблем. В первом случае нарушен баланс сил и интересов, что неизбежно побуж­дает основную часть населения к пассивному «сопротивлению». Внутренне сдержанный на­строй не может стоять над спорами и над схват­кой. В нем не обозначен путь к самореализации, зато приобретает трудность методологического порядка, особый социальный резонанс и обще­ственный спрос.

Правда, со стороны носителей ценностей ци­клически и неожиданно возникает множество реакций на большие перемены и конфликты, которые идут по другим разломам. Не без этого. Разнобой или разобщенность международных действий в теоретическом плане объясняется тем, что они не имеют общую концептуальную базу и не согласованы с внутренними тенден­циями мировых перемен. У нарушителей покоя своя, но схожая цель: выйти из кризиса с новой структурой взаимоотношений. Однако структу­ра, прежняя и новая, должна функционировать в пределах стабильной и управляемой системы.

Формула утешения была сформулирована еще в учении древних мыслителей. Суть форму­лы раскрывается в мировоззренческом принци­пе - единство в многообразии или многообразие в единстве. Именно этот принцип диалектики - единства противоположностей не соблюдает­ся со стороны сильных на земле, прагматиков в будничных поступках и «блуждающих» элемен­тов общества. «Блуждающие элементы» обще­ства не проявляет рвение и хотение в понимании смысла жизни, в погружении ее глубины, живут, как говорится, в зависимости от общественной конъюнктуры. На бледном фоне многообразие реальности не отрицается и в то же время не осуществляется сравнительный анализ разноо­бразных подходов между собой и разичные тече­ния не сопоставляются с высшими ценностями человека, общества. Упускается из виду перво-степенний критерий жизненности и доброкаче­ственности мировоззрения. Множественность реальности нередко не поддается единому, об­щему соизмерению: как привнести духовность в жизненную позицию человека. Не формиро­вав духовного начала как главного в творчестве человека, субъекты деятельности действуют на разных концептуальных и культурных основа­ниях. Несоизмеримой становится ситуация или реальность в целом, в пределах и по законам ко­торой что-то создается и предлагается.

В контексте современных глобальных тенден­ций неизбежно происходят, (1) процессы рассо­гласования, если не противостояния различных интересов; (2) подрывы действий разнотипных общественных сил, нравственных устоев и тра­диций; (3) ускорение общей дегуманизации че­ловеческих взаимоотношений. Единственным измерением глобализации становится техниче­ский прогресс, информационная система, а гума­нитарные составляющие оказались в «задворке». Эти «отклонения» стали одной из главных при­чин глобального и душевного кризиса, заслони­ли шанс уловить «дух времени» или жить в со­гласии с самим собою. Разрушительные силы и тормозящие факторы, хотя расшатывают основу человеческого бытия, не в состоянии полностью блокировать поступательное устремление чело­вечества. Вывод очевиден: всем миром активно, настойчиво, с пониманием сути новой установки поддерживать реального и разумного, продук­тивно реализовать перспективное в человече­ском бытии и в его устремлении.

Несоизмеримость культурной глобализации все больше явствует в информационной среде и коммуникации, где непереводимость терминоло­гических систем порождает уникальные поня­тийные комплексы. Наметилась дилемма. Если хотим радикально менять свой мир, то необходи­мо обновить наше мышление, его инструменты и концепты для того, чтобы адекватно обозна­чить факты и явления нового взаимоотношения. По-новому переосмыслить взаимозависимость экономической и политической стабильности, духовной целостности и социальной неоднород­ности - неотложная текущая и стратегическая задача.

Под напором нерешенных и новых проблем национальное меньшинство стало пробуждать­ся, мало того, активно пропагандировать свои интересы, навязывать свои установки и стерео­типы окружающим. С другой стороны, много-векторность общественного движения порожда­ет разные уровни видения смысла настоящего и будущего, расширяет возможность применения диалога в многоаспектном контексте.

Казахстанцев беспокоят будущий облик на­шего общества, будущее его состояние в услови­ях глобальной нестабильности и неоднозначных перемен. На этот счет принципиальные установ­ки сформулированы в докладе Н. Назарбаева «Социальная модернизация Казахстана; двад­цать шагов к Обществу Всеобщего труда» [7]. В нем отмечается, что необходимо найти конструк­тивную альтернативу современному вызову ци­вилизации. И посему нельзя откладывать модер-низационные процессы «на потом» и остаться в плену иллюзорных концепций потребительского общества, идеологии потребления и массового социального иждивенчества. Эти негативы раз­рушают производительный и созидательный характер усилий. С другой стороны, надо эф­фективно использовать плоды стабильности и благополучия, следуя правилу: «все экономиче­ские и культурные богатста создаются челове­ческим (интеллектуальным) трудом». В таком индивидуальном и общественном повороте го­сударственная политика в сферах социального, экономического и культурного сотрудничества может и должна стать эффективной и созида­тельной. Производительный труд - решающий национальный фактор в условиях глобальной конкуренции. Успех модернизации - в принципе эволюционности, общей ответственности, пар­тнерского участия, стимулирования, профессио­нализма.

Глобальная конкуренция в ее позитивном зна­чении усиливает состязательность мотивов диа­лога как доступного вида коммуникации. Диалог, коммуникация - это открытый разговор, дискус­сия, обсуждение, полемика и взаимодействие людей и идей, в целом живое оружие человека в поиске истины и согласия, а при необходимости - самозащиты.

В действительности акт диалога или комму­никации значим тогда, когда он уже вписан в существующий порядок вещей и способен ото­бразить его при одновременном установлении межличностных отношений и языкового выра­жения намерения участников. Ю. Хабермас пока­зывает, что акт коммуникации и взаимопонима­ния способен выполнить функцию координации действия, сформировать среду согласия, когда он способен понять существующий порядок вещей и представить его. Однако среда согласия не сво­дится к диалогу и коммуникации. Она строится из множества практических мер и решений, ког­да диалог ведется среди людей сходной рацио­нальности и культуры, между представителями разной рациональности и разных культур.

Что преобладает в современной глобальной тенденции - культурное сотрудничество или культурная интервенция? Сегодня сосуществу­ют эти противоположные направления глоба­лизации культур. Глобализация унифицировала распространение массовой культуры и упрощен­ных схем рациональности, доступных для освое­ния в любой точке мира. И посему глобализация культур является наиболее проблематичной ча­стью культурного взаимодействия. Ее трактовка как вместилища культур столь же неверна, как и идея интегрированности культур по внешним проявлениям. XXI век явно показывает, что ни потребительское общество, ни технократиче­ская и плюралистическая цивилизации не в со­стоянии вывести общества из глобального кри­зиса. Не достают составляющие духовности и социальной активности, проявляется своеобраз­ное безразличие к высшей истине и выработке культуры мышления. Вакуум между внутренним состоянием человека и внешним условием его существования усиливает психическую напря­женность.

Обсуждение проблемы культурного наследия чаще всего является предметом исторического анализа и социокультурной традиции. При всех достижениях этого направления исследования, в нем редко применяется концептуальный аппа­рат теоретического знания и регулирующая роль «константы культуры» в жизнедеятельности лю­дей.

Констант диалога проявляется и подтверж­дается в укреплении идентичности, изобре­тательности и инновационного духа субъекта деятельности. Культура диалога в рамках даже мультикультурализма не предполагает заявление о том, что одна форма культуры лучше другой или какое-то правило полемики предпочтитель­нее остальным. Когда не будет адекватного, идеологически честного понимания задачи вы­живания или совместных интересов, тогда не придется продолжать открытый и взаимоприем-лимый диалог со своими партнерами и союзни­ками. Налицо несоизмеримость позиций сторон. Крайним позициям противостоит позитивное понимание диалога культур как социальной ин­новации периода глобализации.

Иной раз под глобализацией подразумевается «культурная интервенция» сильных монополий, имперской политики. Отношение под давлением выхолащивает живое содержание диалога. Мало того, культурная интервенция или изоляция культур, пожалуй, в равной степени поглощает интересы национальных меньшинств и нацио­нальный опыт ведения равнозначного диалога в конкретной жизненной ситуации. Формализо­ванные правила ведения разговора все чаще под­меняют практические меры по усилению искус­ства диалога.

Острые конфликты сегодняшнего времени ставят вопрос о возможности разрешения про­тиворечий между глобальным и национальным посредством коммуникации, диалога и компро­мисса в контексте социальной инновации. Темы диалога, коммуникации, толерантности, мульти-культурализма вошли в число явных средств по­знания познавательных и примирения реальных противоречий. В свое время И.Лакатос верно заметил, что научное исследование, базировав­шееся на противоречивой основе, образует даль­нейшую «фальсификацию», а фальсификацио-нистская методология» не позволяет выявлять предметную область, понять объект дискуссии.

Носитель разных культур приходит в согла­сие с другими, когда вступает в диалог в рамках межнациональной культуры. Вступление в кон­такт с другими - процесс индивидуальный, ин­тенсивный и инновационный. Оно включает со­держание мировоззрения, характер мышления, доминирующие нормы в самоценности. Для до­стижения нужного и неординарного состояния культурного взаимодействия необходимо:

  • научиться защищать свои интересы, оставаясь гибким и восприимчивым к требова­ниям государства;
  • разработать механизмы, облегчающие общение с бизнесом в условиях высокой конку­рентоспособности образовательного рынка;
  • конкурироваться на рынке с другими университетами (субъектами-Ж.М.) находясь в сотрудничестве с ними [8, с.166].

Налаживание международного сотрудниче­ства идет медленно, неравномерно в силу разных причин и оснований. К тому же глобальные тен­денции в национальном имеют многовекторные измерения и ступенчатые траектории ускорения. Оба новшества продуктивны, если они способ­ствуют формированию системы эффективной деятельности, налаживанию международного сотрудничества и развитию кадрового потенциа­ла. Это правило нередко не соблюдается, часто нарушается.

В разных регионах планеты стали доминиро­вать две крайние позиции: признание многооб­разия форм глобальных перемен и главных одно­сторонних в них тенденций. В рамках полярных позиций, как показала политическая практика ХХ в., смысл «парадигмы мира и согласия» рас­крывался в духе идеологических установок ин­формационной системы, но не всегда адекватно объяснялись с позиций национальных интересов развивающихся государств.

Испокон веков на словах не отрицалось су­ществование многообразие идей и интересов, а на деле доминировало единоличное могущество и превосходство сильных. Противоречие между крайними постулатами как никогда явствует в наше время. Под влиянием внешних монополь­ных воздействий и под прикрытием оправдания традиций компаний и стереотипов всемогущих государств усиливается ограничение интересов и культуры национальных меньшинств. Кро­ме других причин, ощущается не зрелость как интеллектуальной, так информационной куль­туры сторон. Информационная культура, воз­никнув как средство примирения сторон, с тече­нием времени превратилась в один из ведущих политико-юридических и моральных принци­пов. Она позволила найти технически тот сред­ний путь, который в традиционной культуре был нереальным, тем самым снять полярность уста­новок централизма и децентрализации, индиви­дуализма и коллективизма.

Сложность этих усилий заключается в том, что информатизация поглащает социализацию как сходство диалога и коммуникации, сглажива­ет предел их соотнесенности; предполагает един­ство многообразия и многообразие в единстве вообще, без относительно к пространственно-временному континууму; усиливает коммерциа­лизацию любого вида услуг.

В ней виды услуг многообразны, а коммер­циализация - это схожий, односторонний и монопольный процесс. На этом фоне прояв­ляются новые функции диалога. Бизнесменом удобно рассматривать диалог в виде услуг и ис­пользовать лишь как средство рекламирования и распространения идей коммерциализации. Коммерческие услуги, в принципе многофунк­циональны, нуждаются в максимальной концен­трации сил, психологической устойчивости и выдержке. Они нацелены на самостоятельность, поиск, эксперимент, не только.

Успех самостоятельности во многом опреде­ляется тем, когда бурлит собственная мысль че­ловека и тех, кто рядом с ним, когда укрепляет­ся его вера в себя и в свою среду. Залог успеха заложен в «ценности» личной жизни и личной независимости. Для того чтобы сохранить «цен­ность» самостоятельной жизни, человек должен быть предметно и глубоко знать историю и куль­туру своего народа, быть бескомпромисным и в то же время уметь идти на компромисс в реаль­ной ситуации. А это уже удел качества знания, а так же культуры общения и взаимодействия. Чем выше осмысленный опыт, тем сильнее тяга людей к превосходному и прекрасному. А реали­стом предпочтительно не просто увидеть пробле­му в разных измерениях, а также найти разные сценарии ее решения. Он регулярно нуждается в остроумных находках и в разумном решении проблемы. Таково веление времени и интереса бизнеса. Оно не всегда продуктивно реализуется вне рамки живого, равноправного диалога.

На пересечении реалий и практических уси­лий диалог - это форма выражения демократии и средство смягчения агрессии в политике; спо­соб пробуждения в человеке высоких и светлых чувств; пример терпимости к чужому мнению и умения выслушать оппонента; принцип внесе­ния собственного культурного опыта на благо общества и ради сохранения единства в много­образии. Знание правил равнозначного разгово­ра делает человека более толерантным. Однако эти ценности еще не слишком-то укоренились в обществе.

Историческая практика внушила, что азбучная истина или сердцевинная проблема человечества не всегда реализуется адекватно интеллектуаль­ному потенциалу каждого народа. Диалог в кон­тексте национальных интересов предполагает поиск паритетности взаимоотношений и нового понимания социального партнерства. Возрожда­ющая нация выбирает свой путь, когда находит ответы на комплекс вопросов: что, как и почему «нельзя иначе». Она оценивает объект познания с точки зрения его детерминированности, про­веряемости и ценностной определенности. Диа­лог детерминирован, когда активность субъекта нацелена на выяснение основ и условий позна­вательного процесса; проверяемость его опреде­ляется не только функциональным значением объекта, но и практической значимостью куль­турного опыта нации. Важно видеть позитивные проявления национальной культуры и человече­ской веры в ней.

В ХХІ веке пора учитывать внутренние пере­мены национальной культуры как глобальные. Последний постулат обязывает поиск полити­ческого механизма воздействия национальной культуры на мировой процесс и способов поли­тического или информационного регулирования последнего. Речь идет об информационной осно­ве самоидентификации, которая рождает коллек­тивы, не имеющие ни экономического, ни поли­тического основания. Тем не менее, они могут быть чрезвычайно долговечными. Информаци­онная культура вызывает эрозию традиционных - религиозных и идеологических - критериев, определявших иерархию смыслов, порядок выс­ших и низших ценностей.

Соответственно, формы включения субъекта (соответственно, и нации) в сферу деятельности, в источник культуры и оценка их результатов не­однозначны. Нация осуществляет оценку с по­зиций производителя и потребителя ценностей, распределителя и менеджера. Это - одна сторона реалий национального устремления. Есть и дру­гая, постоянно возовновляемая его реальность. Нация, чем больше участвует в творении челове­ческих ценностей, тем больше у нее будет свобо­ды выбора и больше ответственности за содеян­ное. Оба направления набирают темп и обороты в культурном сотрудничестве и партнерстве.

Признавая возрастающую потребность в диа­логе, нельзя упускать из виду главного: субъект диалога не задан наперед, он сам достигает до­ступа к доверию. Субъект диалога, с одной сто­роны, продукт свой свободной творческой дея­тельности, своего окружения, среды, которую он строит, с другой - показатель интеллектуализа­ции информации, которой он управляет.

Способность субъекта предвидеть что-то де­лает его поведение адаптивным и мобильным, уникальным и индивидуальным, поскольку зна­ние его строится самим человеком свободным и созидательным. Активный носитель человече­ского опыта конструрирует «свой мир» в про­цессе открытого диалога, а при наличия конкре­тизированной и своевременной информации по своему предсказывает последствия как событий, так и своих действий. Этот «мир» многогранен, несущий в себе момент некоторой внутренней координации, внутренней соотнесенности его параметров. Реализация внутренней координа­ции человеческих усилий закрепляет довери­тельные отношения между партнерами, ускоряет мировоззренческий прорыв в позициях людей.

В мировоззренческом прорыве больше и пре­жде всего заинтересован активный и деловой че­ловек общества. Его познавательная активность в принципе должна отличаться критичностью, креативностью и корпоративностью. Активные способности к творчеству, бесспорно, составля­ют ресурсы инновационного прорыва человека. Только составляют ли они позитивный заряд ду­ховности?

Мотив интеллектуального и инновационного прорыва очевиден: побудить людей для того, что­бы вводить инновацию в действие, значительно интенсифицировать свой поиск и существен­но сократить путь от разработки до реального практического применения. При соблюдении подобных устоявших требований диалог превра­щается в средство объединения цели и ценности общения, в форму самомобилизации.

Открытый диалог вовлекает собеседника в доверительные взаимоотношения и жизненное пространство общения. Креативность призвана расширять восприятие проблем и вариантов их решения, стимулировать творческий подход к их решению. В ходе живого диалога обновляются характер общения, устойчивого взаимодействия, самопознания, сам человек старается стать носи­телем культуры диалога и инновационного пред­принимательства. Этой науке и этому искусству надо учиться. Только уточним правило игры.

Представим ситуацию, которая уже не стало исключением. Деловой человек прилагает свои усилия к реализации корпоративного интереса и не намерен думать ни о национальном, ни о го­сударственном интересах. В данном контексте диалог понимается как событие и деликатный процесс, который выявляет и связывает ценно­сти людей. Корпоративность не просто отделя­ется от остальных, не просто отождествляется с максимумом, она нередко заслоняет интересы нации и потребности общества от самих людей. Прагматик и флегматик расчетливо воздейству­ет на что-то или на кого-то, но не склонен взаи­модействовать с кем-то без извлечения своей выгоды. Тот твердо не намерен осознать свое сопричастие к появлению истины и свое профес­сиональное совершенствование считает самой высшей ценностью, мало того, его ставит выше остальных типов совершенствования - телесно­го, нравственного, интеллектуального. Такой тип человека или специалиста не настроен действо­вать в рамках политкорректности и толерант­ности, не настроен вложить средство в знание и систему образования. В итоге не будет работать над культурой своего поведения и поступка, над расширенеием гуманистического влияния на окружающее. Этот пробел вносит сумятицу в нестойкие умы и негативно будет сказываться на пересечении культуры и политики, где остается доля риска и опасности для жизни. Опасность заложена в предубеждениях, в негативных эмо­циях и незнании основ нравственных устоев.

Ведь не секрет, что профессиональное об­разование - своеобразный ответ на запросы информационно-технологического прогресса. Оно ориентировано на внешний объект, на тех­нический фактор, на компенсацию знания и уме­ний в этом направлении. Компенсаторное обра­зование рассчитано на реализацию конкретных программ обучения и полученное знание счита­ется «образованием на всю жизнь». В такой уста­новке роль нравственно-духовного возрождения и гармонизации чувств, ума, воли конкретного человека лишь предполагается или низводится до остаточного принципа. Налицо разрыв между программой и принципом, замыслом и прави­лом, идейным устремлением и конкретным опы­том работы.

На этой ноте округлим свое понимание при­роды диалога. Противостояние позиций - это начало системной ошибки и стимулирование со­циальной напряженности. Носителями крайных позиций, пожалуй, являются самолюбцы, кто не испытывает чувство стыда за свой коллектив, за свою профессию и страну; работники, считаю­щие свой труд, часть своих рабочих функций или свои должностные обязанности бесполезными; человек элементарно не знающий ситуацию. Среди них больше пассивных, безразличных и невежественных, у которых преобладает черно-белое мышление, согласно которому либо все прекрасно, либо все пропало. Причем для того, чтобы утверждать, что все пропало, достаточно всего одного негативного события.

Для них не хватает диалога с самим собою как формы самоорганизации, достижения но­вых состояний через собственное функциони­рование и эффективного общения как средства управления персоналом. Внутренний диалог как таковым набирает темп при наличии свободы творчества и равенства прав человека. Крайняя позиция не дальневидна, не склонна к открытому обмену передовых идей и методов осмысления сути проблем. В неутешительной и нестабиль­ной обстанове острее ощущаем необходимость установки на то, чтобы выяснить, возможен ли полезный диалог и как сделать его возможным. Открытый диалог полезен тем, что он призван укреплять выбор позиции, деликатность обще­ния и культурную среду. Эти цели достижимы, если в основе диалога лежит правило согласия, мотив укрепления конкурентной среды, желание самореализоваться и самоутверждаться в инди­видуальном облике.

Новый этап развития Казахастан нуждается в таком инновационном мышлении, которое усили­вает единство субъекта и объекта, теории и мето­да в контексте интеллектуальной, национальной и индивидуальной культуры. Непосредственный и открытый диалог расширяет возможность для интеллектуальной инициативы, а главное, от­крывает путь к самому человеку, энергично все­ляя в него силу, уверенность и оптимизм.

В этих условиях особую роль играет рели­гиозность социальных субъектов. Различные конфессии имеют многовековой опыт общения, как с отдельной личностью, так и с обществом в целом, а потому пренебрежение религиозным фактором в модернизационных усилиях государ­ства недопустимо. Важно и то, что религиозные учения располагают мощным интеллектуаль­ным, духовным, гуманистическим потенциалом, без должной реализации которого невозможно достижение единства образования и воспитания, согласия в общественной жизни.

Люди нуждается в открытом и поступатель­ном диалоге, несущем живую энергию личности и духовной силы человеческой культуры. Для таких интеллектуально-волевых усилий нет ни ограничения, ни предела применения.

 

Литература

1         Платон. Диалоги. - М.: Мысль,1986.

2         Федотова В.Г. Единство и многообразие культур в условиях глобализации // Вопросы философии, 10, 2011.

3         Гегель Г.В. Наука логики. - СПб.: Наука, 1997.

4         Аль-Фараби. Историко-философские трактаты. - Алма-Ата: Наука, 1985.

5         Послание Президента Республики Казахстан - Лидера нации Н. А. Назарбаева народу Казахстана. Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства // Казахстанская правда, 15.12.2012.

6         Токаев Касым-Жомарт. Многосторонний конструктивный диалог выедет из тупика Конференцию ООН по разо­ружению // Известия-Казахстан, 26 февраля 2013.

7         Назарбаев Н. Социальная модернизация Казахстана; двадцать шагов к Обществу Всеобщего труда // Казахстан­ская правда, 10.07.2012.

8         Делибалтова Вася Крумова. Диалог в развитии высшего образования (София).//Проблемы и перспективы инте­грации науцки и образования в евразийском пространстве. Материалы конференции. Часть 1. - Талдыкорган, 2012.

Фамилия автора: Ж.Ж. Молдабеков
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика