Новая молодежная политика Казахстана: механизмы перехода

Успех формирования идеологии в Казахстане, способной объединить молодежь всех этнических групп, во многом зависит от успешного решения языкового вопроса - иначе говоря, преодоления существующей на данный момент культурно-языковой разделенности казахстанского общества. Последнее возможно только путем успеш­ного внедрения казахского языка в качестве реально функционирующего государственного языка.

Данный факт заставляет особо выделять языковую проблему как одно из стратегических направлений госу­дарственной этнополитики.

На сегодняшний день существуют две основные проблемы внедрения казахского языка:

Первая, и самая главная - это отсутствие стимула для его изучения русскоязычной молодежью. Однако от­сутствие стимула не следует путать с отсутствием реальной необходимости решения данной проблемы для обще­ства в целом (т.е., в конечном итоге, и для русскоязычных) - особенно в средне- и долгосрочной перспективе[1].

Вторая причина - это условия преподавания языка, т.е. проблемы инструментального, в первую очередь, методического характера.

Тем не менее, в последнее время наблюдается явление размытости социальной идентичности, ситуация «по­стоянства неопределенности», «культурного супермаркета». По мнению экспертов, современную молодежь Ка­захстана в большей степени можно охарактеризовать как «безразличное поколение». На очень низком уровне развития находятся такие характеристики, как самостоятельность и целеустремленность, которые выступают ключевыми факторами самореализации молодого поколения. Доминантными ценностями выступают деньги, об­разование и профессия, деловая карьера,

Процесс формирования ценностных ориентаций современной молодёжи как самый важный механизм мо­лодёжной политики предполагает наличие государственной идеологии. «Деидеологизации» нашего общества является тормозом для дальнейшей реализации механизма институционализации единой базовой системы цен­ностных ориентаций современной молодежи Казахстана.

Современные модернизационные преобразо­вания отличаются тем, что происходят на фоне усиления экономического кризиса, роста экс­тремизма и терроризма. Углубление социальной дифференциации молодежи, кризис ее идентич­ности и, как следствие, распространение на­строений экстремизма и ксенофобии, отсутствие четкой гражданской позиции, формирование девиантных субкультур, негативным образом сказывается на уровне стабильности и безопас­ности общества и государства в целом. 

Проблемы реализации молодежной поли­тики в Казахстане

Медленные темпы реализации молодежной политики малоэффективны, которых молодежь не всегда ощущает и не надеется. По мнению ряда экспертов, реализация молодежной полити­ки, при активном поиске идентичности, не явля­ется проблемой идеологической.

Существует ряд факторов, объективно за­трудняющих реализацию молодежной политики в условиях Казахстана [1]:

  • - отсутствие социально-политической идео­логии, способной сыграть роль, аналогичную роли коммунистической идеологии в СССР или либерально-демократической - в США[2],
  • -   доминирование этнических идентичностей молодежи над общегражданской, свойственное в различной степени всем этническим группам в Казахстане;
  • -   система ценностей, объединяющая сооб­щество, должна не просто быть предметом все­общего консенсуса в обществе, но эмоционально сплачивать молодежь, аппелируя в т.ч. к ирраци­ональному началу в индивидуальной и массовой психологии;
  • -   проблема социального роста молодежи. В основном казахстанскую молодежь можно раз­делить на социально благополучную и соци­ально неблагополучную. Для неблагополучной молодежи блокируются, в первую очередь, соци­альные лифты, в том числе профессиональные, что препятствует социальному росту. К не благо­получной молодежи относятся жители сельской местности, которые являются горячей массой потенциально деструктивных политических сил. Старая среда разрушена, новая не построена, что соответственно обостряет проблемы внутренней миграции.

Очевидно, что ни в одной из постсоветских стран, в том числе и в Казахстане, системы социально-политических ценностей способных консолидировать этнически и конфессионально гетерогенное молодое население вокруг системы ценностей не существует.

Наконец, следует учитывать и тот факт, что в обозримом будущем формирование нацио­нальной идеологии достаточной силы, чтобы консолидировать казахстанскую молодежь - по сути своей идеалистична и нереализуема. Так­же молодежь, поверившей в некую социально-политическую программу, естественным об­разом будет ожидать ее реального и наглядного осуществления в короткий исторический срок, иначе разочарование наступит быстро.

Национальная идеология в Казахстане должна формироваться на базе консолидирующей систе­мы ценностей, которые включают в себя вопрос о соотношении социально-политического и куль­турного компонентов будущей казахстанской идентичности. Дело в том, что в системе цен­ностей любой современной нации присутствует как культурная составляющая, так и социально-политическая, различие заключается в домини­ровании одной из этих двух компонентов. Прин­ципиально важным для нас является вопрос о том, в каком соотношении эти два компонента могут/должны сочетаться.

Формирование гражданской модели идеоло­гии предполагает наличие системы социально-политических ценностей - то есть некого социально-политического идеала, достаточно амбициозного, чтобы мобилизовать большин­ство населения. Очевидно, что ни в одной из постсоветских стран, и в т.ч. в Казахстане, по­добной системы социально-политических цен­ностей не существует. Более того, есть основа­ния считать, что идеологии, по своей мощи и притягательности сопоставимые с коммунизмом или западным либерально-демократическим мессианством, в принципе не создаются по за­казу. Данное обстоятельство объективно подтал­кивает к выводу, что формирование идеологии в Казахстане никак не может полностью обойтись без обращения к культурным ценностям - т.е. принадлежащим к «треугольнику» язык - куль­тура - религия. При построении идеологии в Ка­захстане на базе традиционных ценностей казах­ского этноса или, шире, тюрко-мусульманского мира, вопрос о полной интеграции европейско­го населения становится, безусловно, одним из наиболее сложных, но вполне решаемых и, до­статочно, безболезненных.

Идеологический процесс в Казахстане отлича­ется переходным состоянием казахстанского обще­ства, характеризующийся глубокими системными преобразованиями отношений собственности, по­литических отношений и социо-культурных цен­ностей. Следствием таких трансформаций стала потеря для части общества оснований идентич­ности: политической, идеологической, государ­ственной, национально-патриотической.

Выросло поколение молодых людей, кото­рое социализировалось в принципиально но­вых условиях, когда государство не занималось систематически и целенаправленно их воспи­танием, в том числе политическим. Поэтому в их индивидуальном и групповом сознании можно найти самые разные ценностные ори­ентации — от советских, коммунистических до либерально-демократических, национали­стических и космополитических. Ситуация в Казахстане характеризуется полиэтничным и поликонфессиональным составом населения, что очевидным образом актуализирует роль социально-политического компонента. Надо от­метить, что существующие объективные обстоя­тельства толкает на поиск культурного базиса для национально-гражданской консолидации ка-захстанцев. Но идея принятия культурного бази­са для идеологии в Казахстане вызывает вполне понятные опасения у русского населения и, со­ответственно, крайнюю настороженность мно­гих экспертов, в т.ч. и этнических казахов.

Многие казахстанские эксперты едины в том, что именно культура и традиционная религия в большинстве успешно развивающихся госу­дарств являются [4]:

  • -   мощнейшим механизмом консолидации об­щества;
  • -   неиссякаемым источником эмоциональной энергии, питающей патриотическое сознание.

Таким образом, постановка во главу угла именно социально-политических ценностей многократно увеличивает ответственность правящей элиты за реальное и скорое выпол­нение своих социальных обещаний. Поскольку достижение Казахстаном в ближайщее время за­падного уровня благосостояния и социального развития весьма проблематично, тем более целе­сообразным представляется делать упор на куль­турные ценности, побуждающие граждан любить свою Родину не только за то, что она достигает успехов и процветает, но иногда и вопреки тому, что она не во всем соответствует желаемому.

Иначе говоря, препятствием для создания гражданской нации в РК является не только ка­захский этнонационализм как таковой, но по­литизированность всех этнических идентично-стей, свойственная в той или иной степени всему постсоветскому пространству.

Безусловно, такая постановка вопроса - дис­куссионна. Тем не менее, очевиден и тот факт, что реальный набор возможностей при выборе той или иной модели идеологии - ограничен в каждом конкретном случае. Образно выражаясь, характер строительного материала неизбежно накладывает целый ряд ограничений на реаль­ные возможности архитектора, каким бы талан­том и смелой фантазией он ни обладал. Кроме того, в условиях современного динамично раз­вивающегося мира исторический срок, в течение которого Казахстан может реализовать свою мо­дель идеологий - скорее всего, невелик. Т.о., не­обходимо из имеющегося в наличии набора ре­альных возможностей выбрать тот, который был бы идеальным для большинства и приемлемым для меньшинства, и реализовать его по возмож­ности быстро. На погоню за идеалистическими утопиями у нас просто нет времени.

Надо отметить, что большинство казахстанцев рассматривает идею интеграции в единую гражданскую нацию в Казахстане, как своего рода «угрозу» своей этнонациональной идентич­ности.

Успех формирования идеологии в Казахста­не способной объединить молодежь всех этни­ческих групп во многом зависит от успешно­го решения языкового вопроса - иначе говоря, преодоления существующей на данный момент культурно-языковой разделенности казахстан­ского общества. Последнее возможно только путем успешного внедрения казахского языка в качестве реально функционирующего государ­ственного языка.

Данный факт заставляет особо выделять язы­ковую проблему как одно из стратегических на­правлений государственной этнополитики.

На сегодняшний день существуют две основ­ные проблемы внедрения казахского языка [4]:

Первая, и самая главная - это отсутствие стимула для его изучения русскоязычной моло­дежью. Однако отсутствие стимула не следует путать с отсутствием реальной необходимо­сти решения данной проблемы для общества в целом (т.е., в конечном итоге, и для русскоязыч­ных) - особенно в средне- и долгосрочной пер­спективе.

Вторая причина - это условия преподавания языка, т.е. проблемы инструментального, в пер­вую очередь, методического характера.

На данный момент очевидно, что по языко­вому вопросу наиболее чувствительная группа - это русские [3]. Ожидания значительной части русских (53,4%) по языковому вопросу доста­точно негативны, при этом одним из основных факторов является происходящий перевод де­лопроизводства на казахский язык. Показатели «азиатов» (29,6%) и «европейцев» (30,7%) лишь незначительно отличаются от ответов казахов (25%), и почти не отличаются друг от друга[3].

Следует в этой связи особо подчеркнуть, что по целому ряду других вопросов показатели «ев­ропейцев», напротив, очень мало отличаются от позиции русских, при этом существенно отли­чаясь от показателей казахов и «азиатов». При­веденные данные наглядно демонстрируют тот факт, что «языковой вопрос» в РК в чрезвычай­но высокой степени является проблемой именно статусного, т.е. психологического, субъективно­го характера.

В связи с этим, актуальной задачей яв­ляется выработка и внедрение адекватного общественно-политического дискурса, позволя­ющего четко «развести в разные стороны» язы­ковой вопрос и межэтнические отношения, при этом не отступая от целей, заявленных в проекте государственной программы «Функционирова­ние и развитие языков на 2011-2020 годы».

На сегодняшний день можно сказать, ситуа­ция серьезно изменилась по обоим направлени­ям:

во-первых, на сегодняшний день в Казахста­не молодежь из разных социальных слоев на­ходится в несопоставимых стартовых условиях - экономические, социальные, имущественные, политические интересы разных групп молодежи зачастую противоречат друг другу;

во-вторых, процесс урбанизации, порожден­ный социально-экономическим и политическим кризисом, а также деградацией села, привел к ми­грации сельской молодежи в город. Сельская мо­лодежь менее всех адаптированная к рыночным отношениям, урбанизированной среде, обладая низким уровнем образования и квалификации, объективно не может составить конкуренции городским сверстникам, что неминуемо создает точки напряжения.

Проблемой является также полученный ка­захами статус «титульной» нации, который но­сит чисто декларативный характер, и реально не обеспечивает казахов социальными и экономи­ческими возможностями, что вызывает чувство неудовлетворенности, особенно у сельской мо­лодежи. С углублением экономического кризи­са данная ситуация может стать потенциальным конфликтогенным фактором.

Для предотвращения потенциальных кон­фликтов между казахстанской молодежью пер­вичную роль играет адекватная социально-эко­номическая политика, исключающая прое­цирование существующих/возникающих со­циально-экономических проблем в межэтниче­скую сферу.

Аналогичные проблемы не раз, и притом весьма успешно, решались в различных государ­ствах в течение 20 столетия. В Казахстане также корнем проблемы является глубокий социально-экономический кризис как таковой: именно он порождает инертность населения по отношению к молодежной политике, что в итоге приводит к малой результативности принимаемых мер. Та­ким образом, принимаемые меры по решению молодежной проблемы в Казахстане могут быть успешными лишь при условии на данном этапе решения социально-экономических, образова­тельных, культурных и языковых проблем моло­дежи.

Итак, в краткосрочной и среднесрочной пер­спективе необходимо целенаправленное и кон­кретное решение социально-экономических проблем молодежи, которые являются основным рычагом преодоления сложившихся тревожных явлений в молодежной среде; именно это будет способствовать преодолению потенциально ла­тентных угроз, сложившиеся в молодых этниче­ских группах после обретения Казахстаном сво­ей Независимости. По мнению казахстанского эксперта Г. Насимовой «сейчас мы занимаемся больше вопросами устранения лишь послед­ствий конфликта, а на действительные их при­чины мы не обращаем внимания. И пока мы не сконцентрируем внимание на этих глубинных причинах, утешительный прогноз сделать будет сложно» [5].

При этом речь идет не просто о самой необ­ходимости решения социально-экономических проблем молодежи, а о необходимости приори­тетного развития всех направлений молодежной политики. 

Система ценностей казахстанской молодежи

Формирование в процессе социализации цен­ностных ориентаций казахстанской молодежи является одной из главных проблем, целей и на­правлений молодежной политики. Можно выде­лить основные институты социализации: система образования, семья, армия, СМИ, общественные организации, которые в настоящий момент не эффективны. Процессы социализации, перестав быть традиционными, но так и не став иннова­ционными, носят непредсказуемый, стихийный и малоуправляемый характер. Одной из особен­ностей процесса трансформации казахстанского общества является ценностный конфликт, кото­рый имеет ряд отличительных черт,

  • -   во-первых, отсутствует передача духовного наследия старшего поколения преемникам;
  • -   во-вторых, протекает на фоне радикальной смены ценностных ориентаций и ценностных иерархий,
  • -   в-третьих, механизм воспроизводства цен­ностных ориентаций перестает быть ведущим, уступая место адаптационным. Казахстанская молодежь в своей массе не придерживаются эко­номических и политических ценностей, а пре­следует свои экономические интересы и адапти­руется к социально-политическим реалиям.

Принципиальным затруднением для нормали­зации, эффективности деятельности институтов социализации молодежи является отсутствие, во-первых, четко очерченного образа будущего и ближайших перспектив развития нашего обще­ства, как целостного социального организма; во-вторых, отсутствие единой структуры, единого понимания о деятельности по социализации мо­лодёжи. Следствием этого затруднения является рост влияния на молодежь десоциализирующих факторов в условиях снижения социальных га­рантий, неизбежный конфликт инновационного потенциала молодежи с его институционными формами. Кризис идентичности в Казахстане приводит к тому, что молодые люди начинают придерживаться идеально-духовных ценностей, что приводит:

  • -   к усилению роли религии к жизни молодых людей (см. ниже);
  • -   политизированность этнических идентифи­каций обретут сепаратистские черты, что может привести в ряде случаев к межнациональным столкновениям;
  • -   к сдерживанию формирования гражданской идентичности;
  • -   социальной дезориентации молодежи в ка­захстанском социуме;
  • -     восстановлению приоритета идеально-духовных ценностей, характерный в Казахстане этническим группам, ведущим изолированный образ жизни при сохранении архаичных форм социальной жизни.

По социально-политическим установкам и ценностным ориентациям молодежь в целом, принимает идеи демократического общества, свободы мнений, свободы выбора собственного пути. Казахстанская молодежь высказывается за продолжение перемен в сторону повышения социально-экономического благополучия стра­ны, создания гражданского общества, строитель­ства правового государства[4].

Тем не менее, в последнее время наблюдает­ся явление размытости социальной идентично­сти, ситуация «постоянства неопределенности», «культурного супермаркета». По мнению экспер­тов, современную молодежь Казахстана в боль­шей степени можно охарактеризовать как «без­различное поколение». На очень низком уровне развития находятся такие характеристики как самостоятельность и целеустремленность, ко­торые выступают ключевыми факторами само­реализации молодого поколения. Доминантны­ми ценностями выступают деньги, образование и профессия, деловая карьера, гедонистические установки, возможность жить в свое удоволь­ствие, стремление к материальному благополу­чию.

Улучшение социального самочувствия казах­станской молодежи связывают с решением про­блемы профессионального выбора, возможно­стью самореализации, обретением желаемого социально-профессионального статуса. К при­оритетным целям молодежи относятся дости­жение деловой карьеры, получение образования, материальное благосостояние.

Среди общественных проблем, которые более всего тревожат молодых людей сегодня, на пер­вом месте стоит рост преступности, инфляция, рост цен, коррупция во властных структурах, экологическая ситуация, усиление неравенства доходов, разделение на бедных и богатых, пас­сивность граждан, их безразличие к происходя­щему.

Из личных проблем, испытываемых моло­дыми людьми, на передний план выдвигаются проблемы материальной обеспеченности и здо­ровья. Но ориентация на здоровый образ жизни формируется недостаточно активно.

Проблема формирования социальной иден­тичности современной молодежи продолжает оставаться актуальной в силу слабой эффектив­ности механизмов, способствующих интеграции молодежи в социальную структуру общества.

На данном этапе казахстанской молодежи, присуще следующие ценностные ориентации:

  • - у большинства представителей «золотой мо­лодежи» доминируют утилитарные, потребност-но- полезностные системы ценностей. В большей степени, носители традиционной этнокультур­ной системы норм и ценностей является в основ­ном сельская и часть городской молодежи, пред­ставляющей этнических казахов, т.е. большую часть казахстанской молодежи;
  • - носители упрощенной, ригидной и вместе с тем социально востребованной, прагматической системы ценностей, редуцирующей ценности к интересам, ценностную рациональность к це-лерациональности составляет основная масса городской и часть сельской молодежи, безотно­сительно к их этнической принадлежности;
  • - носители антисоциальной системы устано­вок - деклассированные и маргинализирован-ные слои молодого поколения, составляющие значительную часть молодежи всех этнических групп;
  • - носители современной, постматериалистиче­ской системы ценностей - относительно неболь­шой по отношению к генеральной совокупности сектор интеллектуальной молодежи, выделяю­щейся высоким уровнем духовно-нравственного развития, творческим складом мышления.

В настоящее время продвижением и пропа­гандой традиционных ценностей общества зани­маются традиционные конфессии и некоторые общественные организации. В государственных программах, касающихся молодежи, преоблада­ет максимальное дистанцирование государствен­ных институтов от участия в процессе формиро­вания, продвижении и модернизации системы традиционных ценностей нашего общества. В процессе социализации молодёжи только госу­дарственные институты влияют на выработку позитивных или негативных ценностных ориентаций и принимают фактическое участие в про­цессе воспитания молодежи. Доминирующая роль в воспитании молодежи и их гражданского становления играют институты СМИ и комму­никаций, которые в реальной жизни формиро­ванию потребительские ценности и ориентации у молодежи, что приводит к росту негативных факторов в молодежной среде [6].

Для преодоления разрыва поколений и нарушения преемственности в ценностно-мотивационной сфере необходимо предпринять меры по преодолению кризиса в системе социа­лизации молодежи, ориентированной на осново­полагающие традиции семьи, социальной ответ­ственности и культурно-нравственные основы для личностного развития.

Меры, принимаемые государственными орга­нам по реализации молодежных проектов и про­грамм по трудоустройству, решению жилищных проблем, развитию разносторонних способно­стей молодых людей оказываются недостаточно эффективными в силу их малой и частичной обе­спеченности. Они охватывают лишь маленькую, «избранную» и незначительную в процентном соотношении часть молодежи, в силу чего доля контролируемого соответствующими програм­мами рынка жилья, образования, трудоустрой­ства и т.д. оказываются чрезвычайно малой, не создавая диапазон действительных социальных возможностей и спектр прозрачных и осуще­ствимых способов социальных действий. От­мечаемый многими экспертами крах, нереали-зованность и невыполнимость ряда молодёжных программ и проектов, лишний раз подтверждают этот тезис.

Однако, вне зависимости от наличия или от­сутствия ресурсных возможностей, участвовать в процессе формирования систем позитивных ценностных ориентаций молодежи должны все субъекты молодёжной политики: государство, религиозные конфессии, политические партии, общественные организаций и корпорации.

Особая роль в этом процессе принадлежит государству. Ведь государство обладает наиболь­шими ресурсами и возможностями для осущест­вления целостной молодежной политики, коор­динируя свою деятельность с ее общественной составляющей.

Система ценностных ориентаций молодежи должна формироваться на базе единой систе­мы ценностей современной молодежи в рам­ках чётко сформулированной и определённой национальной идеи, стратегии национального развития (естественно, базирующейся на опре­делённых идеологических установках, опреде­ляющих выбор, иерархию ценностей; стратегию выбора и реализации механизмов, инструментов и методов осуществления процесса формирова­ния ценностных ориентаций).

Процесс формирования ценностных ориента-ций современной молодежи как самый важный механизм молодёжной политики предполагает наличие государственной идеологии. «Деидеологизации» нашего общества является тормозом для дальнейшей реализации механизма институцио-нализации единой базовой системы ценностных ориентаций современной молодёжи Казахстана. 

Роль СМИ в системе ценностей молодежи

Особенностью казахстанских СМИ в про­цессе социализации является то, что усвоение информации, полученной посредством СМИ, у детей и молодежи в настоящее время (семейное и религиозное воспитание, школьное и вузов­ское образование и воспитание) носят в большей степени индивидуальный характер, а их эффек­тивность является отсроченной во времени. Роль СМИ в процессе социализации и формирования ценностных ориентаций молодежи бывает раз­личной, нося как позитивный, так и негативный характер. К негативной стороне СМИ можем от­нести,

во-первых, в деятельности казахстанских СМИ слабо отражен процесс формирования тра­диционных духовно-нравственных систем цен­ностных ориентаций у молодежи;

во-вторых, через СМИ казахстанская моло­дежь в большей степени принимает ценности российского и западного образа жизни, стандар­тов массовой культуры и потребления.

В развитии информационного пространства страны в последнее время обозначился ряд фак­торов, заставляющих говорить о сохраняющейся угрозе негативного влияния СМИ на сознание казахстанской молодежи

-  во-первых, уровень этнокультурного состоя­ния Казахстана фактически контролируется рос­сийскими государственными медиа-компаниями и обеспечивается выверенной маркетинговой по­литикой государственных медиа-компаний Рос­сии и распространителями их медиапродукции.

-  во-вторых, географическое положение Ка­захстана, находящегося в т.н. «дуге нестабиль­ности», технические достижения, практическое отсутствие границ для информации, открыли террористическим и экстремистским организа­циям доступ для пропаганды своей идеологии на территории Казахстана;

В целом можно отметить, что вышеописан­ные риски приведут к:

  • -  сохранению одновекторной культурной ори­ентации Казахстана на Россию;
  • -    разрушению традиционных культурных ценностей молодых казахстанцев и отложения проблемы формирования национальной иден­тичности Казахстана[5];
  • -   повышению риска межэтнических и меж­конфессиональных конфликтов;
  • -   подрыву основ гражданского самосознания казахстанцев в целом.

Кроме того, региональные СМИ Казахста­на по вопросам освещения кризисных явлений в сфере межэтнических отношений выявляет наличие критических публикаций по данной сфере общественной жизни. Лидерами в этом списке являются СМИ ряда северных областей Казахстана. Основным содержанием такого рода публикаций выступает недовольство этно-политическим курсом руководства Казахстана со стороны местного населения[6]. Иначе говоря, есть основания говорить о наличии скрытой, «латентной» конфликтности. Особую тревогу в этой связи вызывают Костанайская обл., СКО, Павлодарская обл. и ВКО[7].

Таким образом, казахстанская этатисткая модель обеспечения информационной безопас­ности в информационной сфере не способна в полной мере обеспечить процесс социализации казахстанской молодежи. На данном этапе госу­дарству не в полной мере удается наладить эф­фективную государственную информационную политику в сфере обеспечения духовной безо­пасности личности [7].

До сих пор в Казахстане не сформировалась независимая от России медиа-, языковая, этно­культурная политика государства, что приводит к:

во-первых, игнорированию русскоязычным населением Казахстана изучению казахского языка и слабая интеграция русских и других эт­носов в казахстанское сообщество;

во-вторых, упрощенному подходу к роли идеологии в СМИ и, как следствие, отсутствии четких, постоянных политических позиций. В итоге в системе ценностей побеждают западные ценности, в т.ч. не абстрактная свобода инфор­мации, а свобода в соответствии с американски­ми и европейскими национальными критериями и ценностями.

Необходимо в перспективе активно исполь­зовать осуществления государственной пропа­ганды посредством СМИ, как одного из самых эффективных механизмов формирования у со­временной молодёжи систем традиционных, духовно-нравственных систем ценностных ори-ентаций, должно является одной из первоочеред­ных задач в выработке единой стратегии моло­дежной политики в РК.

Государственная пропаганда должна быть на­правлена на формирование систем традицион­ных ценностей общества, социальную консоли­дацию, формирование институтов гражданского общества, формирование идентичности молодых граждан, гражданского и правового самосозна­ния, постепенные позитивные социальные изме­нения, преодоления кризиса институтов социа­лизации, единую политику в области культуры и образования, в области воспитания и т.п. До­полнять её должна пропаганда с опорой на СМИ систем традиционных духовно-нравственных ценностных ориентаций, осуществляемая, как религиозными конфессиями, так и различными общественными и государственными объедине­ниями и организациями.

 

Литература

1            Мекебаева М. Положение молодежи в Республике Казахстан // Analytic = Аналитическое обозрение. - 2009. -№5(51) . - С. 91-96.

2            Межэтническая ситуация в Казахстане: динамика и тенденции. Исследование проведенное 1 февpаля 2010 г. // zonakz.net/articles/28020

3            Межнациональные и межконфессиональные отношения в Республике Казахстан (по результатам социологиче­ского исследования). - Алматы, : КИСИ при Президенте РК, 2010.

4            Козырев Т.А. Языковая ситуация в современном Казахстане: на середине брода // Сборник материалов конфе­ренции «Казахстанский опыт межэтнического и межконфессионального согласия: предложения для ОБСЕ (25.01.09)». - Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2010.

5            Насимова Г.О. Казахстанский опыт предотвращения политических конфликтов // kisi.kz>img/docs/1092.pdf

6            Мұсатаев С.Ш. Қазақ еліндегі ұлт пен халық ұғымдарының ара-жігі бар ма? («қазақстандық ұлт» пен «азаматтык ұлт» сандырақтарына жауап) // - Ақиқат. -2012. - №8.

7            Нуров К.И. Национальная идея: к вопросу о национальном единстве // Нуров К.И. Казахстан: национальная идея и традиции. - Алматы, 2011.

 


[1] Подробнее см.: Козырев Т.А. Языковая ситуация в современном Казахстане: на середине брода // Сборник материалов конференции «Казахстанский опыт межэтнического и межконфессионального согласия: предложения для ОБСЕ (25.01.09)», Алматы, КИСИ при Президенте РК.

[2] Не случайно в окончательной редакции Доктрины на­ционального Единства упоминаются традиционные ценно­сти как «духовная основа общества», «основа укрепления нашего единства и самобытности в современном мире».

[3] Приведенные цифры показывают процент ответов «да» и «скорее да» на вопрос «Беспокоит ли Вас развитие ситуации в языковой сфере?».

[4] Две трети молодых граждан высоко ценят свободу вы­ражения своих политических взглядов, возможность посту­пать в соответствии с совестью.

[5] В конечном итоге, борьба любого государства за по­литическую независимость, утрачивает свое значение, если впоследствии она ориентируется на ценности и нормы исторически не характерные для него.

[6] По данным исследования «Межэтническая ситуация в Казахстане: динамика и тенденции», проведенного Ка­захстанским центром гуманитарно-политической конъюн­ктуры. См.: zonakz.net/articles/28020 (1 февpаля 2010 г.)

[7] По данным социологических исследований, в Костанайской обл. высок уровень политической напряженности, в т.ч. на почве языкового вопроса. Что касается СКО и ВКО, в указанных областях существуют города и районы с преоб­ладающим русским населением и при этом граничащие с РФ; в ВКО имеет место латентная конфликтность в полосе городов по правому берегу р. Иртыш, а в 1990-е гг. в указан­ном регионе уже имели место прецеденты сепаратистской деятельности при поддержке радикальных националистов из России. Наконец, в Павлодарской обл. наблюдается ощу­тимый уровень латентной конфликтности - особую тревогу вызывает наличие таковой в т.ч. в среде молодежи: так, на­пример, в г. Павлодаре существует ряд молодежных клубов (как «русских», так и «казахских»), доступ в которые фак­тически (неофициально) ограничен по этническому при­знаку.

Фамилия автора: М.А. Мекебаева
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика