Политические протесты в современном обществе

Протест присутствует в любой системе политических отношений, сопровождает развитие любого политического режима поскольку, всякое изменение форм и методов проводимой политики неиз­бежно влияет на особенности проявления состояний политического протеста. Наглядным примером служат протесты, начавшиеся весной 2011 года в странах Северной Африки и Ближнего Востока, в результате которых были свергнуты правившие в этих странах политические режимы. В Сирии про­тесты приобрели характер кровопролитной гражданской войны. Поэтому сегодня важно определить причины современных политических протестов, факторы, влияющие на изменение их форм, при­чины появления новых форм протестного поведения граждан. Характер и динамика политического протеста зависит от многих факторов: от типа политического режима, социально-экономического развития страны, задач, решаемых государством, уровня политической культуры, социального со­става организаторов, участников и сторонников протеста, а также интересов, к реализации которых они стремятся.

В современных условиях резко возрос инте­рес к неинституционализированной политике, вызванный как широким распространением в различных странах новых общественных движе­ний, так и возросшим вниманием к перспекти­вам политического развития модернизирующих­ся стран.

Необходимость исследования политическо­го протеста продиктована как методологически­ми сложностями к определению самого понятия, так противоречивостью интерпретации эмпи­рических результатов. Исследование проблем политического протеста по сей день сопрово­ждается бурными теоретическими дискуссиями, нашедшими отражение в ряде концептуальных подходах и объяснительных моделях. Именно разнообразие и противоречивость имеющихся точек зрений обязывает еще раз вернуться к дан­ной проблеме.

Как известно, протест присутствует в лю­бой системе политических отношений, сопрово­ждает развитие любого политического режима поскольку, всякое изменение форм и методов проводимой политики неизбежно влияет на особенности проявления состояний политиче­ского протеста. Так, мы стали свидетелями вол­ны недовольства прокатившейся в ряде стран с различными требованиями, вплоть до смены политического режима. Более того, политиче­ские протесты приобрели деструктивную на­правленность и привели к насилию. Наглядным примером служат события, начавшиеся весной 2011 года в странах Северной Африки и Ближ­него Востока. Протесты в Тунисе, Египте, Ливии трансформировались в народные восстания, в результате которых были свергнуты правившие в этих странах политические режимы. В Ливии и Сирии народные восстания приобрели характер кровопролитной гражданской войны. Поэтому сегодня важно определить факторы, влияющие на изменение форм политического протеста, определить характер традиционных и появления новых форм политического протестного поведе­ния в обществе. В настоящей статье мы рассмо­трим особенности политического протеста в со­временном обществе, различные формы полити­ческого протеста, получающие сегодня широкое распространение в обществе. 

Теория проблемы

Важная роль в осмыслении содержания по­литического  протеста принадлежит понятию аномия, трактуемой как состояние индивида или общества в целом, при котором ослаблено или приостановлено действие ценностно-норма­тивных регуляторов поведения. Причем акцент делается на том, что аномия является одной из наиболее важных причин конфликтной позиции по отношению к той или иной политической системе.

Развернутую концепцию характерных осо­бенностей возникновения процесса аномии пред­ложил американский социолог Р. Мертон. Объ­ективной основой возникновения аномии служит то обстоятельство, что всегда существует «раз­рыв между желанностью целей и доступностью их при помощи нормативно оправданных спо­собов». Ученый выделил пять видов поведения, способных вызвать аномию: конформность, ин­новация, ритуализм, ретритизм, мятеж. Из всех типов поведения следует обратить внимание на причины мятежа, который рассматривается Мертоном как реакция приспособления. «Мятеж воз­никает, - отмечает Р. Мертон, когда существу­ющая система представляется препятствием на пути достижения целей, признанных законными. Для участия в организованной политической де­ятельности необходимо не только отказаться от приверженности господствующей социально структуре, но и перевести ее в новые социальные слои, обладающие новым мифом» [1].

Центральным элементом во многих объясни­тельных моделях протеста является относитель­ная депривация. Социально-психологическая разновидность данного подхода, подразумева­ет, что механизмом, способствующим протест, является увеличение разрыва между быстрым ростом ожиданий, вызванных общественными изменениями, и возможностями их реального удовлетворения. Это субъективное чувство не­довольства, которое проявляется по отношению к своему настоящему. Исходной здесь является посылка, что отдельные индивиды и группы ис­пытывают состояние депривации главным об­разом на основании сравнения, сопоставления своих социальных условий с условиями других индивидов или групп в негативном для себя свете. Так, субъект А будет находиться в состо­янии относительной депривации по отношению к объекту Х (чаще всего понимаемому как опре­деленный уровень социального благополучия, благосостояния) в случае, если:

  • субъект не обладает Х; субъект хочет обладать Х; субъект сравнивает свое положение с неко­торыми субъектами, обладающими Х;
  • субъект рассматривает как реальное и осу­ществимое свое обладание Х [2].

Относительную депривацию Т. Гарр опре­деляет как воспринимаемое индивидами рас­хождение между ценностными экспектациями и ценностными возможностями.

Ценностные экспектации - это те блага и условия жизни, на которые люди, по их убежде­нию, имеют полное право претендовать

Ценностные возможности - это те блага и условия жизни, которых, как им кажется, они в состоянии реально достичь или удержать, ис­пользуя доступные им социальные средства. Социентальные условия, которые создают не­кий средний уровень интенсивности экспекта-ций без роста соответствующих возможностей, увеличивают интенсивность неудовлетворен­ности [3].

Следующая теория, необходимая для из­учения протеста является кризис политического участия, который обусловлен созданием власт­ными структурами препятствий на пути вклю­чения в активную политическую жизнь соци­альных групп, заявляющих о своих претензиях к правящей элите.

Ключевой в изучении политического проте­ста стала теория мобилизации ресурсов, сосре­доточившая внимание на ресурсах и мобилиза­ционных возможностях организации как реша­ющих факторов возникновения общественного движения.

Для понимания сущности политического протеста необходимо выяснить этимологию данного понятия. Происходит от лат. prоtestаri «изъявлять, открыто заявлять», из pro «вперёд, для, за, вместо» + testari «призывать в свидете­ли, ссылаться». В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой протест определяется как решитель­ное возражение против чего-либо [4].

Одной из самых признанных дефиниций протеста является, предложенная американски­ми исследователями Дж. Дженкинс и Б. Клан-дерманс, которые определяют политический протест как коллективное действие или систему коллективных действий, направленных на изме­нение систем представительной и исполнитель­ной власти, проводимой государственной поли­тики или взаимоотношений между гражданами и государством в целом [5].

Особое внимание заслуживает подход Со­ловьева А.И., определяющий политический протест представляет собой разновидность не­гативной реакции индивида (группы) на сложив­шуюся в обществе политическую ситуацию или конкретное действие отдельных органов госу­дарства и политических оппонентов [6].

Таким образом, политический протест за пределами формального определения представ­ляет собой весьма сложное, многомерное явле­ние политической жизни.

Во-первых, он может существовать в виде внутреннего состояния неприятия политическим субъектом господствующих в обществе полити­ческих отношений или политической системы в целом.

Во-вторых, политический протест - это определенная форма выражения несогласия, со­противления, неприятия господствующего поли­тического курса, проявляющаяся определенной акцией, действием, поступком протестного ха­рактера.

В-третьих, политический протест- это явле­ние политики, атрибут политического, представ­ляющий собой противодействующие силы, дви­жения, тенденции, идущие вразрез основному течению политической жизни; это «свое-другое» конкретного политического курса [7]. Причины политического протеста Характер и динамика политического проте­ста зависит от многих факторов:

  • -   особенностей переживаемого страной пе­риода исторического развития;
  • -   специфики задач, решаемых государством на том или ином отрезке времени или решаемых самим протестным движением;
  • -   своеобразия социального состава органи­заторов, участников и сторонников протеста, а также интересов, к реализации которых они стремятся.

Как известно, «протест возникает там, где преобладают неэффективные стратегии и тех­нологии осуществления власти. Это означает, что люди протестуют, когда чем-то недовольны. Все началось с Туниса, перекинулось на другие арабские страны. А в двух из них дело дошло до гражданских войн, одна из которых в Сирии продолжает разгораться. В других арабских го­сударствах протесты происходят снова и снова, и вновь подавляются с различной степенью же­стокости и успешности. В различных европей­ских странах также перманентно происходили манифестации, акции протеста, демонстрации и массовые беспорядки, уровень которых в том же Лондоне поразил весь цивилизованный мир. Арабская весна несколько позже обернулась американской осенью, когда заволновались на­родные массы и в США под знаменами движе­ния Захвати Уолл-стрит, вставить нужное в за­висимости от места проведения). А в октябре которое распространилось практически на все развитые экономики с той или иной степенью массовости под лозунгом Захвати чего-нибудь (массовые акции протеста под этим лозунгом в один день прошли в 82 странах мира от Рима до Токио, от Нью-Йорка до Сиднея, собрав более полутора миллионов человек. Начались массо­вые протестные выступления в России, которые продолжают иметь место до сих пор. Все чаще начинают приходить сообщения об акциях про­теста в Китае. Чем дальше, тем недовольных в мире становится все больше» [8].

Главным поводом для недовольства явля­ются экономические причины: снижение уров­ня жизни, безработицу, отмену льгот и пр. При этом опыт многих стран указывает на то, что со­циально-экономические кризисы могут способ­ствовать протестной социальной мобилизации или выполнять функцию «спускового механиз­ма», но массовые протесты возникают только в тех случаях, когда они совпадают с периода­ми серьезной политической нестабильности и неопределенности. Социально-экономические кризисы, по-видимому, приводят к ограничен­ной и низовой мобилизации, в то время как си­стемные политические конфликты приобретают массовый характер. Поэтому важно проводить различие между разными триггерами протеста и осознавать порог коллективного терпения и про-тестного потенциала. Хотя эти пороги определя­ются особенностями каждой страны и эпохи, мы знаем, что они связаны с уровнем политическо­го доверия и поддержки отдельных политиков и политических институтов. Это подчеркивает всю важность анализа тенденции снижения до­верия к политикам и институтам власти. Кроме того, известные случаи массовой социальной мобилизации указывают на то, что порог терпе­ния населения чаще всего наступает, когда осоз­наваемые людьми права и свободы оказываются под угрозой, и «простые люди», ранее не прини­мавшие участие ни в каких акциях, вливаются в ряды протестующих [9].

Есть еще один фактор, способствующий ро­сту протестных настроений в обществе. Это раз­витие Интернета и социальных сетей. Комму­никации делают доступной в реальном режиме времени информацию о качестве и уровне жизни в самых богатых экономиках мира для расширя­ющегося круга пользователей из развивающихся стран. А так как все оценивается в сравнении, то у людей, находящихся в менее комфортных ус­ловиях жизни, эти сравнения вызывают чувство неудовлетворенности. Посредством сети Интер­нет и сотовых телефонов, flash mob проводится агитация, обучение лидеров групп наиболее эф­фективным методам протеста, использование так называемых карнавальных технологий. Со­циальные сети способствуют консолидации и организации в реальной жизни протест, причем безотносительно к тому, спровоцированы эти протесты кем-то или проявляются стихийно.

Как известно, именно социальные сети сы­грали активную роль как в лондонских массовых беспорядках, так и в пробуждении протестных настроений в арабских странах. Интернет и дру­гие информационные технологии стали для от­дельных граждан полем и инструментом моби­лизации ресурсов, самоорганизации, независимо от воли начальства. Оказалось, что компьютер плюс мобильник и даже телефон - мощное сред­ство коммуникации и самоорганизации, как про-тестной, так и созидательной, конструктивной.

Если верить данным Союза международных связей, до ливийской революции, всего лишь 4% граждан имели доступ к Интернету. В 2011 году, когда в процессе гражданской войны Кадафи по­терял практически контроль над страной, этот показатель повысился до 17%. То есть около 1,1 млн. ливийцев имели доступ к Интернету.

В Египте период Мубарака так социальные сети контролировались властью. Здесь также на­родные протесты ослабили контроль над СМИ. В Египте Facebook, Twitter, YouTube и другие блоги активно организовали акции протеста. С 11 января до 10 февраля 2011 года более 34 млн. египетских граждан открыли 2313 страниц в Facebook. В них было написано 461 тысячи со­общений. За это время египтянами обменялись 93 млн. твиттов. В Тунисе также Интернет жест­ко контролировался государством. Спецслужбы и органы безопасности контролировали даже личные электронные почты граждан. Оппози­ционные сайты подвергались блокированию. Социальные сети также сыграли важную роль в осуществлении «жасминовой» революции [10].

Мы согласимся с мнением экспертов, ко­торые считают, что роль Интернета в арабских событиях несколько преувеличено. Если посмо­треть на данные статистики, количество пользо­вателей Интернета в ряде арабских стран, в том числе тех, где произошли революционные собы­тия, и вовлеченность пользователей в социаль­ные сети - на порядок ниже, чем на Западе. Не­которые эксперты рассматривают версию само­пиара со стороны крупных сетей вроде Facebook и Twitter. По их мнению, что если уж говорить о каких-то медийных средствах, повлиявших на мнение большого количества людей, то это были в первую очередь телеканалы, которые действи­тельно стали неким «оружием массового пора­жения». Многие люди, наблюдая за новостями и сводками именно по телевидению, после этого приняли активное участие в событиях.

Вместе с тем, социальные сети являются не столько причиной произошедших революций, сколько современным инструментом, используе­мым в интересах активизации протестных настро­ений, координации действий протестующих, ин­формирования международной общественности о происходящих событиях. При этом главным ус­ловием все-таки являются наличие соответству­ющих политических и социально-экономических причин для развития революционной ситуации, а также предрасположенность (психологическая готовность) определенной части граждан страны к участию в протестных акциях [11].

Тем не менее, идеи о тех или иных формах регулирования Интернета постоянно обсуж­даются на государственном уровне. Но соци­альные сети — это инструмент, доступный для всех, а эффективность его использования зави­сит от того, кто как это сумеет сделать. Обраща­ет на себя внимание, что в тех же США и Брита­нии несколько ужесточили правила пользования Интернетом после протестов, при этом США на правительственном уровне финансируют расши­рение своего влияния в социальных сетях, ратуя за полную свободу в сети для всего мира. Россия же и Китай более активно и жестко усиливают контроль над Интернетом, выступая за принятие на международном уровне регламентирующих правил. В общем, кто чувствует себя более уве­ренным на этом поле, тот выбирает для себя на­ступательную стратегию и настаивает на полной свободе действий. Кто чувствует себя не совсем уверенно на информационно-идеологическом поле, тот выбирает для себя защитную тактику и отстаивает свое право защищаться [8]. 

Старые и новые формы политического протеста

Сегодня к традиционным формам политиче­ского протеста - митингам, забастовкам, пике­там, манифестациям - специалисты добавляют так называемые спектакулярные формы - флэш-бомы, хэппенинги, перфомансы - которые в со­временном обществе получают все большее рас­пространение [12].

К их отличительным особенностям они от­носят отсутствие необходимости получать раз­решение властей на проведение мероприятия, а также ориентацию на медийность, а не на массо­вый характер проводимых акций. Несмотря на то, что цели таких акций зачастую не артикулирова­ны, не представлены в виде конкретных требова­ний политических преобразований, определен­ные тактики и приемы действия, применяемые в ходе их осуществления, получают все более ши­рокое распространение. К числу таких приемов исследователи относят карнавальность с харак­терными для карнавала внешними атрибутами (одежда ярких цветов и вызывающих фасонов, клоунский грим и др.), ориентированными на высмеивание, абсурдизацию действительности. Использование таких техник, как карнавальная инверсия, субверсивная аффирмация, пародия и др. не просто привлекают внимание обществен­ности к недостаткам политической системы, но и создают достаточно «неудобную» ситуацию для представителей власти. Анализируя спек-такулярные формы политического протеста с позиции технологического подхода, исследова­тели обращают внимание на их основные, на их взгляд, преимущества. К их числу они относят высокую степень организованности и экономич­ности, поскольку при относительно небольших затратах, как людских, так и материальных, до­стигается медийность, и таким образом проте­стующие получают возможность заявить о себе и привлечь внимание общественности к опре­деленным социальным и политическим про­блемам. В то же время исследователи отмечают деструктивный характер таких форм протеста, ведь критикуя и высмеивая власть, протестую­щие не выдвигают обоснованных требований и не предлагают альтернативных вариантов ре­шения актуальных проблем. Кроме того, спек-такулярные формы протеста ориентированы на достаточно узкие круги общественности, в ос­новном это городская молодежь с высшим обра­зованием и студенты. Таким образом, несмотря на высокий уровень «технологичности», флэш-бомы, хэппенинги и перфомансы остаются сво­его рода экзотикой в ряду используемых форм политического протеста [13]. Можно вспомнить, как тысячи демонстрантов вышли на улицы Кие­ва, которые выступали против политических ре­прессий. Митингующие призывали к отставке украинского президента ВиктораЯнуковича и требовали свободы для Юлии Тимошенко. Од­нако ее сторонники называют это обвинение по­литически-мотивированным. Митинг завершил­ся символическим перфомансом: на площади развернули стилизованный флаг Евросоюза. Во­йти в ЕС - еще одно требование демонстрантов. Стражи порядка спокойно реагировали на акции протеста и никого не задержали.

В целом протесты в западноевропейских странах и государствах СНГ объединяют общие причины - граждане недовольны высокой стои­мостью жизни, высоким социальным неравен­ством и безработицей. Однако, в странах СНГ действия властей нередко приводит к актуализа­ции несистемных и нелегальных видов протеста. 

Функции политического протеста Несмотря на всю относительность оценок функций политического протеста, по своему значению и смыслу они играют конструктивную и деструктивную роли.

Конструктивная роль. Во-первых, полити­ческие протесты являются стимулятором соци­ально-политических изменений, способом обна­ружения и фиксаций назревших противоречий и проблем в обществе. Тем самым они дают сигнал о неблагополучии в социуме, вскрывая причины неудовлетворенности и противостояния инди­видов и социальных групп. Каждая протестная акция - это своего рода сигнал на необходимость принятия политических решений, неотложных мер к устранению причин напряженности в об­ществе, к изучению факторов, породивших про­тестную активность. Как отмечает Никовская Л. И., конфликтное противостояние «протестую­щей улицы» и власти вскрывают более глубокие процессы и разломы, которые сопровождают со­временное развитие. С одной стороны, это тре­бование радикального расширения публичного пространства выработки и реализации государ­ственных решений, сопровождающееся кризи­сом легитимности не только авторитаризма, но и демократической репрезентации, с другой — это реальная угроза для устойчивого развития совре­менных политических систем, а следовательно, поиск такого политического порядка, который бы обеспечивался не столько институциональ­ной определенностью, сколько сопряженностью ответственных заявлений и действий [14].

Протесты отражают потребности, интересы и устремления людей, выявляют причины не­удовлетворенности, что в спокойной обстановке скрывается за привычными нормами поведения. В состоянии протеста власти могли бы выявить существование объективных проблем и проти­воречий общественного развития.

Функцией политического протеста является его способность создавать условия политиче­ского и гражданского становления личности. В некотором роде, среда политического протеста -это своего рода школа формирования политиче­ских навыков и умений, развития способностей и профессиональных политических качеств.

На основе анализа функций политического протеста отмечается, что определение и харак­теристика основных функций политического протеста подтверждает вывод о том, что вне политического протеста в той или иной форме, политическое развитие как реальный процесс не существует. Анализ функций политического протеста показывает содержащийся в нем демо­кратический потенциал, что особенно важно в современных условиях.

Политический протест обладает динамиче­ской функцией. В марксистских определениях верно подмечена общая способность политиче­ского протеста более быстрыми темпами дви­гать общественное развитие и осуществлять социальные перемены. Размеренное, плавное течение социальной жизни, где радикальные преобразования вообще отсутствуют, а незна­чительные изменения не затрагивают существа проблем, разворачивается во времени медленно, как бы нехотя. Но стоит в той или иной форме проявиться протестному действию как все при­ходит в движение. Привычные нормы поведе­ния и деятельности, годами удовлетворявшие людей, отбрасываются с удивительной решимо­стью и без всякого сожаления. Под ударами про-тестных акций общество может преобразиться до неузнаваемости, как в положительном, так и отрицательном значении [7].

Поэтому выделим характерные особенности, которые присущи деструктивным политиче­ским протестам.

Во-первых, насильственные политические протесты могут угрожать интеграции общества, разрушить сложившиеся социально-политиче­ские структуры, создать высокий уровень напря­женности в стране, вызвать раскол общества.

Во-вторых, они могут привести к замедле­нию темпов социально-экономического и по­литического развития общества, вызвать стагна­цию и кризис социальной системы, сворачива­нию всех ранее проведенных демократических преобразований.

В-третьих, политические протесты способ­ствуют нарушению нравственных установок ин­дивида или социальной группы, формированию у человека чувства ненависти и желания отмще­ния, поскольку сопровождаются физическим и психологическим насилием, огромным количе­ством жертв.

В-четвертых, на пути возможного их разре­шения появляются устойчивые препятствия, и протест может повлечь за собой деструктивные конфликты.

Опыт протестных действий демонстрирует, что протестная активность — самый эффектив­ный способ для инициирования конструктивных действий со стороны органов власти. В обще­ственном сознании все прочнее закрепляется цепочка «проблема-протест-общественное вни­мание-действия властей» [14]. Поэтому необ­ходимо институционализировать политический протест. Как считают эксперты, необходимо упо­рядочить политическое протестное поведение, означающее становление норм и правил про-тестного поведения посредством поэтапного ус­ложнения протестного движения от стихийных массовых выступлений через законодательное оформление политического протеста, выделе­ние лидеров, формирование организационной иерархии, идеологии, программы к активным политическим организациям протестного харак­тера. Это значит, что нельзя квалифицировать любые требования протестующих, как провока­ции или маргинальность, необходимо лучше по­нимать, где заканчивается терпение населения, и начинаются массовые акции протеста [14].

В последнее время власти ряда европейских стран также сталкиваются с проявлениями недо­вольства населения социально-экономической ситуацией. Но все-таки характер социального протеста во многом соответствует демократиче­ским традициям и уровню политической культу­ры, имеющимся в том или ином обществе.

Протестная активность - исключительно мно­гогранная проблема, исследование которой допу­скает различные подходы и уровни изучения, по­этому выводы, к которым приходит автор статьи, не претендуют на бесспорность и на исчерпываю­щее освещение этой многоплановой темы.

Что касается протестного потенциала казах­станского общества, то он связан больше с со­циально-экономическими проблемами. Вместе с тем, большинство казахстанских граждан при разрешении своих проблем не ориентировано на неконвенциональные протестные действия и не склонно к применению нелегитимных способов, что снижает вероятность возникновения проте­стов насильственного характера. Сегодня важно определить факторы, влияющие на изменение форм политического протеста в Казахстане, определить характер традиционных и появления новых форм политического протестного пове­дения в казахстанском обществе. В этой связи следует отметить, что протестный потенциал в Казахстане это отдельный предмет для нашего дальнейшего исследования.

Статья написана в рамках фундаменталь­ного научного проектаМОНРК«Общественно-политическая стабильность как основа нового этапа развития Казахстана». 

 

Литература

1   Мертон Р.К. Социальная структура и аномия // Социс. - 1992. - №3. - С. 104-114.

2   Политическая социология / Отв. ред. В. Семигин. - М.: Мысль, 2000. - С. 150-151.

3   Гарр Т. Почему люди бунтуют. - СПб.: Питер, 2005. - С.10-11.

4   Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., дополненное. - М.: Аз­буковник, 1998. - С. 623.

5   Jenkins J.S., Klandermans B. The Politics of Protest. Comparative Perspectives on State and Social Movements. Univ. of Minnesota Press: UCL Press.1995. Р.6.

6   Соловьев А.И. Политология: Политическая теория. Политические технологии. - М.: Аспект-Пресс, 2001. - 559 с.

7   Поздняков С. В. Политический протест: Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. по-литич. наук. - Ростов н/Д, 2002. - 26 с.

8   Абатуров В. Протестующий мир // inosmi.ru/

9   Онук О. Кризис и социальная мобилизация в государствах переходного периода europeandcis. undp.org/ 

10     Роль Интернета в преобразованиях арабского мира // kulturavostoka.com

11     «Сумеречная зона» или «ловушки» переходного периода. // Авт. коллектив Сатпаев Д. и др. -Алматы, 2013.- С.92-93.

12     Зайцева А. Спектакулярные формы протеста в современной России: между искусством и соци­альной терапией // Неприкосновенный запас. - 2010. - № 4 (72).

13     Политический протест в современном обществе teoria-practica.ru

14     Никовская Л.И. Гражданское общество и протесты: что за ними стоит? // Мониторинг обще­ственного мнения.- 2012.- №4 (110).

Фамилия автора: Г.О. Насимова, Р.Б. Сейсебаева
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика