Образование, управление будущим и парадоксы западнизма

Статья посвящена феномену стратегии как форме работы со смыслами, раскрывается ее механизм, связь процессов смыслообразования с проблемой идентичности. Анализируется концепция западнизма А Зиновьева, выявляются характерные черты западоидов. Особенности, место, роль, функции и проблемы современного образования в западных странах разбираются на основе идей А.Зиновьева и Д.Джекобс. В работе уделено внимание и Америке, увиденной глазами путешественника Ж.Бодрийяра.

В условиях огромного количества антро­погенных факторов техногенной цивилизации выживание человеческого сообщества и отдель­ных государств зависит от механизмов противо­стояния разрушительным, дестабилизирующим тенденциям современного мира. Обострение экологической ситуации на планете, необходи­мость перехода к глубинной экологии требуют радикальных изменений в господствующих си­стемах ценностей, мировоззрений, стереотипов и установок. Одним из оснований и механизмом устойчивого социально-экономического раз­вития Казахстана, инвариантом стабильности и процветания является такой социальный инсти­тут как образование. ООН и ЮНЕСКО считают образование основным инструментом приобще­ния к глобальной этике и воспитания культуры мира с ценностями демократии, толерантности, уважения прав человека. Ключевым ресурсом экономической и военной силы нации, символом конкурентоспособности страны на современной мировой арене становятся знания, а не труд, не капитал, не сырье. Знания выступают главным источником неравенства. Сегодня гарантом су­ществования и динамики знания в обществе, цен­тром общественной жизни становится институт образования. Раньше таким центром была цер­ковь. В системе образования осуществляется не только трансляция, но и созидание знания. Дан­ный аспект образования ярко отражен в опреде­лении «образование и есть культура в динамике» (К.С.Пигров) [1]. Институт образования передает знания (существующие идеи) по двум мощным каналам: от поколения к поколению и от произ­водителей знания - институтов науки к народу, массам, людям, выступая мостом, посредником между ними. Институт образования, как и обще­ство в целом, консервативен, стремится к устой­чивости, общественному порядку, общественной структуре. Общество все время учится. Поэтому институт образования может быть представлен как модель, калька «общества в динамике» [2]. Об этом всегда знал и руководствовался в своей научной, организационной, педагогической дея­тельности Мой Дорогой и Мудрый УЧИТЕЛЬ АГЫН ХАЙРУЛЛОВИЧ КАСЫМЖАНОВ. Он постоянно уделял пристальное внимание раз­витию философской культуры подрастающего поколения. По его книге «Культура мышления» училась вся философская молодежь Союза, со всего Союза в Алматы слетались ученики Агына Хайрулловича на Летние Школы, чтобы увидеть и услышать своего Учителя, чтобы поучиться у него и друг у друга. С огромным воодушевлени­ем слушала его лекции о Степной цивилизации американская молодежь. Он был фасилитатором уже тогда, когда это слово и профессию еще не придумали. Он всегда мыслил широко, глубоко и стратегически и этому нам надо постоянно у него учиться.

В современном мире феномен стратегии по­лучает более широкую трактовку, чем прежде. Традиционные представления стратегии и так­тики были сопряжены с военным делом, искус­ством ведения войны, акцентировали внимание на настоящем, соотношении целей и средств, ре­сурсе разрушения, западном деянии. Современ­ный подход к стратегии - гражданская стратегия - это переход от настоящего к будущему с фоку­сом на будущее, восточное недеяние, стратегия мягкой силы, непрямого действия, с ресурсом созидания. Стратегия, как целевое программи­рование ситуации, определенная структурация целей, моделирует ситуацию хаоса, чтобы с по­мощью управляемого хаоса, выйти в нужном на­правлении [3]. Так, стратегия выступает формой работы по управлению смыслами.

Стратегия управляет процессами формиро­вания и конструирования картины мира, миро­воззрения. Данная программа является долго­срочной, но самой эффективной и оптимальной. Стратегия оптимизирует процессы управления будущим за счет удержания одновременно в еди­ном поле зрения, фокусе точек настоящего и бу­дущего и структурирования ситуации. Механизм «работы» стратегии заключается в следующем: переход к желаемому будущему происходит по­степенно, но по четкому алгоритму - рамках данной операции отдельные элементы настоя­щего заменяются элементами конструируемого будущего [3]. Так, изящная, мягкая и интенсив­ная техника «Промывание мозгов» использова­лась китайскими товарищами - коммунистами при перевоспитании американских военноплен­ных после войны в Корее. В результате воспита­тельной работы у американских солдат поменя­лись политические убеждения, кроме того, они уверовали, что США сами начали войну в Корее и применяли там бактериологическое оружие [5]. По такому же сценарию осуществлялись «бархатные» революции в Грузии, в Югославии, в Украине. Аналогичным образом действуют и тоталитарные секты [3]. Поскольку все «опера­ции» осуществляются ненасильственными мето­дами и средствами с ориентацией на эмоцио­нальную составляющую человека и подсозна­ние, осознание происшедшего, если и происхо­дит (а может и не произойти), то постфактум. Материально, ресурсно, психологически легче воспринимать готовый продукт, чем творить са­мому. Поэтому люди придерживаются традиций, ритуалов в повседневной жизни и в будни, и в праздники. Если уже существует символический ряд: Новый год, Дед Мороз, нарядная елка, по­дарки, зачем создавать что-то новое? Смыслоо-бразование, созидание и удержание картины мира - это выгодный, хотя и в долгосрочной пер­спективе, тип продукта. Результатом смыслоо-бразования выступают смыслоуслуги - постро­енная на архетипах коллективного бессозна­тельного «гедонистически» окрашенная картина мира, варианты интерпретаций, позволяющих понимать, видеть мир так, чтобы получать от них удовлетворение. В культуре смыслоуслуги суще­ствуют в двух формах: обязательной, основной и факультативной, неосновной. Обязательную форму представляют школа, университет - соци­альные институты социализации. К факульта­тивным относятся телевидение, кино, литерату­ра - представители СМИ - культуры и массовой культуры [3]. На современном этапе развития культуры - на этапе экранной культуры - роль СМИ и массовой культуры в процессах смысло-образования, создания смыслов, ценностей чрез­мерно возрастает. Процессы создания смыслов (ценностей) являются определяющими в жизни каждого элемента человеческого сообщества: се­мьи, организации, страны, цивилизации. Часть данных ценностей могут существовать в авто­номном режиме, часть пересекается с чужими смыслами. Но есть области, где пересечение, за­имствование запрещены. Каждая страна, органи­зация охраняет и защищает, свои смыслы, цен­ности и их генераторов. Если не будет своих смыслов, не будет и своих целей, а, следователь­но, и не будет своей стратегии [3]. Сохранение и создание своей национальной идентичности -центральная задача народа в любой период сво­ей истории: и на заре цивилизации, и в мульти-культурном мире эпохи глобализации. Нужно выдержать баланс между своим и чужим, чтобы не отстать от времени и общечеловеческой исто­рии и не потерять своего «лица», найти свою нишу в мировом сообществе. Об этом предупре­ждал блестящий знаток миров «коммунизма» и «западнизма» философ и социолог А.А. Зино­вьев: в устах Запада за глобализацией может прятаться американский тип свободы и демокра­тии, а за помощью и поддержкой - неоколониа­листские настроения [6]. С ним согласен А. Х. Касымжанов. В 1996-1997 годах, находясь в США по линии фонда Фулбрайт в Оклахомском государственном университете с лекциями по степной цивилизации, он мог лично убедиться в правдивости образа Запада, созданного А.А. Зи­новьевым [8]. Сфера образования современного Запада также полна парадоксов и сюрпризов. Она является продуктом западнизма. Западниз-мом А. А. Зиновьев называет социальный строй (социальную организацию) современных странзападного мира - США и западно-европейских стран.

Капитализм и демократия выступают эле­ментами западнизма, но не исчерпывают всего содержания данного целостного социального феномена. Общества западнистского типа сфор-мировалисьврамкахединойзападно-европейской цивилизации. Людей западнистского типа - за-падоидов - характеризуют следующие черты: «повышенная склонность к индивидуализму.

  • Высокий интеллектуальный и творческий уро­вень.
  • Изобретательность.
  • Практицизм.
  • Делови­тость.
  • Расчетливость.
  • Конкурентоспособность.
  • Авантюристичность.
  • Любознательность.
  • Эмо­циональная черствость.
  • Холодность.
  • Тщеславие.
  • Повышенное чувство собственного достоинства.
  • Чувство превосходства над другими народами.
  • Высокая степень самодисциплины и самоорга­низации.
  • Стремление управлять другими и спо­собность к этому.
  • Способность скрывать чув­ства. Склонность к театральности.

Почти все они в той или иной мере побывали в роли завое­вателей и колонизаторов». Общими усилиями за-падоиды создали материальную культуру на основе научного познания мира и технических изобретений на базе науки. Именно это позволи­ло им стать лидерами в эволюции человечества [6]. Разнообразные виды деятельности и соци­альные позиции людей нашли отражение в раз­личиях и иерархии учебных заведений, являю­щихся условием самосохранения общества и воспроизводства наличного состояния. Сфера образования и обучения превращается в сферу воспроизводства, борьбы и за свои интересы, за сохранение и улучшение своего статуса различ­ных социальных институтов и подразделений населения. В нее вмешиваются государство, по­литические партии, массовые движения, обще­ственные организации, церковь, культура, прес­са. В системе образования и обучения современных западных стран, отмечает А.А. Зи­новьев, существует два сектора, формирующих людей принципиально различных социальных типов. В первом, преимущественно частном сек­торе, обучается будущая руководящая элита об­щества, а во втором - государственном - смена для руководимых ею масс. Первый сектор при­вивает молодежи сознание и амбиции будущих правителей, хозяев, вождей и наставников обще­ства. Второй сектор готовит рабочую силу для учреждений и предприятий, здесь производятся не знающие, а умеющие работать люди, их амби­ции искусственно занижаются. Так формируется огромная масса невежественных и манипулируе-мых людей. Еще одной особенностью образова­ния и обучения мира западнизма, обнаруженной А. А. Зиновьевым, является сильная диспропор­ция между потребностями общества и продук­цией системы образования. Социальной тенден­цией стал рост доли людей умственного труда. В Германии она приняла вид «немцы должны ра­ботать головой, а руками должны работать ино­странцы».

В 1991 году в Германии более 1/3 молодых людей (33%) стремились получить выс­шее образование, а в конце ХХ века эта цифра равнялась уже 40%. Это характерно и для других развитых стран современного Запада. Следстви­ем данных диспропорций стало воспроизвод­ство:

1) плохо образованных и плохо обученных людей;

2) слоя людей, формально получающих хорошее образование, но не находящих работы по призванию и профессии;

3) слоя переучиваю­щихся высококвалифицированных специалистов устаревших профессий.

Первая категория вы­пускников пополняет ряды безработных, пре­ступников, деморализованных люмпенов. Вто­рой слой образуют выпускники университетов, дающих слабое общее образование и плохое профессиональное обучение, а также выпускни­ки средних учебных заведений. Данная катего­рия выпускников завышает претензии о своей значимости и ценности, не занимается неквали­фицированной и низкооплачиваемой работой, а перебивается случайными заработками, живет за счет родственников и благотворительных фон­дов. Научно-технический прогресс и экономиче­ские перемены приводят к избытку высококва­лифицированных специалистов устаревших профессий и дефициту подготовленных специа­листов новых профессий. Появляется категория переучивающихся. Если вспомнить «бунт на ко­ленях» (Г. Мяло) французской молодежи в мае 1968 года, то одной из предпосылок данного со­бытия было «перепроизводство» гуманитариев, которые не могли найти себе работу. Интел­лектуально-информационные технологии в усло­виях научно-технической революции приходят и в сферу образования и обучения.

В сфере обра­зования, подчеркивает А. А. Зиновьев, существу­ют два аспекта:

1) развитие в человеке его вну­треннего интеллектуального мира и его способностей;

2) развитие способностей исполь­зовать богатства сферы образования и человече­ских навыков.

Второй аспект, являющийся вторичным, производным от первого, в условиях информационных технологий стал доминиро­вать за счет первого. Поэтому образование даже профессиональной элиты однобоко, узко, одно­мерно. Упала общая образованность, исчезла культурная аристократия как особый социаль­ный слой. А.А. Зиновьев вскрывает еще один ин­тересный момент из реальной, а не рекламно-пропагандистской, имиджевой стороны жизни современного Запада. Средства образованности в мире западнизма общедоступны потенциаль­но, условно. Если есть способности, средства и время, человек может получить любое образова­ние, никто и ничто не будет препятствовать ему в получении желаемого. Общедоступность обра­зования иллюзорна. Фактически, в реальности необходимые средства, способности и время есть не у каждого [7]. О разрыве между желания­ми и возможностью их осуществления, о проти­воречии между утверждаемой свободой челове­ка и ее фактическим ограничением, говорили ранее Э. ФроммБегство от свободы») и К. ХорниНевротическая личность нашего време­ни»): выбор работы, отдыха, друзей социально дифференцирован. Работа А.А. Зиновьева «За­пад. Феномен западнизма» - точный и живой об­раз современного Запада, хотя была написана в 1993 году в эмиграции в Мюнхене. Мир запад-низма, несмотря на красивые и сладские слова о свободе и демократии, не приемлет инакомыс­лия, в нем, оказывается, тоже есть свои Зиновье­вы. Американскую исследовательницу Джейн Джекобс, которая разбила иллюзию о мудро и хорошо устроенной американской жизни, Нью-Йорский университетский истеблишмент не принял и не допустил в профессорский корпус, к студентам, проявив нетерпимость к самостоя­тельным мыслям автора бестселлера 60-х годов «Жизнь и смерть великого американского горо­да» (1962). Она уехала в Канаду ключевым кон­сультантом по «мягкой» реконструкции старых районов города Торонто эпохи расцвета. Д. Джекобс не являлась постмодернисткой, она просто «гражданка старшего возраста», пережившая в юности Великую депрессию, которую беспокои­ло будущее ее страны и цивилизации. В итоговой книге - предостережении «Закат Америки. Впе­реди Средневековье» (2004). Д.Джекобс рассма­тривала перспективы развития семьи, науки, налогообложения, вопросы саморегулирования и самоконтроля на предприятиях, жилищные во­просы, проблемы образовательной сферы на се­вероамериканском континенте. Традиционно считалось, что образование важно для самосо­вершенствования и хорошо для повышения жиз­ненного уровня. Но сегодня основной задачей университетов Северной Америки является не образование, а выдача дипломов. Траты на обра­зование, обучение в бакалавриате и магистрату­ре для американцев столь же необходимы, как покупка и содержание автомобиля. Без диплома бакалавра и магистра нельзя получить достойно оплачиваемую работу. Диплом об окончании университета или колледжа - это пропуск наверх из низшей социальной группы или страховка от соскальзывания вниз на ступень ниже. Отделам по человеческим ресурсам (отделам кадров) без­различна ваша специализация, им нужны ко­мандные игроки, обладающие упорством, амби­циозностью, конформизмом, способные к сотрудничеству. Диплом обещает наличие дан­ных свойств априори. Тенденция выдачи вузами дипломов, а не образования, качественного зна­ния, наметилась еще в 1960-е годы, с горечью за­мечает Д. Джекобс. В те годы студенты проте­стовали, считая, что им не додают знаний, образования, что им не хватает персонального контакта с преподавателем, знакомства с лично­стью и возможности общения с мудрым челове­ком. Через 10 лет студенты приняли как факт данность: выдача диплома - нормальная и пер­вичная функция вуза, а сам диплом - это неиз­бежный вклад в приемлемое взрослое состояние, результат капиталовложений в достойную взрос­лую жизнь.

Подобная картина наблюдалась и в Канаде, правда с отставанием во времени. От­чуждение и отдаление профессуры от студенче­ства объясняется также ростом количества сту­дентов и увеличением количества преподаваемых дисциплин. Времени и энергии для персональ­ного контакта со студентами у профессуры не осталось. Данная проблема была решена за счет «цыган» - лекторов, перемещающихся из уни­верситета в университет в поисках постоянного места работы и старшекурсников, которым пре­подавание засчитывалось как практика. Гранди­озное количество тестов (по сравнению с коли­чеством преподавателей) привело к изменению их характера и качества. Тесты приобрели фор­му: правильно/неправильно, верно/неверно, что пригодно для проверки роботов, а не для поо­щрения критического мышления и глубокого по­нимания студентов. Университетское образовашл превратилось в индустрию. Для расширения масштабов образовательного рынка при сокра­щении затрат стали применять технологии при­быльных предприятий: количество росло в ущерб качеству. Так университеты оказались на грани превращения в фабрики по выдаче дипло­мов, а дипломы стали «национальной валютой». Преподаватели приходили в отчаяние оттого, что студенты не желали учиться, не проявляли рве­ния к учебе, они все больше были заинтересова­ны в выполнении необходимого минимума рабо­ты для окончания учебы. Отчаяние испытывали и всерьез заинтересованные учебой студенты, когда вузы рассматривают их как сырье на обра­зовательном рынке, не видя в них живых людей, человеческих существ с мучающими их вопро­сами, недоумениями, сомнениями, зачем они тратят здесь время и деньги. Жаждущие знаний студенты, как и страстно любящие свой предмет и желающие поделиться своими знаниями пре­подаватели, тоже существуют. Однако универси­тетов, уважающих, почитающих эти потребно­сти, в первую очередь, и стремящихся их удовлетворить, становится все меньше. Эта тен­денция беспокоит не только американских и ка­надских, но и британских преподавателей. Пого­ня за дипломами является одним из косвенных следствий Великой депрессии 1930-х годов, ког­да 1/4 трудящихся США и Канады остались без­работными. Безработица тогда коснулась почти каждого, кроме самых богатых и защищенных. Поэтому американская версия смысла жизни -«работа для всех», американская мечта: каждое поколение белых в Америке должно жить лучше, успешнее и богаче, чем предыдущее.

Конфликт между целью (выработать больше ценного про­дукта - фонда знаний населения, человеческого капитала) и качеством образования наметился в 1960-е годы, к последствиям Великой депрессии добавились чувства униженности и тревоги, ког­да спутники СССР обошли Америку в космосе. Прошлое живет в настоящем. Сейчас в застое находится энергетика, автомобилестроение и строительство дорог, не решаются проблемы пригородов и транспортные проблем в городах. Новые идеи по совершенствованию продукции и дизайна автомобиля приходят из Японии и Гер­мании. «Культура, способная на корректирую­щие и стабилизирующие изменения, прежде всего зависит от образованных людей. В особен­ности - от глубины их понимания и способности к критическому суждению» [9]. Печальные мыс­ли Д. Джекобс о «голом короле» перекликаются с идеями известного французского постмодерни­ста, философа и социолога Жана Бодрийара.

В путевых заметках «Америка» (1986) Ж. Бодрийар-путешественник видит в Америке гиперреаль­ность, утопию, «которая с самого начала пережи­валась как воплощенная». Америка как «совершенный симулякр, симулякр имманентно­сти и материального воплощения всех ценностей» открывается только взору европейца. Однако мо­гущество этого искусственного рая Запада закан­чивается, грустно констатирует Ж.Бодрийар-философ. Американский образ жизни утопичен, мифичен в своей обыденности, мечтательности и по размаху. «Американский образ жизни есть не­произвольно вымышленный, поскольку превос­ходит воображаемое в реальности... Знаменитую американскую действительность надо искать не в развитии института государства, а в либерализа­ции технологии и имиджей, в аморальной дина­мике этих имиджей, в феерии товаров и услуг, могущества и бесполезной энергии, когда резо­нанс рекламного мнения гораздо сильнее резо­нанса общественного».

Голливудская, американ­ская улыбка - это улыбка Чеширского Кота: «она еще долго держится на лице после того, как все эмоции исчезли», это пустота и безразличие, ну­левая степень радости и удовольствия [10]. Пре­зидент РК Н.А. Назарбаев перед страной поста­вил задачу вхождения в клуб 50-ти конкуренто­способных стран мира. А это значит, что вхождение в круг стран мира западнизма вместе с преимуще­ствами в нагрузку даст нам проблемы и угрозы этого уровня. Поэтому прислушаться к мнению таких экспертов, как А.Зиновьев и Д. Джокобс, было бы весьма своевременно и целесообразно.

Действительно, нужно быть предельно осто­рожными, ибо виртуальные войны усложнились. Мы имеем дело не только со стратегическими близкими по цели информационными войнами и войнами знаний, первые стремятся к информа­ционному доминированию и захвату информа­ционного пространства, вторые претендуют как на управление принятием решений, так и на само пространство принятия решений. Мегастратеги-ческая, долгосрочная война ценностей посягает на пространство мышления с целью экспорта своих ценностей и модели мира [3].

 

Литература

  1. Пигров К.С. Образование как космическое событие//Философия образования. Сборник материалов конференции. - СПб., 2002. - С. 27-35.
  2. Пигров К.С. Диалектика инноваций и обра-зование//Инновации и образование. Сборник материалов конференции. - СПб., 2003. - С. 11-15.
  3. Почепцов Г.Г. Стратегия. - М., 2005. - 384 с.
  4. Почепцов Г.Г. Коммуникативные техноло­гии двадцатого века. - М., 1999. - 352 с.
  5. Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. -М., 2000. - 638 с.
  6. Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма.- М., 1995. - 461 с.
  7. Касымжанов А.Х. Стелы Кошо - Цайдама. -Алматы, 1998. - 113 с.
  8. Джекобс Д. Закат Америки. Впереди Сред­невековье. - М., 2007. - 264 с.
  9. Бодрийар Ж. Америка. - СПб., 2000. - 205 с. 
Фамилия автора: Г.Х. Мямешева
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика