Экзистенциальный характер религиозных воззрений Л.Н. Толстого и Абая Кунанбаева

 В статье на основе анализа «Книги для чтения» Л.Н. Толстого и «Книги слов» Абая раскрываются их взгляды на сущность Бога, религии, веры в свете компаративистики. Автор дает обоснование экзистенциального характера религиозных воззрений Толстого и Абая, которое состоит в том, что они сконцентрированы вокруг проблемы человека, смысла его жизни и предназначения. Другим проявлением экзистенциальной направленности рассуждений Толстого и Абая, по мнению автора, является стремление постичь их не только посредством разума, но и посредством осмысле­ния чувств, переживаний. Автор доказывает, что религиозные искания великих мыслителей связаны с сомнениями и с попыткой утвердить в повседневной жизни человека разумную веру. Статья по­казывает значимость рассуждений Толстого и Абая о роли истинной веры в утверждении добра, ми­лосердия, справедливости в отношениях между людьми. Автор раскрыл оригинальность и новизну религиозного учения Л.Н. Толстого и Абая, показал их созвучие, которое состоит в том, что они не просто ратуют за веру, религию, любовь к Богу, но и выражают уверенность, что мораль и нравствен­ность не могут стать реальной опорой человеку в жизни, если они не дополняются, не освящаются личной верой в Бога. 

В религиозной философии размышления о человеке, его сущности и подлинном существо­вании сконцентрированы вокруг вопроса о вере. Примером такого подхода является философия С. Кьеркегора, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толсто­го, а в казахской философии выступает учение Абая. В их учениях вера рассматривается как особая проблема и увязывается не только с духов­ным миром человека, но и с проблемой свободы, возникающей в напряженной экзистенциальной ситуации выбора. Сопоставление религиозных взглядов Абая с религиозными идеями Толстого оправдано тем, что они свои идеи выразили по­средством художественного слова, а их влияние на людей оказались такими, что их можно с пол­ным основанием назвать духовными наставни­ками казахского и русского народов.

В своих размышлениях о Боге, вере Толстой и Абай стремились постичь их не только посред­ством разума, но и посредством анализа своих собственных мыслей, чувств, переживаний. Для них важным является то, что они сами думают о Боге, как они сами чувствуют и переживают Его. Вера не представлялась им как самоочевидное явление духовной жизни. Ее осмысление, орга­нично включающее в себя переживание, сопро­вождалось несогласием и даже конфликтом с общепринятыми религиозными представления­ми. В душе самих мыслителей вера сопряжена с сомнениями, что придало их творчеству особую напряженность.

Все размышления Толстого о Боге и вере пронизаны раздвоением, сомнениями, попыткой преодолеть двойственность своей души и его со­знание подпадает под определение «несчастное сознание». На этом основании Н. Бердяев ха­рактеризует его религиозные раздумья как экзи­стенциальные: «Но высшее сознание о человеке проходит у нас через раздвоение, через то, что Гегель называл несчастным сознанием. Гоголь яркий пример «несчастного сознания», но оно чувствуется и у Л. Н. Толстого, и Достоевского. Русская философия, развивавшаяся вне академи­ческих рамок, всегда была по своим темам и по своему подходу экзистенциальной» [1, с. 100]. Толстой страстно желал найти истоки и причи­ны сомнений, перерастающие в безверие, и это свое стремление выразил в «Исповеди» [2]. Всю свою жизнь он искал Бога, стремясь возродить утраченную веру. И когда в зрелые годы его жиз­ни безрелигиозные настроения сменились в ре­зультате напряженной духовной работы верой, Толстой, опять, хотел понять, каким образом происходит это воскрешение души. Ее обновле­ние он показал в романах «Воскресенье», «Вой­на и мир». Л.И. Шестов считает, что он описал процесс духовного возрождения Пьера, но не объяснил, почему и как это произошло. Шестов полагает, что процесс воскрешения веры нель­зя, невозможно объяснить рациональными сред­ствами, так как вера по своей сути иррациональ­на [3, с. 321]. Таким образом, в рассмотрении веры он исходит из самоанализа, самопознания своего духовного мира, и потому его религиоз­ные воззрения представляют интерес в свете эк­зистенциальной философии.

В казахской философии религиозные раз­мышления Абая Кунанбаева носят экзистенци­альный характер, так как он рассматривает Бога. Веру в контексте человеческого бытия. В статье «Абай как мыслитель» Т.Х. Рыскалиев и И.Е. Ергалиев характеризуют философию Абая как сгу­сток мудрости и понимания, обосновывают ее экзистенциальный характер. В ней обращается внимание на трагическое звучание экзистенци­альных идей казахского мыслителя и утвержда­ется, что «в своих творениях Абай предстает как гуманист, который любит все человечество, как свое родное» [4, с.35].

Религиозные раздумья Толстого и Абая от­личаются глубиной проникновения в суть веры, рассматривая ее в неразрывной связи с повсед­невной жизнью человека. Их творчество нагляд­но свидетельствует о том, что религия не явля­ется чем-то внешним по отношению к человеку. Поэтому понятие веры приобретает особое со­держание и значение, так как они связывают его с экзистенцией человека и ставят проблему веры таким образом: зачем человеку необходима вера, какое влияние она оказывает на его жизнь, что она дает ему и что она меняет в его душе? Это особенно важно людям, живущим в мире догм, грубости и нетерпимости, что истинное - это стремление утвердится в вере [5]. В своих рассу­ждениях они шли не от Бога к человеку, а наобо­рот, от человека к Богу. Все их мысли проникну­ты заботой о человеке, болью за то как он живет. А. Нысанбаев, подчеркивая глубину и остроту переживаний Абая, пишет: «Его творчество -стонущая от боли и переживаний за настоящее и будущее всего народа, в отчаянном порыве мучительно ищущая ответ на экзистенциальные вопросы» [6, с. 156]. Поэтому понятие о Боге наполнено человеческим содержанием, и в нем подчеркивается, что Бог - не запредельная ре­альность, стоящая по ту сторону человеческого существования, а имеет самое непосредственное отношение к жизни человека, что Бог составля­ет ядро его души. Толстой и Абай неоднократно подчеркивают, что вдумчивое проникновение в сущность Бога и веры ведет к пересмотру чело­веком всей своей жизни, своих взглядов и офици­альной догмы. Значение религиозных воззрений Толстого и Абая состоит в том, что они после­довательно раскрыли значение и место веры в жизни человека.

Толстой видит значимость и ценность хри­стианства не в учении об абстрактном боге, а в его устремленности во внутренний мир челове­ка, в мир его мыслей, переживаний, настроений, в том, что оно определяет смысл жизни, что оно решает насущные проблемы человеческого бы­тия. Толстой отрицает христианскую идею Бога - творца, считая ее несовместимой с учением Иисуса Христа. В обосновании этой мысли он исходит из понимания сущности Бога: «бытие Бога - творца несовместимо с Богом - отцом и Богом - духом, иначе как объяснить мир страда­ний и зла. Бог-дух избавляет от страданий и зла и есть всегда совершенное благо» [7, с. 10]. Ис­тинная вера связана с признанием только Иисуса Христа. В отличие от него, Абай признает бытие Бога-творца, но сущность Бога видит не в акте творения, а в установлении Им любви, милосер­дия, справедливости в жизни людей. Главным для него в Боге являются те его проявления, кото­рые утверждают в жизни человека духовность, а в отношениях между людьми милосердие, чело­вечность и справедливость. И такое понимание сущности Бога сближает его воззрения с идеями Толстого. Главное в учении Абая выступает че­ловек: «Он не строил философские системы. А концентрировал свое внимание на изучении че­ловека, рассматривал смысл человеческой жиз­ни, толковал о добродетели, о добре и зле, пре­красном и т. п.» [8, с. 359].

Толстой и Абай разработали философское понимание веры и большое внимание Толстой и Абай уделяют понятию «истинная вера». Тол­стой и Абай в содержании этого понятия подчер­кнули значение истинной веры, которая состоит в том, что она дает ответ на вопрос: как и зачем человеку жить. По мнению Толстого, истин­ная вера определяется не числом верующих, не пышными обрядами, не усердными молитвами, а ее способностью влиять на весь духовный мир человека: «во всякой вере истинно только то, что духовно» [7, с. 413]. Толстой практически сводит религию к вере и не признает необходимости для человека церковного обряда, утверждая, что ис­тинная вера не нуждается во внешней поддерж­ке. Для него религия - это чисто духовный фе­номен, фундаментом которого выступает вера, и увязывают ее с пониманием человеком не только смысла своей жизни, своего предназначения в мире, но, того, как он должен жить.

Истинной верой является та религиозная вера, которая определяет нравственное содержание жизни человека. Веру он рассматривает в трех аспектах: во-первых, вера устанавливает отно­шение человека к Богу и миру, конечного к бес­конечному, преходящего к вечному; во-вторых, вера устанавливает смысл человеческой жизни, причем, «сущность веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уни­чтожается смертью» [7, с. 154]; в-третьих, вера устанавливает предназначение человека в мире. Вера - это не переживание человеком чего-то за­предельного, находящегося по ту сторону мира, это способность души человека понимать свое предназначение в мире, видеть смысл своей жизни. Истинная вера требует от человека лишь то, что обусловлено его духовностью, требует от него осмысленной жизни. А поэтому для Толсто­го жизнь, имеющая смысл, и жизнь, основанная на вере, - одно и тоже. С этими идеями Толсто­го перекликаются взгляды Абая, который также считает, что религия и вера не тождественные понятия. Религия - это плод служителей культа, использующая невежество человека. Религия на­саждает фанатизм и слепую веру. Истинная вера - это способность человека понимать действи­тельную сущность Бога, осознавать свое место в мире, видеть смысл жизни. Истинная вера -это иман, освещенная светом разума и противо­стоящая ложной вере. Абай пишет: «Существует двоякий путь верования. Одни принимают веру, убедившись в ее необходимости и справедливо­сти, укрепляют ее в себе разумными доводами. Эту веру мы называем иман» [9, с. 26]. И далее он выделяет традиционную веру, которая фор­мируется у человека под влиянием воспитания, традиций, чтения книг, слов муллы. И посколь­ку эта вера складывается в душе человека не в результате самостоятельных раздумий, сопро­вождающиеся переживаниями, а в результате усвоения готовых истин, то эта вера требует от человека твердости и стойкости духа, чтобы вы­стоять перед искушениями и соблазнами, она требует от человека огромных душевных уси­лий и внутренней свободы. Она есть внутрен­не осознанная потребность души человека, не имеющая ничего общего со слепым поколением Аллаху. Абай утверждает, что вера необходима самому человеку, а не Богу: «Аллах велик и он не пострадает от твоего неверия. Если ты утверж­даешь, что вера твоя необходима тебе самому, хорошо, значит ты веруешь. Но если это - вера ради веры, пользы от нее тебе не будет» [9, с. 62]. Абай не приемлет утилитарно-прагматического отношения к вере, когда верующий обходится с богом как с купцом, явившимся за долгом: «Это все, что имею, хочешь - бери, не хочешь - не из-под земли же я скот тебе достану» [9, с. 29].

Истинная вера утверждает добро, милосер­дие, справедливость в отношениях между людь­ми, а не только понимание божественной сущ­ности. Истинная вера - основа добродетельной жизни, и в этом ее ценность и значимость. Тол­стой и Абай ставят содержание жизни человека в прямую зависимость от веры. «Вера определя­ет жизнь» и «склад жизни людей зависит от их веры», - неоднократно пишет Толстой. Все беды и невзгоды, страдания и мучения человека он объясняет отсутствием веры или ее ложностью. Без истинной веры невозможна подлинная жизнь человека: «жизнь без веры - жизнь животного» -пишет он. А.В. Мень, обращая внимание на зна­чимость религиозных взглядов Толстого, пишет: «Толстой напомнил человеку, что он живет недо­стойной, унизительной, извращенной, суетной жизнью» [10, с. 25] и в этом видит его заслугу как мыслителя.

Непреходящую ценность веры Толстой и Абай усматривают в ее способности влиять на нравственную жизнь человека. Что заставляет человека, вопреки своим интересам и обстоя­тельствам, поступать нравственно? По мнению этих двух мыслителей, только вера в абсолютную ценность добра и выступает основой доброде­тельной жизни. Ее отсутствие или неправильное понимание выступает главным источником зла и страданий. Толстой пишет: «Основная причина зла, от которого страдают теперь люди, - это то, что у большинства людей нашего времени нет никакой веры» [7, с. 383] и полагает, что необхо­дима именно та вера, которая утверждает благо и добро. Абай такую же мысль высказывает в «Книге слов»: «Разумный человек должен знать, долг верующего - творить добро. Правое дело не может бояться испытания разумом. Чего стоит добро, творимое без веры» [9, с. 47]. Вера явля­ется источником добра и справедливости, она от­крывает путь к сердцу человека. Вера в Аллаха утверждает в повседневной жизни человечность и гуманность, которые должны стать нормой че­ловеческих отношений. «Начало человечности -любовь и справедливость. Они присутствуют во всем и разрешают все» или «Без справедливости нет ни веры, ни человечности» - пишет Абай [9, с. 68]. Г.Г. Акмамбетов, рассматривая вклад Абая в философию, пишет, что через «поиск внутрен­ней логики развития казахского самосознания позволял Абаю вскрыть такие пласты морально­го мира человека, которые делают его основопо­ложником нравственного учения» [11, с. 17].

Вера в ее истинном значении помогает че­ловеку преодолевать все страхи, в том числе и страх перед смертью: «Истинная вера влечет к себе не столько тем, что обещает благо верую­щим, сколько тем, что представляет единствен­ное прибежище спасения не только от всех бед этой жизни, но и от страха смерти» [7, с. 27]. С точки зрения В.В. Розанова, Толстой стремить­ся постичь смысл жизни в перспективе смерти и ставит своей задачей ответить на вопрос «как сохранить жизнь без отравляющей ее мысли о смерти. Как выжечь, уничтожить страх смерти, вложенного в каждого» [12, с. 386]. Вера делает жизнь человека полней, счастливей, радостней, так как она согласуется со смыслом жизни. Она придает ему уверенность и помогает преодо­левать раздвоенность, беспокойство души. Ду­шевный покой, гармония души, невозможны без веры, и, обращаясь к своим читателям, он пишет: «Не думайте, что можно найти мир без веры» [7,с. 38].

Религиозные искания Толстого и Абая были направлены не только на поиск истинной веры, но и на утверждение разумности в жизни чело­века. Для них истинная вера всегда согласуется с требованиями разума. Перед каждым верую­щим встает важная проблема: как уравновесить требования веры и выгоды практической жизни, как найти согласие между ними. Одни мысли­тели предлагали их согласование на основе до­минирования веры, подчинения ей всей жизни человека, всех его способностей, в том числе и знания. Они дали обоснование преимущества веры и отводили знанию вспомогательную роль: «Научные истины ни в коем случае не являются опорой истин веры. Они могут рассматривать­ся лишь как средство, побуждающее нас к раз­думьям при рассмотрении вопросов веры» [7, с. 196]. Другие были сторонниками знания, его верховенства и приоритета над верой. Зачаро­ванные успехами науки, ее бурным и быстрым развитием, они полагали, что нет ничего выше знания, а веру часто называли слепой, подчер­кивая, что она не может соперничать с точным и обоснованным знанием, и потому прилагали все силы, чтобы развенчать веру. Многие мыс­лители веру считали непостижимой для разума и видели в ней что-то парадоксальное и необъяс­нимое. Надо отметить, что философская пробле­ма соотношения веры и знания в произведениях Толстого и Абая ставится как проблема соот­ношения веры и разума. Толстой рассматривает веру неотделимо от разума, утверждая, что вера обозначает границу разума, но такую границу, которая устанавливается самим разумом. Поэто­му вера не связана с какими-то непостижимы­ми тайнами, неправдоподобными чудесами. Он считает, что вера и разум неотделимы друг от друга и взаимодействуют, так как являются раз­ными ипостасями одной единой души. Толстой признается в своей готовности признать любую веру, лишь бы она не требовала отказа от разума. Он неоднократно подчеркивал, что между верой и разумом должно быть равновесие: вера долж­на быть разумной, а разум в своих утверждениях должен быть у-вере-нным. Разум верующего че­ловека основан на вере, на внутренней убежден­ности в ее истинности. Толстой видит связь веры и разума в том, что эти проблемы ставятся разу­мом: «Вера отвечает на те вопросы, на которые разум не может дать ответы, но которые он не может не ставить себе» [7, с. 182]. Для него вера есть удостоверение честности разума, который осознает, что он не будет знать больше того, что может знать. Шестов пишет об этих рассужде­ниях Толстого так: «он в этом отношении остал­ся верным сыном своего времени, так упорно стремящимся примирить веру с разумом» [3, с. 100]. А Н.Бердяев, не соглашаясь с этими рас­суждениями Толстого, справедливо полагал, что замена веры знанием - это отказ от свободы, от вольного подвига, который низведет человека до вещи [13, с.479].

Как и Толстой, Абай ясно проводит различие между религией и верой, отделяя их друг от дру­га. Для него религия есть выражение невежества человека, не умеющего и не желающего пользо­ваться собственным разумом. Истинная вера -это, прежде всего, сознательная вера, а «религия возникает там, где когда-то остановился разум» [8, с. 47]. Истинная вера - эта та вера, правиль­ность которой подтверждается доводами разума, характеризующаяся продуманностью, обосно­ванностью, и поэтому исповедующие ислам должны к вопросам веры подходить осознанно. Она же и требует от человека разумного подхода к своей жизни, понимания и осознания ее смыс­ла. Иначе, с точки зрения Абая, она превратится в слепую веру и фанатизм. На этом основании раз­мышления Абая о вере характеризуют как ярко выраженный рационализм [14, с. 240]. Раздумья Толстого и Абая показывают, что «...религиоз­ное познание, но только в ее подлинном смысле, а не в той форме, которая дискредитируют рели­гию, не мыслимо без этического, эстетического и практического отношения, любви. Следователь­но, у философии не может быть жестких границ, строго совпадающих с принципами теоретиче­ской рефлексии. Философия призвана помочь человеку найти себя в мире» [15, с. 240].

Таким образом, экзистенциальный характер философских раздумий Л. Толстого и Абая о вере и религии обнаруживает себя в том, что они рассматривают Бога в антропологическом аспек­те, а не в онтологическом. Они пытаются по­стичь субъективный мир религиозных взглядов, чувств, переживаний человека, их значимость в его повседневной жизни. Они исследуют спец­ифику и уникальность религиозных представле­ний и переживаний человека и видят ценность веры в ее проявлении в нравственном сознании человека, которое влияет на всю обыденную жизнь человека. Вера необходима, чтобы обосно­вать смысл жизни, бескорыстие и всеобщность добра, милосердия и справедливости, ибо для их утверждения одного разума недостаточно. Такой подход к творчеству этих мыслителей позволяет раскрыть философский смысл их религиозного учения, показать их созвучие. Созвучие религи­озных и нравственных взглядов Л.Н. Толстого и Абая состоит в том, что они не просто ратуют за веру, религию, любовь к Богу, но и выража­ют уверенность, что мораль, нравственность не может стать реальной опорой человеку в жизни, если она не дополняется, не освящается личной верой в Бога, который выступает основой мудро­сти, чистоты, любви, милосердия, справедливо­сти. Их размышления о Боге, вере является при­мером того, что логика развития философских идей с неизбежностью порождает созвучие уче­ний.

 

Литература

  1. Бердяев Н.А. Русская идея // Н.А. Бердяев. Самопознание. - Москва-Харьков, 1998. -259 с.

  2. Толстой Л. Н. Исповедь // Собр. соч. в 22-х т. - М., 1983. - Т. 16. - С. 56.

  3. Шестов Л.И. Разрушающий и созидающий миры // Шестов Л.И. Соч. в 2-х т. - Томск, 1996. - Т. 2. - С. 189.

  4. Ергалиев И.Е., Рыскалиев Т.Х. Абай как мыслитель // Известия национальной ака­демии Республики Казахстан. Серия обще­ственных наук, 1991. - №5.

  5. Гюлен Ф. Сомнения, порожденные веком. В 2-х т. - Алматы: Көкжиек, 2007. - С. 25.

  6. Нысанбаев А. Возрождение исламской куль­туры и духовности в Казахстане: проблемы и перспективы // Евразийское сообщество. -2000. - №1. - С. 256.

  7. Толстой Л.Н. Круг чтения. В 2-х т. - М., 1991. - Т. 1. - 389 с.

  8. Абдильдин Ж. Абай как великий мыслитель и гуманист // Абдильдин Ж. Собр. соч. в 5-ти т. - Алматы. - 284 с.

  9. Абай. Книга слов. - Алматы, 1992. - С. 159.

  10. Мень А.В. «Богословие» Льва Толстого и христианство // Толстой Л. Н. Исповедь. В чем моя вера. - Л., 1991. - 259 с.

  11. Акмамбетов Г.Г. Нравственное учение Абая // Известия национальной академии Респу­блики Казахстан. Серия общественных наук.- 1996. - №5. - С 32.

  12. Розанов В. В. По поводу одной тревоги графа Толстого: Собр. соч. - М., 1996. - 369 с.

  13. Бердяев Н.А. Трагедия и обыденность // Л.И.Шестов. Соч. в 2-х т. - Томск, 1996. - Т. 1. -256 с.

  14. Ауэзов М.О. Жизнь и творчество Абая // Но­вый мир. - 1954. - №7. - С. 17-19.

Фамилия автора: К. М. Науанова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика