Гендерная политика в странах Ближнего Востока и Северной Африки после событий «арабской весны»

Серия социальных волнений в 2011г. на Ближнем Востоке и в Северной Африке значи­тельно повлияла на гендерную политику, в большинстве стран выявив при этом негативные тенден­ции и перспективы. Глобальный отчет о разрыве между мужчинами и женщинами по экономическим показателям, издаваемый в рамках Всемирного экономического форума, свидетельствует о значитель­ном спаде качества политического и экономического участия женщин в последние два года. Для изучения этой проблемы был проведён сравнительный анализ по имеющимся статистическим данным и результатам социологических опросов, обобщен материал зарубежных изданий. По резуль­татам исследования предпринята попытка выделить эффективные направления, необходимые для по­ступательной гендерной политики, упрочения положения женщин и повышения их политического участия в условиях текущих реформ и изменений.

В Декларации Тысячелетия Организации Объединенных Наций (2000 г.), которую одоб­рило большинство стран мира, задачи в сфе­ре гендерной политики определены в качестве основных целей развития человечества в тре­тьем тысячелетии. В условиях глобализации, актуально исследование международного опыта государственной политики в сфере обеспечения гендерного равенства, а также сравнительно-политологического анализа этой стратегически важной сферы социальной жизни, особенно в условия пост-конфликтных ситуаций и демокра­тических преобразований.

В настоящее время во всем мире исторически сложившееся доминирование мужчин над жен­щинами меняется. В промышленно развитых и социально ориентированных странах женщины практически достигли равенства с мужчинами в вопросах своих прав и возможностей. В странах Ближнего Востока и Северной Африки обста­новка более сложная и непредсказуемая - много проблем и происходит существенная трансфор­мация.

«Арабская весна» в целом имела два сцена­рия переходного периода: переход от недемо­кратического режима к демократическому (на­пример, в Тунисе или Египте), и переход от внутреннего конфликта к миру (например, в Ли­вии). В обоих случаях первостепенное значение имеет построение устойчивого мира и установ­ление верховенства закона и демократии. Эти пе­реходы также требуют осмысления социально-политической трансформации общества и его потенциала и приводят к изменению гендерных отношений.

Серия социальных волнений в 2011 г. на Ближнем Востоке и в Северной Африке значи­тельно повлияли на гендерную политику: в боль­шинстве стран выявив негативные тенденции и перспективы.

В «арабской и» весьма активно участво­вали женщины, боровшиеся не только за права независимости и демократизации своих стран, но и за собственные права. В одной из своих ста­тей в газете «Guardian» группа журналистов ука­зывала на тот факт, что «женщины внесли опре­деленный вклад в результаты «арабской весны», но остается неизвестным принесет ли «арабская весна» какие-либо выгоды для женщин» [1]. На наш взгляд, это утверждение очень точно ха­рактеризует положение женщин в регионе и то, как текущая ситуация скажется на расширении социальных, экономических, и, что более важ­но, политических прав женщин. Все мировое сообщество интересует вопрос - принесут ли ре­формы и курс на демократизацию в этих странах какие-либо позитивные сдвиги в отношении со­блюдения прав человека?

Весь 2011 год мир внимательно следил за ходом событий, а также и за тем, какую роль сыграли женщины и смогли ли они реально до­биться улучшения своего положения. Мнения разделились: одни считают, что женщины смогли выиграть, избавившись, как и все население, от гнета укоренившихся диктатур. И это на данный момент является определяющим фактором. Для них появился луч надежды на лучшее будущее для себя и своих детей. Но сторонников данного мнения - единицы.

Другие с сожалением констатируют факт ис­пользования потенциала женщин в процессе свержения власти правящих диктаторов, и, да­лее полностью разочаровываются, констатируя полное отсутствие женщин на уровне принятия решений в пост-конфликтный период. Они не надеются на положительные перспективы для улучшения прав и положения женщин в этих странах. И то, что происходит сейчас в странах Ближнего Востока и Северной Африки в целом подтверждает эту точку зрения.

Женщины были активными участницами де­монстраций и протестов в Тунисе, Египте, Йе­мене, Ливии, Бахрейне и других странах. Во время волнений не было гендерного разделения среди демонстрантов - ни на Тахрирской пло­щади Каира, ни на улицах Туниса и Триполи: мужчины и женщины стояли плечом к плечу, вместе противостояли и защищали друг друга от правительственных силовых структур и были объединены единой целью свержения текущих режимов и острой необходимостью реформиро­вания. Но, согласно «The Economist», как только эта цель была достигнута - прежнее разделение между мужчинами и женщинами вновь возник­ло. Женщин не допустили к власти и принятию решений в тех процессах реформ, которых они добивались [2].

Журнал «Al Hasnaa» провел социологический опрос среди случайно выбранных 567 респон­дентов. 22 процента опрошенных указали на то, что женщины региона сыграли решающую роль в цепи арабских революций, а 42 процента - считают, что эта роль была не такой значитель­ной. Что касается будущего и роли женщин по­сле «арабской весны» по сравнению с ситуацией до революций, с учетом вероятности перехода власти к религиозным группам, около половины респондентов (48 процентов) отметили, что по­ложение женщин значительно ухудшится, при этом 97 процентов опрошенных положительно рассматривает необходимость реализации по­ступательной гендерной политики в этих стра­нах [3].

Глобальный отчет о разрыве между мужчи­нами и женщинами по экономическим пока­зателям, издаваемый в рамках Всемирного экономического форума, свидетельствует о зна­чительном спаде качества политического и эко­номического участия женщин в последние два года [4]. В своем докладе о развитии человека за 2010 г. «Реальное богатство народов: пути к развитию человека» Программа Развития ООН также подтверждает что, исключение женщин из общественно-политической жизни привело к общему экономическому спаду в регионе [5].

Журнал The Economist приводит следующие данные о состоянии положения женщин в регио­не Ближнего Востока и Северной Африки (см. таблицу 1).

Межпарламентский союз, международная организация, объединяющая парламенты мира, в своих ежегодных обзорах о политическом уча­стии женщин, указывает, что в арабских странах женщины в среднем составляют только 11,3 про­цента из числа имеющих отношение к законот­ворчеству, по сравнению с 22,6 процента данно­го показателя в Европе и 18,3 процента в Азии. Кроме того, по всему арабскому региону в 2011 году женщины занимают только 10,7 процентов мест в национальных парламентах, и эта цифра осталась неизменной с 2010 г. [6].

Например, только девять женщин стали члена­ми парламента в Египте, и ни одной не оказалось в Парламенте Кувейта. Более того, количество женщин в парламенте Египта даже уменьши­лось с 12 до 2 процентов. Новый избирательный кодекс Ливии не содержит механизмов квотиро­вания для представительства женщин в выбор­ных органах власти. Законодательство Марокко предусматривает квоту на уровне только 15 про­центов. А в Тунисе среди 41 члена правительства лишь три поста занимают женщины.

В то время как выборы в Тунисе, Марокко и Египте закончились победой происламистских партий, в странах наблюдается тенденция воз­вращения к консервативным и традиционным устоям, что угрожает правам и свободам женщин, в силу того, что религиозные группы приравни­вают прогрессивную гендерную политику к про­граммам свергнутых прозападными и коррумпи­рованных политиков. Во время избирательных кампаний, религиозные партии постоянно под­черкивали свою политическую нейтральность, и основывали свою предвыборную повестку на острой необходимости борьбы с коррупцией, таким образом, отодвигая на второй план права человека и вопросы гендерного равенства в госу­дарственной политике.

Гендерное неравенство в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (данные 2009-2011 гг.)

Изабель Коулмэн в своей статье в журнале «Foreign Policy» [7] указывает на негативные тенденции, например, в Тунисе и в Египте, в от­ношении ассоциативного ряда - вопросы ген-дерного равенства во времена прежних режимов были тесно связаны с политикой первых леди этих стран и в данный момент неприемлемы. В Египте есть сторонники мнения о том, что в действующие сейчас законы, регулирующие во­просы брака, развода, опеки и другие важные для повседневной жизни вопросы, необходимо внести соответствующие поправки для ограни­чения женских прав, так как это так называемые «нелегитимные законы Сюзанны Мубарак». Так, было направлено большое количество петиций с требованием упразднить Национальный совет по делам женщин в Египте, единственный инсти­туциональный орган в стране, ответственный за исполнение гендерной политики, в связи с тем, что он курировался г-жой Мубарак во времена прежнего режима.

В Марокко, где в 2004 г. были приняты соот­ветствующие меры по ограничению полигамии и обеспечению экономической безопасности женщин в случае развода, новое правительство имеет в составе 30 министров мужчин и только 1 женщину.

В Египте в рабочей группе по пересмотру конституции страны, основополагающего го­сударственного документа, не было ни одной женщины. Так же не было назначено ни одной женщины на пост губернатора. Военные при­няли решение об отмене 64-х процентной квоты в парламенте страны, которая была принята во времена правления Х. Мубарака. Партия салафитов выпустила акт о запрете ношения обуви на высоком каблуке в общественных местах. Дру­гой лидер салафитов отказался от выступления на телевидении, так как телеведущая отказалась одеть платок и т.п.

Изабель Коулмэн в своей статье в журна­ле «Foreign Policy» ставит под сомнение воз­можность улучшения положения женщин и под­нимает вопрос о том, не жилось ли женщи-нам лучше до свержения некоторых из ближнево­сточных диктаторов. Она считает, что в случае с «арабской весной» существует ряд дополнитель­ных факторов, которые ни в коем случае нельзя списывать со счетов. К примеру, тот факт, что в этой части мира демократия выводит на перед­ний план исламские партии, для большинства из которых характерны весьма консервативная идеология о месте и роли женщины в обществе, может еще больше усугубить ситуацию с гендер-ной политикой, положением женщин и даже ли­шить их некоторых прав, которыми они сейчас пользуются [7].

В меньшей степени негативные тенденции по реализации гендерной политики наблюдают­ся в Тунисе, где еще со времен независимости с 1956 г. были отменены полигамия, законодатель­но закреплены равные права женщин в браке, при разводе и опеке над несовершеннолетними. Несмотря на тот факт, что по требованию одной из исламистских партий были установлены от­дельные места для голосования для женщин, женщины смогли добиться победы на выборах, и заняли 23 процента мест в парламенте. Но боль­шая их часть является членами исламистской партии и, скорее всего, будет активно продвигать идео-логическую политику своей партии о тра­диционной роли женщины в обществе.

Во многих странах женщины стали жертвами психологического и физического насилия и дав­ления и были вытеснены изо всех общественных сфер жизни общества. Случай с египтянкой, ко­торую военная полиция раздела и избила на пло­щади Тахрир в начале этого года и другие подоб­ные случаи, ярко свидетельствуют, что падение прежних режимов несет женщинам и ухудшение положения (правда при прежних режимах по­добное могло не доходить до общественности).

И все же, множество гендерных активистов и правозащитников по всему миру считают, что перемены, коснувшиеся стран Ближнего Вос­тока и Северной Африки, должны принести по­ложительные изменения в жизни и статус жен­щин этого региона. К примеру, Таваккул Карман, лауреат нобелевской премии мира, выразила уверенность в том, что пристальное ежеднев­ное внимание мирового сообщества к реформам «арабской весны» приведет к определенным положительным сдвигам в улучшении положе­ния женщин [8]. Карман внимательно следит за осуществлением прав женщин в регионе и сама активно участвует в разработке Конституции у себя на родине в Йемене.

Несмотря на существующую разницу во взглядах на происходящее, политологи во всем мире в большинстве своем сходятся во мнении о необходимости разработки и реализации посту­пательной гендерной политики в странах Ближ­него Востока и Северной Африки для упрочения положения женщин и повышения их политиче­ского участия в условиях текущих реформ и из­менений.

В целом, по нашему мнению, которое базиру­ется на обобщении рекомендаций ведущих соци­ологов и политиков необходимо осуществление следующих мер:

Обязательное участие на уровне принятия решений: продвижение женщин на все уровни принятия решений является основополагающим фактором. Нужды и интересы женщин должны подниматься в первую очередь самими женщи­нами - женщины должны иметь равное право голоса в процессах разработки и принятия кон­ституций и основополагающей законодательной базы по вопросам, затрагивающим все сферы социальной, общественной и политической жиз­ни общества. Страны должны принять законы и другие нормативно-правовые акты, закрепля­ющие право женщин на равных с мужчинами условиях голосовать на всех выборах и публич­ных референдумах и избираться во все публично избираемые органы, участвовать в формулиро­вании и осуществлении политики правительства и занимать государственные посты, а также осу­ществлять все государственные функции на всех уровнях государственного управления, прини­мать участие в деятельности неправительствен­ных организаций и ассоциаций, занимающихся проблемами общественной и политической жиз­ни страны.

 

  1. Квотирование: необходимо введение норм позитивной дискриминации (так называемых «временных мер») и системы квот на всех уров­нях органов власти. Данная мера предусмотрена Конвенцией ООН о ликвидации всех форм дис­криминации в отношении женщин, ратифициро­ванной многими странами региона и позволяет увеличить представительство женщин на всех уровнях органов власти. Данный механизм также должен предполагать наличие институциональ­ных реформ в области профессиональной под­готовки и переподготовки и школ лидерства для женщин-кандидатов и женщин-руководителей.

  2. Искоренение всех форм насилия, угроз и давления в отношении женщин: необходимы за­конодательные рамки, регулирующие вопросы искоренения всех форм насилия в отношении женщин, а также проведение масштабных ин­формационных кампаний по данному вопросу.

  3. Необходимость учета различий между нуж­дами и интересами женщин в разных странах и регионах: в разных странах Ближнего Востока и Северной Африки женщины обладали разными правами и свободами и до и после «арабской вес­ны». Необходимо учитывать контекст и разли­чия, как между странами, так и внутри страны, для разработки более действенной государствен­ной политики по гендерному равенству.

  4. Обеспечение доступа к правосудию: все на­рушения прав человека и прав женщин, в част­ности, должны рассматриваться в судебных ор­ганах в соответствие с нормами международного права, не оставляя безнаказанными преступле­ния и правонарушения в отношении женщин.

  5. Развитие и укрепление женского движе­ния и женских НПО: для увеличения предста­вительства женщин на уровне принятия реше­ний.

  6. Развитие информационного поля: необхо­димы полномасштабные информационные кам­пании, поддержка средств массовой информации по вопросам политического участия женщин и реализации государственной гендерной полити­ки и формированию позитивного образа женщин в политике.

  7. Проведение исследований и совершен­ствование статистических данных по вопросам гендерного равенства и прав женщин для фор­мирования боле целенаправленной гендерной политики государств.

 

Литература

1            X.Rice, K.Marsh, T.Finn, H.Sherwood, A.Chrisafis, R.Booth. Women have emerged as key players in the Arab spring // Guardian (electronic version). - 22 April 2011.guardian.co.uk/world/2011/apr/22/ women-arab-spring (22 сентября 2012 г.)

2            The Economist. Now is the time: In Egypt and Tunisia women are both hopeful and fearful about what the Arab revolutions might mean for them // The Economist (electronic version). - 15 October 2011. economist.com/node/21532256 (10 сентября 2012 г.)

3            Al Hasnaa Magazine. The Arab Women & The Arab Spring. Study. Al Hasnaa Magazine. - 2

March 2012.

4            R.Hausmann, L.D.Tyson, S.Zahidi. The Global Gender Gap Report 2011. - Geneva: World Economic Forum, 2011. - p.366.

5            ПРООН. Доклад о развитии человека. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: пер. с англ. - М.: Издательство «ВесьМир», 2010. - 244 с.

6            Официальный сайт Межпарламентского Союза ipu.org (25 сентября 2012 г.)

7            Coleman I.Is the Arab Spring Bad for Women? // Foreign Policy (electronic version) -20 December 2011. foreignpolicy.com/ articles/2011/12/20/arab_spring_women (3 сентя­бря 2012 г.)

8            Heideman K., Youseff M. Reflections on Women in the Arab Spring. Women's Voices from Around the World. - Washington DC: Middle East Programme of the Woodrow Wilson In-ternational Center for Scholars, 2012 - Р. 22.

Фамилия автора: Е.В. Кудрявцева, А.В. Степанов
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика