Этико-философское измерение международных отношений

Несмотря на уходящую вглубь истории философии традицию исследования морали и нравственности как важнейших социальных и антропологических категорий, однозначное определение искомых понятий до сих пор представить достаточно сложно. Согласно, устоявшейся в философской литературе точке зрения, моральное сознание состоит из теоре­тического и практического компонентов. В теоретическом нравственном сознании главную роль играет моральная философия, т.е. этика, объектом изучения которой является мораль. Мораль - форма сознания, которая носит социально-групповой характер, нравственность - общечеловеческая область практических поступков. Суть нравственного отношения к действительности и нравственных отношений между людьми составляют три элемента: созна­ние, деятельность и отношения, связывающие их.

Следует подчеркнуть, что моральное сознание является функциональным образова­нием, а не неподвижным предметом. Оно рождено движением общества и личности. Мораль зависит от условий человеческого бытия, сущностных потребностей человека, но определяется уровнем общественного и инди­видуального сознания. Наряду с другими формами регулирования поведения людей в обществе мораль служит согласованию деятель­ности множества индивидов, превращению ее в совокупную массовую деятельность, подчинен­ную определенным социальным законам. Поведение человека может иметь разнообразное значение (правовое, политическое, эстетическое и др.), но его нравственную сторону, моральное содержание оценивают по единой шкале. Моральные нормы повседневно воспроизво­дятся в обществе силой традиции, властью общепризнанной и поддерживаемой всеми дисциплины, общественным мнением [1].

Этический компонент присутствует и в меж­дународных отношениях. Возьмем в качестве примера крайнее проявление агрессивной внешней политики - вооруженный конфликт. Однако даже вооруженное вторжение госу­дарства на территорию другого чаще всего пытаются объяснить или необходимостью обеспечения собственной безопасности, или стремлением защитить права национальных меньшинств, или отстаиванием общезначимых ценностей, либо ссылками на различного рода идеологические обоснования. «Ни одно правительство не хочет выглядеть агрессором, как в глазах собственного народа, так и международного общественного мнения, каждое ищет моральных оправданий своего поведения на мировой арене. К моральным мотивам в объяснении своих действий нередко прибегают и другие акторы: транснациональные корпо­рации говорят о том, что они помогают эко­номическому и культурному развитию слабораз­витых стран; международные террористы моти­вируют свои акции необходимостью борьбы против нарушения тех норм, которым они привержены и которые считают высшими, даже если они не совпадают с общепринятыми нормами.. » [2]

Участники международных отношений признают моральные нормы и стараются следовать им, хотя понимают и трактуют эти нормы по-разному. Для понимания этики международных отношений необходимо гово­рить о теории этики, выраженной в класси­ческих этических учениях и о практическом компоненте, так как она невозможна без деонто­логии, которая реализуется через моральное сознание.

Наиболее ярко и полно позволяют понять эту тему такие выдающиеся памятники философской и политической мысли, как «Государь» Н. Макиавелли, «Два трактата о правлении» Д. Локка, а также работа профессионального теоретика международных отношений Г. Моргентау «Политические отношения между нациями»

Основные политические взгляды Н. Макиа­велли изложил свои в работе под названием «Государь», а главный объект его исследования - государство (он впервые ввел термин «государство»). Главная цель политических действий и отношений (в том числе и международных) - сильное государство, во главе которого стоял бы идеальный государь. Его главной целью было стремление к постоянному укреплению своей власти в государстве, он должен был использовать любые средства и при необходимости проявляет жестокость, но это в том случае, если это на благо общества.

Макиавелли впервые разделил политику и мораль, что сыграло положительную роль, так как произошла объективация и апелляция к научности. Он не проповедовал политическую безнравственность и насилие, он принимает во внимание законность любой цели, выражение «цель оправдывает средства» не абсолютно. Единственная цель, которая оправдывает безнравственные средства, это создание и сохранение государства. Нравственность есть такое же историческое явление, как государство и религия. Она вызвана потребностями общежития и слагается под влиянием условий общественной жизни. А так как эти потреб­ности и условия не остаются неизменными везде и всегда, то и содержание нравственных правил не одинаково у всех народов и во все времена. Нравственные правила и нравственные качества, которые делают людей способными подчиняться политике, исповедуемой государем, развиваются, по Макиавелли, лишь в госу­дарстве [3].

По мнению Макиавелли, общее благо не есть совокупность проявлений полезности в каждом конкретном частном случае. Иными словами, он очень хорошо понимает, что, складывая частные интересы, интереса общего не получишь. Он не верит в возможность такого государственного порядка, который примирил бы противоречащие друг другу интересы людей и согласовал бы общую пользу с пользой отдельных лиц. Пружинами человеческой деятельности служат его эгоистические влече­ния, возбуждаемые внешними впечатлениями. Человек, предоставленный самому себе, не способен спокойно и хладнокровно взвешивать последствия своих поступков и давать предпочтение тем из них, которые всего более согласованы с личным интересом. Лишь суровая необходимость может заставить человека обуздать свои страсти и прислушаться к голосу рассудка. Такая необходимость наступает для людей тогда, когда они, соединившись в государство, приходят к сознанию, что мирное общежитие невозможно, пока каждый из них дает полную волю страстям и преследует лишь свои личные интересы. Общее благо, по Макиавелли, есть не что иное, как совокупность интересов, общих большинству граждан. Добро по Макиавелли, конечно, лучше, чем зло, но не абсолютно лучше, а только до тех пор, пока добро, и связанные с ним человеческие добродетели, служат высшей и абсолютной цели - государственной политики. Если Макиавелли и считал дозволенным в эпохи общественных кризисов прибегать к жестоким мерам, то при нормальном течении общественной жизни он считал всякую незаконную деятельность опасной и предостерегал государственных деятелей при таких условиях следовать правилу «цель освящает средства».

Далее важно отметить, что дух либерализма относительно исследуемой проблемы лучше всего отразил Джон Локк. Основным сочи­нением Локка по социально-политическим проблемам является работа «Два трактата о правительстве», над которым он работал более десяти лет. Он дал целостную и системати­ческую концепцию общественного договора, понятого как переходная стадия от естествен­ного состояния к гражданскому обществу, и обосновал тезис о согласии (консенсусе) как главном условии такого договора, указал на отношения собственности, политическую свободу и права человека как фундаментальные принципы гражданского общества. В своих рассуждениях он изначально отталкивается от концепции «естественного права». Локк не представляет, что люди когда-либо могли жить без порядка и закона, ибо «в естественном (первичном) обществе все подчинено закону природы, и этот закон учит, что все равны и независимы» [4], никто не смеет лишать другого жизни, здоровья, свободы или имущества. Закон природы определяет посредством разума, что хорошо, что плохо; если закон нарушается, виновника может наказать каждый. По этому закону обиженный сам судья в своем деле и сам исполняет приговор. Описанное Локком «естественное право» существует и сейчас. Во-первых, в так называемых «примитивных об­ществах», где родственник жертвы, совершив­ший кровную месть, считается не преступ­ником, а лишь восстановителем справедливости. Во-вторых, в так называемых «передовых обществах», в отношениях между государ­ствами. Государство, подвергшееся агрессии, может наказать обидчика, и это не противоречит международному праву. Мораль он истолковы­вает как сумму правил, противостоящих произ­вольным действиям индивидов и направляющих эти действия в русло, наиболее выгодное и самим индивидам и обществу. По мнению Д. Локка существует законодатель, призванием которого является гармонизировать моральные отношения индивидов.

В целях надежного обеспечения естествен­ных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое общество, учредить государство. Локк особенно акцентирует момент согласия: «Всякое мирное образование госу­дарства имело в своей основе согласие народа».

По Локку, государство представляет собой совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстан­цию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех про­чих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Целью деятельности государства должна быть охрана собственности и обеспечение гражданских интересов. Средст­вами, призванными содействовать осуществ­лению данной цели, Локк выбрал законность, разделение властей, оптимальную для нации форму правления, право народа на восстание в связи со злоупотреблениями властью.

Ситуация в современном мире такова: у каждого отдельного гражданина нет больше власти и независимости, которыми он должен был обладать по теориям Локка. Этот век - век организации, и его конфликты - конфликты между организациями, а не между отдельными индивидуумами. Естественное состояние, если пользоваться выражением Локка, все еще существует между государствами. Можно предположить, что необходим новый междуна­родный «общественный договор», прежде чем мы сможем увидеть приведение в действие этических норм и принципов.

Наиболее полно исследованы проблемы этики именной в сфере международных отношений в работах Ганса Моргентау, являющегося основателем теории политиче­ского реализма в международных отношениях. Основные принципы политического реализма он формулирует в своей знаменитой работе «Политические отношения между нациями». Под политическим реализмом Моргентау понимал такую политическую доктрину, которая основана на учете противоречивых сторон человеческой природы и признании ограничен­ных возможностей для построения справед­ливого и нравственного политического порядка.

Следуя основным положениям данной работы можно сделать вывод, что универ­сальные общечеловеческие моральные принци­пы неприменимы для оценки действий государств. Моргентау утверждает, что деятель­ность государства может быть основана лишь на этике ответственности, а не на этике убеждения. Он пишет: «Тогда как человек имеет моральное право жертвовать собой, государство не имеет права позволить моральному неодобрению либо посягательству на свободу встать на пути рационально обоснованного и просчитанного политического действия. Политическое дейст­вие должно быть основано на принципах выжи­вания и самосохранения суверенного государ­ства». Далее Моргентау продолжает: «Нет политической моральности без благоразумия» [5]. С точки зрения реализма благоразумие означает учет последствий возможных альтерна­тивных политических действий и является высшей добродетелью в политике. Политиче­ская этика позволяет судить о действиях по их результатам, последствиям. Полностью отвер­гается право какой-либо нации на создание универсального морального закона, который может быть принят всеми, так как отвергается тождество между моралью конкретной нации и универсальными моральными законами.

Следует подчеркнуть, что Г. Моргентау настаивает на необходимости рассмотрения моральных принципов в конкретных обстоя­тельствах места и времени, так как существуют непримиримые противоречия между универ­сальными моральными нормами и государ­ственными ценностями. Поэтому высшая моральная добродетель в политике - это осторожность, умеренность. О моральных ценностях нации-государства нельзя судить на основе универсальных моральных норм. Необходимо понимание национальных интере­сов. Главное при этом - помнить о сущест­вовании неизбежной напряженности между моральным долгом и требованиями плодотвор­ной политической деятельности.

Безусловно, приведенные выше концепции не раскрывают проблему этического измерения международных отношений в полном объеме, но каждая из них обращает внимание на тот или иной аспект, раскрывает ту или иную сторону проблемы, обогащая ее видение.

Возможности морального выбора в сфере международных отношений выглядят ограни­ченными. Сегодня не существует никакой обще­принятой замены макиавеллевскому пониманию морального долга государственного деятеля, кроме того оно обладает вполне определенной притягательной силой и призывает к объекти­вации. Однако следует помнить, что междуна­родные отношения не сводятся лишь к конф­ликту национальных интересов или соотноше­нию сил между государствами. Когда затраги­ваются такие существенные явления, как мир и война, справедливость и свобода, интересы и цели невозможно обходить вниманием этиче­ские суждения и ценности.

  

Литература

Прокофьева Г.П. Этика: курс лекций. - Хабаровск: Издательство ДВГУПС, 2007. - 110 с.

Цыганков П.А. Международные отношения. - М.:Новая школа, 1996. - 226 с.

Н. Макиавелли Государь. - М.: ЗАО«Издательство ЭКСМО-Пресс», 1998

Локк Д. «Два трактата о правлении» // Локк Д. Сочинения в 3 т. - М.: Мысль, 1988. - Т. 3. - С. 135-405.

Моргентау Г. «Политические отношения между нациями» // sumer.info/bibliotek_Buks/ Polit/Hrestom/79.php

Фамилия автора: Г.Б Ботбаева
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика