Проблема терроризма и религиозного экстремизма в Казахстане мониторинг СМИ в июне-августе 2011 г.

Главной темой летнего периода, освещаемой в СМИ, стала проблема терроризма и религиоз­ного экстремизма в Казахстане. Освещение данной проблемы происходило в двух плос­костях: непосредственно угрозы терроризма и религиозного экстремизма и противодей­ствие им. 

I. Угрозы терроризма и религиозного экс­тремизма

1. Взрывы 17 мая в г.Актобе и 24 мая в г.Астане.

Основными событиями, поднявшими дискурс «Есть ли терроризм в Казахстане?», стали акт самоподрыва в г.Актобе 25-летнего Ракымжана Макатова перед зданием Комитета национальной безопасности 11 мая и взрыв автомобиля около здания изолятора временного содержания департамента Комитета националь­ной безопасности в г.Астане 24 мая.

Организация по безопасности и сотрудни­честву в Европе расценила взрыв 11 мая как террористический акт. На тот момент такая оценка расходилась с официальной версией - «с целью уклонения от ответственности за уголов­ные преступления в составе организованной преступной группировки».

После взрыва 24 мая в г. Астане в оте­чественных и зарубежных СМИ начались дискуссии о наличии террористической угрозы в Казахстане. Официальные власти вновь не поддержали эту версию.

Можно выделить несколько направлений публичной дискуссии.

«Ваххабитский след». Совершивший акт самоподрыва в Актобе Ракымжан Макатов еще в марте 2011 года посещал лекции одиозного ваххабитского шейха Дарына Мубарова, пользующегося непререкаемым авторитетом и влиянием в среде мусульман-суннитов. По сведениям экспертов, последователи шейха Дарына представляют собой самую многочис­ленную ваххабитскую общину («Zonakz» [1]).

«Кавказский след» - привязка теракта в Актобе к ситуации на Северном Кавказе. За последние годы Западный Казахстан факти­чески превратился в тыловую базу незаконных вооружённых формирований Северного Кав­каза. Дагестанские, ингушские и другие северо­кавказские боевики отдыхают, лечатся на терри­тории Казахстана и даже проходят недалеко от Актобе курсы обучения («Свободная пресса» [2]).

Неумелые действия Комитета нацио­нальной безопасности - попытка столкнуть представителей различных течений «салафиз-ма» друг с другом. С этой целью оперативники поддержали некоторых религиозных деятелей, но позже выпустили ситуацию из-под контроля («Zonakz» [1]).

Техника управляемого социального взрыва. По   аналогии   с   «арабскими революциями», после стран Ближнего Востока потенциал деста­билизации переносится на пост-советское пространство в лице Азербайджана и Казах­стана

Геополитика. Здесь целых три версии:

A)        Глобальное противостояние держав: Таможенный союз vs западный мир. «Под прицелом» сейчас все страны Таможенного союза, а Казахстан - лишь «первая ласточка» («yvision.kz» [4]).

Б) «Новая большая игра» в Евразии, которая большей частью пролегает через «шахматную доску» под названием «Pipelineistan» («Трубо-стан», имеются ввиду трубопроводные маршру­ты). Казахстан является главным аспектом для энергетического будущего Азии, особенно Китая и Индии, а также Европы («Al Jazeera» [5]).

B)        После взрыва в Актобе движение «Талибан» распространило в Кабуле заявление, в котором предупредило власти Казахстана о недопустимости участия казахстанских солдат в действиях коалиции в Афганистане. Кроме того, свою фетву о терактах на территории Казах­стана издал известный саудийский шейх Абу-ль-Мунзир аш-Шинкити. Фетва была размещена на информационном ресурсе «Казвказ-Центр». В этой фетве духовный лидер суннитских экстремистов дал обоснование необходимости продолжения «джихада» в Казахстане [6]. 

  1. Убийство полицейских в Темирском р­не Актюбинской области.

30 июня в Темирском р-не Актюбинской обл. были убиты трое полицейских. По сообщениям в СМИ, объявленные в розыск преступники - салафиты, приверженцы консер­вативного направления в исламе, которое отрицает любые нововведения.

После ликвидации 9 боевиков, причастных к убийству, Актюбинским ДВД была распрост­ранена информация о том, что преступная группировка занималась кражей нефти, а рели­гиозную деятельность осуществляла лишь в качестве прикрытия.

  1. Попытка побега из колонии общего режима в Балхаше.

11 июля предотвращен групповой побег из колонии общего режима 159/21 в Балхаше (Карагандинская обл.). Все 16 заключенных, пытавшихся сбежать из колонии, погибли в результате самоподрыва. Это лица, совершив­шие тяжкие преступления, осужденные на длительные сроки, от 15 до 32 лет, причем один из них - по статье «Экстремизм».

В целом, несмотря на то, что власти призвали общественность не искать связи между взрывами 11 и 24 мая, попыткой побега заключенных   в   Балхаше   и   нападением на полицейских в Актюбинской области, во всех случаях фигурирует слово «экстремизм». То, с каким упорством власти пытались увести дела в сторону от рассматриваемой проблемы, лишь еще больше уверило население в наличии конкретной угрозы терроризма и религиозного экстремизма.

Все это явно указывает на дилемму, которую так и не смогли решить для себя власти - позиция замалчивания vs позиция гласности.

Бывший аким Актюбинской области Елеусин Сагиндыков вплоть до своего освобож­дения от должности утверждал, что уничтожен­ные бандиты не связаны с религиозными экстремистами. Начальник УВД г.Актобе Кайрат Мырзабеков сообщал, что кримино­генная обстановка в областном центре стабиль­ная, и никаких предпосылок к намечающимся терактам 1 сентября в г.Актобе нет. В проти­вовес его словам в городе были приняты беспрецедентные меры для безопасности жителей.

В то же время, 2 сентября пресс-служба прокуратуры Атырауской области сообщила об аресте семи членов преступной группировки экстремистов, подозреваемых в подготовке терактов в республике. Сообщалось, что в конце августа т.г. была пресечена деятельность экстремистской группировки, планировавшей провести серийные теракты на территории Атырауской области и в других регионах. Изначально были выявлены 18 ее членов, теперь общее число задержанных выросло до 25. Предполагается, что есть и другие участники группировки. При этом все еще не исключена угроза возможных терактов.

Таким образом, указанные события позволяют говорить о возникновении в Ка­захстане реальной террористической угрозы. Реальность террористической угрозы в Казах­стане подтвердили и США, чья иммиграционная служба включила республику в список представляющих террористическую угрозу стран. Любопытно при этом, что посольство США в Казахстане, распространившее 22 июля 2011 года заявление о том, что наша страна - в числе активных борцов с терроризмом, отделалось общими словами и ни словом не обмолвилось о смене позиции в отношении Казахстана. Лишь 26 августа было сообщено об аннулировании списка. 

II. Противодействие терроризму и религиозному экстремизму

Можно выделить ряд направлений в рамках мер противодействия терроризму и религиоз­ному экстремизму в июне-августе т.г.

В рамках деятельности междуна­родных и региональных организаций.

Фактически, вопросы противодействия терроризму и религиозному экстремизму стали открыто обсуждаться в стране на официальных и публичных площадках после юбилейного саммита ШОС 15 июня в г.Астане, на котором в числе стратегических документов принята Антитеррористическая стратегия на 2011-2016 гг.

После этого данные вопросы поднимались на 38-ой сессии Совета министров иностранных дел Организации Исламская Конференция 28 июня в г.Астане; на встрече министра иностранных дел РК Ержана Казыханова со спецпредставителем Генерального Секретаря ООН, главой регионального центра организации Мирославом Енча 22 июля в г.Астане; в ходе неформального саммита Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) 12 августа в г. Астане.

Дополнительно 22 июля в г.Алматы был подписан протокол сотрудничества между управлением ООН по борьбе с наркотиками и преступностью и исполнительным комитетом региональной антитеррористической структуры ШОС с целью укрепления взаимодействия в борьбе с терроризмом и экстремизмом.

В рамках оперативно-тактических учений.

В рамках оперативно-тактических учений отрабатывались вопросы:

  • -     планирования и проведения контртерро­ристической операции на заданной местности: командно-штабные учения Коллективных сил быстрого развёртывания ОДКБ в г.Бишкеке 1 июля; 
  • -   ликвидации последствий террористических атак: совместные учения казахстанских и российских спасателей в Западно-Казахстан­ской обл. 21 июля;
  • -   ликвидации возможных террористических актов и освобождения заложников: казахстан­ские учения подразделений КНБ, полиции, спецназа и членов оперативного штаба в Восточно-Казахстанской области 22 июля;
  • -       предотвращения последствия терактов: комплексные учения по гражданской обороне служб экстренного реагирования в г.Астане 28 июля.

В рамках усиления деятельности соответствующих органов.

22 июня, впервые с момента взрыва в г.Актобе 11 мая, официально объявлено о намерении «ужесточить борьбу с террористи­ческой деятельностью» (новостной выпуск телеканала «Астана»).

13 июля в г.Алматы, после многочисленных отсрочек, начался судебный процесс над последователями нетрадиционного ислама. Главные фигуранты - Исматулла Магзум, Саят Ибраев. Духовного лидера «яссавистов» Исматуллу задержали полтора года назад. Главного проповедника идей суфизма и руководителя объединения «Сеным, Білім, Омір» Ибраева - в октябре прошлого года.

15 июля в г. Астане на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры генеральный прокурор Асхат Даулбаев поставил задачу усилить контроль по противодействию экстремизму и терроризму.

22 июля на заседании Совета Безопасности РК был рассмотрен вопрос о дальнейших мерах по укреплению стабильности в религиозной сфере. Главой государства дано поручение жестко пресекать распространение в стране элементов религиозно-экстремистской идеоло­гии и, тем более, открытых акций, направ­ленных на подрыв конституционного строя, представляющих угрозу жизни и здоровью граждан.

В рамках оперативных мероприятий.

Проведены операции по пресечению религиозно-экстремистской деятельности:

  • -     оперативно-профилактическое мероприя­тие «Кару» в Актюбинской области;
  • -     только в г.Астане по итогам операций «Барс», «Барьер» и «Безопасный город» задержаны более 240 человек. 110 из них поставлены на учет и занесены в так называе­мую специальную базу данных «Образ+» как лица, которые могут совершить преступление, 66 человек взяты на оперативный учет как экстремисты;
  • -     в Шымкенте выявили подозрительного проповедника;
  • -     в Алматы военкоматы будут проверять всех призывников на причастность к экстре­мизму.

В рамках организационных мероприятий.

При МВД создаются управления по борьбе с экстремизмом.

Кроме того, осуществлены кадровые перестановки:

22 июля в Актюбинской области сменился первый руководитель. Елеусин Сагиндыков освободил кресло акима, официально - в связи с переходом на другую должность. Он бессменно руководил регионом c 2004 года. Новым акимом Актюбинской области назначен Архимед Мухамбетов. Несмотря на то, что официально смену власти в Актюбинской области с последними событиями не связывают, перед новым акимом поставлена задача - усилить борьбу с криминалом и улучшить религиозную обстановку в регионе.

Задача стабилизации ситуации поставлена также перед новыми имамами поселковых мечетей Актюбинской области.

В рамках повышения религиозной грамотности населения.

-             Конференции, «круглые столы». Несмотря на каникулярный сезон, на разных дискуссионных площадках активно проходили мероприятия, посвященные обсуждению вопросов борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом. К дискуссии были подключены партийные (НДП «Нур Отан») и молодежные организации (Молодежный совет ШОС).

-             Республиканская информационно-пропагандистская кампания. С 10 августа информационно-пропагандистские группы (ИПГ) в составе экспертов Агентства по делам религии, представителей общественных организаций, а также местных ученых-религиоведов проводили разъяснительную работу по регионам республики. Главная задача ИПГ - разъяснение среди населения канонов традиционных для Казахстана религий и повышение информированности граждан о деструктивном влиянии псевдо-религиозных учений. 

-    Выпуск антиэкстремистской лите­ратуры. Идея выпуска религиозных книг принадлежит Фонду поддержки исламской культуры и образования. В брошюрах пишут, когда появились деструктивные религиозные течения, и какое влияние они оказывают на общество. Фондом было издано и бесплатно роздано 153000 экземпляров книг и 215000 брошюр. Несколько тысяч экземпляров книг переданы в мечети при Духовном управлении мусульман.

В рамках информационной политики.
Здесь наблюдаются два подхода:

-    в отношении роли СМИ в противо­действии угрозе терроризма: средства массо­вой информации должны повысить социальную ответственность в противодействии терроризму;

-    контрпродуктивный подход: из-за подо­зрений в пропаганде экстремизма и терроризма закрыт доступ сразу к двум десяткам иностранных сайтов, в том числе «LiveJournal» и «Liveinternet».

Таким образом, по результатам монито­ринга СМИ в летний период можно сделать следующие выводы:

Первое. В Казахстане наблюдается активизация деятельности религиозных деструктивных течений. Более того, взрывы возле объектов Комитета национальной безопасности в городах Астане и Актобе, громкие операции по уничтожению незаконных бандформирований в Актюбинской области и г. Алматы, громкие бунты в колониях с исполь­зованием огнестрельного оружия - все это позволяет говорить о реальной террористи­ческой угрозе.

Второе. В сфере борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом традиционно используется не упреждающий подход, а ситуативное реагирование в совокупности с административно-репрессивным подходом. По данным Министерства внутренних дел республики, за I полугодие 2011 г. в Казахстане возбуждено 14 уголовных дел по признакам преступлений экстремистского характера. Пресечена деятельность 21 незарегистриро­ванного религиозного объединения, привлечены к ответственности 85 граждан.

Третье. Накопление угроз чрезвычайного характера в одном регионе свидетельствует о наличии скрытой проблемы регионализма. Это также подтверждается данными социологиче­ского исследования, проведенного в июле т.г. Институтом политических решений. Согласно результатам исследования, каждый пятый житель западного региона республики поддер­живает незаконные методы взаимодействия с государством - такие, например, как само­захваты земли. Это значит, что не менее 20 процентов общества готовы к противостоянию с представителями власти [1]. В таких условиях недостаточно объяснить появление террориста-смертника одними только внешними факто­рами.

Четвертое. Практически без внимания остался социальный фактор - социально-экономическое положение жителей Актюбин-ской области. Нерешенные социальные проблемы могут привести к потенциальной опасности совпадения, взаимоналожения конфессионально-идеологических границ с социальными. Очевидно, именно такая ситуация была бы наиболее взрывоопасной.

Пятое. Пропагандистско-разъяснительная работа не должна сводиться к разовым агит-поездкам по регионам. Данное направление предполагает пересмотр всей информационной и образовательно-воспитательной политики в стране, что выходит за рамки компетенции недавно созданного Агентства РК по делам религий.

 

Литература

  1. Что стоит за взрывами в Казахстане? //zonakz.net/blogs/user/kompromat_ru/16858.htm l
  2. Казахстанскую стабильность подорвал шахид// svpressa.ru/all/article/43442
  3. Андрей Карпов: Над Казахстаном нависла тень терроризма // ia-centr.ru/expert/10512/
  4. Занимательная политика с Ярославом Красиенко. КТО И ЗАЧЕМ ВЗОРВАЛ АКТОБЕ? // yvision.kz/yv/158619
  5. english.aljazeera.net/indepth/opinion/2011/ 05/201151411251530555.html
  6. Отечество               в              опасности! //
  7. contur.kz/node/1659
  8.  Западный Казахстан стал тыловой базой северокавказских боевиков: Казахстан за неделю //regnum.ru/news/polit/1407660.html#ixzz1ZtE2 sZzw
Фамилия автора: М. Абишева
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика