Миф как средство управления и манипуляции

В наше время слова «миф» и «мифология» весьма часты в идеологических высказываниях. Создается впечатление, что уровень «мифологичности» общественной жизни у нас за последнее время чрезвычайно возрос, и мы из царства науки и рационализма шагнули в некую «мифологическую» эпоху.

На протяжении всего исторического развития миф основывается не только на фантастическом, но и нередко намеренно искаженном отражении реальной действительности. С древнейших времен в сознании народов создавались боги, герои и демоны. Но на каждом исторически обусловленном этапе развития общественного сознания мифы о них конструируются в соответствии с особенностями мышления людей определенной эпохи. Если на ранних ступенях общественного развития социальное мифотвор­чество выполняет функцию освоения окружаю­щей действительности и сохранения целостности сознания народа, то в настоящее время миф все чаще выступает инструментом манипуляции.

Именно этот факт объясняет возникновение повышенного интереса специалистов к фено­мену мифа в современном обществе среди зна­ний в области социальной философии, психоло­гии и социологии. В связи, с чем они отмечают, что «возможности для создания и распростра­нения массового социального мифа, а также для злоупотребления им с помощью средств массо­вой коммуникации в современном обществе не уменьшились, а во многом даже увеличились» [1, с. 61].

Когда в обиходной речи какое-нибудь сообщение называют мифом, это означает, что его не признают соответствующим реальности; в мифе видят фантом, рождаемый наивностью массового человека или сознательным умыслом властолюбцев.

Действительно, изменения вследствие ин­формационной революции облегчили манипу­лирование  массовым  сознанием  со стороны определенных групп людей (идеологов) и парадоксальным образом предельно обеднили символический состав мифологических пред­ставлений.

Проблема «социальной мифологии» встала в ХХ веке, когда «в судьбе мифа произошли существенные перемены, и он стал исполь­зоваться как обозначение различного рода ил­люзорных представлений, умышленно приме­няемых господствующими в обществе силами для воздействия на массы» [2, с. 190].

Ж. Сорелем отмечается высокая степень воздействия мифа, обусловленная его свойст­вами и функциями, показана эффективность идеологии, опирающейся на народную мифоло­гию, но при этом существенно упрощен сам процесс внедрения социального мифа. Рассмат­ривая социальный миф как «средство» к дости­жению цели, автор упускает из виду то обстоя­тельство, что, либо одномоментное использо­вание мифа вообще не вызовет ожидаемой реакции, либо, воспринятый общественным сознанием идеологически преобразованный миф настолько в нем укоренится, что, запла­нированный как средство, он может сущест­венно повлиять на конечный результат.

Э. Кассирер, рассматривая сущность и механизмы действия социальной мифологии, отмечает, что современная культура не уничто­жает элементы мифа с корнем, а ставит их под свой контроль: «Ранее миф всегда считался продуктом некоей бессознательной социальной деятельности. Но теперь мифы создаются людь­ми, действующими в высшей степени созна­тельно и в соответствии с планом. Они прекрас­но знают, что им надо и продумывают каждый свой шаг. С появлением этих людей мифам уже не позволяется развиваться свободно и стихийно. Новые политические мифы ни коим образом не дикие плоды богатого воображения. Это изделия, изготовленные весьма умелыми и ловкими мастерами» [3, с. 154].

Признавая идеологическую направленность современных мифов, исследователь характери­зует их следующим образом: «Перед нами пред­стал миф нового типа - миф полностью рационализированный. Нашему ХХ веку -великой эпохе технической цивилизации -суждено было создать и новую технику мифа, поскольку мифы могут создаваться точно так же и в соответствии с теми же правилами, как и любое другое современное оружие, будь то пулеметы или самолеты. Это новый момент, имеющий принципиальное значение. Он изменит всю нашу социальную жизнь» [4, с.154].

Российский исследователь В.С. Полосин, анализируя архаические и современные мифы, определяет их как архетипы социального познания.

Истоки возникновения социальной мифоло­гии обусловлены, по мнению исследователя, следующим обстоятельством: «Возникает исто­рическое противоречие между потребностью общества в единстве восприятия своего истори­ческого опыта через единую мифологическую память и отсутствием единой, естественно возникающей мифологии. Выходом из этого противоречия во все века было существование профессиональных социальных элит, способных с помощью чисто человеческого искусства, ремесла свести разнобой индивидуальных восприятий к общему архетипическому знаме­нателю» [5, с. 48-49].

Согласно В.С. Полосину, единство взаимо­понимания в хранении социального опыта достигается посредством условного, установ­ленного элитой единого кодирования, воспроиз­водства и раскодирования (демифологизации) данного опыта в различных сферах и формах: в художественном творчестве, в обучении и воспитании молодежи, в науке, в религии, в соответствующей направленности государст­венных учебных пособий по гражданской, воен­ной, экономической, политической истории, в соответствующей идеологической пропаганде, равной попытке увязывания представлений элиты с естественной народной мифологией. Соответственно формируются элитарные кланы в различных сферах жизни: политике, эконо­мике, военном деле, искусстве, религии. Так, естественная мифология, сменяется мифоло­гией, создаваемой, хранимой и воспроизво­димой узкими элитарными корпорациями.

Исследователь отмечает, что эти элиты вынуждены всегда опираться на объективно существующие в массовом сознании архетипы, «угадывать» их при каждом новом акте своего профессионального творчества. Элита, оторвав­шаяся  в   своем  мифотворчестве   от народа, создает лжемифы и неизбежно терпит социаль­ный крах. Такого рода элиты объединяет умение создавать, воспроизводить и толковать иносказания, фиксировать, хранить и выявлять недоступный большинству архетип и закодиро­ванное в нем рациональное содержание со­циального опыта, творцом и носителем кото­рого в целом является общественное сознание всего народа. Политическая элита понимается В.С. Полосиным как клан или человек, наделенный в общественном сознании умением оперировать всем совокупным опытом народа за всю его историю и имеющий право реализации «желаемого» народом с учетом этого опыта.

По мнению известного социолога, акаде­мика Г. В. Осипова социальная мифология -«предмет науки, изучающей возникновение, содержание и распространение мифов, социаль­ную обусловленность мифотворчества» [6, с. 1]. Социальное мифотворчество умозрительно вы­двигает тот или иной социальный миф и рассматривает его практическую реализацию как самоцель. Автор акцентирует внимание на том, что социальное мифотворчество имеет негативные последствия, выраженные в том, что оно «разоружает» людей, порождает новые иллюзии, ожидание нового чуда.

Воплощаясь в реальность, миф неизбежно сопровождается феноменом «обратных резуль­татов», которые никто не предвидел и тем более не желал.

Социальное мифотворчество по своему существу является антиподом социальных наук. Более того, прикрываясь наукой, оно извращает реальные знания об обществе и человеке, спо­собствуя небольшим властвующим элитам удерживать власть в своих руках. Стремление захватить и удержать власть требует циничного, прикрывающегося лицемерием, сознательного обмана народа. Соответственно социальные мифы конструируются, выбираются и пропаган­дируются исходя не из того, насколько они соответствуют науке, а в зависимости от того, как они влияют на социальное поведение людей.

Позитивное, созидательное действие со­циальной мифологии, более эффективное по сравнению с традиционными формами идеоло­гического воздействия отмечает американский социолог А. Винер. В частности, в своей работе «Великолепный миф: формы управления в постиндустриальном обществе» он ставит воп­рос о выработке так называемых целеполагающих мифов. При этом слово «идеология» он употребляет только в отрицательном значении, подразумевая под ним отживший миф, такое духовное явление, которое утратило свою способность объединять помыслы людей.

История, сама жизнь показали, что очень часто народные массы оказываются под воздей­ствием не столько разума, сколько эмоций, страхов, мифов, т.е. определенного психоло­гического состояния. Нередко мы наблюдаем, что масса поддается не убеждению, а внуше­нию, воздействию на ее эмоции, верования. Иными словами, поведение масс людей очень часто определяется не рациональными, а иррациональными моментами.

Статус социального мифотворчества наибо­лее удобен для политиков и властных структур. Здесь не нужны глубокие научные исследо­вания, здесь на смену практике и знанию приходят социальные мифы в обличье лозунгов. Например, «Коммунизм - светлое будущее всего человечества» и т.д. И все это очень удобно.

Достаточно выдумать лозунг, объявить его «великим» вкладом в общественную жизнь и начать на основе этого лозунга или лозунгов «перестраивать», «реформировать», а то и «трансформировать» социальную действитель­ность страны, при этом, не задумываясь о реальных последствиях для общества и чело­века. Благодаря такого рода социальным мифам, Казахстан, как и другие республики бывшего Союза втянулся в различного рода социальные преобразования, став «лабораторией» для различных социальных и политических «экспериментов».

Эпоха массовой информации заставляет использовать для управления обществом не столько силовые аргументы, сколько информационные технологии, основанные на знании человеческой природы, мифологической подоплеки коллективного бессознательного.

В информационном пространстве в огромных количествах и с невиданной быстро­той продуцируются социальные, политические, экономические, религиозные мифы и, несмотря на свой иллюзорный характер, оказывают вполне реальное воздействие в качестве фактов социальной жизни. Новый миф превратился в средство социальной мобилизации и манипу­ляции общественным сознанием. Современная культура продолжает интенсивно продуциро­вать мифы, призванные связывать и канализи­ровать общественную энергию, удовлетворять запросы общества массового потребления, например, простимулировать потребление продуктов, как это делает реклама, создать с помощью телевидения привлекательный имидж политического деятеля и т.д.

Новый миф выступает в виде ложной мобилизующей структуры, способной безболез­ненно вписывать человека и массы в социаль­ную реальность, создавая при этом у своих адептов впечатление истинности и состояние психологического комфорта. Так, например, столь широко внедренная в массовое сознание телевизионная реклама оказывает значительное воздействие на культурно-информационное пространство, создаваемое ею во многом по принципу мифологизации действительности.

Информация, оформленная в оболочку мифа, приобретает чувственно-выразительную конкретность, легко запоминается, эстетизирует жизненный мир современного человека и бросает его, в лучшем случае, в объятия иллюзий, в худшем - делает объектом различных манипуляций.

Многие манипулятивные технологии могут быть перенесены в область массовой коммуникации, так как они находят свое выражение в фактах естественного языка.

Усложнение и ускорение социальных процессов, с одной стороны, а с другой -углубление рационализации всех сфер жизни привели на сегодняшний день к парадоксу: все более усложняющуюся рациональную картину
мира можно отразить в массовом сознании только путем предельного опрощения социальных концепций - вроде концепций «конца истории», «столкновения цивилизаций» и т. п. Вместе с тем такого рода концепции сами становятся элементами социальных мифов, средствами воздействия на массовое сознание, духовно-нравственные ориентации и политический процесс.

 

Литература

  1. Кара-Мурза С. Г. Краткий курс манипуляции сознанием. - М., 2002. - 210 с.

  2. Гуревич П.С. Мифология социальная // Современная западная социо-логия: словарь. - М., 1990. - С. 190.

  3. Кассирер Э. Техника политических мифов // Феномен человека. -М., 1993. - С. 64-86.

  4. Там же.

  5. Полосин В.С. Миф. Религия. Государство: исследование политической мифологии. - М.: Ладомир, 1999. - С. 40-94.

  6. Осипов Г.В. Социология и социальное мифотворчество. - М.: Изд-во НОР-МА - ИНФРА, 2002. - 593 с.

Фамилия автора: А. Х. Рамазанова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика