Генезис древней корейской народности и ее кочевая культура

В современной самобытной корейской культуре присутствует много китайских элементов. Со времен объединенного госу­дарства Силла жителями Корейского полуост­рова были установлены тесные связи с цивили­зацией "поднебесного" соседа. Сегодняшние корейцы когда-то были слиты с китайской культурой. Их память о богатой письменной китайской культуре свежа еще и сегодня. А память о более далекой древности словно канула в небытие. Период жизни корейской нации, насчитывающей 5-тысячелетнюю историю, длился дольше в бескрайних степях, чем под влиянием китайской культурной сферы. 

В условиях уничтожения материалов и фальсификации истории, а также культурного геноцида со стороны японского империализма в отношении корейской нации, холодной войны и разделения полуострова на Юг и Север в изучении корейской культуры существовало немало ограничений и преград. В частности, не было возможности проводить на должном уровне изучение и раскопки в районах алтай­ского культурного пространства, охватываю­щего северо-восток Китая, Маньчжурию и Монголию, необходимых для выявления происхождения древней корейской народности и прототипа ее культуры.

Сегодня в результате активного изучения прошлого обнаружено много следов северных кочевых народностей, гнавших лошадей по степям алтайского культурного пространства, дремавшего в самобытной корейской культуре. Многие данные исследований показывают: дух степной культуры Севера, охватывающей огромные пространства между Европой и северо-восточной Азией, доходит до Корей­ского полуострова. Нетрудно заметить следы оживленного обмена между Востоком и Западом: через степные шелковые пути куль­тура кочевых наездников достигла восточной оконечности Азии - корейского полуострова. 

Окинем взглядом забытое прошлое далеких предков корейцев: дело прояснения первоисточ­ника их культуры очень важно и для восста­новления самобытности нации. Это первооснова для упорядочения культурных рамок - летописи корейской нации в составе мировой истории. Исследуя пути передвижения древней корейской народности и ее следы, данная работа ставит целью прояснить происхождение корейской нации, общности и связи ее следов с культурой кочевников-наездников Евразии. Это послужит предпосылкой осознания основного течения забытой истории корейской нации.

Начало формироания корейского нации. Искусственно созданное западной логикой понятие о нации далеко от дефиниции корей­ской нации. Последняя - не организованный по чьему-то намерению социальный организм, а общность, сформированная в процессе длительного исторического развития, в центре которой - кровно-племенные элементы. Она образована в результате живого движения в течение долгой истории, беспрерывных изменений.

Современных корейцев называют монона­цией. Однако, как не бывает в мире ни одной нации чистых кровей, подобное утверждение не соответствует и корейской нации. Древняя корейская народность также при ее формиро­вании сливалась естественным путем посредст­вом повторения разделений и сосредоточений многих коллективов в результате войн, изме­нения климата, резкого увеличения населения. И в конце концов такой процесс стал движущей силой в формировании так называемого Годьосон - первого корейского государства (2333 г.- 108 г. до н. э.). Вошедшие в историю многие племена - е, мэк, хань, хунну, монголы, гогурьо, донгъе, октьо, донгхо, буё, горан (кидани), йодин, суксин - тесно связаны с формированием корейской нации. Эти коллективы действовали в общем алтайском культурном пространстве.

Если это так, то какими путями они пере­мещались для сформирования корейской нации? Рассмотрим несколько генетических гипотез корейских ученых.

Гипотеза о племенах мэк и древнего алтайского объединенного государства.

Около 4000 г. до н. э. так называемые палеоазиатские племена, обитавшие на севере Сибири и использовавшие керамическую посуду с орнаментом в виде расчески (Hatch-керамика), вошли в районы Маньчжурии и Корейского полуострова. Коллективы, прожи­вавшие в Алтайских горах и на севере Монго­лии, рассеялись в Маньчжурии и на Корейском полуострове, встретились с осевшими там мэк -и образовалась корейская народность. В первых корейских государствах - объединенных государствах алтайских племен, состоявших в основном из корейской народности и небольшого количества алтайских народностей, возможно, были смешаны тюркские или монголо-тунгусские племена, и северные кочевые этнические элементы в процессе оседания постепенно уменьшились [1].

Гипотеза об алтайских народностях.

Образовавшись близ Алтайских гор, они на западе дошли через Центральную Азию до Восточной Европы, а на севере через сибирскую реку Лену - до Маньчжурии, Корейского полуострова и Японии, образовали народности тюрков, монголов, маньчжуров, корейцев и соперничали в могуществе с китайскими ханями[2].

Гипотеза о трех племенах. Народность, которую китайцы называли "туньи" (варвары на востоке), а этнологи - первобытными тунгу­сами, и есть корейцы. Они относились к одной и той же желтой расе, но отличались от китайско-ханьской народности и монголов. Считается, что эту корейскую народность образовали Фан Унг, буё и саки (скитайцы), которые в разное время переместились на восток через север Китая. Буё передвигались через северные степи. Их пути совпадают с направлениями распро­странения остро обработанных каменных ору­дий и керамической посуды Hatch-керамики. Племена Фан Унг пришли на северо-восток из Центральной Азии или районов Тяньшаня, пройдя китайскую провинцию Гамсук, низовье реки Хуанхэ. Саки (скитайцы) прибыли на Корейский полуостров из Центральной Азии или современной Турции через Тяньшань, Донфанг, Ордос, Ляодун. Они образовали королевский род Силы. Эти три племени, придя в разное время на северо-восток Китая, смешались с местным населением и, перемест­ившись на Корейский полуостров, переросли в ведущие силы [3].

Несмотря на некоторые расхождения в утверждениях ученых, мнения многих из них сходятся в том, что между путями перемещения древних коллективов корейской нации и районами деятельности кочевых народностей, передвигавшихся на восток и запад на огромной сцене   Алтайских   гор,   Центральной Азии, Тяньшаня, Сибири, монгольских степей, -немало общего. 

Кроме того, существуют результаты изучения состава племен новым, молекулярно-генетическим методом анализа Y-хромосомы, передающейся только по отцовской линии, и mtDNA (мтДНК) (mitochondria DNA) -материнской. Рассмотрим их.

Современный человек пришел на Корейский полуостров и начал жить там к концу ледни­кового периода. В конце верхней каменной эры произошло полное обновление населения. Генетический тип корейцев характерен тем, что в нем смешаны люди, пришедшие через юго-восточную Азию, с одной стороны, и Сибирь, -с другой. Вызвано это тем, что в трудный для выживания последний ледниковый период районы западнее озера Байкал, восточных Саянских гор, низовья реки Енисей были оази­сами. Сравнение распространения Ү-хромосомного генетического типа корейца пока­зывает: среди мужчин около 80 % принадлежит северной генеалогии, 20 %- южной. При сопоставлении гаплотипов (haplotype) mtDNA различных географических районов обнаружи­вается: местность их происхождения - восточ­ная часть Саянских гор и окрестность Байкала [4].

При сравнении mtDNA 86 наций мира оказалось: самая высокая степень генетической связанности - между корейцами и монголами [5].

Кроме того, согласно исследованиям путей перемещения человека, проведенным американ­скими учеными посредством mtDNA и моле­кулярных часов, в северо-восточной Азии передвижение происходило через степные районы Евразии; на Корейский полуостров люди пришли по двум направлениям - по югу и северу [6].

Разумеется, результаты исследований молекулярно-генетическим методом не достиг­ли уровня абсолютного доверия, однако они привлекают внимание тем, что активно производящиеся в последнее время раскопки в Маньчжурии и Сибири показали результаты, весьма напоминающие пути перемещения народностей, указанные сторонниками молеку­лярной генетики.

Как выявили исследования многих ученых, новый, молекулярно-генетический метод, археологические раскопки последнего времени, во многих случаях кочевые народности, перемещавшиеся по евразийским степям, пришли на Корейский полуостров через северо­восточный Китай и Маньчжурию и постепенно оседали там, возделывая сельскохозяйственные угодья.

Древнекорейская культура с характер­ными чертами коченичества. Следы кочев­нической культуры севера нетрудно обнаружить в материалах раскопок. Характерные реликвии новой каменной эры - керамическая посуда с узким нижним концом и орнаментом расчески распространена на обширной территории от Северной Европы и сибирских степей до Корейского полуострова. Ее занесли сюда проживавшие в степях Сибири тюрки или монголы.

Кроме того, во многих районах Кореи обнаружены следы сибирской искитимской культуры бронзовой эры. В период искитимской культуры, начавшейся в XIII и XII в.в. до н. э., в восточной части Южной Сибири и на Монгольской возвышенности широкое развитие получили в основном предметы и каменные могилы с изображением архаров, оленей, лошадей. Такие захоронения были широко распространены на северо-востоке современ­ного Китая, в древних государствах Маньчжу­рии, Годьосон, Буё и в культурном и религиозном плане доходили до Гогурьо. Это свидетельствует о том, что корейская бронзовая культура была связана скорее с Сибирью на севере и Монголией, чем с Китаем.

На малом медном мече, найденном при раскопках в Буё, можно обнаружить следы скитайской культуры. Основными элементами, характеризующими ее, являются орнаменты в форме хищных зверей и травоядных животных. Рукоятка упомянутого клинка оформлена изображением птицы. Меч этот показывает: скитайская и центрально-азиатская культура пришла через Монголию и Китай в Маньчжу­рию и на Корейский полуостров и распро­странилась до Японии. Путь этот свидетель­ствует о культурном обмене между Евразией и Кореей.

Следы культуры кочевых наездников можно обнаружить в "глубинках" полуострова: в Силе - в каменных могилах с внешними деревян­ными гробами, в которых покоятся короли, конных снаряжениях, золотых реликвиях и т. д. Привлекают также внимание типичные предметы обихода кочевников - бронзовые кастрюли и питейные роги. В частности, древние могилы в Силле и предметы, извлеченные из них. Будучи относящимися к периоду, начиная с 5 и 6 веков, они совершенно отличаются от существовавших до этого погребений и реликвий и соответствуют культуре северных кочевников. Особенно золотые украшения по своим формам и содержанию полностью отражают религию и черты предметов кочевых хунну, что свидетельствует о том, что одна из их ветвей являлась новой правящей прослойкой коро­левских семейств Силлы. Раскопанные в 1973­-74 г.г. на ее древних развалинах золотые короны, пояса и другие предметы, не говоря уже о формах каменных могил с внешними деревянными гробами (Чонмачонг, Фангнам дэчонг) демонстрируют тип северной кочев­нической культуры, а стеклянные изделия и произведения прикладного искусства гипотети­чески указывают на римское происхождение, что позволяет предположить обмен со средиземноморским государством. 

Согласно "Исторической записи" Самачона, столкновения ханмудзе с хунну вызвали резкие коренные перемены в степях. Расчлененные ударами ханмудзе на восток и запад части хунну отдалялась друг от друга все дальше в противоположных направлениях. И на этом записи о них заканчиваются. Изгнанные в  дальнейшем на запад северные хунну получили  название "гунны". В столкновениях с  германскими народностями в 4 веке они становятся   катализаторами великого перемещения германцев. Те же, кто был оттеснен на восток, около 5 века пришли на Корейский полуостров. Предполагается, что они дошли до его юго-востока - до Силлы (нынешний Гьонгдю). Кроме того, название титулов "исагым", "марипган" означает хунну-алтайского государя и соответствует " кагану" - правителю тюркской империи.

Хунну, тюрки, монголы и др. кочевники, чьим жизненным пространством были евразийские степи, являлись прекрасными конными наездниками. Существуют записи: хунну, беспрерывно угрожавшие корейским государствам, стреляли в боях из лука по-парфянски - на полном скаку поворачивая туловище. На настенных рисунках муьонгчонг (Гогурьо) изображены гогурьоские воины на охоте: опустив поводья, они развернули верхнюю часть тела на 180 градусов. Это показывает: лошадь была для жителей Гогурьо частью образа жизни; они - потомки кочевнических народностей, использовавших этих животных в перемещениях и военной тактике.

В далеком прошлом корейцы передвигались по просторам степей между востоком и западом более свободно, чем ныне, на лошадях, дыша в унисон с Евразией.

Корейский полуостров как восточная оконечность евразийских степей находился под большим влиянием перемен степного мира. Хунну, Сяньби, горан (кидани), йодин, монголы и  др.   северные  кочевые  народности пере­мещались на Корейский полуостров. До наступ­ления периода трех королевств (Гогурьо, Силла, Бэктцэ) это, видимо, происходило различными путями.

Хунну были отважными воинами-всадни­ками. Они создали на нынешней Монгольской возвышенности великую империю кочевников, но в результате расширения ханьского государства она раскололась на восток и запад. Часть из них, переместившись на запад, стали субъектом основания Венгрии. Другая сформи­ровала на юге Кореи правящую прослойку Силлы, живые следы чего сохранились до наших дней.

В изучении происхождения предков корей­ской нации на основе примитивных материалов периода, когда еще не было письменности, и исторических преданий, написанных с позиции Китая, существует предел. Однако наряду с активизировавшимися сегодня раскопками и новейшими научными методами археологи­ческое, культурологическое, генетическое, лингвистическое, мифологическое и др. комплексное изучение позволит в недалеком будущем оживить утраченную память о предках.

 

Литература

  1. Чвэ Хан У. Центральный Алтай. Пхьонэги,1993.

  2. Ким Чонг Хак. О происхождении корейской нации. Изучение национальной культуры. Инс-т национальной культуры унив-та Горьо. 1964.

  3. Чонг Хьонг Дин. Фан Унг из тысячелетнего королевства Сусиана. Илпит, 2006.

  4. Составитель Ли Хонг Гю. Поиск на Байкале происхождения нашей нации. Чонгсин сегевон, 2005.

  5. Ким Гил Вон. Генетически самые похожие: корейцы и монголы. Йонхап нюс, 2004.1.30.

  6. mitoap.org "A human mitochondrial database", США.

Фамилия автора: Мионг Сун Ок
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика