«Активное гражданство» как стратегия современной социальной политики

О теории «активного гражданства» писали многие зарубежные и российские авторы. Современные исследователи признают, что актуальным стал вопрос об изменении парадиг­мы современной социальной политики и обозначился ряд дискурсов, в рамках которых обозначились множество проблем. К примеру, Н.С. Григорьева [1] в статье «Активное граж­данство» как стратегия и механизм современной европейской социальной политики» рассматри­вает изменения парадигмы современной со­циальной политики, анализирует разработку нового концепта современной европейской социальной политики.

Сущность проблемы в том, что на совре­менном этапе теоретиков волнуют перспективы существующих социальных моделей развития общества и определение доминант, а именно, что необходимо поставить во главу угла суще­ствующей социальной модели - «идею социаль­ной включенности», «исключенности» или нечто другое? Будут ли отстаиваться идеи социальной справедливости для всех или только избранным или только наиболее нуждающимся и как их определить? Сумеют ли выбранные модели обеспечить достижение высококачест­венного уровня жизни или только лишь мини­мальный уровень безопасности?

Актуальность поиска ответов на эти вопросы очевидна, тем более в условиях, когда вокруг современных социальных моделей много скептиков и существуют определенные риски, связанные с политическими событиями.

В качестве информации отметим, новое понимание социальной политики связано с трактовкой понятия «социальное качество». Адепты научной школы социального качества стремятся создать на европейском пространстве нормативы, которые можно было бы исполь­зовать в реальной практике, и которые ориен­тированы на качественное гражданство, исклю­чая минимальные стандарты. И, наконец, наше внимание будет сосредоточено на роли поли­тики «активизации» в современных обществах на том, как идея социально-активного общества реализуется в зависимости от идеологических и институциональных условий каждой страны. Каковы оценки эффективности и перспективы управления социальной сферой при условии развития социально-активного общества.

Для начала небольшой исторический экскурс. В 90-х годах ХХ века европейские государства, характеризуемые как «государства благосостояния» оказались в новых условиях, что потребовало от них решения задач, изменившихся под воздействием глобализации и интеграции в Европейский Союз, порожден­ных экономическими и социальными измене­ниями в рамках европейских сообществ. Как результат, социальная политика оказалась в двоякой ситуации. С одной стороны, наблюда­лась трансформация системы социального обеспечения, связанная с отрицательной дина­микой в демографической сфере (увеличение числа пожилых людей), повышением уровня миграции,  гендерной ассиметрией (возраста­нием участия женщин на рынке труда и т. д.). С другой стороны, у населения Европейского сообщества сформировались новые запросы к системе социальной защиты. И стоит подчеркнуть, что природа этих изменений составляет предмет многих дискуссий среди исследователей социальной политики.

Итак, первое, концепция «социального ка­чества». Данное понятие появилось в контексте существующей проблемы сочетания экономи­ческой и социальной политики. С введением этого термина диспозиция социальной политики в «системе политик» изменилась, и по своему значению она была отождествлена с эконо­мической политикой.

Исследователи определили понятие социального качества как «степень, до которой люди способны участвовать в социальной и экономической жизни их сообществ на усло­виях, способствующих росту их благосостояния и индивидуальным возможностям» [2].

Естественно, что для достижения определен­ного уровня социального качества необходимо соблюдение ряда условий:

  1. Доступность социально-экономической защиты (социально-экономического обеспечения).
  2. Посредством социальных и экономи­ческих институтов общества как рынок труда, институт гражданства исследовать феномен социальной включенности или начальные стадии социальной исключенности.
  3. Способность людей жить в обществе, ориентированного на социальную сплочен­ность: разделяемые чувства солидарности, нормы и ценности.
  4. Потенциал активности каждого и возможности достижения личной самореализации посредством коллективного участия.

Анализ этих условий позволяет высказать такую точку зрения, что теория социального качества актуализирует понимание «социаль­ного». Теоретические интерпретации «социаль­ного» подтверждают идею о том, что социаль­ный мир существует как реальность только в результате взаимодействия и самореализации людей как социальных субъектов, и когда в результате этой самореализации формируется коллектив личностей. А это говорит о том, что необходимы общепринятые ценности и нормы. Этические принципы регулируют приемлемые и недопустимые результаты, тем самым подтверждая высказанные исследователями идеи об идеологическом измерении социаль­ного качества.

По мнению европейских исследователей, понятие «социальное качество» интегративно, поскольку измерение социального качества возможно на основе междисциплинарных подходов.

Концепт «социальное качество», по мнению европейских аналитиков, позволит выбрать точные подходы для установления новых рамок для исследований политической повестки дня, соотнесения политических трендов со структур­ными проблемами неравенства. Практически на всех уровнях отмечается интерес к новому пониманию социальной политики наряду с расширенными целями благосостояния.

В контексте нового понимания социальной политики высвечивается важное условие ее успешного развития, а именно активизация гражданского общества в решении социальных проблем. Тренд «активизация общества» связан с продвижением идеи социально-активного общества, в частности, в сфере рынка труда и собственно социальной политики.

Второе, призывы к активному обществу и политика активности связаны с различными видами социальных систем защиты и участия на рынке труда. Выражаясь иначе, активное общество сегодня стремится сделать всех граждан активными, независимо от размера их дохода, что в некоторой степени противоречит идеям государства благосостояния, согласно которым, граждане не воспринимаются «инди­видуальностями», не признается то, что они могут обладать большими ресурсами, чем когда-то, а, следовательно, могут иметь большие возможности контролировать свои решения.

Усиление процесса индивидуализации не означает, что люди становятся более самовлюб­ленными или равнодушными, а это показатель того, что люди в праве свободно выбирать собственные социальные направления, собст­венную модель жизни.

Отсюда возникает вопрос - насколько государство благосостояния готово понять и принять нового типа гражданина? Исследова­тели вместе с тем задаются и такими вопросами - как индивидуализм и свобода выбора могут быть связаны с солидарностью? Как помощь со стороны государства всеобщего благосостояния может расширять (а не ограничивать) выбор человека? И это лишь часть узловых тем, над которыми исследователям приходится работать и предлагать новые разработки в области активного гражданства.

Если вспомнить Эспинг-Андерсена, в индустриальном обществе понятием «гражда­нин» определялся работающий человек, кото­рый, благодаря своей трудовой биографии, при условии полной занятости, пользовался со­циальными правами, что позволяло ему поддерживать приемлемый уровень жизни в период безработицы, болезни и т.д.

С эпохой постиндустриализма понятие «гражданин» существенно изменилось. Именно в этот период начался процесс перехода от понимания «гражданина» как пассивного субъекта в направлении «активного граж­данства».

Основными характеристиками «активного гражданства» [1, с. 52] выступают: независи­мость, самоответственность, гибкость, терри­ториальная мобильность, наличие профессио­нального образования и способность вклю­чаться в гражданское общество, чтобы удов­летворить свои интересы.

«Активный гражданин» - это образец со­циального характера, который способен удовлетворить запросы и потребности гло­бализированного и высоко конкурентного информационного общества [1, там же].

Основная цель при этом четко определилась - показать динамику изменяющихся государств благосостояния в контексте нового понимания гражданства.

Теория гражданства имеет множество измерений и разные аналитические уровни: дискурсы, права и обязанности, участие и роль личного восприятия граждан [3].

Дискурсы ориентированы на новые идеалы «гражданственности» и новые формы гражданского поведения. Новая интерпретация «активизации» - это не просто описание прав и обязанностей, а основа для выработки новой роли гражданина, определенных гражданских качеств, ожиданий соответствующего, адекват­ного поведения. Надо сказать, что новые трактовки по-новому раскрывают роли инди­вида как гражданина. При этом авторы выд­вигают и такое предположение: изменения в отношениях между правами и обязанностями должны оцениваться по тому обстоятельству, несут ли они потери в аспекте гражданства - бедность, социальное исключение или маргинализацию.

В работе Т. Маршалла «полное граждан­ство» отмечается, что индивид как гражданин участвует во всех сферах экономической, социальной и политической жизни [4]. И если государство благосостояния внедряет новые социальные технологии, то и институционально структура самого благосостояния меняет свои формы. Соответственно такие изменения соз­дают новые формы участия. Одной из таких форм, например, является Activation PlanРабочий план», который позволяет индивидам выдвинуть свои определения и пути решения личных проблем. Гидденс «План активации» интерпретирует как расширение зоны граж­данств, так как он может обеспечить индивиду свободу участия в формировании своего повседневного существования [5].

С точки зрения психологического восприя­тия,     трактовка    гражданства    связана с осознанием гражданами самих себя в соотношении восприятия себя как «подчинен­ного» и «равного», и в то же время со способом, через который граждане позиционируют себя в отношении с другими.

Активное гражданство - это независимость, но, как известно, это и позиция личной ответственности, гибкости и максимальной мобильности. По сути, активное гражданство способно создавать новые биографии, адаптированные к изменяющимся условиям.

В-третьих, какова же должна быть политика, направленная на создание социально-активного общества. Миссия политики социально-активного общества состоит в том, чтобы продуцировать активных, уверенных в себе, самостоятельных граждан.

В передовых странах Запада формирование социально-активного общества рассматривается как лучший и наиболее приемлемый способ борьбы с бедностью и социальной маргиналь-ностью.

И идея изменения пассивного подхода к активности в пределах социальных систем очень популярна. «Активность» подразумевает желание и возможность обучения и дальней­шего трудоустройства, а «пассивность» обозначает стремление граждан к социальным гарантиям, и позволяет быть в определенной мере бездеятельным.

«Использование этих терминов обеспеч­ивает особенно четкое выражение политиче­ского контекста. Политические формулировки «активные» и «пассивные» настолько закре­пились терминологически, что вопросы необхо­димости компенсации вдруг исчезли из полити­ческой повестки для тех, кто имеет мало потенциальных возможностей для собственных усилий достижения каких-либо позиций на рынке труда» [6].

Прокомментируем данное высказывание. Активное общество подразумевает существова­ние активного рынка труда, так как «быть уверенным в себе» означало, прежде всего, «быть уверенным в завтрашнем дне», т.е. иметь работу в долгосрочной перспективе и соответ­ственно, потенциал карьерного роста. Разу­меется, мы отдаем себе отчет в том, что активная политика в отношении рынка труда не нова, но имеются существенные различия между «старой» активной политикой в области рынка труда и «новой» модели политики активизации.

Главное отличие в том, что обращение к «новому» активному обществу предполагает взаимосвязь между видами социальных систем защиты и участием на рынке труда, отказ от различий между политикой в отношении рынка труда   и   социальной   политикой. Активное общество стремится к тому, чтобы все граждане были активными, независимо от личного уровня благосостояния. Но при этом следует учесть, что каждая страна строит свое активное общество с учетом исторического прошлого, национальных и культурных традиций, уровнем благосостояния.

 

Литература

1     Григорьева Н.С. Активное гражданство как стратегия и механизм современной европейской социальной политики // Информационно-аналитический портал. — 2007. — 18 октября /Socpolitika.ru.

2     Попова В.Г. Социальная политика и социальная работа. — М., 2006. — 216 с.

3     Walker, A. A strategy for active ageing // International Social Security Review. Vol. 55. No 1. Pp. 121-39.

4     Giddens, A. The third way. - Oxford: Polity Press.-1998.

5    Marshall, T. Citizenship and social class // in Т.П. Marshall and T. Bottomore. - Citizenship and social class. -London: Pluto Press, 1992.

6    Pfau-Effinger, B. Change of family policies in the socio-cultural context of European Societies. Comparative Social Research. Vol. 18.

Фамилия автора: А. Масалимов, А. Масалимова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика