Этнокультурные традиции казахской семьи: психологический анализ

Современный суверенный Казахстан, пере­живает период своего национального возрож­дения и возрождение национальной государ­ственности. Возрастающий интерес к истории своего народа, к своей национальной культуре, к истокам формирования этноса и его эволюции в системе общемировой цивилизации - реалии, характерные для всего постсоветского прост­ранства последнего десятилетия ХХ века, назы­ваемого отдельными исследователями временем «взбунтовавшейся этничности» или «нового национального возрождения» [1, с.5]. Этот процесс в полной мере относится и к казах­скому этносу, поскольку ранее имело место сознательное изживание и уничтожение куль­турных традиций на протяжении всего двад­цатого века. За семидесятилетний советский период в Казахстане боролись с традициями как с «пережитками прошлого». Однако никакие общественно-политические процессы не смогли «затушевать» этническую индивидуальность и национальное самовыражение казахского этноса. Объяснение этому следует искать в своеобразии и высокой способности этносов сохранять свою самобытность, тождественность и выживать при постоянном изменении окружающей их, порой, «агрессивной среды» [2, с.17]. Немаловажную роль в этом объек­тивном явлении играют социально-норма­тивные факторы, реализующиеся в сумме накопленного во временном измерении знания. Среди них значительное место занимает функционирование универсального механизма -культурной традиции, которая «благодаря селекции жизненного опыта, его аккумуляции и пространственно-временной трансмиссии позволяет достигать необходимой для сущест­вования социальных организмов стабильности» и устойчивости [3, с.80].

В связи с этим не вызывает сомнения важность как в научном, так и в общественном отношении постановка проблемы изучения народных культурных традиций с позиции этнопсихологического анализа.

В казахстанском обществе, находящемся сегодня в условиях интенсивной экономи­ческой, социально-политической и культурной трансформации, наряду с тенденцией все более возрастающей свободы выбора индивидуаль­ного стиля жизненного поведения наблюдается «вхождение» в повседневную жизнь казахов национальных ценностей, связанных с этниче­ской традицией [4, с.4]. Особенно отчетливо, по мнению казахстанского историка-этнографа С. Х. Шалгинбаевой, это проявляется сегодня в урбанизированной среде титульного этноса республики, в частности, в таком его срезе, как семейно-бытовая культура. Дело в том, что семейный быт, по мнению ученого, обычно является одной из наиболее устойчивых сфер этнического своеобразия, и именно в нем, «в том интимном, закрытом для постороннего взгляда и закрепленном обычаем порядке повседневной жизни, который поддерживается в семейно-родственной среде из поколения в поколение» [5, с.125], следует искать основу стойкого сохранения многих традиций.

Исследования современных ученых социал­ьно-гуманитарных областей науки свидетель­ствуют о том, что у казахского народа существует несметное количество национальных традиций и обрядов, как было отмечено выше, преимущественно в семейно-бытовой сфере. Многие из них дошли до наших дней. Но су­ществуют и такие народные традиции, которые незаслуженно забыты. В целом, вопросы семей­ной обрядности, являющиеся элементами куль­туры, позволяют говорить об этнической спе­цифике народа. Традиции и обряды составляют один из существенных компонентов, как в укладе жизни, так и в духовной культуре народа, а также служат средством этнической идентификации.

В своей диссертационной работе С.Х. Шалгинбаева исследовала традиции, обычаи и обряды свадебного, родильного и детского цикла, соблюдаемые в настоящее время городскими казахами городов Алматы и Тараза [4, с.13]. К ним относятся следующие: «кіндік шеше» - т.е. пуповинная мать или повитуха, «ат қою» - имянаречение, «шілдехана» - праздник по случаю рождения ребенка, «бесікке салу» -укладывание в колыбель, «қырқынан шығару» -выведение ребенка из сороковин, «тұсау кесу» -разрезание пут, «сүнденке отырғызу» - обычай ритуального обрезания, связанный с вероис­поведанием - исламом.

По результатам этносоциологического исследования, автор выявила, что наибольшей трансформации в родильной обрядности значительным изменениям подвергся обряд «бесікке салу», его соблюдают чаще всего во время проведения обряда «қырқынан шығару», при этом наиболее ярко это выражено у городских жителей Тараза [4, с.14].

В прошлом по случаю рождения ребенка в доме, где произошло радостное событие, организовывалась вечеринка - «шілдехана» или «шілде күзет». Значение этого праздника заключалось в охране ребенка и матери от злых духов [6, с.94]. Однако в настоящее время в городской среде «шілдехана» также утратила свое прежнее значение и превратилась в торжество, которое проводится родными моло­дых по случаю рождения ребенка.

В обряде имянаречения значительная роль отводится, как и в прошлом, семейно-родст-венным отношения. Население Тараза право выбора имени ребенка в большей степени предоставляют страшему поколению и близким, чем население Алматы.

В целом по результатам исследования, наиболее устойчивыми обрядами и обычаями родильного и детского цикла остаются обряды -«қырқынан шығару», «тұсау кесу», «сүнденке отырғызу».

Современный свадебный комплекс город­ских казахов, по мнению исследователя, распадается на ряд обрядовых циклов:

1) сватовство;

2) «проводы» родителями невесты («қыз ұзату тойы») по желанию и материальным возможностям;

3) торжественная регистрация брака и религиозный обряд бракосочетания («неке қыю») по желанию молодых и их родителей;

4) основное торжество («үйлену тойы»);

5) «қуда шақыру», «киіт киғызу» -встреча родителей и родственников невесты (после основного торжества) сначала в доме родителей жениха, позже у родителей невесты и обмен подарками;

6) визиты молодых к родителям невесты, а также к родственникам жениха и невесты, которые можно отнести к семейно-родственным отношениям.

Также в результате анализа автором выяв­лены характерные черты современного инсти­тута брака, как у казахов, так и у предста­вителей различных этносов, такие как широкая сфера добрачного знакомства и самостоя­тельный выбор брачного партнера. Тем не менее, отмечает ученый, имеющее определен­ное значение влияние родителей на брачный выбор у городских казахов сохранилось.

В работе указанного автора производилось описание и анализ свадебных обрядов и обычаев, соблюдаемых в настоящее время городскими казахами. Так, в предсвадебный период казахи обследованных городов соблюдают ряд ритуалов, обрядов и обычаев -«өлі-тірі», («живым-мертвым»), «қоржын» (переметная сумка, сделанная из домотканой или ковровой ткани), «сырға салу», «алқа салу», «мандайға тиын тағу» (подарки невесте), «ананың сүті» (плата за материнское молоко), «киіт» (буквально «одевать»), неизменным является вкушения ритуального блюда «құйрық бауыр» (печень с кусочкаи курдючного сала), «төстік» (баранья грудинка) и выплаты «кэде» (подарок), обязательным является получения благословения - «бата алу» (благословение) от уважаемых и мудрых людей. Исполнение традиционной свадебной песни «жар-жар», «шашу» - обряд осыпания молодоженов различными сладостями и монетами, «бет ашар» (открывания лица невесты), «сэлем беру» (поклон), «той бастар» (блюдо с подарками) -все эти обряды связаны с устройством и проведением свадьбы.

К послесвадебной обрядности относятся «отқа май құю» (выливание масла в огонь), «келін шәй» - обряд разливания чая родственникам мужа, «жасау» - приданое невесты, «құда шақыру», «есік-төр көрсету», «келін шақыру», «үй көрсету».

При этом автором установлено, что по обряду «отқа май құю» в городской среде сохранился лишь такой элемент данного обряда как переступание невестой порога квартиры или дома родителей жениха правой ногой. Этот обряд в основном соблюдается только сельским населением в силу того, что городское население, живя в жилых многоэтажных домах, не имеет возможности совершать этот обряд, и менее информировано.

Анализ этносоциологических материалов позволил автору установить, что в современной свадебной обрядности городских казахов возрожденный обряд «неке қыю» пока еще не является в полной мере органической частью казахской свадебной церемонии.

Таким образом, анализ современной свадебной обрядности городских казахов, исследованных городов, позволяет ученому сделать вывод о сохранении в ней элементов традиционной культуры [4, с.16].

Схожие результаты в соблюдении брачно-семейных традиций и обрядов современными киргизами получены в исследовании киргиз­ского социолога Г.К. Ибраевой [7]. Ею отме­чается, что в брачных практиках горожан кыргызского этноса стаовятся обычныи следую­щие ритуальные процедуры: сватовства (куда тушой, сойко салмай); ритуального увоза невесты из родительского дома («колдон алуу» -буквально: взятие/принятие с рук на руки), ее приезд в дом мужа с последующими обменами дарами (например, «чуу басаар» - буквально: заглушение смуты, возмущения); процедура религиозного бракосочетания - нике кыйуу и других [7, с. 58].

Однако следует отметить, что выделяется ряд традиций и обрядов которые теряют свою актуальность и чаще всего не соблюдаются.

Так, например, у казахов есть такое инте­ресное поверье: с древних времен по правилам бракосочетания женщина не должна была быть старше своего мужа более чем на 8 лет, а мужчина - старше женщины на 25 лет. Тому есть прямое психологическое объяснение, гласящее, что отношения между мужчинами и женщинами с большой разницей в возрасте могут иметь несогласованность, а следователь­но, трения и напряженность по многим аспек­там брачно-семейных отношений в силу со­циально-психологических и психофизиоло­гических особенностей супругов, проявляю­щихся в разных предпочтениях и интересах, представлениях о семейных ролях, ценностях и укладе семейной жизни. Как показывает опыт и эмпирические исследования в области психоло­гии семьи, социально неравные браки, как правило, непрочны и не стабильны.

Также существовал такой обычай - после рождения ребенка мать роженицы должна была посетить ее первой, и только потом молодую маму могли навестить другие родственники. Сейчас этот обычай принято называть «суйиндир». В его основе заложен глубокий психоло­гический   смысл   встречи   дочери   в новом социальном статусе и новой роли - матери, подготовка ее к встречи с родственниками со стороны мужа, приветствие своего внука или внучки (жиен), осуществление моральной и эмоциональной поддержки, одобрения и благословения своих детей и многое другое. Все действия матери молодой роженицы можно обозначить как помощь в социально-психо­логической адаптации дочери к новому этапу се­мейной жизни, связанному с рождением ребенка.

Еще в стародавние времена снохе на протяжении всей беременности запрещалось стричь волосы или есть верблюжье мясо. Не раз были доказаны последствия пренебрежения этим правилом: у беременной, съевшей верблюжье мясо, срок появления малыша мог затянуться до 12 месяцев. А употребление роженицей в пищу заячьего мяса нередко приводило к тому, что у малыша при рождении обнаруживалась «заячья губа». С точки зрения социально-психологического анализа указанные явления есть не что иное, как этнические предубеждения и социальные установки, слу­жащие психологическими механизмами регуля­ции бессознательной и сознательной активности женщин и оказывают в целом влияние на всю сферу брачно-семейных отношений казахов. Следует отметить, что подобные поверья-установки встречаются также в семейной жизни «родственных» по культуре, религии, языку, этносов. К ним относятся этносы и народы тюркской группы, относящиеся в целом к алтайской семье: турки, туркмены, татары, башкиры, киргизы, каракалпаки, узбеки, уйгуры, алтайцы и др. [8, c.45], которые стараются не нарушать многовековые устои.

Есть еще и другие обряды, которые не уступают в своей необычности вышепри­веденным. Например, «жарысказан» - обряд, совершающийся при родовых схватках жен­щины. В ожидании радостного события близкие родственницы начинают варить в казане мясо, стараясь опередить появление малыша на свет. Считалось, что ребенок включается в эту «гонку» и родится быстрее [9]. В этом обряде считывается позитивный настрой на встречу родственниками роженицы и ее малыша, коллективная деятельность женской половины большого семейства, в процессе которой женщины совещаются и решают различные вопросы по подготовке детского приданого, его колыбели (бесик). Учитывая пожелания молодой мамы и старших женщин в семье, определяют крестную мать ребенка (кіндік шеше). Распределяют обязанности по прове­дению праздничного тоя (шілдехана) по случаю рождения малыша и появления нового члена семьи.

Другой обряд  носит название  «ит куу»(«догонять собаку»). Обычно он устраивается на сороковой день жизни ребенка. К шее собаки привязывается одежда малыша, в которую заворачиваются сладости и монеты. Затем все дети начинают догонять собаку, чтобы отобрать у нее кулек.

Есть и такие обычаи, которые в наши дни утратили свою актуальность. К таковым относится «аменгерлик»: вдова должна была выйти замуж за одного из братьев покойного мужа. Соблюдение данного обычая позволяло решить вопрос безотцовщины. Совершенно забыт и обряд, называемый «дерт коширу» («удалить болезнь»). Он использовался в случае болезни человека. Аульчане собирались вместе и говорили «Кош!» («Прощай»), тем самым, прогоняя недуг. Подобное действие сопровож­далось специально сложенным четверостишием. Вера в силу коллективной энергетики была настолько велика, что она прогоняла даже кожные заболевания. Данный обряд особо четко подчеркивает этническое и социально-психологическое своеобразие именно казахской культуры, проявляющейся в «корпоративности духа» народа, стремлении помочь близким.

Таким образом, анализ литературы и эмпирических исследований по указанной проблеме позволяет сделать вывод, что для представителей современного казахского этноса характерно возрождение своих этнокультурных традиций и соблюдение их в процессе семейной жизни.

 

Литература

  1. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология: Учебное пособие для вузов. — М.:Аспект Пресс, 1998. — 271 с.

  2. Сужиков Б.В. Национальная идентификация и динамика этнических процессов в зарубежных центральноазиатских исследованиях. — Алматы: Комплекс, 1997. — 65 с.

  3. Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Советская этнография. - 1981. - № 2. — С. 78-112.

  4. Шалгинбаева С.Х. Семейные традиции и социокультурный облик казахов городов Алматы и Тараза (этносоциологическое исследование): Автореф. дис. ...канд. истор. наук. — Алматы,2002. — 29 с.

  5. Будина О.Р., Шмелева Н. Город и народные традиции русских. — М.: Наука, 1989. — 255 с.

  6. Арғынбаев Х. А. Қазақ халцындагы семья жэне неке. — Алматы: Гылым, 1973. — 322б.

  7. Ибраева Г.К. Брачные стратегии в Кыргызстане: поколение отцов и детей (город Бишкек в последние двадцать лет) /Предисловие проф. А.А. Брудного. — Бишкек: «Салам», 2006. — 108 с.

  8. Платонов Ю.П. Этническая психология. — СПб. : «Речь», 2001. — 320 с.

  9. Алпысбаева Ж. Обряд особого назначения // Экспресс-Казахстан. - № 65, от 16 апреля 2010 года. -С.32.

Фамилия автора: М.П. Кабакова, А.Р. Масалимова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика