Классификация коррупции и методы ее изучения

Коррупция как социальное явление существует практически во всех странах мира. Однако для транзитных стран с трансформи­рующейся социально-экономической системой, к которым относятся все страны СНГ, она является настоящим бедствием. Коррупция в сочетании с непрофессионализмом чиновников является причиной, как политических, так и социально-экономических кризисов. Коррупции способствуют политическая нестабильность, неразвитость и несовершенство законодатель­ства, неэффективность институтов власти, слабость институтов гражданского общества и отсутствие прочных демократических традиций. Отечественная специфика добавляет к перечис­ленному неразвитую политическую культуру граждан, слабость судебной системы, пренебре­жение правом в угоду выгоде, безнаказанность при нарушении законодательства при решении политических и экономических вопросов.

Уровень коррупции в разных странах различен. Коррупция присутствует в различных странах, искоренить ее невозможно. В то же время, пока коррупция не подменяет собой институты государства, не подрывает основы государственности, она не проникает во все сферы жизнедеятельности общества и не представляет серьезной опасности. Как только коррупция разрастается до масштабов государ­ства в государстве, перерастая критическую массу, и начинает выполнять функции государ­ственных институтов, она становится дисфунк­циональной для общества. Проникая в культуру общества, становясь традицией, коррупция тем самым снижает общую эффективность государ­ственного управления и становится социальной проблемой.

Таким образом, изучение коррупции как социокультурной проблемы, воздействия ее на сферы жизнедеятельности общества и разра­ботка эффективных мер антикоррупционной политики являются в настоящее время насущ­ной необходимостью.

В литературе существует целая палитра суждений по поводу последствий коррупции, ее влияния на различные сферы общественной жизни. В поле зрения исследователей, прежде всего, попадает воздействие коррупции на экономический рост и развитие. Многими признается функциональность коррупции в плане ускорения принятия решений, оживления экономической деятельности и предпринима­тельства в странах страдающих от излишнего государственного вмешательства.

Наиболее последовательно проблема культурной обусловленности коррупции рассматривается Брайеном Хастидом. Исполь­зуя статистический анализ корреляций между индексом коррупции и культурными измере­ниями 50 стран, он пришел к выводу, что следует ожидать высокого уровня коррупции в странах с низким уровнем экономического развития, значительным контролем государства над экономической жизнью (доля ВВП, которой распоряжается государство), значительными диспропорциями в уровне доходов между группами населения, а также с особыми культурными характеристиками: большой дистанцией власти, высоким уровнем коллек­тивизма [1].

Существует множество форм (проявлений) коррупции: взяточничество, фаворитизм, непо­тизм (кумовство), протекционизм, лоббизм, незаконное распределение и перераспределение общественных ресурсов и фондов, незаконное присвоение общественных ресурсов в личных целях, незаконная приватизация, незаконная поддержка и финансирование политических структур (партий и др.), вымогательство, предоставление  льготных  кредитов, заказов, знаменитый «блат» (использование личных контактов для получения доступа к общест­венным ресурсам - товарам, услугам, источ­никам доходов, привилегиям, оказание различ­ных услуг родственникам, друзьям, знакомым) и др. [2].

Известная исследовательница проблем коррупции С. Роуз-Аккерман, рассматривающая ее в основном с экономических позиций, разде­ляет коррупцию на политическую, связанную с принятием законов, и административную, обусловленную их применением, раскрывая механизмы их функционирования.

Говоря о государственной (политической) коррупции, связанной со структурой различных государств С. Роуз-Аккерман приводит еще более дробную классификацию коррумпиро­ванных обществ, для этого она выделяет два признака: по типу получателей взяток и по типу «рынка» взяток. По первому признаку, Роуз-Аккерман выделяет два типа обществ - клептократии, в которых коррупция организована в верхушке правительства и государства, где коррупция является сферой деятельности большого числа бюрократов. По второму признаку - общества, где существует небольшое число основных частных коррупционных дейст­вующих лиц и где выплаты взяток децент­рализованы [3].

Таким образом, эти два признака соответ­ствуют четырем категориям коррумпированных государств: клептократии, конкурентному рын­ку, двойственной монополии и очень слабому государству, контролируемому мафией. С социологической точки зрения наиболее функциональным типом в данном случае является общество с конкурентным рынком коррупции.

В науке также существует достаточно большое количество различных классификаций коррупционного поведения. Так, американский исследователь коррупции М. Джонстон предло­жил выделить несколько ее типов: взятки чи­новников в сфере торговли; отношения в государственных системах, в том числе покро­вительство на основе земляческих, родствен­ных, партийных принципов; дружба и кумов­ство; а также так называемая кризисная корруп­ция, обусловленная тем, что предприниматели вынуждены работать в условиях чрезвычайного риска, когда решения органов власти могут привести к существенным для бизнеса изменениям и потому эти решения становятся предметом торговли [4].

С точки зрения отношения к коррупции общественного мнения в целом и элиты в частности, американский социолог А. Дж. Хайденхаймер предложил разделить коррупцию на «белую»,  «серую» и «черную». А. Дж.

Хайденхаймер отнес к «белой» коррупции те деяния, которые не воспринимаются ни общест­венным мнением, ни элитами в качестве неза­конной, хотя формально они таковыми являют­ся. По мнению исследователя, это говорит о том, что данная форма коррупции стала частью национальной культуры (обычаем, нормой). К «черной» коррупции относятся деяния, в отношении которых наличествует единодушное осуждение. Наконец, к «серой» коррупции он относит те действия, относительно которых нет единодушного мнения является данное действие коррупцией или нет [5].

На уровне отдельных актов С. Роттенберг разделил коррупцию на три вида. К первому виду он отнес ситуации, когда плата взимается за выполнение того, что официальные правила требуют выполнять без оплаты (например, плата за формально бесплатную визу может быть рассмотрена как "тариф").

Второй тип коррупционных актов, когда плата назначается за невыполнение того, что правила требуют выполнять (так, взятка за сокрытие аудитором важной информации - это тоже "тариф"). И третий тип коррупции, когда оплата берется за действия, впрямую нарушаю­щие законы (например, налоговый инспектор за взятку - может представить неверный отчет о доходах подкупающего его налогоплательщика) [6].

С точки зрения организационного подхода Дж. Тирол разделил коррупцию на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя возникает между членами одной организации, внешняя коррупция - подкуп члена организации кем-либо со стороны. Дж. Тирол более четко определил внешнюю коррупцию как независи­мое и личное нарушение долга отдельным членом организации, а внутреннюю как органи­зованное преступление [7]. Ниже будет рассмотрена модель коллективной репутации, предложенная Дж. Тиролем в развитие описанной теории.

В зависимости от уровня власти, пора­женного коррупцией, выделяют низовую, верху­шечную и международную. Низовая коррупция распространена в низшем и среднем эшелонах власти и связана с постоянным, рутинным взаимодействием чиновников и граждан (напр, штрафы, регистрация). Верхушечная коррупция охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (например, формулы законов, государственные заказы, изменение форм собственности). Как правило, существование двух этих уровней коррупции тесно взаимосвязано: масштабная низовая коррупция создает благоприятный психологи­ческий фон для развития коррупции на более высоких уровнях власти, а существование верхушечной коррупции оправдывает, если не узаконивает, наличие коррупции низовой. Сращивание низовой и верхушечной коррупции образует вертикальную коррупционную струк­туру, т.е. вертикальную коррупцию. Помимо этого коррупция может проявляться и на межгосударственном уровне. В таком случае речь уже идет о межнациональной коррупции (напр., при заключении международных дого­воров и соглашений, в различных междуна­родных организациях, в сфере транснациональ­ного бизнеса) [8].

В зависимости от сферы деятельности следует различать следующие виды коррупции: Коррупция в сфере государственного управле­ния. Парламентская коррупция. Коррупция на предприятиях. Коррупция во время выборов.

Коррупция в сфере государственного управ­ления имеет место потому, что существует возможность государственного служащего (чиновника) распоряжаться государственными ресурсами и принимать решения не в интересах государства и общества, а исходя из своих личных корыстных побуждений.

Парламентская коррупция является в своем роде проявлением различных форм незаконного законодательного лоббирования и заключается в преднамеренном принятии законов, легитими­рующих коррупционную деятельность, либо включении в законы положений удобных для определенного круга лиц (или компаний).

Третий тип, коррупция в негосударственных организациях (предприятиях). Так как сотруд­ник организации (коммерческой или обществен­ной) также может распоряжаться не принадле­жащими ему ресурсами: у него также есть возможность незаконного обогащения с помо­щью действий, нарушающих интересы органи­зации, в пользу второй стороны, получающей от этого свои выгоды.

Большинство специалистов, изучающих коррупцию, относит к ней и покупку голосов избирателей во время выборов. Избиратель обладает по Конституции ресурсом, который называется "властные полномочия". Эти полномочия он делегирует избираемым лицам посредством специфического вида решения -голосования. Избиратель должен принимать это решение исходя из соображений передачи своих полномочий тому, кто, по его мнению, может представлять его интересы, что является об­щественно признанной нормой. В случае покуп­ки голосов избиратель и кандидат вступают в сделку, в результате которой избиратель, нарушая упомянутую норму, получает деньги или иные блага, кандидат, нарушая избиратель­ное законодательство, надеется обрести властный ресурс.

В странах, где коррупция, являясь актуаль­ной частью политической повестки дня, исполь­зуется в клановом противостоянии, но реальных мер по борьбе с ней не предпринимается, могут иметь место три модели дальнейшего развития ситуации: азиатская, африканская и латиноаме­риканская.

В случае азиатской модели коррупция является не только привычным, но и общест­венно приемлемым культурным и экономиче­ским явлением, которое связано с функцио­нированием государства.

Африканская модель предполагает, что «власть продается «на корню» группе основных экономических кланов, договорившихся между собой, и политическими средствами обеспечи­вает надежность их существования». Кроме того, развит институт землячества. В африкан­ских странах чиновник зачастую получает образование на деньги, собранные для него всей родной деревней. Став чиновником, он считает себя обязанным помогать всем односельчанам, которые приезжают в столицу. Если он становится чиновником высокого ранга, то зачастую формирует подчиненный ему аппарат из земляков.

Несмотря на то, что крупным чиновникам гарантируются достаточно внушительные доходы, тем не менее, важным источником их дополнительных доходов являются взятки: по некоторым подсчетам, коррупция приносит чиновникам до трети их общих доходов.

Латиноамериканская модель характери­зуется тем, что при попустительстве коррупцио-нированного государства теневые и криминали­зированные секторы экономики достигают могущества, сравнимого с государственным. Мафия образует государство в государстве. В связи с политической нестабильностью более возможным становится установление на волне борьбы с коррупцией диктатуры, после чего может быть переход к африканской модели.

Анализируя взаимоотношения государствен­ной власти в лице чиновников с предпринима­телями, В.В. Радаев говорит о трех моделях коррупции:

1)           монополистическая, когда предостав­ление общественных благ находится в одних руках под единым бюрократическим контролем;

2)           дерегулируемая, когда бюрократи­ческие структуры действуют относительно независимо друг от друга в подведомственных областях;

3)           конкурентная, когда каждое общественное благо обеспечивается более чем одной бюрократической структурой [9].

По мнению В.В. Радаева, в крупных городах (включая столичные), где находится большое количество бюрократических структур, значи­

 

тельно больше возможностей для формирования конкурентной модели.

А. Шляйфер и Г. Вишни связываюти уро­вень коррупции со структурой государственных институтов и структурой политического процес­са [10]. Особенно значимым представляется это для новых слабых правительств, не контролирующих свои органы, к тому же когда эти последние представляют собой недоста­точно зрелые институты.

Таким образом, существует множество подходов и методов исследования коррупции. Представляется, что в качестве основного подхода целесообразно использовать струк­турно-функциональный подход, для объяснения функций и дисфункций, которые несет корруп­ция в обществе. Для объяснения отдельных видов бизнес - и бытовой коррупции, а также порога терпимости общества к коррупции целесообразно опираться на социокультурные теории.

 

Литература

  1. Husted В. Wealth, Culture and Corruption. / В. Husted // Journal of International Business Studies. - 1999. - Vol. 30 (2). - P. 339-346.

  2. Ledeneva A. Russia Economy of Favours: Blat, Networking and Informal Exchange. / A. Ledeneva. -Cambridge, 1998.

  3. Rose-Ackerman S. The Economics of Corruption // Journal of Political Economy. - 1975. - N 4.

  4. Johnston M. Political Corruption and Public Policy in America / M. Johnston. - Monterey: Brooks Cole Publishing Co, 1982. - p. 14-15; 11.

  5. Heidenheimer A., Political Corruption: A Handbook. - New Brunswick, NJ, 1989. - p. 362-363.

  6. Rottenberg S. Comment // Journal of Law and Economics. - 1995. - Vol. 18(3).

  7. Tirole J. A Theory of collective reputations // Research Papers in Economics University of Stockholm.-1993.-N 9.

  8. Сатаров Г.А. Россия и коррупция // Российская газета. - 1998. - 19 февр.

  9. Радаев В.В. Формирование новых российских рынков. - М., 1998.

  10. Shleifer A. Corruption. - The Quarterly Journal of Economics. - 1993. - Vol. 107. - № 3 (August).

Фамилия автора: А.М. Рахимжанов
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика