Формы политического поведения и его особенности

Поступки, действия в политике имеют как общечеловеческую логику, так и только полити­ческие основания, диктуемые существующими правилами игры и распространенными в данной политической культуре формами, в которые поступки преобразуются. Но как бы ни были важны внутренние побуждения и внешние обстоятельства, подталкивающие субъектов к совершению того или иного поступка, оценив­ать его будут, прежде всего, по тому, что собственно им сделано. Однако, определить на первый взгляд, что в политических событиях было важным, а что несущественным не так просто. Значимость тех или иных политических событий особенно трудно определить в момент их свершения, так как их смысл становится понятен далеко не сразу. Многие судьбоносные по значению политические действия таковыми сразу не были признаны. Другие же немедленно привлекали к себе внимание. Чтобы разобраться в происходящем, выделить разные формы политического поведения политическая наука выработала ряд критериев классификации. Основанием для выделения типов политиче­ского поведения служат как объективные, так и субъективные восприятия политики субъектом политического процесса, его понимание собст­венной роли в нем. Приведем одну из наиболее разработанных схем политической деятель­ности, учитывающую как политические ее качества, так и психологические формы прояв­ления в поведении:

  • - во-первых, реакция (позитивная или негативная)    на    импульсы,    исходящие от политической системы, от ее институтов или их представителей, не связанная с необходимостью высокой активности человека;
  • -   во-вторых, участие в действиях, связанных с делегированием полномочий, в частности, наиболее распространенной формой является электоральное поведение; 
  • -    в-третьих, участие в деятельности политических и примыкающих к ним органи­заций;
  • -   в-четвертых, выполнение политических функций в рамках институтов, входящих в по­литическую систему или действующих против нее;
  • -  в-пятых, прямое действие;
  • -  в-шестых, активная, в том числе и руково­дящая деятельность во вне институциональных политических движениях, направленных против существующей политической системы, доби­вающихся ее коренной перестройки [1].

Авторы этой классификации справедливо обращают внимание не только на формы поли­тических действий, но и на формы иммобильности, такие, как:

  • -    выключенность из политических отно­шений, обусловленные низким уровнем общест­венного развития;
  • -   политическая выключенность как резуль­тат заорганизованности политической системы, низкой эффективности механизмов обратной связи между такой системой и гражданским обществом в целом, разочарование в поли­тических институтах;
  • -   политическая апатия как форма неприятия политической системы (например, после крова­вого подавления массовых социальных и поли­тических движений);
  • -        политический бойкот как выражение активной враждебности к политической системе и ее институтам.

Различные формы политического поведения не равнозначны как в количественном, так и в качественном отношениях. Одни из них занимают очень скромное место в политической практике и представлены единичными акциями, в то время, как другие необычайно развиты и серьезно влияют на ход событий. Развитость или неразвитость каждой из этих конкретных форм поведения являются показателями, по которым можно судить о политической системе в целом, и о политической культуре в част­ности. Так из всех форм политической активности в политических системах развитых стран Запада выделяется, прежде всего, элек­торальное поведение. При этом в конкретных политических культурах этих стран электо­ральное поведение среди других видов политической активности имеет сильный разброс. Так, по данным международного авто­ритетного экспертного издания Fitch в Велико­британии в голосовании принимает участие в среднем 75% избирателей, в США 53% [2]. Однако само по себе участие в голосовании еще недостаточный показатель, чтобы судить о развитии политической деятельности. В той же Великобритании интересуются политикой 20% населения, 8% являются индивидуальными членами партий и 2% активистами этих партий. Эти данные говорят о том, что действительная активность, предполагающая компетентность и сложную политическую деятельность, удел незначительного меньшинства населения. В условиях быстро изменяющихся политических отношений в нашей стране в традиционных формах появляются новые типы политического поведения. Социально-политические изменения, приведшие к появлению всех этих типов поведения требуют глубокого анализа. Исследователи, изучающие поведение, давно пришли к выводу, что объективные показатели политического поведения, необходимо допол­нить психологическими показателями, среди которых особо выделяют восприятие индиви­дом своего поведения, чувство вовлеченности в политику и мотивацию участия. При наложении этих субъективных аспектов поведения на разные типы и формы активности в политике получаются интересные классификации, даю­щие более объемное представление о полити­ческом поведении. Исследования с использо­ванием этих показателей обнаружили, напри­мер, что неактивны граждане, которые практи­чески не вовлечены ни в какие действия, и соответственно, не имеют чувства вовлечен­ности или ощущения личного контроля над событиями. Напротив, активисты, участвующие во всех видах деятельности, имеют определен­ные навыки и активно вовлечены в происхо­дящие процессы. Так, английские политологи, интересовавшиеся политическим поведением своих соотечественников, обнаружили, что среди тех, кто участвует в движениях за мир, в экологических, женских и иных «новых» движениях, большой процент составляют люди из истеблишмента, одновременно входящие во всевозможные партии, в том числе и в правящую, правительственные комиссии и другие традиционные формы политической жизни. Категория граждан, политическая актив­ность которых проявляется только в голосо­вании, как правило, не участвуют больше ни в каких других видах деятельности. В основном, они составляют большинство взрослого насе­ления, предпочитающих участие на выборах, самую простую форму поведения [3].

Активная политическая вовлеченность имеет разный смысл в каждой из политических культур. Так,   в   западных   политических культурах членство в партиях воспринимается инди-видом без обязательной «погруженности» в дела партии. Освоение этой роли происходит достаточно просто. Человек может быть активным или пассивным, посещать собрания, слушать радио или читать специальную литературу. По своим интересам, ориентациям, насыщенности политическими контактами он мало чем отличается от более пассивной части населения. Его интерес к политике и знания о ней, а также социальный статус лишь незна­чительно выше, чем у других групп населения. Такая ситуация с партийным поведением связана с тем, что в своих активистах партии нуждаются преимущественно при регулярных поворотах избирательного процесса. Тогда происходит мобилизация сторонников для поддержки партийного кандидата на выборах. Наша политическая система все еще не стабильна. Партии и движения нуждаются в активистах, чтобы построить свои структуры. На постсоветском пространстве этот процесс идет динамично. Характер вовлеченности в политику выглядит отличным от западно­европейского или американского. Обращает на себя внимание не только появление новых типов поведения, но и их динамика на протяжении с начала новой политической демократической истории. Данные социологи­ческого опроса, свидетельствуют о росте политической активности населения [4].

Как видно из таблицы, за сравнительно небольшой период времени произошел значи­тельный рост электоральной активности. Возросло число тех граждан, которые готовы участвовать не в митингах и забастовках, а исполнять роль депутатов разного уровня. Обращает на себя внимание и рост тех, кто отказывается от всех форм политической активности, включая и участие в выборах. Важным аспектом проблемы политического поведения является определение его оптималь­ных границ, как с точки зрения стабильности системы, так и с точки зрения конкретных партий и движений. Так, когда в конце 60 — начале 70-х в странах Запада возникла необходимость активизировать политическое участие ранее пассивных слоев населения, властные элиты разработали специальные программы для привлечения в политику таких слоев, как женщины, молодежь, этнические меньшинства. Но в результате их активизации произошел сдвиг политической жизни вправо: политические новобранцы оказались более консервативными, чем и вызвали поворот всего политического механизма вправо. Таким обра­зом, воздержание от политической деятельности наиболее пассивных и консервативных слоев населения до определенного предела идет на пользу развитию демократических процессов.

 

 

Литература

  1. Шестопал Е. Политическая психология. - М., -2006. - С.37.

  2. Fitch анализ //Мир Евразии. - 2005 г. - С. 14

  3. Zaller J. The Nature and origins of mass opinion. -Cambridge: Cambridge University Press, - 2005. - 231 р.

  4. Абдикерова Г.О. Социальная активность в контексте формирования гражданского общества. -Алматы, - 2006. - с.127-129. 

Фамилия автора: Б. Д. Жумакаева
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика