Особенности электорального поведения казахстанского социума

Система демократических выборов уже прочно вошла в казахстанскую действитель­ность, но вопросы широкого вовлечения населения в процесс формирования выборных органов государственной власти до конца не решены, хотя оптимизация диалога власти и общества в электоральном контексте относится к числу основополагающих задач, обеспечи­вающих сохранение и устойчивое развитие правового и социального государства.

В условиях преодоления страной транзит­ного периода электоральная политика стано­вится важнейшим институциональным средст­вом, фактором стабилизации общественной жизни и предотвращения политического экстремизма, инструментом достижения поли­тического консенсуса, обеспечивающим леги­тимную преемственность власти.

В современных условиях воздействие на электоральное поведение в ходе избирательных кампаний приобрело открытую форму театрали­зованного шоу. В связи с этим происходит процесс утраты доверия избирательной аудито­рии к власти, оппозиции, другим политическим силам и выражается в нарастании количества отказов от политического участия.

Многие исследователи отмечают, что «поле битвы» в XXI веке переносится на инфор­мационную плоскость, где разворачиваются ожесточенные сражения за возможность влиять на сознание больших масс людей и контролировать важнейшие информационные системы [1].

В работах древнегреческих философов можно обнаружить идеи, свидетельствовавшие о наличии у них контуров предмета исследования выборного процесса. Платон, например, излагает свое понимание критериев формирования поведения электората [2].

В западной социологии и политологии разработан ряд теорий, основанных на осмыс­лении длительной практики свободных демократических выборов. В отечественной политической науке, которая заимствовала теорию и методологию изучения этого фено­мена, еще не сложился общепринятый методо­логический потенциал, позволяющий объяснять и прогнозировать массовое электоральное пове­дение. Возможно, сравнительно скудная прак­тика проведения прозрачных выборов в нашей стране и на всем постсоветском пространстве не позволяет разложить рассматриваемую проб­лему в рамках научно обоснованных координат, однако стоит заметить, что определенные шаги в этом направлении уже сделаны.

Мы не можем наложить теории западных школ на современную казахстанскую действи­тельность целиком из-за наличия серьезных различий социокультурного и социально-психологического плана, политического устрой­ства и правления. Но взять за основу исходные материалы и результаты психофизического объяснения и социально-психологического анализа западных исследователей мы должны в виду характерных общих свойств, моделей и алгоритмов поведения любого здравомыс­лящего человека.

В политологии под политическим поведе­нием подразумевается совокупность реакций социальных субъектов (социальных общностей, групп, личностей ит.п.) на деятельность по­литической системы. Политическое поведение подразделяют на политическое участие (процесс влияния граждан на формирование политических институтов, делегирование пол­номочий на законодательном уровне, общест­венный контроль и т.д.) и абсентеизм (укло­нение от политического участия, политическая апатия) [3].

Как же в таком случае поступать с пассивной частью электората, не желающей принимать участие в выборах? Нужно ли ее брать в расчеты как часть электората, а вдруг какая-то доля все-таки решит пойти на избирательный участок в день голосования. С одной стороны электоральное поведение абсентеистов легко предсказуемо, но с другой, сложно предугадать, какие факторы могут окончательно изменить настроение пассивной части электората. Поэтому для политтехнолога этот сегмент представляет интерес как элек­торальный резервуар, из которого при правиль­ной работе можно получать недостающие голоса.

Казахстанские абсентеисты, составляющие большую часть электората - в своей массе граждане, прошедшие аполитичный процесс социализации, не имеющие серьезных требо­ваний к существующему политическому поряд­ку. Так сложилась наша политическая культура, что народ в большей массе аполитичен, он не способен активно отстаивать свои интересы как это делают общества с развитой демократией. Эта ситуация удобна политическому режиму легким управлением и манипулированием, слабым      общественным      контролем и отсутствием угроз существованию режима. По мнению Д. Рисмана «Позиция безразличия ука­зывает, что население занято более полезными и конкретными задачами, чем политические дискуссии, и это безразличие вовсе не нарушает хорошего функционирования государственного аппарата и его механизмов». По мнению некоторых исследователей, для того, чтобы политическая система была дееспособной в обществе необходимо наличие достаточного количества «устойчивых абсентеистов». Други­ми словами политическая апатия определенных слоев необходима для поддержания равновесия, которое в случае чрезмерной политической активности способно нарушить устойчивость.

Анализ политических процессов, протекаю­щих в Украине, подтверждают это наблюдение. Системный кризис украинской политической системы приведен чрезмерным заигрыванием в политику, куда были втянуты огромные массы людей. Народ поверил в оранжевую рево­люцию, желая перемен. Идея демократии, всеобщего равенства, верховенства закона рухнула на глазах, когда новая власть начала передел собственности и гонения предыдущего режима. Все кому не лень стали заниматься политикой, оставляя вопросы первостепенной важности на второй план.

Тем временем исследования в области электорального поведения подвергались глубо­кому воздействию бихевиоризма. Впервые ме­тодологические положения бихевиоризма были направлены для выявления политического поведения граждан. Эти попытки были сделаны Ч.Е. Мериамом и Х.Ф. Госнелом в 20-е годы прошлого столетия, им удалось применить репрезентативную выборку респондентов и научно обоснованную технику опроса избира­телей о мотивах голосования. Спустя некоторое время американский социолог П. Лазарсфельд предпринял первую серьезную попытку использовать панельные опросы избирателей для выявления закономерностей и механизмов формирования электорального поведения [4]. Диссертанту удалось познакомиться с этой книгой исследователя в библиотеке Колум­бийского университета США (Нью-Йорк) в рамках осуществления научной загранкоман­дировки докторантуры PhD. Этот подход, названный «социологическим», наряду с анализом статистических данных о результатах выборов вооружил методологический кейс исследователей возможностью анализа и измерения степени влияния текущей политики на поведения избирателей с социально-структурными детерминантами их поведения.

Данная методика позволила П. Лазарсфельду:

а) дифференцировать избирателей по степени    устойчивости    их электоральных ориентаций;

б) выявить возможные причины, побудившие различные группы «колеблющих­ся» избирателей изменить свои электоральные решения;

г) соотнести политическую ориента­цию и поведение во время выборов с другими индикаторами.

Политическое действие, как и всякое социальное движение, элементом которого оно выступает, предполагают определенную сте­пень включенности или активности. Его структура включает субъект и объект действия, пространственно-временные характеристики, обстоятельства его осуществления и целевые установки.

К обстоятельствам осуществления действия относятся установленные в конкретном об­ществе рамки политической активности, в свою очередь состоящие из таких факторов, как: социокультурные элементы политической дей­ствительности, общественные нормативы социума, а также тип политической организации общества, задающий тон политической актив­ности субъектов. В данном случае характер политической организации общества имеет огромное значение. Например, авторитарный режим, не предполагающий свободу мысли и свободу слова может рассматриваться как система, не впускающая кислород для свободы выражения, манифестаций и волеизъявления, а значит, не стимулирующая политическую активность, более того, наказывая и пресекая любые формы свободного политического поведения. К этим странам можно отнести (Узбекистан, Туркменистан, Грузию, Азербай­джан, Китай и т. д.). Республика Казахстан в отличие от многих авторитарных режимов является демократическим государством, но наряду с тем, не поощряющим политическое поведение, которое выходит за рамки, уста­новленных правящим режимом. Это естест­венно, так как власть согласно теории политической власти должна заботиться об удержании и укреплении своего политического режима. В этой связи очень важно управлять политическим поведением масс. Подчеркну еще раз слово «управлять», а не «контролировать».

 

Литература

  1. Гуржеянц Т.В. Зарождение и развитие в США теории информационных войн // Информационные войны: мифы и реальность / Под ред. В.Д. Попова, Е.П. Тавокина. -М., 2001. - С. 45.

  2. Платон. Собр. соч. в 4-х томах. Т.4 — М., 1994. С.201-207; Аристотель. Соч. в 4-х томах. - Т.4. — М., 1984. - С.464-475.

  3. Политология. Энциклопедический словарь. -М., 1993. - С.15.

  4. Lazarsfeld P.F., Berelson B., Gaudet H. The peoples' choice: How the vote makes up his mind in a presidential campaign.  - N.Y., 1948. - Р. 134.

Фамилия автора: С.О. Бокаев
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика