Проблемы прогнозирования в контексте исследования социальных конфликтов

Одной из фундаментальных характеристик современного общества является «информа­ционность», ставшая непосредственным атри­бутом многих социальных феноменов. В обиход не только ученых, но и публицистов вошли и стали привычными такие понятия как «информационная безопасность», «информа­ционная война», «информационные техноло­гии». При этом необходимо рассматривать данную категорию не с позиции ее объекти­вации, а как отношение, реализуемое в комму­никативных процессах. «Масс-медия продуци­руют социальное отношение не в качестве носителя содержания, но самой своей формой и своей реализацией, и это социальное отношение предстает не отношением эксплуатации, но отношением абстрагирования, обособления, уничтожения обмена» [1, 130].

Для современной цивилизации характерно расширение коммуникативного пространства, обострение социальных и экономических противоречий, развертывание глобализацион-ных процессов. Независимый Казахстан в последнее десятилетие стал непосредственным участником современных мировых истори­ческих процессов, все отчетливей ощущая нега­тивные и позитивные влияния.

Важно отметить, что относительно совре­менного состояния информационных процессов и технологий, утверждение их социальной роли является лишь констатацией фактов, в то время как актуальной представляется оценка тех следствий, изменений в духовных, идеальных структурах общества, которые не просто порождены техногенными успехами, но и сами способны изменять социальные, культурные и антропологические характеристики.

Современное общество характеризуется обилием разнообразнейших и все усложняю­щихся процессов, осуществляемых человеко-машинными системами. Дифференциации и специализации подвергаются области научного знания, технологические процессы, экономи­ческие структуры и как следствие социально-информационное пространство общества приоб­ретает все более сложную структуру. Непосред­ственно коммуникативное пространство в рамках современной культуры с точки зрения его структуры выходит далеко за пределы классического соотношения «автор - адресат». Можно утверждать, что непосредственные субъекты коммуникативных процессов в определенной степени приобретают статус «специалистов», иными словами процесс дифференциации знания отразился на струк­турах коммуникативного пространства также непосредственно, как и на научном познании в целом.

Социальный анализ коммуникативных процессов показывает что в настоящее время важнейшие составляющие информационных процессов, суть которых можно выразить через понятие посредничество, «медиация», не только широко представлены в системе социальных отношений, но и приобрели в определенной степени институциональные формы. К их числу можно отнести уже не только специалистов по PR и рекламе, но и специалистов по слухам, имиджу (имиджмейкеров), работе с негатив­ными информационными потоками (спиндок-торов), и кризисными коммуникациями («пере­говорщиков»), социальных инженеров и др., результаты деятельности которых становятся все более значимыми в экономической, поли­тической, культурной жизни любого госу­дарства. Темой данной статьи является непо­средственно рассмотрение коммуникативных процессов применительно к теории конфликтов. Специфика деятельности специалистов по кри­зисным коммуникациям и ведению переговоров в данном случае с точки зрения методологии является ярким примером именно социальной составляющей исследуемой информационной структуры общества, в отличие от ее лингвис­тических, семантических, психологических характеристик.

Применение методов социального прогнози­рования к исследованию социальных конфлик­тов требует в целом уточнения методологиче­ских и методических оснований. Социальный прогноз — не самоцель, а информация для при­нимающих целевые, плановые, программные, проектные, организационно-управленческие ре­шения. Поэтому работа над прогнозом не может считаться завершенной без выработки рекомен­даций на основе сопоставления данных и норма­тивов. В отличие от прогнозов в естественных и технических науках, объекты которых почти или совершенно неуправляемы, прогнозы в общественных науках осуществляются в отно­шении объектов, практически всегда поддаю­щихся видоизменению, в том числе посредст­вом действия на основе решений, принятых с учетом прогноза. Это делает некорректным простое (безусловное) предсказание, т.к. проис­ходит эффект самоосуществления или саморазрушения прогноза средствами управле­ния и обуславливает методологическую ориен­тацию социального прогноза на содействие повышения степени обеспеченности объективно принимаемых решений, как бы заблаговременно «взвешивая» их последствия. Такая цель, как уже говорилось, достигается разработкой су­губо условных предсказаний в социальных прогнозах двух типов: поискового, цель которого — выявление перспективных социаль­ных проблем, подлежащих решению средствами управления, и нормативного — определение альтернативных путей оптимального решения перспективных проблем.

Не верно думать о социальных процессах, отмечает Д.Р. Серль как о независимо сущест­вующих объектах по аналогии с объектами изучаемыми естественными науками, поскольку в случае социальных объектов грамматическая форма существительного скрывает от нас факт, что здесь процесс является первичным над продуктом. Социальные процессы всегда конст­руируются социальными действиями, и в этом смысле объект только продолжающаяся возможность действия [2, 45-46].

В социальной структуре любого типа всегда имеется повод для конфликтной ситуации, поскольку время от времени в ней вспыхивает конкуренция отдельных индивидов или подгрупп по поводу дефицитных ресурсов, пресстижа и власти. Вместе с тем социальные структуры отличаются друг от друга дозволен­ными способами выражения притязаний и уровнем терпимости в отношении конфликтных ситуаций. Вследствие этого подготовка и принятие управленческих решений в различных социальных сфера становится все более актуальной и все более трудной задачей.

В современном мире понятие «переговор­щик» также стало общепринятым и знакомым в первую очередь благодаря его художественным интерпретациям. Все более устойчивой, при­вычной в мире становится традиция постоян­ного присутствия в учебных заведения или крупных корпорациях специалиста-психолога, в задачи которого входит, в том числе предот­вращение и, если это необходимо, разрешение конфликтных ситуаций в организации.

В научных работах по теории коммуника­ции, наряду с многочисленными видами коммуникаций, существующими в обществе, выделяется как отдельный компонент понятие «кризисная коммуникация», что само по себе указывает на некие специфические свойства именно данного вида социального взаимодей­ствия, очерчивая сферу специализации «перего-ворщика-кризисника».

Специалист по кризисным коммуникациям и ведению переговоров, естественно востребован в наибольшей степени, там где данный вид взаимодействия является потенциально присутствующим, поскольку, например пред­ставители правоохранительных органов, чаще всего непосредственно работают в зоне социальных отклонений, различных девиаций, которые по сути могут содержать в себе возможность перехода латентного кризиса в открытый конфликт. Возможно отметить и тот момент, что в отдельных сферах социальной деятельности навыками поведения в ходе переговорных процессов, методиками разреше­ния конфликтов должны обладать практически все сотрудники, так как для них они становятся каждодневной рутинной работой, а искомые специалисты-переговорщики востребованы лишь в крайних случаях, например при переговорах с террористами или в случаях захвата заложников.

Как правило выделяют три взаимодопол­няющих источника прогнозной информации: накопленный опыт, основанный на знании закономерностей развития исследуемых про­цессов; экстраполяция существующих тенден­ций, закономерности развития которых в простом и настоящем достаточно хорошо известны; построение моделей исследуемых объектов применительно к ожидаемым или намечаемым условиям. Сообразно этим источникам существуют три дополняющие друг друга способа (т.е. совокупности однотипных методов) разработки прогнозов: экспертиза, основанная на очных и заочных, индивидуаль­ных и коллективных опросах экспертов; экстра­поляция — изучение предшествующего разви­тия объекта и перенесение закономерностей этого развития в прошлом и настоящем на будущее; моделирование — построение и исследование моделей объекта с учетом его возможного или желательного изменения по имеющимся или косвенным данным о масшта­бах и направлении изменений. Приведенное разделение способов прогнозирования доста­точно условно, т.к. на практике они взаимно пересекаются и дополняют друг друга.

Проблема исследования различных видов конфликтов, междисциплинарная по своей сути. Чаще всего проблемы социологии конфликтов рассматривались в рамках социально-психо­логических исследований конфликтов на внут-риличностном, межличностном, межгрупповом уровне. Большое методологическое значение для данного исследования имеет наблюдаю­щееся в последние годы, активное развитие конфликтологии в рамках теории организаций с учетом всего обширного практического мате­риала, который был накоплен учеными, рабо­тающими с реальными организациями, и констатировавшими в организационных конфликтах не просто проблему психологи­ческой напряженности отношений людей, стресса, а проблему, существующую на инсти­туциональном уровне в любой организации, в независимости от ее масштабов. Конфликты могут выступать средством диагностики, так как позволяют отслеживать неблагополучные места в развитии общества, как на уровне небольшого коллектива, социальной группы, так и в масштабах общества в целом, вскрывать те противоречия, которые в другом случае остались бы незамеченными и продолжали бы разрушать и дестабилизировать организацию. В рамках данного подхода сами по себе конфликты не являются основной проблемой. Проблемой они становятся тогда, когда управ­ление ими нацелено лишь на их искоренение, а не на использование для диагностики более глубоких организационных противоречий и разрешение именно этих противоречий.

Вместе с тем разработка любых диагности­ческих средств предполагает наличие доста­точно глубоких теоретических знаний, касаю­щихся объекта диагностики. Только в случае наличия сформированной концептуальной модели, в основе которой будет находиться типология конфликтов, возможна дальнейшая работа по созданию конкретных методик диагностики этих конфликтов. Рассмотрение и типологизация различных видов конфликтов в современном казахстанском обществе было осуществлено в процессе исследования общест­венного мнения и экспертных опросов в Южных регионах Казахстана в 2008 г. [3, 58­146]. Некоторые из полученных результатов возможно привести в качестве примера.

Исходным диагностическим критерием исследования конфликтов возможно определить характер их протекания, на основании которого принято подразделять кризисы на внезапные, возникающие и постоянные (затяжные) кризисы

С точки зрения специалистов (представи­тели правоохранительных органов и НПО РК) большинство кризисных ситуаций с которыми им приходилось работать относится к так называемым внезапным кризисам - 43,2% -кризисам разрешение которых требует высо­чайшего профессионализма. Наличие постоян­ных, затяжных кризисов констатировало лишь 16,1% опрошенных, причем тенденции к констатации их существования в одной или нескольких социальных сферах в ответах респондентов не прослеживается [3, 82].

Немаловажной составляющей прогнозного исследования в социальной сфере является изучение так называемого прогнозного фона. Прогнозный фон — это совокупность внешних факторов, влияющих на развитие объекта исследования. Данные прогнозного фона выражаются такими же показателями, как и характеристики исследуемого объекта, а сопо­ставление профильных и фоновых данных по­зволяет анализировать исследуемое явление с целью разработки прогноза.

Стандартными аспекты прогнозного фона могут являться научно-технический, демографи­ческий, экономический, социологический, со­циально-культурный, политический, междуна­родный.

В отношении исследуемой проблемы элементом прогнозного фона может выступать например рассмотрение проблем правовой грамотности населения и последовательного расширения правовой сферы в общественной жизни. Мнение казахстанцев, участвовавших в опросе общественного мнения и специалистов в данном вопросе оказалось единодушным. Ответы респондентов распределились между позициями «Да» и «Частично». Таким образом, твердо убеждены, что расширение сферы правовых знаний в обществе снизит вероят­ность возникновения конфликтных ситуаций -61,7% экспертов и 50% респондентов. Инте­ресно отметить, что высказали сомнение в значении данного конфликтогенного фактора 3,7% экспертов и ни один из участников опроса общественного мнения [Там же, 85].

Вероятно самой важной проблемой конф­ликтологии является задача предотвращения конфликтов, мирного разрешения кризисных ситуаций посредством медиации, различных превентивных мер на уровне государства и гражданского общества. Кризисная ситуация -это уже разрушенная система, поэтому проб­лемы анализа тенденций с целью дальнейшего прогнозирования развития той или иной ситуации, так важны в исследовании социальных проблем.

 

Литература

  1. Бодрийяр Ж. Реквием по масс-медиа // Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии РАН. - СПб, 1999.

  2. Searle J.Construction of Social Reality. - New York, 1995.

  3. Ахметова Л., Веревкин А., Лифанова Т. Кризисные ситуации и переговорные процессы. Итоги социологического исследования // В кн.: Ахметова Л. Правоохранительные органы и общественныеобъединения: обучение переговорам. - Алматы, 2009.

Фамилия автора: А. В. Веревкин
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика