Семиотические аспекты статусной идентификации

«Идентичность», «идентификация» и «самоидентификация» - важные понятия, выражающие бытие человека в культуре и социуме. Центральным понятием в данном случае является понятие идентичности, так как именно к нему «привязаны» понятия иденти­фикации и самоидентификации. Следовательно, центральным является и сам феномен идентичности. Идентичность, согласно В. С. Малахову, - это «категория социально-гуманитарных наук (психологии, социальной философии, культурной антропологии, социальной психологии и др.), применяемая для описания индивидов и групп в качестве относительно устойчивых, "тождественным самим себе" целостностей. Идентичность есть не свойство (т.е. нечто присущее индивиду изначально), но отношение. Она формируется, закрепляется (или, напротив, переопределяется, трансформируется) только в ходе социального взаимодействия. В строгом смысле слова идентичность может быть атрибутирована только индивидами, поскольку только индивиды обладают качеством субъектности и, соответственно, способны относить или не относить к себе определённые значения» [1].

Идентичность есть в определённых гран­ицах есть состояние, тогда как идентификация и самоидентификация суть процессы. Иденти­фикация направлена от индивидов, групп или общества в целом к данному индивиду; самоидентификация же направлена индивидом на самого себя (т. е. является моментом его рефлексии), однако в единстве с ориентацией на других индивидов, группы индивидов или общество в целом. Иными словами, самоиден­тификация индивида осуществляется на фоне других и всего общества.

Существуют самые различные основания идентификации человека - возрастные, поло­возрастные, гендерные (так принято именовать социальный пол индивида в отичие от его биологического пола), этно-национальные, профессиональные, имущественные, конфессио­нальные, политические и т. д. и т. п. Возьмём для примера половозрастную идентификацию. Новорожденный младенец первоначально сам себя не идентифицирует. За него это делают взрослые. Он - мальчик или девочка. Это - его объективные характеристики. И лишь с определённого (чаще всего это пяти-семилетний возраст) времени начинает осознавать, иден­тифицировать себя как мальчик или девочка и вести себя соответственно своей идентичности.

Но существует такой вид идентичности, идентификации и самоидентификации как статусная идентичность, идентификация и самоидентификация. Связаны они с феноменом статуса (прежде всего социального статуса). Понятие статуса, выработанное первоначально в социологии, восходит к латинскому сущест­вительному «status». В классической латыни данное слово имело несколько значений: «1) стояние...; 2) поза...; 3) рост, вышина...; 4) позиция5) состояние, положение...; 6) обеспеченность, благосостояние...; 7) гражданское состояние, сословие, звание, общественная ступень.; 8) положение дела, состояние вопроса...; 9) глагольная форма 10) совершеннолетие (мужчины), т.е. 25-летний возраст.» [2]. Понятие статуса (оно было введено в 1885 г. английским историком Г. Д. С. Мейном) вобрало в себя и синтезировало моменты четвёртого, пятого и седьмого значений. Под социальным статусом пони­мается «соотносительное положение (позиция) индивида (или группы) в социальной системе, определяемое по ряду признаков, специфичных для данной системы (экономических, профес­сиональных, этнических и др.). Люди, обладаю­щие одним и тем же статусом, обнаруживают ряд сходных личностных черт, обозначаемых как "социальный тип" личности. В зависимости от того, занимает ли человек данную позицию благодаря наследуемым признакам (раса, пол, социальное происхождение и т.п.) или благодаря собственным усилиям (образование, заслуги), различаются соответственно "предпи­санный" и "достигаемый" статус» [3].

Тот или иной статус может быть сопостав­лен с любым другим статусом, подобно тому как в простом товарном обмене сопоставляются друг с другом товары. Критерием такого сопоставления является господствующая в данном социуме система ценностей. Аналогом товарной цены здесь выступает социальный престиж. Престиж тесно связан с общест­венным мнением: он придаёт тем или иным статусам значимость («вес») в общественном мнении.

Социальный статус во многом связан с социальной стратификацией, с ролевой струк­турой социума, с существующей в нём системой разделения деятельности и труда. Кроме того, каждый статус связан с более или менее опреде­лённым стилем жизни, включая нежёсткий набор ценностных установок, предпочтений, привычек, верований (и даже суеверий), представлений о справедливости, чести и честности и т.д. Каждый стиль жизни в обществе и в общественном мнении обладает оценкой - положительной или отрицательной, выражающей почёт, пренебрежение или порицание. И так далее. Существует также личный статус, выражающий то положение, которое индивид занимает в первичной группе (в семье, учебном заведении, трудовом коллективе и т. д.) в зависимости от того, как его оценивают просто как человека.

Всё, что связано со статусной идентич­ностью, оснащено культурной семиотикой. То есть существуют семиотические средства выражения и фиксации социального и личного статуса человека и соответствующей его иден­тичности, идентификации и самоидентифи­кации. При этом семиозис статусной иден­тификации, как и всякая социокультурная семиотика, осуществляется в двух взаимосвя­занных формах: 1) в форме придания семиоти­ческой значимости (семиотического статуса) тем или иным аспектам статусной идентичности и 2) в форме создания и закрепления спе­циальных семиотических (знаковых) средств.

При этом семиотизации подвергаются и сами индивидуумы. В контексте наличной культуры, функционирующих в ней ценностей, обычаев, стандартов, стереотипов и т.д. только что родившийся индивид уже с самого начала окутан определённой статусной семиотикой. Он - мальчик или девочка; это его объективные характеристики. Но он изначально обладает конкретными значением и значимостью, а следовательно - и вполне определённым статусом. Так, у многих древних народов (и даже у некоторых современных) рождение мальчиков считалось предпочтительнее, чем рождение девочек. Различие по биологическому полу по мере взросления и социализации превращается в различие по социальному полу (гендеру): дети становятся мужчинами и женщинами. И гендерная определённость индивида в той или иной форме и в той или иной степени сказывается на его социальном статусе. Данный статус также оснащён семиотическими средствами и семиотически значимыми атрибутами. Так, с определённого возраста семиотическим средством различения является одежда мальчиков и девочек, их игрушки и т.д. У взрослых людей гендерная идентификация обеспечивается не только одеждой, но другими средствами (преимущест­венно женщины пользуются косметикой, украшениями и т.п.).

В обществе существуют специальные виды деятельности - так называемые службы, которые насыщены повышенной семиотичностью. Это - армия, полиция, служба госу­дарственной (национальной) безопасности, железнодорожная служба и т.п. Сотрудники этих служб носят форменную одежду, которая прежде всего и является их первейшей семиотической характеристикой. Данные службы, особенно армия, органы государствен­ной (национальной) безопасности и полиция построены на жёсткой субординации чинов и званий, а также соответствующих им долж­ностей. Существуют, прежде всего, семиоти­ческие средства различия. К ним относится в первую очередь сама форменная одежда. Для рядового и сержантского состава она одна, для офицерского состава другая, для генералов (адмиралов) и маршалов третья. Существуют также специальные эмблемы, обозначающие род войск (мотострелковых, бронетанковых, артиллерийских и т.д.) и размещаемые на форменной одежде и на погонах. Кроме того, существуют знаки различия, размещаемые на погонах или (и) на одежде. Поскольку статус и престиж воинских званий в государстве и в общественном мнении весьма высок, постольку и семиотические средства, которые являются их идентификаторами, соответственно обладают высоким социальным статусом, И чем выше воинское звание и чем престижнее род войск, тем большим семиотическим статусом обла­дают сами семиотические средства.

У представителей армии имеются - наряду со знаками различия - ещё и специальные знаки отличия. Они присваиваются военнослужащим за особые воинские заслуги (за отвагу и доблесть в боевых действиях и т.д.). К ним относятся ордена, медали, разного рода нагрудные знаки. Специальными орденами, медалями и другими знаками отличия госу­дарство награждает и гражданских лиц (за трудовые достижения и т.д.). Люди, имеющие такие награды, также обладают некоторой повышенной семиотичностью.

Но сфера общества и культуры, конечно, не сводится к армии, полиции и т.п. Реальная культура предстаёт в виде относительно обособленных и внутренне автономных сфер -экономики, политики, науки, искусства, религии и т. д. Поэтому помимо обще-общественного статуса каждый индивид обладает в той или иной мере и социальным статусом в границах такой сферы. Скажем, художник или актёр обладает высоким профессиональным статусом прежде всего в границах искусства, учёный - в границах науки, религиозный деятель - в пределах своей конфессии; и так далее. Но, конечно, многое определяется общим социо­культурным статусом того рода деятельности, которой занят данный индивидуум. Если, к примеру, брать наше время, то каждому очевидно, что популярностью, а следовательно и высоким социальным статусом обладают не представители науки или изобразительного искусства и не создатели и исполнители классической музыки, а представители шоу-бизнеса, «поп-звёзды» - исполнители эфемер­ных «хитов», киноактёры, снявшиеся в главных ролях в триллерах и «культовых» боевиках и т. п. Поэтому у публики пользуется и тот, подчас шокирующий нормальный вкус семиозис, посредством которого эти «звёзды» или музыкальные ансамбли стремятся оснастить себя, дабы их однозначно могли идентифи­цировать «фанаты», и отличить себя от множества подобных им.

Но в социуме существуют не только позитивные, социально приемлемые формы деятельности и общественного поведения. В каждом обществе существуют и формы социально негативные формы деятельности и формы девиантного поведения. Таков, например, мир криминала. Это - относительно замкнутый в себе мир и этот мир давно выработал свой семиозис, отдельные элементы которого не очень интенсивно, но исторически изменяются. Прежде всего, это особый жаргон (именовавшийся в первой половине ХХ в. «блатной музыкой», «феней» и т.д.). Это язык для своих; два криминальных элемента могут спокойно обсуждать свои дела при посторон­них, не понимающих из их разговора ни слова. Это также особый набор татуировок, который обычному человеку не говорит ничего, но зато криминальному элементу, будь то на свободе («на воле») или в местах лишения свободы, даёт почти полную информацию. По этим татуировкам сообщаются сведения о сроке лишения свободы, число судимостей, уголовная специализация и т. д.  При этом определены участки тела, на которые наносятся соответ­ствующие татуировки. Кроме того, различаются мужские и женские татуировки.

Таким образом, в социуме всякая иденти­фикация, в том числе и статусная, имеет свои семиотические аспекты. В то же время следует иметь в виду, что подобно тому, как в сфере рынка семиотические средства оформления товаров и услуг (в частности, торговые марки) могут фальсифицироваться, т.е. использовать чужие, пользующиеся доверием, для рекламы или реализации некачественной продукции, так же может обстоять дело и с семиотическими средствами идентификации социального ста­туса. Индивид может вводить в заблуждение других людей посредством присвоения и эксплуатирования семиотических средств, обеспечивающих идентичность более высоких социальных статусов. Чаще всего в таких случаях используются формы придания семиотической значимости более высокого социального статуса. Например, членам некоторой референтной группы, со статусом которой индивид соотносит себя в глазах других, присущи свои манеры одеваться, жесты, вокабуляр, коллекционирование каких-либо диковинок и т.д. и т.п. И данный индивид, объективно имея более низкий социальный статус, перенимает всё это и тем самым вводит других в заблуждение. Такое ложное статусное поведение, конечно, существовало во все времена, но особенно оно характерно для современной массовой культуры.

 

Литература

1. Малахов В. С. Идентичность //Новая философская энциклопедия. В 4-х т. Т. II. М., 2001. С. 78.

2. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 952.

3.  Ольшанский В. Социальный престиж // Философская энциклопедия. Т. 5. М., 1970. С. 130.

Фамилия автора: Э. К. Саудабекова
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика