Бедность и процессы глобализации: взаимосвязь и взаимовлияние

Бедные есть в каждой стране - и нельзя не заметить того, что мир разделился на зоны благосостояния и нищеты. Социально-эконо­мическая поляризация человечества особенно усилилась в начале XXI в.: на долю наиболее развитых стран приходится менее 12% насе­ления и около 60% мирового ВВП. Доля наименее развитых стран в населении Земли составляет 12%, в мировом ВВП - 1%.

Неравенство между странами растет в связи с тем, что глобализация стимулирует, главным образом, рыночные и корпоративные связи. При этом институты, необходимые для предоставления услуг образования и здраво­охранения, обеспечения социальных гарантий, не успевают за стремительным развитием рыночных механизмов [1].

Поэтому сегодня можно говорить о двух принципиально отличных видах бедности: «сытая» бедность в развитых странах и «голодная» - в беднейших развивающихся.

В развитых странах бедным считается человек с доходом меньше 50% (для ОЭСР) или 60% (для ЕС) медианного дохода по стране. По данным официальной статистики, во второй половине 2000-х годов почти 80 млн. (16%) жителей Евросоюза и около 40 млн. (13,2%) жителей США жили за чертой бедности. В Нидерландах и Дании этот показатель   составлял   10-12%,   в Испании, Италии и Греции - 20-21%. В США в 2009 году

прожиточный минимум для семьи из 4-х человек (домохозяйство) составлял 21756$; для одиночки - 11161$. Доход семьи, принад­лежащей к «среднему классу» - от 30 000$ до 100 000$ в год [2]. В целом по странам ОЭСР в 1985-2005 гг. наблюдался рост, как относи­тельной бедности, так и неравенства. Доля бедных в населении поднялась с 9.3 до 10.6%, на 7-8%. Заметны существенные различия между странами Северной Европы с низким уровнем относительной бедности и англосак­сонскими странами с более высокими значе­ниями этого показателя. В основе этих разли­чий лежат разные типы социальной политики, проводимой в рамках различных политических курсов.

Кризис оказал заметное влияние на дина­мику бедности в развитых странах. Во многом это произошло из-за роста безработицы. К середине 2009 г. ее уровень в среднем по стра­нам - членам ОЭСР составил 8.5%. Предпола­гается, что в 2010 г. численность безработных в этих странах увеличится до 57 млн., то есть до 10% экономически активного населения [3].

Наряду с колебаниями экономической конъюнктуры и социальной политикой госу­дарства, на динамику бедности в развитых странах существенно влияет рост числа низко­оплачиваемых рабочих мест. Их доля ниже всего в странах Северной Европы (6-8%), а самая высокая - в США и Великобритании (21­24.5%).

Если исходить из критерия порога бед­ности World Resources Institute [4] (инди­видуальный годовой доход менее 3 тыс. долл. или 250 долл. в месяц), то «живущих в беднос­ти» во всем мире около четырех миллиардов человек. (Почему солидные финансовые институты и банки интересуются проблемами бедности и тратят значительные средства на анализ и прогнозирование? Дело в том, что в стоимостном выражении мировой рынок товаров для бедных составляет около 5 трлн. долл.; основную часть своего дохода бедные тратят на потребление, главным образом, продуктов питания - около 2,9 трлн. долл. Такой рынок достоин внимания самой крупной финансовой корпорации.)

В наименее развитых регионах мира, преж­де всего, в Африке южнее Сахары, где в сред­нем за период 1981-2005 гг. темпы экономи­ческого роста были очень низкими, а населе­ние быстро размножалось, численность нищих поднялась с 212 млн. в 1981 г. до 388 млн. в 2005 г., бедных - с 303 до 575 млн. Однако общая мировая тенденция выражается в умеренном снижении «голодной» бедности. По подсчетам Всемирного Банка (ВБ), за 1981­2005 гг. в мире число лиц с доходами до 1.25 долл. в день сократилось с 1899 до 1370 млн., а с доходами до 2.15 долл. в день - выросло с 2607 до 2730 млн.

Существует несколько различных прогно­зов, о том, как будет изменяться динамика «голодной» бедности в зависимости от того, какие тенденции современных процессов гло­бализации - негативные или позитивные -будут преобладать. Прогнозируемый ВБ низ­кий экономический рост увеличит к 2011 г. число людей, живущих менее чем на 1.25 долл. в день, на 53 млн., менее чем на 2 долл. - на 65 млн.

Главная опасность раздела мира на зоны благосостояния и нищеты заключается в том, что в условиях глобальных трансформаций усиливается связь «голодной» бедности с другими глобальными угрозами и рисками -нелегальной миграцией, терроризмом, ростом транснациональной преступности и др.

Социальная напряженность, порождаемая отсталостью, нищетой и бедностью, подтал­кивает политиков и правительства беднейших стран к поиску внутренних и внешних врагов, множит конфликты в развивающемся мире, увеличивает опасность международного терро­ризма. Перед новыми и старыми угрозами в эпоху глобализации становятся уязвимыми все государства, независимо от их размеров, богатства или местоположения.

Озабоченность, которую вызывает пробле­ма «голодной» бедности в мире, объясняется не только и даже не столько тем, что она сдер­живает мировое развитие, отвлекает средства от более выгодных, с точки зрения экономи­ческой эффективности, сфер приложения капитала. В своем нынешнем виде глобализа­ция, придающая миру небывалую доселе цельность, не уничтожает и не сглаживает его внутреннюю противоречивость. Наоборот, она ее усиливает и обостряет. В результате креп­нущая взаимозависимость оборачивается воз­растающей взаимоуязвимостью.

«Голодная» бедность представляет серьез­ную проблему для развитых государств еще в одном отношении. Нищенское существование, антисанитария, здоровье, подорванное в результате недоедания, делают население беднейших стран легкой добычей различных инфекционных и эпидемических заболеваний, которые создают опасные угрозы и богатым странам (ВИЧ, лихорадка Эбола, атипичная пневмония и др. пандемии).

Проблема усугубляется развитием демо­графических процессов. Несмотря на то, что к 2030 г. в большинстве развивающихся стран темпы роста населения замедлятся, сильного положительного воздействия на сокращение нищеты и бедности ожидать не приходится. В ближайшие 20 лет население земного шара увеличится почти на 1.5 млрд. человек. Более 97% этого роста придется на развивающиеся страны].

Неспособность большинства беднейших стран вырваться из нищеты собственными силами привели к тому, что в мировом сооб­ществе возникло убеждение в том, что про­пасть между богатыми и бедными странами и народами нельзя преодолеть, полагаясь на естественный ход событий, без скоординиро­ванных усилий. Поскольку многие развиваю­щиеся страны из-за ограниченности ресурсов, слабости государственных институтов и/или плохого управления не могут самостоятельно успешно бороться с нищетой, бедностью и голодом, им необходимо внешнее содействие [3,c.36].

Одной из основных форм такого содей­ствия стала международная помощь в целях развития. Концептуальный подход к челове­ческому развитию, разработанный группой экспертов Программы развития ООН, был сформулирован в первом всемирном Докладе о человеческом развитии в 1990 г.: человеческое развитие - это 1) процесс расширения челове­ческого выбора, и 2) достигнутый уровень благосостояния людей. Концепция основана на утверждении, что основная цель развития - это улучшение жизни человека путем расширения его выбора во многих сферах социальной жизни; именно эта цель определяет внешнюю и внутреннюю политику развитых стран, примеру которых должны следовать страны развивающиеся.

На «Саммите тысячелетия» в Нью-Йорке в 2000 году мировые лидеры взяли на себя обязательства по достижению «Целей в облас­ти развития на рубеже тысячелетия», включая обуславливающую все эти цели задачу снижения наполовину уровня нищеты к 2015 году. (Справедливости ради следует заметить, что общий объем помощи сравнительно невысок. Официальный ориентир, установлен­ный ООН на Саммите тысячелетия, - 0.7% валового национального дохода стран -участниц Комитета ОЭСР по содействию развитию; в 2006 г., при благоприятной экономической конъюнктуре, он составил 104.4 млрд. долл., или 0.31%).

Еще совсем недавно всем казалось, что экономический уровень развития человечес­кого сообщества достаточно велик, чтобы снять социальные риски, связанные с пробле­мой бедности (эпидемии, алкоголизация и наркотизация населения, национальные и религиозные конфликты, экстремизм в различ­ных его проявлениях, локальные конфликты, массовые вынужденные переселения и другие социальные явления, причиной которых, среди прочих, является бедность). Однако мировой глобальный кризис поставил под вопрос ос­новные положения концепции человеческого развития.

По определению, кризис - это «период перестройки структуры системы во время ее перехода в качественно иное состояние» [5]. Этот период характеризуется особой неустой­чивостью и нелинейностью параметров системы. Совпадение по времени даже самых слабых (и по этой причине не учитывавшихся при моделировании процессов «в условиях стабильного развития») внешних воздействий может стать причиной наложения этих неучтенных слабых воздействий и привести к стратегическим изменениям, к полной пере­стройке системы (синергетический эффект).

Главное отличие современного кризиса заключается в проявлении синергетического эффекта, резонанса множества кризисов, совпадающих во времени и пространстве, когда сошлись геополитические, макроэконо­мические, социальные и иные факторы.

Современный глобальный кризис следует понимать как закономерный и неизбежный этап мирового развития, обусловленный нало­жением (совпадением по времени) финансово-экономического, экологического (климатичес­кого), ресурсного (сырьевого) и ценностного (социального) кризисов.

Экономисты предлагают множество объяс­нений глобального финансового кризиса. Среди них и неадекватная кредитная политика, и вседозволенность, которую чувствовали создатели опасных финансовых инструментов, и недостаточный контроль со стороны госу­дарства; обсуждаются и системные противо­речия капиталистической системы. По мнению ряда авторов, современный кризис происходит из проблем спроса и предложения, не пони­маемых узко как товарное перепроизводство; его главная особенность в том, что перепроиз­водство он не позволяет ликвидировать без глубоких перемен в структуре экономики, технологий индустрии (включая энергетику) и политической организации общества.

Причем корни проблемы не лежат исклю­чительно в политэкономической системе коор­динат. Этот кризис - неотъемлемый элемент развития современной цивилизации, основан­ной на воспроизводстве «одностороннего человека» (Г. Маркузе), с его упрощенческим экономическим пониманием всей социальной жизни.

Все больше психологов и социологов схо­дятся во мнении, что одной из причин кризиса стали сдвиги в социокультурном пространстве. По их мнению, одной из причин глобального кризиса стала хроническая самовлюбленность и завышенное самомнение топ-менеджеров крупных компаний. Неспособность критичес­ки отнестись к собственным действиям, неадекватность в оценке текущих рисков, да и в принципе слишком самоуверенное отноше­ние к работе - все эти черты, возникшие у отдельных руководителей из-за чересчур раз­дутого эго, поставили многие компании на грань банкротства [6].

Астрофизики, рассматривая этапы геомор­фологического, биологического, социального развития Земли как планетарной системы, одновременно пришли к выводу, что динамика смены эволюционных этапов ускоряется; в ближайшее десятилетие история подходит к точке сингулярности, бифуркации, перелома, глобального кризиса.

На наших глазах информационные техно­логии в экономике и политике качественно изменяют практику коммуникативного взаи­модействия и процесс принятия решений. Десятки тысяч лет в палеолите оказываются эквивалентными   по   количеству изменений продолжительности жизни одного поколения в ХХ веке. Человечество столкнулись с качест­венным изменением скорости протекания основных процессов, когда основные характе­ристики социально-экономических систем и институтов изменяются по закону неограни­ченного возрастания за конечное время».

В условиях глобального кризиса многие научные подходы и теории более не находят своего подтверждения и не используются в практической деятельности. Качественно воз­росшая неопределенность в развитии всех социально-экономических процессов обуслав­ливает общее снижение эффективности мето­дов прогнозирования и управления рисками. Оценка инвестиционных рисков, как и разра­ботка стратегии, все в большей мере становит­ся своего рода исполнительским искусством, практическое воплощение которого невозмож­но без использования специализированных информационных средств и компьютерных технологий.

Политику развитых стран в условиях глобального кризиса определяет отнюдь не «улучшение жизни человека путем расшире­ния его выбора во многих сферах социальной жизни», а сохранение приемлемого уровня жизни «своего» населения - как правило, за счет населения других стран.

В результате в настоящее время челове­чество столкнулось с «ценовым шоком» на продукты питания, который может вылиться в глобальный продовольственный кризис.

За последние три года мировые цены на продукты питания увеличились на 83%, а размеры продуктовых резервов упали до само­го низкого уровня за последние тридцать лет. Индекс продуктовых цен Продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН (FAO) растет седьмой месяц подряд: в декабре 2010 г достиг уровня номинального рекорда; за январь индекс прибавил еще 3,4%. [7]

Торговля многими продовольственными товарами на мировом рынке осуществляется на биржах, а цены на такие товары во внебир­жевой торговле ориентируются на биржевые котировки (пшеница, кукуруза, кофе, сахар, некоторые виды семян и др.). Некоторые това­ры продаются на аукционах, которые опре­деляют мировые цены на них (рыба, чай, ово­щи, фрукты и др.). Для отдельных продоволь­ственных товаров в качестве мировых цен служат импортные или экспортные цены основных импортеров или экспортеров. Например, цены на орехи, сухофрукты, мед определяются на лондонском рынке, на некоторые виды кормовых, овощей и фруктов - на парижском оптовом рынке или по импортным ценам Германии.

Поэтому получается, что весь мир продук­ты питания закупает по ценам, которые, по словам М.Л. Хазина, «формируется спекулян­тами на биржах Лондона и Нью-Йорка; поскольку на эти биржи все время попадают эмиссионные по происхождению доллары, то цены все время растут» [8]. Международные товарные соглашения, в которых участвуют экспортеры и импортеры, с помощью экспортных квот, буферных запасов и других механизмов пытаются регулировать цены на кофе, какао, сахар, пшеницу и др., ассоциации стран-экспортеров - цены на перец, бананы и др. Для продовольственных товаров харак­терны достаточно жесткая тарифная и нетарифная защита внутренних рынков и в промышленно развитых странах широкое субсидирование экспорта.

Рост цен на продукты питания в 2010 году стал одной из основных причин ускорения инфляции в развивающихся странах; для бед­нейших слоев населения расходы на продовольствие, по оценкам FAO, выросли в 2010 году в среднем на 20%. [7]

Ситуация с ростом цен на продовольствие в мире настолько серьезна, что G20 готовит пакет мер по решению проблем продоволь­ственной безопасности. Эта общемировая проблема не может не затронуть Казахстан.

По данным Агентства Республики Казахстан по статистике с 2005 года доля насе­ления республики, имеющего доходы ниже величины прожиточного минимума, сократи­лась в 4 раза [9]. Столь впечатляющие резуль­таты были достигнуты во многом благодаря тому, что в Казахстане на протяжении ряда лет действуют целевые государственные програм­мы, направленные на сокращение бедности. Однако весьма вероятно, что глобальное подо­рожание продовольствия и другие общеми­ровые процессы отрицательно повлияют на тенденцию снижения бедности в Казахстане.

Таким образом, рассмотрение бедности как глобального социально-экономического феномена побуждает нас задуматься об оправданности постановки задачи тотальной «борьбы с бедностью» (бедность - это порок современного общества, он носит преходящий характер, он может и должен быть преодолен). Ведь как показывает мировой опыт, добиться полного отсутствия в обществе бедных невозможно. Можно добиться только полного искоренения «голодной» бедности в отдельно взятой стране (регионе).

Бедность - глобальный социально-эконо­мический феномен, комплексная проблема с большим дестабилизирующим потенциалом, один из тех глобальных вызовов, поиск ответа на который мировому сообществу предстоит искать еще не одно десятилетие. Она является первопричиной или сопутствующим, отяго­щающим фактором многих других глобальных проблем, что, естественно, осложняет их реше­ние. В то же время она сама есть порождение ряда факторов, действующих на глобальном уровне. Поэтому избавиться от нее полностью не представляется возможным, попытка может привести к катастрофе, кризису, развалу общества, которое является единым целост­ным организмом, неотъемлемой частью кото­рого являются бедные.

 

Литература

  1. Дендак Г. М. Регионализация в мировом хозяйстве в условиях современного кризиса //Актуальные проблемы глобальной эконо­мики: Материалы научной конференции молодых ученых экономического факуль­тета Российского университета дружбы народов 23 апреля 2010 г. - М.: Экон-Информ, 2010. - С.93 - 99
  2.  The official website of the Economics and Statistics Administration (ESA) of the United States Department of Commmerce URL: http:// www. esa. doc. gov/about-economic-indicators
  3.  Иванов Н., Гоффе Н., Монусова Г. Глобали­зация и бедность //"Мировая экономика и международные отношения", 2010, №9. C.29-42
  4.  The official website of the World Resources Institute URL: wri.org/
  5.  Исаев В. В., Немчин А. М. Общая теория социально-экономических систем: Учеб. пособие. - СПб.: Изд. дом «Бизнес-пресса»,2002. - 246 с
  6. 6. Кузык Б.Н. Прогнозирование и стратегичес­кое планирование социально-экономичес­кого развития/ Кузык Б.Н., Кушлин В.И., Яковец Ю.В.   - Москва: Экономика, 2011.- 604 с.
  7.  Официальный сайт Продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН (FAO).fao.org/index_ru.htm
  8.  Хазин М.Л. Обсуждать реальные причины кризиса ни G8, ни G20 не готовы // KMnews 26.01.2011 fintimes.km.ru/analitika/ mirovoi-finansovyi-krizis/14954
  9.  Официальный сайт Агентства Республики Казахстан по статистике stat.kz
Фамилия автора: Р.Д. Нуржаубаева
Теги: Бедность
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика