Казахстан в сфере российско-английских интересов (XIX - нач. ХХ вв.): историография проблемы

История изучения англо-русского противостояния в Средней Азии напрямую связана с историографией присоединения среднеазиатских ханств к России. Первые попытки осмысления причин и характера русско-английского противоборства в Средней Азии относятся к 1860-м гг.

Российская и зарубежная историография насчитывает довольно большое количество работ, посвящённых политической, дипломатической, военной, экономической и прочим сторонам соперничества.

Развернувшееся во второй половине XIX в. противостояние Британской и Российской империй в Средней Азии вызвало интерес историков, являвшихся современниками событий. Исследователи уделяли внимание поиску причин соперничества держав, оценивали происходившие события, определяли позиции Великобритании и России и перспективы развития англо-русских взаимоотношений, выявляли мотивы движения империй в Среднюю Азию.

К историографическим проблемам данного вопроса обращались и представители востоковедения. Обзор трудов по изучению стран Востока принадлежит выдающемуся историку В.В.Бартольду [1]. Одна из задач этого ученого состояла в том, чтобы оценить вклад его соотечественников в исследование прошлого Средней Азии. Автор доказал, что в России XIX в. в изучении Востока были достигнуты более значительные успехи, чем в Западной Европе. Основное внимание В.В.Бартольд уделил истории географического и этнографического исследования края. Большую научную ценность представляет составленная В. В. Бартольдом библиография вопроса.

В советской историографии В 1920-е - вначале 1930-х гг. утвердилось мнение о завоевательном характере колониальной политики России в Средней Азии, направленной на захват источников сырья и рынков сбыта для русских промышленных изделий, которая встречала активное противодействие Англии.

Особо выделяется историография второй половины 1950-1980-х гг. Важное место в работах тех лет занимает выяснение мотивов продвижения России в Среднюю Азию, изучение социальноэкономического и политического развития среднеазиатских государств, раскрытие прогрессивных последствий присоединения их к Российской Империи. Колониальная политика Великобритании на Среднем Востоке становится предметом специальных исследований Н.А.Халфина, Ф.Х.Юлдашбаевой, Г.А.Хидоятова, О.И.Жигалиной [2]. Особое место занимают труды Н.А.Халфина, в которых получили разработку проблемы политики Великобритании в центрально-азиатском регионе, присоединения Средней Азии к России, национально-освободительной борьбы среднеазиатских народов против британской экспансии. В монографии «Провал британской агрессии в Афганистане (XIX - нач. XX в.)» Халфин впервые в советской исторической литературе наиболее полно освещает вопрос о британской агрессии в Средней Азии. Из факторов, побуждавших Россию проникать в Среднюю Азию, автор ставит на первое место экономические [3].

Советскими историками были основательно изучены многие стороны англо-русского противостояния в Средней Азии в первой половине XIX в.: торговое соперничество, дипломатическая борьба, ее формы и методы. Учеными детально раскрыты задачи, ход и результаты русских миссий в Среднюю Азию в первой половине XIX в. в связи с началом англо-русского противостояния в крае. В советской историографии англо-русского соперничества в Средней Азии были широко освещены вопросы, связанные с определением ущерба, нанесенного английской конкуренцией русскому производству, и роли буржуазии в среднеазиатском вопросе. Фактический материал о торговом соперничестве, приведенный в исследованиях М.К.Рожковой, Л.С.Семенова, А.Я.Соколова и других историков [4], не дает возможности точно определить место английских товаров на среднеазиатских рынках, но свидетельствует о том, что Англия во второй четверти XIX в. предпринимала решительные шаги, направленные на завоевание этих рынков. Это побуждает более детально изучать условия, ход и последствия англо-русского торгового соперничества с тем, чтобы выяснить степень его влияния на экономические и политические отношения России и Англии со Средней Азией в 50-60-х годов XIX в.

Проблемы присоединения Средней Азии к России в период англо-русского соперничества рассмотрены в монографии М.И.Тихомирова, коллективной статье И.С.Брагинского, С.Раджабова и В.А.Ромодина. Исследованием политики Великобритании в Средней Азии во второй половине XIX — начале XX в. занимались JI. Гордон, E.JI. Штейнберг, Ф.Х.Юлдашбаев, А.Я. Соколов [5]. Анализируя методы и средства британской политики в регионе, историки акцентируют внимание на её агрессивном характере. Исследования Б.И.Искандарова, Н.Л.Лужецкой, Т.Г.Абаевой [6] посвящены истории Памира, Восточного Туркестана и Бухарского эмирата в период англо-русского соперничества. В работах А.Г.Аполлова, Л.С.Семенова, Н.А.Ерофеева [7] обосновывается вывод о том, что, несмотря на острые противоречия России и Англии по ближневосточным и среднеазиатским вопросам, экономические, политические и культурные связи этих государств не прерывались.

Геополитические интересы России и Великобритании в Средней Азии и сопредельных странах изучались А. Л.Поповым, Г.А.Хидоятовым, Г.А.Ахмеджановым, О .И. Жигалиной [8]. Этими исследователями подчеркивалось важное геостратегическое положение Хивы, Бухары и Коканда.

Политика экспансии России на юг Казахстана и в Среднюю Азию объективно способствовала превращению военных чиновников в научных исследователей, поэтому определенный круг работ по данной проблеме принадлежал военным историкам. Это были обстоятельные труды русских офицеров на основе изучения архивных, печатных материалов и личных поездок авторов в изучаемые регионы. К числу таких работ относятся труды русских офицеров: А.Н.Куропаткина, Л.Ф.Костенко, М.И.Венюкова, М.А.Терентьева, Г. А. Серебренникова и других. Многие из их работ были напечатаны в «Сборнике географических, топографических и статистических материалов по Азии», издававшемся военно-учебным кабинетом Главного штаба [9].

Помимо сведений военного характера, эти труды содержат довольно ценные фактические материалы по экономике, торговле, внешнему и внутриполитическому положению Казахстана, а также ряд исторических сведений, почерпнутых из разных источников. Подробно рассмотрены в работах русских офицеров причины и мотивы продвижения России в Среднюю Азию и Казахстан.

Важной особенностью восприятия русскими исследователями, в том числе и военными историками, процесса движения на Восток являлось доминирование определенных стереотипов. Основываясь на европоцентристской концепции мира, они определяли все встречающиеся на пути колонизаторов этнические, государственные объединения не более как «банды». Восточные народы в глазах завоевателей представлялись дикими и необузданными. Отличительной чертой имперского сознания в отношении Востока было убеждение, что любая, кроме европейской, система ценностей, ложна или таковой вовсе не существует. В основе этих взглядов лежало мнение о невысокой ступени развития цивилизации у восточных народов.

Другим важным фактором, который оказал существенное влияние на трактовку русскими исследователями причин и мотивов продвижения России на Восток, была та культурно-историческая среда, в которой происходило формирование взглядов исследователей. К этому времени окончательно сформировались мировоззренческие основы имперской доктрины Российского государства. Формирование взглядов русских исследователей данного вопроса происходило в условиях, когда в общественной мысли концептуально доминирующими были геополитические основания как в природногеографическом, так и в духовном (культурном) порядке [10; 51].

Выяснению причин проведения активной завоевательной политики Россией на территории среднеазиатских государств и территории Старшего жуза Казахстана были посвящены статьи военных историков Н.П.Глиноецкого, М.И.Венюкова, Л. Л.Мейера, А.Н.Грена, монографии М.А.Терентьева, А.К.Гейнса, Н.И.Гродекова, Л.Ф.Костенко [11]. В своих трудах военные историки одной из главных определяющих причин русской экспансии в Среднюю Азию, в том числе и в Казахстан, называли территориальную близость и геополитическое положение этого региона. При описании русского завоевания Казахстана в русской дореволюционной историографии проблеме геополитического положения этого региона отводится особое место. Этот момент особо отмечен в трудах дворянских историков XVIII в. и военных историков XIX в.

Завоевательная политика России на Востоке в XVIII-XIX вв. обусловливалась в первую очередь военно-стратегическими мотивами. В планах внешней политики России Казахская степь занимала особое место в силу своего выгодного стратегического положения «ключа и врат всем азиатским странам и землям».

Большинство авторов XIX в. связывало продвижение на Восток с необходимостью установления стабильной границы на своих рубежах. Военные историки М.И.Иванин, А.К.Гейнс, М.И.Венюков, Я.П.Гавердовский [12] объясняли строительство укреплений на границах с Казахской степью «реальной опасностью» нападений со стороны кочевых племен. Л.Ф.Костенко писал: «Не честолюбивые замыслы и никакие другие своекорыстные расчеты руководят Россиею в ее поступательном движении в Среднюю Азию, но исключительно только желание умиротворить тот край, дать толчок ее производительным силам и открыть кратчайший путь для сбыта произведений Туркестана в европейскую часть России» [13; 191]. Проникновение русских в этот регион, по мнению Я.П.Гавердовского, заключалось в том, что казахи доставляли много беспокойств русским вдоль южной границы Сибири — от Урала до Алтая [14; 215].

Ряд русских офицеров называют противостояние России и Англии в азиатском регионе одной из существенных причин завоевания Южного Казахстана и Семиречья. Расширение сферы английского влияния на Востоке расценивалось военными историками М.И.Венюковым, А.К.Гейнсом, М.А.Терентьевым и другими как непосредственная угроза интересам России. Среди работ, посвященных этой проблеме, можно особо выделить работы М.А.Терентьева, в которых подробно рассматривается политика царского правительства — в Казахстане, Великобритании — в Индии, англорусское соперничество в центральноазиатском регионе. Проблема англо-русского соперничества в период русской экспансии в Центральной Азии являлась предметом специального исследования М. А.Терентьева в книге «Россия и Англия в Средней Азии» [15; 187].

Отдельно стоит отметить взгляды М.И.Венюкова по этому вопросу, который в своих статьях «Общий обзор расширения русских пределов в Азии и способов обороны их», «Материалы для военного обозрения русских границ в Азии» и др. дал развернутую характеристику причин поступательного движения России в этом регионе [16]. Ярый колонизатор, сторонник территориального завоевания и поступательного движения в Среднюю Азию и Южный Казахстан, он призывал Англию совместно «цивилизовывать» Азию. Все русские исследователи единодушны во мнении, что соперничество между Россией и Британией за гегемонию в Средней Азии достигло кульминации в период завершения завоевания центральноазиатских государств Россией. Имея далеко идущие агрессивные планы, Россия, продвигаясь в Среднюю Азию, опасалась своих западноевропейских соперников по колониальным захватам, прежде всего, Англию. В книге «Туркестан-колония» («Очерки истории колониальной политики русского царизма в Средней Азии») П.Г.Галузо писал: «Продвижение войск царской России в казахскую степь началось еще в первой половине XVIII века. Русские цари продвигались в страну настойчиво и почти непрерывно, но продвигались, надо сказать, с некоторой оглядкой...» [17; 15]. П.Г.Галузо также подчеркнул факт неравноправного партнерства России и Казахстана и отметил чрезвычайную заинтересованность империи в «присоединении» инородцев края.

В общем, эти исследователи раскрывают историю русской экспансии через призму внешнеполитической деятельности России. У военных авторов доминирует трактовка политики России как «оборонительной», направленной против «угрозы» продвижения Британии в Центральную Азию.

Наиболее полное и всестороннее изучение получила история военно-колониальных действий царизма в 40-60 годах XIX в. в Южном Казахстане.

Начиная со второй половины XIX в. выходят работы, посвященные проблеме продвижения российской армии по территории Южного Казахстана и Семиречья в 40-60 годах XIX в. Авторами этих работ являлись офицеры царской армии и чиновники местной администрации, непосредственные участники этих событий: Л.Ф.Костенко, М.И.Венюков, А.Куропаткин, М. А.Терентьев, Н.Н.Торнау, И.Ф.Бларамберг, М.Хорошкин, В.Е.Недзвецкий, М.Юдин. Они освещали отдельные события в период военного продвижения России по Казахстану, главным образом те операции, в которых русская армия одержала победу: взятие Ак-Мечети в 1853 г., Узун-Агачское сражение 1860 г. Эти работы носят описательный характер военных действий российской армии в регионе. Военные действия отряда штаб-капитана Гутковского и подполковника Карбышева весной 1850 г. против кокандской крепости Таучубек, находившейся при впадении реки Алматы в реку Каскелен, расположенной на территории казахов Старшего жуза, нашли освещение в воспоминаниях деятеля западносибирской администрации генерала И.Ф.Бабкова. Он отмечает, что продвижение российских отрядов в южные районы Казахстана встретило серьезное сопротивление как местного населения, так и кокандцев, распространивших свою власть на эту территорию [18; 32].

История взятия крепости Ак-Мечеть подробно была описана в работах И.Ф.Бларамберга, Н.Куропаткина, Л.Ф.Костенко. По мнению военного историка генерала А.Н.Куропаткина коканд- цы спровоцировали продвижение русских войск к Ак-Мечети: «Осенью 1851 г. активизировали свои действия кокандцы и подвластные им казахи со стороны низовий реки Сыр-Дарьи. Кокандские киргизы в 1851 г. отбили у наших 50000 голов скота. Оставить безнаказанным такой грабеж значило признать свою слабость перед кокандцами. Этого не могло допустить Оренбургское генерал- губернаторство» [13; 78]. Перед началом военной акции военное ведомство должно было провести съемку местности правого берега Сыр-Дарьи. Воспользовавшись отказом кокандского коменданта крепости Ак-Мечеть пропустить съемочный отряд, русские власти начали военные действия. Военные операции русских войск летом 1852 г. по взятию близлежащих к Ак-Мечети кокандских крепостей Кош-Курган и Чим-Курган подробно описал в своих «Воспоминаниях» И.Ф.Бларамберг, который в чине полковника руководил этой акцией и за успешное ее выполнение получил звание генерал- майора. Он особо отмечает в своей работе помощь местного казахского населения движению своего отряда, так как разрушение кокандских крепостей освобождало их от непосильного гнета и поборов. Он пишет: «Киргизы Куан-Дарьи благодарили, что я освободил их от врагов и разрушил разбойничьи гнезда» [19; 33]. Осада и взятие крепости Ак-Мечеть отрядом самого оренбургского губернатора  А.Перовского описывается в работе Л.Ф.Костенко «Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности» [20; 13]. Все эти авторы дружно признавали, что с взятием крепости Ак-Мечеть российские власти окончательно укрепили свое положение в низовьях Сыр-Дарьи, и Младший жуз окончательно вошел в состав империи, и что это позволило закончить образование Сырдарьинской пограничной линии, которая обеспечила охрану южных границ России и создала основу для дальнейшего ее продвижения в Южном Казахстане.

Вопросы завоевания Заилийского края со стороны пограничной линии Западно-Сибирского генерал-губернаторства были описаны в работах Д.И.Романовского, М.А.Терентьева и Л.Ф.Костенко. В «Заметках по среднеазиатскому вопросу» Д.И.Романовский описал историю возведения в урочище Алматы Заилийского укрепления Верное, ставшего очередным опорным пунктом царских войск для дальнейшего продвижения в Среднюю Азию: «С возведением этой крепости сужается расстояние между крайними пунктами правого и левого флангов пограничных линии в казахской степи, поэтому Особый комитет 1854 года, обсуждавший устройство наших юго-восточных пределов, в котором принимали участие оба тогдашние генерал-губернаторы — оренбургский, генерал-адъютант граф Перовский и сибирский — генерал от инфантерии Гасфорд, пришел к постановлению о соединении Оренбургской и Сибирской линии» [21; 26].

Многие русские офицеры объясняют русское завоевание этого региона, прежде всего, ослаблением политического и экономического положения большинства народов Средней Азии — казахов, киргизов и др.

Особое место в изучении и интерпретации истории англо-русских отношений в Средней Азии в XIX - начале XX в. принадлежит британской историографии. Начиная с первых десятилетий XIX в. постепенно была создана так называемая «оборонительная» концепция восточной политики Великобритании, которая лежит в основе большинства публикаций.

Авторы работ по истории международных отношений в Азии и на Среднем Востоке британские политики и военные Г.Роулисон, Д.Боулджер, Ч.Марвин, Ч.Мак-Грегор, Дж. Керзон и другие убеждали в том, что главной задачей России со времён Петра I была подготовка похода на Индию. При этом внешняя политика России в Средней Азии трактовалась как первые шаги к завоеванию «жемчужины» Британской империи. Политика Великобритании в Центральной Азии представлялась оборонительной, направленной против агрессивных действий Российской Империи в регионе.

Программа «наступательного курса» была изложена в 1868 г. Генри Роулисоном в «Меморандуме по центральноазиатскому вопросу». Позже меморандум вошёл в его книгу «Англия и Россия на Востоке» [22], в которой автор предпринял попытку доказать агрессивные намерения России в отношении Индии. По мнению Роулисона, продвижение России в Среднюю Азию представляло угрозу Индии, и поэтому Британская империя должна оборонять свою «жемчужину». С этой целью необходимо подчинить и расчленить Афганистан, оккупировать Персию и подчинить её военнополитическому и экономическому контролю Великобритании. Идеологи «наступательного курса» Ч.Марвин и Д.Боулджер подчёркивали важность Герата и Кандагара. По их мнению, оккупация и укрепление Герата и подчинение Персии в военно-политическом отношении сделают её орудием британской политики в Центральной Азии. Генерал Ч.Мак-Грегор считал, что источником противоречий в Центральной Азии является агрессивная политика России. В записке «Оборона Индии» [23] он предложил детальный план военно-дипломатических мероприятий, главной целью которого являлось расчленение Российской Империи. В целом в работах представителей «наступательного курса» последней трети XIX в. теоретически обосновывается необходимость военно-политического и экономического проникновения Великобритании в Центральную Азию. Продвижение России в Среднюю Азию и утверждения об агрессивном характере её политики использовались для прикрытия экспансионистских планов Великобритании в отношении центральноазиатского региона.

Ряд британских историков и идеологов принадлежали школе «закрытой границы». Значительное место в своих трудах они уделяли продвижению России в Среднюю Азию и на основе анализа международной обстановки, экономических и политических условий делали выводы о невозможности русского похода в Индию в 60-90-х годах XIX в. Несмотря на некоторые различия в концепциях двух школ британской историографии 60-90-х годов XIX в., они пропагандировали одну цель — установление господства Великобритании в Азии.

Апологией британской колониальной политики являются работы А. Краусса, влиятельного публициста Ангуса Гамильтона, Х.Э.Эгертона, В.Чироля [24]. Первые коллективные работы британской историографии посвящены истории британской внешней политики. В этих многотомных изданиях также оправдывается британская восточная политика и утверждается тезис об агрессивности политики царской России в отношении Средней Азии. По мнению британского историка К.Ф.Эндрюса, и Россия, и Великобритания опасались друг друга в Азии, и именно британское правительство вело наступательную, агрессивную политику. Биографии британских государственных деятелей периода англо-русского соперничества в Центральной Азии принадлежат А.Ч.Эвальду, Ч.Э.Паркер-Родсу, Д.Уильямсону, У.Мейнеллу, Т.П.О'Коннору, Э.Фицморису, У.Ф.Монипенни, Г.Максвеллу, М.Вольфу [24].

В целом зарубежная историография богата исследованиями разнообразных аспектов англорусского противостояния в Средней Азии в XIX - начале XX в. Как видно, в британской историографии довольно сильные позиции сохраняет созданная ещё в первых десятилетиях XIX в. «оборонительная» концепция интерпретации британской политики в центрально-азиатском регионе.

Как показывает обзор исторической литературы, зарубежная и отечественная историографии насчитывают значительное количество исследований по проблемам англо-русского соперничества в Средней Азии в XIX - начале XX в. Несмотря на это, отдельные аспекты англо-русского соперничества в Средней Азии в интересующий нас период нуждаются в более детальном изучении.

 

Список литературы

1           Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России. — СПб.: Типография М.М.Стасюлевича, 1925. — 295 с.

2     Халфин H.A. Английская колониальная политика на Среднем Востоке (70-е гг. XIX в.). — Ташкент: Госиздат УзССР, 1957. — 326 с.; Юлдашбаева Ф. Из истории английской колониальной политики в Афганистане и Средней Азии (70-80-е гг. XIX в.). — Ташкент: Госиздат УзССР, 1963. — 296 с.; Хидоятов Г.А. Из истории англо-русских отношений в Средней Азии в конце XIX в. (60-70-е гг.). — Ташкент: Фан, 1969. — 528 с.; Жигалина О.И. Великобритания на Среднем Востоке: XIX — начало XX вв.: Анализ внешнеполитических концепций. — М.: Наука, 1990. — 166 с.

3           Халфин Н.А. Провал британской агрессии в Афганистане (XIX-нач. XX в.). — М.: Мысль, 1959. -299 с.

4           Рожкова М.К. Экономические связи России со Средней Азией (40-60-е гг. XIX в.). — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. — 239 с.; Семенов Л.С. Россия и Англия: Экономические отношения в середине XIX в. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. — 165 с.; Соколов А.Я. Торговая политика России в Средней Азии и развитие русско-афганских торговых отношений. — Ташкент: Госиздат УзССР, 1971. — 232 с.

5           Тихомиров М.Н. Присоединение Мерва к России. — М.: Изд-во вост. лит-ры, 1960. — 239 с.; Раджабов З.Ш. Развитие науки в Таджикской ССР. — М.: Изд-во вост. лит-ры, 1964. — 189 с.; Штейнберг E.JI. История британской агрессии на Среднем Востоке. — М.: Воениздат, 1951. — 212 с.; Юлдашев М.Ю. Новый архивный источник по истории Средней Азии // Краткие сообщения Института востоковедения АН СССР. — М., 1951. — № 1. — 102 с.; Соколов О.Д. М.Н.Покровский и советская историческая наука. — М.: Мысль, 1970. — 275 с.

6           Искандаров Б.И. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в. — Душанбе: Изд-во АН ТаджССР, 1963. — 352 с.

7           Аполлов А.Г. Русско-английские торговые отношения в конце 50-х гг. XIX в.: Дис. ... канд. ист. наук. — М., 1953. — 112 с.; Семенов Л.С. Россия и международные отношения на Среднем Востоке в 20-х гг. XIX в. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1963. — 165 с.; Ерофеев H.A. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских 1825-1853 гг. — М.: Наука, 1982. — 322 с.

8           Попов А.Л. Из истории завоевания Средней Азии // Исторические записки. — М., 1940. — № 9. — С. 87; Хидоя- тов Г.А. Британская экспансия в Средней Азии. — Ташкент: Фан, 1981. — 202 с.; Ахмеджанов Г.А. Российская империя в Центральной Азии: История и историография колониальной политики царизма в Туркестане. — Ташкент: Фан, 1995. — 156 с.; Жигалина О.И. Среднеазиатский вопрос в английской историографии 60-90-х гг. XIX в.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. — М., 1973. — 47 с.

9           Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. — Вып. XVI. — СПб., 1885. — 300 с.

10        Туровский Р.Ф. Русская геополитическая традиция // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Политические науки. — 1996. — № 5.—     178 с.

11        Венюков М.И. Очерк политической этнографии стран, лежащих между Россиею и Индиею. — СПб.: Изд-во Безобразова и комп., 1873. — 575 с.; Глиноецкий Н.П. Причины, побуждающие русское правительство время от времени действовать наступательно на границе со Средней Азией. Взятие Токмака и Пишпека // Военный сб. — 1860. — № 11. — 53 с.; Мейер Л. Л. Киргизская степь Оренбургского ведомства. — СПб.: Изд-во Э.Веймара, 1865. — 414 с.; Грен А.Н. Заметки об укреплениях в Оренбургском крае вообще и Сыр-Дарьинской линии в особенности // Инженерный журнал. — 1861.—     № 1-2. — 63 с.; Терентьев М.А. Россия и Англия в Средней Азии. СПб.: Изд-во И.И.Меркульева, 1875. — 352 с.; Гейнс А.К. Дневник 1865 г. Путешествие по киргизским степям. — Т.1. — СПб.: Собрание литературных трудов, 1897. — 211 с.; Гродеков Н.И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области // Юридический быт. — Т.1. — Ташкент: Типо-лит. И.Лахтина, 1889. — 544 с.; Костенко Л.Ф. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. — СПб.: Изд-во В. Безобразова и комп., 1870. — 417 с.

12        Венюков М.И. Очерк политической этнографии стран, лежащих между Россиею и Индиею. — СПб.: Изд-во В.Безобразова и комп., 1877. — 268 с.; Гейнс А.К. Дневник 1865 г. Путешествие по киргизским степям. — Т. 1. — СПб.: Собрание литературных трудов, 1897. — 211 с.; Иванин М.И. Поездка на полуостров Мангышлак в 1846 году // Записки РГО. Кн. 1-11. 1849. — 437 с.; Гавердовский Я.П. Обозрение киргиз-кайсацкой степи. Рукопись Санкт-Петербургского отделения Института истории. Коллекция 115. — № 495. — 178 с.

13    Костенко Л. Ф. Очерки Семиреченского края // Военный сборник. — Т. 88. — 1872. — 249 с.

14        Гавердовский Я.П. Обозрение киргиз-кайсацкой степи. Рукопись Санкт-Петербургского отделения Института истории. Коллекция 115. — № 495. — 178 с.

15        Терентьев М.А. Россия и Англия в Средней Азии. — СПб.: Изд-во И.И.Меркульева, 1875. — 352 с.

16   Венюков М.И. Общий обзор расширения русских пределов в Азии и способов обороны их // Военный сборник. — 1872. — № 12. — 157 с.; Венюков М.И. Материалы для военного обозрения русских границ в Азии // Военный сборник. — 1872. — № 10-12. — 284 с.; — 1873. — № 1-2. — 252 с.

17    История Казахстана с древнейших времен до наших дней. — Т. 3. — Алматы: Атамура, 2010. — 765 с.

18        Бабков И.Ф. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири (1859-1875 гг.). — СПб.: Изд-во Э.Веймара, 1912. — 248 с.

19    БларамбергИ.Ф. Воспоминания. — М.: Мысль, 1978. — 426 с.

20        Костенко Л.Ф. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. — СПб.: Изд-во В.Безобразова и комп., 1890. — 464 с.

21   Романовский Д.И. Заметки по среднеазиатскому вопросу. — СПб.: Издание редакции журнала «Всемирный путешественник», 1868. — 582 с.

22     Rawlinson Н. England and Russia in the East. — L.: Science, 1875. — 316 p.

23     Мак-Грегор Ч. Оборона Индии: В 2-ч. — Ч. 1-2. — СПб.: Военная типография, 1891. — 513 с.

24    Историческая наука в XX веке: Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки / Под ред. И.П. Дементьева и А.И.Патрушева. — М.: Наука, 2002. — 654 с.

Фамилия автора: Л.К.Шотбакова, Г.С.Саметова
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика