Положение польских спецпоселенцев в Казахстане в послевоенный период

В статье говорится о польских спецпоселенцах, оставшихся на территории Казахстана после подписания советско-польского соглашения от 6 июля 1945 г. Указаны основные причины, по которым польские спецпоселенцы не могли депортировать на родину. На примере Кокчетавской области, как самой густо населённой в послевоенный период, представлена работа по вовлечению польских спецпоселенцев в общественную жизнь Казахстана. Автор обращает внимание на то, что оставшиеся после реэвакуации поляки составили польское население Казахстана, и до 1956 г. их положение определялось постановлением СНК от 8 января 1945 г. «О правовом положении спецпереселенцев».

6 июля 1945 г. было подписано советско-польское соглашение, согласно которому все бывшие польские граждане, имевшие польское гражданство до 17 сентября 1939 г., получили право на возвращение в Польшу. В соответствии с постановлением СНК СССР от 29 ноября 1945 г. за № 791— 121сс в КазССР была организована комиссия по переселению бывших польских граждан на родину. В комиссию были включены: заместитель председателя СНК КазССР А.П.Заговельев (председатель), сотрудник НКВД КазССР П.П.Белюков, прокурор КазССР А.П.Чурбанов, сотрудник НКГБ КазССР Н. П. Володин [1; л. 156]. В областях Казахстана создавались отделы, куда желающие реэвакуироваться должны были написать заявление о выходе из советского гражданства. Согласно сведениям НКВД КазССР, на 7 января 1946 г. всего по республике было принято 35 512 заявлений, передано на рассмотрение комиссии 19 210 заявлений, рассмотрено 15 703 заявления [2; л. 32].

С января 1946 г. началась массовая реэвакуация, сопровождаемая торжественными проводами, так как многие поляки обзавелись в изгнании друзьями и знакомыми. Реэвакуация была хорошо организована. Перед отъездом проводился медосмотр, были сделаны прививки против брюшного тифа и оспы и произведена санобработка людей и вещей. В целом относительно быстрые темпы реэвакуации привели к тому, что к весне 1946 г. основная масса поляков, депортированных в 1940-1941 гг., выехала на родину.

По итоговым данным, на июнь 1946 г. из 55 177 поляков, учтенных в 16 областях Казахстана, в Польшу было отправлено 52 292 человека. [2; л. 24].

В октябре 1947 г. Министерство просвещения КазССР приняло решение об отправке оставшихся в детских домах и на поселении у граждан польских детей. Сборным пунктом для отправки был определён Чкаловский специализированный детский дом, находившийся на станции Чкаловская Московской области Щелковского района [3; л. 154]. В январе 1951 г. в Польшу были отправлены подростки, достигшие 18 лет, на которых имелись запросы о возвращении в Польшу, а в ноябре 1951 г. были отправлены последние пять человек детей, желавших выехать на родину [4, л. 83]. Подростки, достигшие 14 лет, не желавшие выехать в Польшу и написавшие соответствующее заявление, отправке не подлежали.

Оставшиеся после проведения реэвакуации поляки вошли в состав польского населения Казахстана, сформированного в послевоенный период. К ним следует добавить военнослужащих 1-й и 2-й армий Войска Польского из числа бывших ссыльных, вернувшихся в СССР за семьями, но права на выезд в Польшу так и не получивших. На высланных в 1936 г. поляков соглашение о реэвакуации вообще не распространялось. Все они в совокупности составили польское население Казахстана на начало 50-х годов XX в. Надо отметить, что положение их, как и спецпереселенцев других национальностей, еще целое десятилетие определялось постановлением СНК от 8 января 1945 г. «О правовом положении спецпереселенцев», ограничивавшим не только свободу передвижения, но и возможность получения образования и хорошей работы.

Занятость спецпоселенцев в 1950-е гг. можно проследить, основываясь на документальном фонде 708 Архива Президента Республики Казахстан по Кокчетавской области, которая являлась районом компактного проживания поляков-спецпоселенцев. Согласно информационной справке по Кокчетавской области, на начало 1950 г. большую часть поляков области составляли поляки-выселенцы 1936 г. — 5411 семей, или 19 517 человек. Учтено трудоспособных 6763 человека, из них 328 подростков, и 279 человек нетрудоустроенных. Дети школьного возраста — 4593 человека, из них в школе не учились 1050 человек [5; л. 24-27]. Обкомы КП (б) К и райкомы партии принимали меры по устройству спецпоселенцев и усилению массово-воспитательной работы с целью привлечения их к работе в колхозах, совхозах, МТС, которые в послевоенный период испытывали нехватку рабочих рук.

В 1951 г. в отчетах о выполнении постановления ЦК КП (б) Казахстана от 20 февраля 1951 г. «О работе среди спецпоселенцев по Кокчетавской области» указывалось, что поляки-спецпоселенцы, в основном расселенные по Келлеровскому, Красноармейскому, Чкаловскому и Айыртаускому районам области, привлечены для работы в сельских советах, работали бригадирами полевых и тракторных бригад, заведующими ферм колхозного животноводства, шоферами, трактористами и комбайнерами.

В 1951 г. Лобановская школа механизации сельского хозяйства Арык-Балыкского района подготовила и выпустила 147 специалистов сельского хозяйства: комбайнеров — 50 человек, поляков среди них 17; трактористов — 97 человек, поляков среди них 13. В отчете также указывалось, что местные партийные и советские организации широко популяризировали лучших передовиков производства среди спецпоселенцев. Так, «комбайнеру Красноармейского МТС т. Женскому Иосифу Адольфовичу 21 августа присвоено звание Героя Социалистического Труда за достижение высоких показателей на уборке урожая в 1950 г.» [6, л. 155].

Передовая часть спецпоселенцев была охвачена социалистическим соревнованием. В приведенной отчетной справке говорится, что «Островский Владимир, работая кузнецом Алабатинского мясосовхоза, дневную норму выполняет на 222 %, Синявский Константин — машинист К-6 с начала сенокоса скосил 515 га, за пятидневку — 124 га» [6, л. 163]. В ней также приводятся сведения о спецпо- селенцах-поляках — награжденных работниках сельского хозяйства по Чкаловскому району Кокче- тавской области: председатели колхозов — всего 10 человек, награжден 1 человек; работники МТС —     всего 426 человек, награждено 8 человек; комбайнеры — всего 66 человек, награждено 11 человек; трактористы — всего 130 человек, награжден 1 человек; сельхозотдел с участками — всего 28 человек, награжден 1 человек; ветработники — всего 13 человек, награжден 1 человек; рабочие совхоза —     всего 127 человек, награжден 1 человек.

Согласно документу, из 3966 поляков-спецпоселенцев Чкаловского района 24-м было присвоено звание Героя Социалистического Труда [6, л. 95]. Здесь необходимо отметить, что Чкаловский район Кокчетавской области на 1952 г. насчитывал самый большой состав спецпоселенцев-поляков — 6412 человек [6, л. 150-154]. Этим объясняется дальнейшее представление Чкаловского района Кокчетавской области в качестве примера положения спецпереселенцев в Казахстане в 50-е годы.

Для просветительской работы со спецпоселенцами в 27 колхозах Кокчетавской области имелось 29 бюджетных культурно-просветительных учреждений, из них 27 изб-читален и 2 сельские библиотеки (Яснополянская и Ново-Гречановская Чкаловского района). Книжный фонд Яснополянской сельской библиотеки составлял 2659 экземпляров книг и Ново-Гречановской — 2680 экземпляров книг. Избы-читальни имели от 300 до 600 экземпляров книг, большая часть литературы на русском языке и лишь небольшое количество на казахском и польском языках. В системе культпросветучреждений работали 30 человек из числа переселенцев-поляков, из них 7 — члены ВЛКСМ и 2 — члены КП (б) К.

Поляки привлекались для руководящей и комсомольской работы. Согласно информации, по Чкаловскому району среди польских активистов работали: секретари комсомольской организации — 11 человек; члены РК ЛКСМК — 4 человека; заведующие избами-читальнями — 13 человек; старшие пионервожатые — 10 человек; председатели колхозов — 1 человек (Ч. И. Башинский — село Ясная Поляна); председатели сельских советов — 6 человек (С.Поплавский, И.Сидорский, Б. Боровский, Г. Янке, И. Дудковский, К.Лисовский — село Ясная Поляна); секретари сельского совета — 6 человек; депутаты сельского совета — 7 человек; агитаторы — 39 человек; руководители агитколлективов —     3 человека [6, л. 94].

Специальным приказом Министерства просвещения КазССР под особый контроль была взята работа с учителями-спецпоселенцами, которые были освобождены от преподавания гуманитарных дисциплин. Данная категория активно была охвачена политучебой в системе политпросвещения.

По Чкаловскому району к 1952 г. в системе просвещения района работало 119 поляков, а именно: аппарат районо — 3 человека; директора школ — 5 человек; завучи школ — 5 человек; заведующие начальной школой — 4 человека; учителя — 102 человека. Все учителя имели образование: 20 человек — высшее, 28 — незаконченное высшее, 45 — среднее и 9 человек — незаконченное среднее образование. Всего по Кокчетавской области числились 224 учителя-поляка. Работали они учителями математики, физики, химии, рисования или были учителями начальных классов [6, л. 88].

В 50-е годы среди поляков проводилась активная антирелигиозная политика. В отчетах по областям сообщалось, что во всех спецпоселенческих пунктах существуют молитвенные дома, в которых наряду с религиозными обрядами проводится активная антисоветская агитация, отрывающая молодежь от общественной жизни. Активистов религиозных сект наказывали и привлекали к уголовной ответственности по ст. 58 УК РСФСР. Из справки МГБ Кокчетавского обкома КП (б) К: «... Среди поляков и немцев распространен религиозный фанатизм, только в Чкаловском районе области в 14 спецпоселенческих селах есть молитвенные дома. В 1951 г. в селе Калиновка ликвидирована религиозная группа, руководимая Шульцом Адольфом Готлибовичем и Вольским Вильгельмом Августовичем, которые собирали для религиозных обрядов до 30-40 человек, а один раз вывели колхозников на кладбище для молебна до 400 человек. Организаторы арестованы и привлечены к уголовной ответственности по ст. 58 УК РСФСР» [7, л. 15].

Несмотря на проводимую среди поляков агитационную работу, режим спецпоселения они всё же нарушали, что выражалось в несвоевременной явке на контрольную регистрацию без уважительных причин, самовольных отлучках за пределы спецкомендатуры без разрешения РО МГБ. За нарушение режима спецпоселения поляки наказывались в административном порядке штрафами или арестами. Только за 1952 г. зафиксировано 262 случая нарушений режима регистрации: оштрафовано 211 человек, арестован 51 человек [6, л. 140].

Деятельность поляков находилась под строгим идеологическим контролем со стороны МГБ. За антисоветские проявления поляки-спецпоселенцы привлекались к уголовной ответственности и осуждались по ст. 58, ч. 10 УК РСФСР. Приведем выписки из протоколов МГБ по антисоветской деятельности поляков-спецпоселенцев на 1952-1953 гг.:

«Административно ссыльный Чаша Бернольд Аркадьевич, 1906 года рождения, уроженец деревни Тертеж Жлобинского района Гомелевской области, по национальности поляк. Осужденный на 10 лет ИТЛ. Находившийся в ссылке на поселении. После отбывания срока наказания арестован УМГБ КО 11 марта 1952 г. за проведение антисоветской агитации. 19 апреля 1952 г. Кокчетавским областным судом Чаша Б. А. осужден на 10 лет ИТЛ с последующим поражением в правах на 5 лет.

Зарицкая Зофия Петровна, 1928 года рождения, полька, работала старшей пионервожатой в селе Казгородок Энбекшильдерского района. Являясь спецпоселенкой, вела пропаганду и агитацию, возводя клевету на советскую власть. Предсказывала неизбежность изменения существующего строя в СССР. За что 2 августа 1952 г. арестована органами МГБ и осуждена по ст. 58, ч. 10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах.

Петровский Мечислав Станиславович, 1915 года рождения, поляк, работал электриком в Кусепской МТС Кокчетавского района. Будучи враждебно настроенным к советской власти, в период 1949-1952 гг. систематически среди рабочих Кусепской МТС проводил антисоветскую агитацию и пропаганду, направленную против мероприятий, проводимых партией и советским правительством, опошляя колхозный строй и условия жизни в СССР, восхваляя строй и порядки в капиталистических странах. За что 14 октября 1953 г. был арестован органами МГБ и привлечен по ст. 58, ч. 10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ с последующим поражением в правах на 5 лет» [6; л. 123, 124].

Продолжая тему борьбы с антисоветской деятельностью поляков, приведем в пример докладные записки начальника госбезопасности по Кокчетавской области подполковника Исмаила Исмамбето- ва, на основании которых МГБ принимало меры по уголовному наказанию антисоветчиков:

«Спецпоселенец-поляк Осинский Казимир Николаевич, 1890 года рождения, проживающий в колхозе VIII съезд Советов Чкаловского района, восхваляя жизнь при царском режиме, высказывал следующее: «Люди в Советском Союзе эксплуатируются государством».

Спецпоселенец-поляк Вансович Филипп Иванович, 1891 года рождения, проживающий в селе Терновка Красноармейского района, касаясь работы XIX съезда партии, в начале октября с. г. среди других спецпоселенцев говорил: «Весь народ ожидает съезд компартии, но я его не ожидаю, так как съезд для меня ничего хорошего не дает. Скоро будет война в 1952 или в 1953 г., согласно Библии она продлится 40 дней и советское государство будет разбито, и снова будет такая жизнь, как до революции».

Аналогичное мнение выражает и спецпоселенец-поляк Мозалевский Иосиф Францевич, проживающий в селе Раисовка Рузаевского района Кокчетавской области. Последний высказался: «Нам только дожить до весны этого года, весной будем жить вольно, на свободе, так как Америка, Англия и Франция пойдут войной против СССР и в этой войне одержат победу, а нас освободят от спецпоселения»» [6; л. 133].

Тем не менее для нормальной жизнедеятельности спецпоселенцев необходимы были соответствующие условия. Только это могло позволить эффективно проводить среди них массовополитическую работу и использовать их труд на благо государства. 5 июля 1954 г. ЦК КПСС принимает постановление «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев», согласно которому спецпоселенцам, состоявшим на учете и занимавшимся общественно-полезным трудом, предоставлялось право проживания в пределах области республики. Снимались с учета и дети спецпоселенцев старше 16-ти лет, принятые и направленные в учебные заведения. Им разрешалось выезжать к местам учебы в любой пункт страны. В целях широкого привлечения спецпоселенцев к общественно-полезному труду в сельском хозяйстве и в промышленности республики, закрепления их в местах расселений и привлечения к общественно-политической жизни было решено принять меры по трудоустройству всех спецпоселенцев и обеспечению условий для обучения работающим подросткам и детям в вечерних и общеобразовательных школах [8; 90].

В 1954 г. наметился некоторый приток поляков в Казахстан из других регионов СССР, в основном из Белоруссии. Это происходило в рамках многотысячной миграции по всесоюзной программе освоения целинных земель. Причем поляки сыграли заметную роль в освоении целины. Так, например, в Кокчетавской области среди руководителей районного звена (председателей колхозов, работников местных органов власти и т. д.) они составляли довольно значительную часть.

Тогдашняя миграция поляков в Казахстан происходила параллельно со «второй репатриацией», начало которой положило соответствующее советско-польское соглашение от 1957 г., по которому в Польшу «из-за Буга» прибыло довольно значительное число репатриантов. Например, из Караганды в Польшу был отправлен эшелон в составе 10-ти пассажирских и 2-х товарных вагонов с поляками в количестве 437 человек, в т. ч. 50 детей до 16 лет [9, л. 110].

Снятие с поляков режима спецпоселения произошло благодаря постановлению Совета Министров СССР от 17 января 1956 г., в котором была оговорка о том, что «всем полякам, высланным в Казахстан в 1936 г. под расписку, объяснить, что снятие с них ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращения имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвратиться в места, откуда они были высланы» [9, л. 110]. Это постановление окончательно лишило возможности поляков, высланных в Казахстан в 1936 г., вернуться на родину. Связано это было с нежеланием Советской власти потерять добротных хозяев, которыми поляки стали к тому времени. Постановление отменило так называемые комендатуры, но поляки не были официально реабилитированы и продолжали находиться под надзором административных органов до 1960 г.

Несмотря на то, что бывшие польские спецпоселенцы считались полноценными советскими гражданами, большинство их до 1959 г. не имели паспортов. При этом необходимо отметить, что крупномасштабная миграция жителей села в город, проходившая в Казахстане в конце 50-х годов, обусловила необходимость паспортизации поляков, проживавших, в основном, в сельской местности. При паспортизации часть поляков предпочла указать другую славянскую национальность: украинец, белорус, русский, что позволяло им избавиться от позорного клейма «враг народа». Такая «корректировка» национальности, а также смешанные браки (в подавляющем большинстве с представителями других «европейских» национальностей) приводили к тому, что «официальных» поляков становилось всё меньше. В некоторых регионах паспорта полякам были выданы только в 1970-е гг., хотя индивидуальная реабилитация их окончательно завершилась в начале 1960-х гг.

Согласно переписи 1959 г. в Казахстане польская диаспора составляла 53 102 человека. Из них в городах проживали 14 801 человек, в сельской местности — 38 301. Перепись подтверждает, что более компактно поляки расселялись в Кокчетавской области — 25 232 человека (47,5 %) и в СевероКазахстанской — 24 330 человек (45,8 %) [10, c. 11].

Таблица

Итоги Всесоюзной переписи 1959 г. по областям Казахстана 

 

Итоги Всесоюзной переписи 1959 г. по областям Казахстана 

В 1962 г. Управление по репатриации и Уполномоченное правительство ПНР по вопросам репатриации были ликвидированы, после чего «народная» Польша фактически забыла о поляках в СССР. Поляки, оставшиеся на постоянное жительство в Казахстане, составили основу польской диаспоры республики.

 

Список литературы

1           Калишевский М. «Полония» на Востоке: Об истории польской диаспоры в Центральной Азии / М.Калишевский. — М.: Наука, 2009. — 180 с.

2      Сведения НКВД КазССР на 7 января 1946 г. о заявках и желающих выйти из советского гражданства / Центр. гос. арх. Респ. Казахстан, ф. р. 1137. оп. 18. д. 139. л. 32.

3      Постановление Министерства просвещения КазССР об отправке на родину польских детей, оставшихся в детских домах и на поселении у граждан (окт., 1947) /Центр. гос. арх. Респ. Казахстан. ф. р. 1692. оп. 1. д. 1258. л. 154.

4           Сведения о репатриации последних детей поляков на родину / Центр. гос. арх. Респ. Казахстан. ф. р. 1987. оп. 1. д. 45. л. 83.

5      Информационная справка ЦК КПК о хозяйственно-трудовом устройстве польских выселенцев в Кокчетавской области на 1949 г. / Арх. Президента Респ. Казахстан. ф. 708. оп. 13. д. 203. л. 24-27.

6           Отчеты о выполнении постановления ЦК КП (б) КазССР от 20 февр. 1951 г. «О работе среди спецпоселенцев по Кокчетавской области» / Арх. Президента Респ. Казахстан. ф. 708. оп. 16/2. д. 54. л. 88-163.

7           Справка МГБ Кокчетавского обкома КП (б) К о привлечении спецпоселенцев-активистов религиозных сект к уголовной ответственности / Арх. Президента Респ. Казахстан, ф. 708. оп. 16/2. д. 54. л. 15.

8           Из истории поляков в Казахстане (1936-1956 гг.): Сб. док. / Сост.: Б.Ж.Абылхожин, Л.Д. Дегитаева. — Алматы: Казахстан, 2000. — 344 с.

9      Постановление Совета Министров СССР от 17 янв. 1956 г. и информация о снятии со спецучёта поляков спецпереселенцев / Гос. арх. Караганд. обл. ф. 239. оп. 1. д. 20. л. 110.

10    Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. Казахская ССР. — М.: Наука, 1962. — 106 с.

Фамилия автора: Н.В. Степаненко
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика