Основные тенденции развития национальной правовой системы Республики Казахстан

Статья посвящена детальному анализу основных тенденций развития правовой системы Республики Казахстан на современном этапе. Обоснована идея о том, что основные тенденции заложены в Кон­цепции правовой политики, где главная роль отводится совершенствованию законодательства. Авто­ром рассмотрены приемлемые для казахстанского общества и государства перспективы дальнейшего совершенствования законодательства путем обеспечения правотворческого процесса, рационального применения систематизации, внедрения независимой научной экспертизы в законодательный процесс, создания системы оценки законодательства, использования требований законодательной стилистики к языку нормативных актов, рассмотрения судебной практики в качестве источников права и усиле­ния взаимодействия международного и национального права.

Правовая система Казахстана, как явление непостоянное и изменяющееся, имеет свой вектор развития, который определяет наиболее важные направления изменения, совершенствования право­вой системы на современном этапе. Определение основных тенденций развития правовой системы имеет не только общетеоретическое, но и принципиальное практическое значение для всех видов юридической практики, являясь соответствующим ориентиром и критерием практической деятельности.

Казахстан в 2000-х гг., прежде всего благодаря высоким темпам экономического развития, бога­тым природным ресурсам, политической стабильности и межнациональному согласию в многона­циональном государстве, стал явным региональным лидером. Мировой финансовый кризис заметно притормозил темпы развития, заставил пересмотреть некоторые приоритеты. В настоящее время пе­ред страной стоят задачи формирования и реализации концепции посткризисного развития, экономи­ческой модернизации, инновационной индустриализации, и правовое регулирование должно этому активно содействовать.

Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 гг. (далее — Концепция), утвержденная указом Президента РК Н.А.Назарбаева от 24 августа 2009 г., нацеливает на модернизацию законодательства, укрепление государства, демократизацию политической систе­мы, имплементацию норм ратифицированных актов международного права. В документе сочетается ориентация на развитие законодательства и государственного управления с преемственностью право­вой политики, последовательной реализацией потенциала норм Конституции и законодательства, обеспечением правовыми средствами защиты прав и свобод граждан, национальных интересов стра­ны, устойчивого развития общества [1; 86].

Новый этап развития казахстанской правовой системы, связанный с утверждением Концепции правовой политики, был подготовлен и предопределен как объективными внутренними процессами, так и воздействием внешних факторов, в том числе влиянием на правовые механизмы казахстанского общества новых явлений и тенденций, возникших и приобретших фундаментальный характер в более развитых правовых системах современного мира, прежде всего романо-германской правовой семьи.

Современное восприятие концепции романо-германской правовой системы в Казахстане обу­словливается долговременным и недобровольным нахождением Казахстана в рамках российской им­перской и советской правовых систем, которые по формально-структурным признакам соответство­вали системе романо-германского права. Однако, по мнению Ж.Н. Альмухамбетова, формально-структурные признаки хоть и являются не беззначимыми, но не выступают определяющими момен­тами в природе национальной правовой системы. Главное значение правовой системы любого обще­ства и государства заключается в том, как данная правовая система способствует полноценному раз­витию общества, как в ее рамках осуществляется обеспечение прав, свобод и законных интересов личности, ведет ли функционирование правовой системы к построению правового государства [2; 17].

Ведущая тенденция, отражающая сущностные аспекты и роль права в жизни общества, — постепенное и последовательное превращение права в механизм обеспечения общественного согла­сия. В современных условиях право призвано служить обеспечению порядка, стабильности общества, прежде всего, посредством учета и координации интересов различных групп и слоев. При этом ито­говый суммарный интерес, юридически закрепленный, не следует понимать как победу одних инте­ресов над другими, предпочтение одним интересам других. Он должен включать различные, в том числе противостоящие, интересы, тем самым обеспечивать их сближение. Реальная роль права будет определяться его содержательной стороной, отражающей достижение общего согласия. Существен­ным направлением развития правовой системы уже на современном, переходном этапе и в перспек­тиве, приобретая все более значительный удельный вес, является включение в правовое регулирова­ние механизмов саморегуляции, в основе которых лежат процессы повышения самостоятельности и активности субъектов права. Индивидуальное правовое регулирование, проявляющееся, прежде все­го, в виде автономного и координационного саморегулирования, становится важной константой со­временной правовой системы. При этом было бы большой ошибкой противопоставлять нормативное и индивидуальное правовое регулирование. Только во взаимосвязи и взаимодействии они способны обеспечить необходимый правовой и социальный результат.

Из двух основных компонентов механизма правового регулирования — механизма стимулов и механизма ограничений — в соответствии с названной выше тенденцией наибольшее развитие в со­временной правовой системе получат элементы стимулирования (субъективные права, законные ин­тересы, льготы, поощрения, рекомендации и др.), образующие содержание соответствующих юриди­ческих норм, роль и значимость которых должны последовательно возрастать для максимального создания благоприятных условий реализации собственных интересов субъектов права, тем самым направленные на выполнение функции надлежащего развития социальных связей, в основе которых ведущее значение имеют социальная справедливость и личная свобода.

Качественные изменения сущностной и содержательной сторон современной правовой системы предопределяют адекватные им тенденции развития формы права, как внешней, так и внутренней.

В иерархической подсистеме законодательства на протяжении последних лет наблюдается даль­нейшее умножение нормативных актов. Если в начале периода речь шла преимущественно о нежелательном увеличении в общем объеме действующих нормативных правовых актов удельного веса подзаконных актов, прежде всего ведомственных, то ныне положение несколько меняется. На поток поставлено издание законов, хотя в деятельности законодателя наиболее заметным стано­вится мелкотемье, возрастает число декларативных и не обеспеченных механизмом реализации зако­нов. К сожалению, в казахстанской правовой системе наблюдаются диспропорции в правотворческой и правоприменительной деятельности, отсутствие их диалектического соотношения, органического единства. Это негативным образом отражается на состоянии правовой системы, правовой действи­тельности и приводит к понижению уровня правового развития общества. Важно гармоничное со­единение процессов формирования единого, оптимального, качественного законодательства и выра­ботки практики его должной, эффективной реализации. То есть правовая система должна в полной мере функционировать на основе принципа единства правотворческой и правоприменительной дея­тельности. Только при таком условии она может действовать на оптимально сбалансированном уровне.

Концепция правовой политики предусматривает дальнейшее совершенствование нормотворче-ской и правоприменительной деятельности государства. В частности, предлагается «продолжить ра­боту по систематизации действующего законодательства, дальнейшей консолидации в разрезе отрас­лей законодательства; освобождению его от устаревших и дублирующих норм, восполнению пробе­лов в правовом регулировании, устранению внутренних противоречий в действующем праве; мини­мизации отсылочных норм в законах и расширению практики применения принятия законов прямого действия...» в соответствии с Конституцией [1; 88].

Одной из форм совершенствования законодательства является его систематизация. Так, форма­ми систематизации принято считать:

  • -    учет законодательства;
  • -    инкорпорацию законодательства;
  • -    консолидацию законодательства;
  • -    кодификацию законодательства.

Учет законодательства определяется как деятельность по сбору, хранению и поддержанию в контрольном состоянии нормативных актов, а также по созданию поисковой системы, которая обеспечивает розыск необходимой информации среди массива актов, взятых на учет. Названный вид систематизации весьма популярен и полезен. В этой связи многие страны СНГ и дальнего зарубежья используют его успешно, что, несомненно, значительно упрощает использование и применение норм отраслевого законодательства. В Республике Казахстан существуют такие виды учета, как:

а) журнальный;

б) картотечный;

в) ведение контрольных текстов действующих нормативных актов;

г) автоматизированный учет законодательства.

Автоматизированный учет законодательства, осно­ванный на применении компьютерной техники, в Казахстане постепенно становится доминирующим. Компьютерный учет казахстанского законодательства во многом решает проблему доступности и обозримости результатов систематизации. В настоящее время автоматизированный учет законода­тельства является более удобным, поскольку размещается на официальных страницах Министерства юстиции и может использоваться гражданами бесплатно. Кроме этого, такой способ решает задачу систематизации всех правовых актов, являясь самым простым для поддержания нормативных право­вых актов в контрольном состоянии. К числу прочих достоинств электронной формы учета необхо­димо отнести и удобную поисковую систему.

В Концепции отмечается, что «оптимальным является функционирование Эталонного банка нормативных правовых актов в электронном формате. Одновременно необходимо введение в законо­дательство положений, предусматривающих электронный вид нормативного правового акта, что ста­нет серьезным шагом в информатизации национального права». Со временем все большую роль бу­дут играть электронные формы публикации нормативных правовых актов, ведения делопроизводства в судах, публикации судебных решений. В условиях быстрого и постоянного обновления законода­тельства электронная форма стала наиболее оптимальной для его систематизации, подготовки свода законов республики [1; 89]. В Казахстане сформированы и используются электронные фонды, со­стоящие из информационно-правовых систем баз данных «Закон», «Параграф» и др.

Систематизация нормативных правовых актов по отраслевому принципу, проведенная в назван­ных выше базах данных, является неофициальной, вместе с тем именно она значительно упрощает поиск необходимых законодательных актов, регулирующих отдельные сферы общественных отно­шений. По сути, в этом случае мы имеем дело с инкорпорацией, т.е. деятельностью по упорядочению действующих нормативных актов путем их объединения в тематическом либо алфавитном порядке (без изменения формы и содержания) в соответствующем неофициальном сборнике (собрании).

Более сложной и поэтому менее популярной в использовании является такая форма системати­зации, как консолидация. Консолидациясведение (объединение) соответствующего множества нормативных актов по одному или нескольким взаимосвязанным вопросам в один укрупненный акт. Новый укрупненный акт полностью заменяет вошедшие в него нормативные акты, поскольку прини­мается компетентным правотворческим органом и имеет все необходимые собственные официальные реквизиты. Особенность его в том, что он не меняет содержания правового регулирования, только вносит изменения, относящиеся к форме законодательства. В последнее время заметно ощущается стремление ряда органов, структур и руководящих лиц поднять роль и значимость актов консолиди­рованного законодательства и с их помощью решить некоторые общеправовые вопросы. Но чтобы акты консолидированного законодательства стали более действенными и более важными, чем сейчас, надо их в определенной мере реформировать, подкрепить их такими признаками и свойствами, кото­рые позволят им если не подняться до уровня кодексов, то хотя бы приблизиться к ним. Концепцией предложено внедрение «консолидированного» закона, предметом регулирования которого будут пра­воотношения, носящие комплексный характер. При этом принятию любого закона должен предшест­вовать мониторинг правоприменительной практики с анализом и оценкой последствий действующих законов.

Что касается такой формы систематизации, как кодификация законодательства, в Казахстане данная деятельность стала осуществляться с середины 90-х годов и продолжается по настоящее вре­мя. Кодификация — это правотворческая деятельность органов государства по радикальной количе­ственно-качественной переработке формы и содержания законодательства путем создания нового, сводного, систематизированного (единого, логически и юридически целостного, внутренне и внешне согласованного) нормативного акта повышенного уровня стабильности. Главная конечная цель ко­дификации — создание так называемого кодификационного акта. В Концепции указано, что кодифи­кацию как высшую форму систематизации права следует использовать взвешенно и достаточно огра­ниченно, главным образом, в сложившихся отраслях права, в тех сферах однородных общественных отношений, где без кодификации невозможно добиться эффективного правового регулирования. Од­нако ключевым вопросом, тормозящим указанный процесс кодификации, является отсутствие четких критериев такой кодификации законов. Без выработки таковых сложно определить, какие отрасли законодательства в ближайшей перспективе могли бы подвергнуться либо кодификации, либо систе­матизации путем принятия комплексных законов [3; 9].

Концепция ориентирует на правовое регулирование 17 отраслей законодательства имеющимися в настоящее время кодексами. В перспективе возможно выделение новых отраслей и принятие новых кодексов. Например, возможно, назревает вопрос о подготовке Кодекса об образовании (или об обра­зовании и науке), созревает новая отрасль права, регулирующая расширяющуюся и многоуровневую интеллектуальную сферу общественных отношений. Здесь накопились ведомственные нормативные правовые акты нескольких поколений; сфера требует более обстоятельного и стабильного, более кон­солидированного, а затем и кодифицированного законодательного регулирования [1; 88].

Позитивным является внедрение в последние годы в законотворческий процесс независимой на­учной экспертизы. Правовую экспертизу представляется возможным рассматривать с двух позиций: как одного из инструментов оценки эффективности законодательства и как правовой институт. Как правовой институт, правовая экспертиза имеет следующие специфические черты: наличие спе­циальных субъектов, полномочных осуществлять ее проведение; определенный набор методов исследования (системный, формально-юридический, логический, сравнительно-правовой); предмет исследования — допустимость и правомерность принятия нормативного правового акта с учетом действующей системы законодательства; характер экспертного заключения, содержащего результат проведенного экспертами анализа [4; 41, 42].

В Концепции правовой политики указано, что «развитие системы научной экспертизы поможет решить задачу подготовки проектов нормативных правовых актов, отвечающих современному со­стоянию и перспективам развития общества и государства». Экспертную деятельность в сфере нор­мотворчества в Республике Казахстан осуществляют специализированные подразделения нормо-творческих и других государственных органов, высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, общественные объединения и некоммерческие организации, в которых работают специалисты в сфере экспертной деятельности, а также сотрудники, имеющие признанный корпоративным сообществом авторитет в своей профессиональной сфере. В настоящее время услуги по проведению научной экспертизы проектов нормативных правовых актов осуществляют организа­ции, зачастую не имеющие достаточных организационно-технических, кадровых ресурсов для прове­дения качественной научной экспертизы [4; 42].

Особого внимания, по мнению Ж.У. Тлембаевой, заслуживает зарубежный опыт проведения научной экспертизы. В законодательной практике многих стран оценка эффективности закона стала важным элементом. В частности, в 1996 г. в Швейцарии создано Общество оценки. Подобный опыт может оказаться полезным для практики казахстанского законотворчества. Также автор анализирует немецкий опыт. Так, в Германии по результатам прохождения экспертизы выдается свидетельство о соответствии действующему праву и единообразному оформлению. В соответствии с методикой правовой экспертизы нормативных правовых актов, проводимых федеральным министерством юсти­ции, осуществляется проверка: необходимости принятия представленных проектов, их соответствия действующему праву, совместимости с правом Европейского сообщества, их оформления, соответст­вия правилам юридической техники [4; 43, 44].

Ж. У. Тлембаева отмечает: «Необходимо развивать интеграцию экспертного знания в практику нормотворчества. Заключение о несоответствии критериям правовой корректности нормативного правового акта подлежит обязательному учету субъектом нормотворческой деятельности. Учет мне­ния экспертов-юристов позволяет избежать нормотворческих ошибок, повысить их качество как ре­гуляторов общественных отношений» [4; 44].

На сегодняшний день объективно возникает необходимость создания комплексного механизма оценки системы действующего законодательства, правоприменительной практики, их соответствия задачам общества и государства. Инструментом оценки проводимых преобразований в системе кон­ституционных ценностей и механизмом, способствующим своевременному реагированию на несо­вершенство правового регулирования и проблемы в правоприменительной практике, должна стать система мониторинга законодательства и правоприменительной практики (правовой мониторинг). При правильной организации правовой мониторинг способен снизить степень разбалансированности в механизмах принятия и реализации правовых решений.

На наш взгляд, залогом успешного функционирования системы правового мониторинга являются:

1)   осуществляемый на постоянной основе комплексный анализ общественных отношений, а не только той их части, которая урегулирована нормами права. Динамика развития общественных отношений достаточно высока. Масштабный анализ может стать действенным средством преодоле­ния негативной, но вместе с тем закономерной тенденции отставания нормативных предписаний от реальных общественных отношений, переходящих в правовое поле;

2)   оценка казахстанской системы законодательства, а также наиболее острых проблем ее соот­ветствия требованиям актуальности, гармоничности, действенности, прогнозу развития с учетом ди­намики изменений потребностей страны. Позитивный эффект от проводимой оценки системы зако­нодательства будет усилен, если анализ провести с использованием частноправовых методов, а также методов сравнительного правоведения;

3)   обзор правоприменительной практики — основа объективной оценки эффективности право­творческой деятельности. К сожалению, в Казахстане объектом правового мониторинга являются только подзаконные акты, т.е. значительный массив нормативных правовых актов не анализируется.

Одним из средств предотвращения появления пробелов в системе законодательства признано считать законодательную стилистику. Под законодательной стилистикой понимается система прие­мов наиболее целесообразного использования языковых средств в нормативных документах. В стиле правовых актов консолидируются воедино использование юридической терминологии, применение в области права требований современного литературного языка, учет особенностей языка официаль­ных документов. Главное, что определяет стиль нормативных актов, состоит в том, чтобы обеспечить сочетание, с одной стороны, доступности и убедительности нормативных документов, а с другой — их точности, определенности и высокой юридической культуры [5; 33, 34]. Следует согласиться с А.В.Гаско, который предъявляет следующие требования к языку (и стилю) нормативных актов:

  • -    логичность, т.е. положения закона должны излагаться последовательно (с учетом того, в какой последовательности будут реализовываться на практике его нормы); каждое положение долж­но логически вытекать из предыдущих; все формулировки должны быть законченными, не должно оставаться неясных, требующих пояснения вопросов;
  • -    однозначность формулировок, т.е. все термины должны применяться только в одном значении, положения закона не должны допускать двойного толкования; важно, чтобы каждый человек понимал их однозначно;
  • -    официальный характер. Закон издается от имени государства, в нем формулируется государст­венная воля, поэтому неважно, кто конкретно был автором нормативного акта в целом или отдельных его положений. Это должно отражаться и в языке, и в стиле изложения норматив­ного материала: они не могут отражать индивидуальную манеру изложения их авторов. С этим связано и отсутствие эмоциональной окрашенности. В отличие от литературного языка закон должен излагаться в основном сухим, рациональным, официальным языком;
  • -    ясность и краткость. Целесообразно, чтобы все положения закона были максимально четкими, ясными и понятными, т.е. должны излагаться как можно более кратко, но не в ущерб точности и ясности изложения [5; 36].

Несомненно, указанные требования являются актуальными для казахстанского законодательства, так как во многом решают проблему качества нормативных правовых актов.

Исторически сложилось так, что нормативно-правовой акт, а точнее закон, стоит на первом мес­те в системе источников романо-германского права. Однако сегодня жизненные ситуации, с которы­ми сталкиваются судьи, наполняются такими особенностями, которые закон часто не в состоянии предвидеть. И если права «не хватает» или оно устарело, то тогда суд может оказаться перед необхо­димостью найти основание для решения дела [6; 77]. Г.Б.Власова подчеркивает, что «превращение судебной практики в самостоятельный источник права связано с изменением роли суда как в Запад­ной Европе, так и в России. Именно постепенное усиление независимости правосудия оборачивается тем, что «суд актуализирует работу разработчика конституции и превращается в перманентно дейст­вующего законодателя» [6; 78], что, в свою очередь, актуально и для Казахстана.

Согласно п. 1 ст. 4 Конституции Республики Казахстан действующим правом в Республике Ка­захстан являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров и других обязательств Республики, а также нормативных постанов­лений Конституционного совета и Верховного Суда Республики [7]. В Конституции Республики Ка­захстан употреблен термин «действующее право» для того, чтобы подчеркнуть, что нормы Консти­туции не являются лишь декларациями, а применяются непосредственно. Действующее право Рес­публики Казахстан здесь рассматривается как система норм права, содержащихся в принятых право­мочными субъектами в установленном порядке нормативных правовых актах [8; 185]. Таким обра­зом, Основным Законом нашего государства правом принятия правовых норм и формирования дей­ствующего права наделены все ветви государственной власти: законодательная, исполнительная, су­дебная. Нормы права имеют конкретно определенную форму выражения в виде нормативных право­вых актов, которые определены Законом Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» и подчиняются установленной иерархии. Вне иерархии находятся нормативные постановления Кон­ституционного Совета Республики Казахстан, Верховного Суда Республики Казахстан.

Положение Верховного Суда Республики Казахстан как высшего судебного органа обусловлено характером предоставленных ему Конституцией и соответствующими законами полномочий, осо­бенностями и порядком его образования; спецификой рассматриваемых дел, а также тем, что изда­ваемые им нормативные постановления, дающие разъяснения по вопросам судебной практики, отно­сятся к источникам действующего права [8; 186]. Нахождение нормативных постановлений Верхов­ного Суда Республики Казахстан вне иерархии нормативных правовых актов позволяет сделать вы­вод о том, что нормативные постановления обладают юридической силой не ниже иных, кроме Кон­ституции, нормативных правовых актов. Напротив, включение нормативных постановлений Верхов­ного Суда в установленную законом иерархию нормативных правовых актов поставило бы судебную власть в зависимость от законодательной и исполнительной ветвей власти. В качестве нормативного может рассматриваться такое постановление Верховного Суда, в котором содержатся разъяснения судам по вопросам применения законодательства (его норм) и формулируются определенные прави­ла поведения субъектов в сфере судопроизводства [8; 187]. Необходимо отметить, что нормативная судебная практика Верховного Суда, являясь частью действующего права, конкретизирует положе­ния закона либо устраняет пробелы в действующих законах — в одних случаях путем разъяснения правовых норм, в других — путем принятия решений по гражданским делам с применением анало­гии права либо аналогии закона. Судебная практика играет значительную роль в совершенствовании законодательства, поскольку сигнализирует об отставании от требований жизни некоторых устарев­ших норм, об имеющихся в нормативных правовых актах упущениях, ошибках, о несогласованности их с другими актами, о технико-юридических недостатках в текстах актов, что также затрудняет их применение [8; 188].

Усиление взаимодействия международного и внутреннего права является одной из основных тенденций современной казахстанской правовой системы. Взаимодействие в праве на современном этапе развития правовой науки трактуется по-разному. Существует целая гамма понятий и обозна­чающих их терминов: правовая аккультурация, правовая глобализация, правовая рецепция, правовая экспансия и т. д. Одним из важных направлений, форм взаимодействия в праве выступает конверген­ция права. По мнению О.Д.Третьяковой, правовая конвергенция:

  • тесно связана с правовой глобализацией и правовой аккультурацией, но с ними не совпадает;
  • это процесс, который охватывает относительно длительный исторический период;
  • это результат целенаправленного либо спонтанного сближения национального права отдельных государств;
  • включает в себя системно-нормативный и ненормативный-стихийный уровни национального права отдельных государств;
  • может развиваться насильственным путем в форме правовой аккультурации (правовая экспан­сия) и добровольным порядком (рецепция, заимствование);
  • осуществляется в рамках трех направлений:

а)  сближение на основе глобальных норм;

б)  сближение на основе парадигмальных норм;

в)  сближение на основе комплементарности [9; 37, 38].

Конвергенция права — это процесс взаимодействия, сближения элементов механизма правового регулирования, принадлежащих различным национальным правовым системам. В ходе конвергенции происходит весьма заметная трансформация национального права, модернизация правотворческого и правоприменительного процессов. Конвергенция права — это в полной мере закономерное явление, существовавшее в разные исторические периоды, в различных регионах мира, отличающееся лишь масштабами и глубиной конвергенционных процессов, их векторами, источниками и т.д. В то же время можно отметить, что, как правило, конвергенция возникает между близкими по содержанию и происхождению правовыми системами, правовыми культурами. Впрочем, современная глобализация стимулирует конвергенцию права и принципиально отличающимися национальными правовыми сис­темами, что может приводить к непредсказуемым негативным результатам (в частности, утрате той или иной правовой системой собственной культурной идентичности, рассогласованию правового ре­гулирования общественных отношений и т.д.). Однако известны и позитивные варианты конверген­ции права: например, очевидное влияние на японскую правовую систему ряда важнейших романо-германских правовых институтов в конце XIX- начале XX вв. [10; 42].

В качестве примера конвергенции современного Казахстана на евразийском пространстве при­ведем учрежденное в 2000 г. Евразийское экономическое сообщество. Можно констатировать, что в русле правовой конвергенции проводится значительная работа по правовому обеспечению деятель­ности Евразийского экономического сообщества в условиях глобализации. Об этом свидетельствует принятие основополагающих нормативно-правовых актов Сообщества, устанавливающих единые для сторон начала правового регулирования в сферах приграничного сотрудничества, транспорта, энерге­тики, образования, трудовой миграции, охраны окружающей среды, здравоохранения, инновацион­ной деятельности, страхования, земельных, пенсионных и трудовых отношений, внешней торговли, борьбы с терроризмом и обеспечения безопасности, осуществления различных видов предпринима­тельской деятельности и контроля за ней [11].

В своем современном развитии правовые системы мира проходят не просто очередной этап эво­люции, в эпоху глобализации происходит перестройка традиционных правовых систем в системы нового типа, внутри которых интенсивно формируются особые правовые комплексы или новые эле­менты «таблицы отраслей права». Данные правовые комплексы можно обозначить как интегриро­ванные глобальные отрасли права, которые относятся к новому поколению отраслей. Формирование данных отраслей права отражает, в первую очередь, тенденцию глобализации, универсализации пра­ва. Вместе с тем в определенной мере глобальные отрасли права нового поколения способствуют также и дифференциации права, усилению его инструментальной, т.е. прикладной, прагматичной ро­ли [12; 18]. И.А.Умнова характеризует новые отрасли права таким образом:

  • -    по степени значимости новое поколение отраслей права относится к глобальному праву, так как предназначено для противодействия глобальным вызовам и угрозам человечеству. В наше время формируются, например, такие отрасли права, как ответ вызовам и угрозам. Основу раз­вития таких прав, объект их защиты составляют фундаментальные высшие ценности человека — мир, безопасность, права и свободы человека, жизнь, физическое и духовное здоровье чело­века, здоровая (благоприятная) окружающая среда, устойчивое развитие;
  • -    общий вектор развития отраслей нового поколения основан на новых инструментальных принципах, служащих основой и средством обеспечения функционирования данных отраслей права, — солидарность, субсидиарность, справедливость, сотрудничество, консенсус, прими­рение, общая ответственность, толерантность (терпимость) и др.;
  • -    для отраслей нового поколения характерно тесное соединение публичных и частных интере­сов, при очевидном доминировании публичной значимости их правовых норм;
  • -    новые отрасли права предназначены для защиты не только традиционных субъектов публич­ного права (человек, государство, нация, народ и пр.), но и таких особых субъектов, как чело­вечество в целом и будущие поколения;
  • -    главное предназначение отраслей права нового поколения — обслуживание новых или преоб­разованных (расширенных, модифицированных) функций государства [12; 19-21].

С учетом изложенных особенностей обслуживания правом современных потребностей, развития и модификации функций государства в непрерывно развивающейся системе права можно было бы выделить три группы глобальных отраслей (комплексов) права нового поколения:

  • сформировавшиеся, общепризнанные отрасли права (экологическое, информационное право, право прав человека (гуманитарное право в широком значении) и др.);

  • интенсивно формирующиеся отрасли права (право мира, право безопасности, миграционное право, право устойчивого развития и др.);

  • обозначившие общие контуры своего развития и тяготеющие к дальнейшей универсализации отрасли права (например, экономическое право, социальное право) [12; 22].

Таким образом, необходимо отметить, что казахстанская правовая система — самостоятельный, уникальный, моноядерный национальный юридический феномен, который определен Концепцией правовой политики Республики Казахстан, основанный на современных тенденциях развития нацио­нальной правовой системы, накопленном отечественном и мировом опыте, научно обоснованных представлениях о перспективах развития казахстанского государства и права. Но вместе с тем право­вая система Казахстана должна существовать и развиваться как целостное, устойчивое, гармоничное явление. Это влияет на реализацию целей права, в целом правовой системы; является условием ре­шения многих правовых, социальных, экономических, политических и других проблем государства. Оптимистические прогнозы развития правовой системы в будущем можно строить только в том слу­чае, если эволюционные преобразования затронут все элементы системы, а она сама будет адекватно и своевременно отвечать на вызовы внешней среды. 

 

Список литературы

1      Ударцев С. Ф. Правовая политики в Республике Казахстан: новые приоритеты развития и преемственность // Вестн. Российского ун-та дружбы народов: Сер. Юрид. науки. — 2010. — № 3. — С. 86-97.

2      Альмухамбетов Ж.Н. Становление национальной правовой системы Республики Казахстан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук // Академия МВД РК. — 2008. — 24 с.

3      Бусурманов Ж.Д. Основные вопросы систематизации законодательства // Вестн. Ин-та законодательства РК. — 2011. — № 2. — С. 9-10.

4      Тлембаева Ж. У. Правовая экспертиза НПА как средство обеспечения эффективности законодательства // Құқық және мемлекет. — 2012. — № 1. — С. 41—15.

5      Гаско А.В. Законодательная стилистика как средство предотвращения появления пробелов в системе законодатель­ства // Человек: преступление и наказание. — 2009. — № 4. — С. 33-36.

6      Власова Г.Б. Возрастание значения судебной практики в системе источников романо-германской правовой семьи // Юристъ-Правоведъ. — 2008. — № 4. — С. 77-80.

7      Конституция Республики Казахстан (принята на Республиканском референдуме 30 августа 1995 г.) (с изм. и доп. по состоянию на 02.02.2011 г.) // online.zakon.kz

8      Юсупова Г.Х. Судебная практика: часть действующего права Республики Казахстан // Вестн. Ин-та законодательства РК. — 2010. — № 4. — С. 185-188.

9      Третьякова О.Д. Когеренция правовых систем (на примере конституций США, Афганистана и Филиппин) // Россий­ский следователь. — 2008. — № 10. — С. 37-40.

10   Клочкова Ю.А. Правовая конвергенция и дивергенция в условиях глобализации: теоретико-методологические аспекты // Философия права. — 2010. — № 2. — С. 41-44.

11   Коршунов Н.М. Концептуальные основы конвергенции правовых систем евразийских государств в условиях глоба­лизации // eurasialaw.ru

12   Умнова И.А. Отрасли права нового поколения в условиях глобализации права и усиления взаимодействия междуна­родного публичного и конституционного права // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; пра­во и управление. — 2013. — № 1 (32). — С. 16-29.

Фамилия автора: Н.С.Ахметова, С.Ж.Асанова
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика